НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ

Н.Е. Разумова, Е.Д. Худякова, Е.Н. Ковалевская

КОНФЕРЕНЦИЯ «РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА В СОВРЕМЕННОМ КУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ» (ТОМСК, 4-5 НОЯБРЯ 2004 Г.)

Томский государственный педагогический университет

III Международная научная конференция «Русская литература в современном культурном пространстве», организованная силами двух кафедр литературы филологического факультета Томского государственного педагогического университета под руководством

В.Е. Головчинер, Н.Е. Разумовой и декана, заведующей кафедрой теории и методики преподавания литературы и русского языка А.В. Гузеевой, проходила 4-5 ноября 2004 г.

Работа конференции была организована по пяти секциям: «Русская классика в современной интерпретации», «Русско-европейские литературные связи», «Динамика развития русской литературы первой половины XX века», «Феноменология современного литературного процесса» и «Проблемы литературного образования». В обсуждении проблем современной филологии и в представлении новых интерпретационных возможностей принимали участие ученые-филологи из Франции, Польши, Эстонии, Украины, Белоруссии, а также из Санкт-Петербурга, Москвы, Волгограда, Саратова, Тюмени, Новосибирска, Омска, Барнаула, Кемерова, Красноярска, Владивостока, других городов и из разных образовательных учреждений г. Томска.

На пленарное заседание были вынесены доклады как теоретического характера, так и касающиеся историко-литературных проблем. Доклад A.B. Петрова (Томск) был посвящен проблемам бытования русской классики в современном социокультурном пространстве, A.A. Казакова (Томск) - проблеме взаимодействия литературной классики и публикациями на сайтах Интернета. К.Д. Гордович (Санкт-Петербург) обратилась к опыту ряда писателей, создающих картины современного мира, по-своему участвующих в моделировании героя времени. Она показала, что, например, в «Андеграунде» В. Маканина наиболее интересным в характеристике героя оказывается пространство - обобщенно-символический образ Общежития. В «Кыси» Т. Толстой ее заинтересовало пародирование стереотипов поведения героев и общественных отношений. К.Д. Гордович пришла к выводу о том,

что многообразие приемов и аспектов изображения для писателей является средством достижения максимальной выразительности и убедительности создаваемых ими художественных моделей.

Интерес аудитории вызвал доклад Л.К. Антощук (Томск) «“Реалистическое письмо” как доминанта поэтики отечественной массовой литературы». В докладе анализировался текстопорождающий потенциал «реалистического письма» в сфере отечественной массовой литературы. «Реалистическое письмо» было рассмотрено как одна из составляющих литературной формулы (термин Дж. Кавелти) и одновременно как форма репрезентации актуальных представлений о норме правдоподобия, которая позволяет массовому читателю идентифицировать себя с героями потребляемой литературной продукции. На примере жанра любовного романа представлена конститутивная роль «реалистического письма» для поэтики массовой литературы, чем и объясняется существенная трансформация в российских условиях ее жанровых моделей (по сравнению с западными образцами).

Доклад A.A. Асояна (Омск) «Актуальность пространства литературы» логично завершал пленарное заседание размышлением о том, что окружающие человека явления, события, волнующие его чувства могут приобрести по-настоящему проективный смысл, экзистенциальный и онтологический статус в постижении их через идеальное: через культуру, искусство, литературу. Через них обеспечиваются индивидуальное, личностное переживание жизненных ценностей, проблематизируется бытие, в приобщении к общему постигаются цели и смыслы жизненного опыта человека, обретается его собственное, устремленное в будущее «Я».

Актуальной и практически неразработанной теме был посвящен доклад О.Н. Русановой (Томск) «Функционирование мотива в драматическом действии». Основной тезис ее доклада: драма, наиболее активно - эпическая драма, по-своему, иначе использует возможности мотивной организации, чем в лирике и эпических жанрах, исследованных в назван-

ном аспекте. В драме оформление мотива есть процесс функционирования мотива, который зависит от особенностей структуры действия. Мотивная организация в традиционной драме аристотелевского типа ориентирована на изображение логики перемен в судьбе центрального героя; в эпической драме мотивы образуют сложную ассоциативную систему взаимодействий, организуя «надсобытийное», «сверхсобытий-ное» единство в представлении происходящего с множеством героев. Мотивная организация в эпической драме, как одно из проявлений функции автора, устанавливает структурные отношения между составляющими действия разного масштаба на ближних и дальних его участках и срезах.

Ряд докладов на секции «Русская классика в современной интерпретации» был посвящен обобщающему осмыслению явлений отечественной литературной жизни. Так, В.С. Киселёв (Абакан) рассмотрел типологические черты такого характерного феномена русской культуры рубежа XVIII-XIX вв., как альманах; ЮЛ. Новичкова (Саратов) сделала попытку интерпретировать литературную критику этой эпохи в мифопоэтическом ключе.

Одним из тематических центров стала поэзия и проза 1830-х гг. Н.Е. Никонова (Томск), прослеживая эволюцию повествовательной структуры в стихотворных «повестях» В.А. Жуковского (от «Перчатки» к «Ундине»), выявила в качестве ее основной тенденции ремифологизацию нарратива. Е.Ю. Сидорин (Кемерово) показал трансформацию в поэме В.К. Кюхельбекера «Юрий и Ксения» древнерусского источника - «Повести о Тверском Отроче монастыре». Т.И. Подкорытова (Омск) в детальном анализе одного стихотворения - «Зорю бьют...» - продемонстрировала ассоциативные возможности пушкинской метафоры, связав их с особенностями гносеологической позиции поэта. Коллизия «ума» и «сердца» в герое «Пиковой дамы» была рассмотрена Е. Ф. Ма-наенковой (Волгоград). Л.А. Ходанен (Кемерово) на примере топоса монастыря в «Мцыри» М.Ю. Лермонтова осмыслила значение монастырской темы для изменения художественной структуры русской романтической поэмы. Г.М. Каркашина (Кемерово) показала специфическое преломление мифологемы «мирового древа» в лермонтовской лирике. Н.И. Милевская (Томск) интерпретировала драму «Маскарад» сквозь призму русской религиозной философии. Е.А. Швачич (Кемерово) рассмотрела повесть Н.А. Полевого «Живописец» в свете романтической концепции творчества. Е.А. Тозыякова (Горно-Алтайск) представила «Потерянную для света повесть» О.И. Сенковского в аспекте литературной полемики, ознаменовавшей возникновение реалистических тенденций в русской литературе.

Разнообразие подходов характеризовало доклады, посвященные исследованию формирующегося русского реализма. Ю.Ю. Афанасьева и С.В. Татаркина

(Томск) на материале повестей М. С. Жуковской и А.Я. Панаевой рассматривали специфические проблемы, связанные с феноменом «женской прозы».

A.B. Абакумова (Томск) сделала попытку осмыслить значение художественной репрезентации концепта «капитал» в первой пьесе А.Н. Островского. E.B. Зевен-кова (Томск) обозначила истоки художественной концепции национальности и народности в творчестве Н.С. Лескова. А.М. Форина (Томск) говорила о роли музыкальных образов в «Записках охотника» И.С. Тургенева. В докладе H.E. Разумовой тургеневский цикл анализировался под углом зрения проблемы положительного героя в контексте европейской литературы XIX в.

Целый ряд докладов был связан с осмыслением духовно-нравственных принципов и специфики их художественного воплощения в творчестве русских классиков. Так, Л.Г. Малышева (Томск) рассмотрела мотив отречения в романе И.С. Тургенева «Дворянское гнездо». O.B. Пичугина (Кемерово) на примере романа «Братья Карамазовы» показала гносеологические и онтологические перспективы, открываемые Достоевским через концепт «откровения». В.И. Габдулина (Барнаул) охарактеризовала публицистический и художественный варианты европейского дискурса Ф.М. Достоевского 1860-х гг. с точки зрения «почвенничества» писателя. И.И. Середенко (Томск) сделала содержательный анализ роли детских воспоминаний, служащих в «великом Пятикнижии» художественным выражением авторской веры в преображение человека. Иной подход к творчеству Достоевского продемонст-рировалаА.Н Кошечко, предложившая типологию знаков в пространственном тексте его романов 1860-х гг

Творчество А.П. Чехова, завершающего классический период русской литературы, явилось предметом размышлений для молодых исследователей. М.В. Власова (Томск) подошла к ранней драме «Безотцовщина» с точки зрения проблемы профессиональной коммуникации. М.В. Литовченко (Кемерово), сопоставив образ метели в рассказе «Воры» с пушкинской традицией, вышла к осмыслению содержательности художественного пространства у Чехова. A.H. Панамарёва (Томск) показала глубинную музыкальность художественной структуры в драме «Три сестры», связанную с онтологизацией времени.

Особый интерес представлял стендовый доклад

С. Въеллара (Париж) «Провербиальная истина и поэтическая ложь: по поводу одной заметки Екатерины Великой о поездке в Тавриду». Виртуозный анализ интертекстуальной игры позволил исследователю не только выявить в эпистолярном фрагменте отражение всего комплекса социально-политических и культурных воззрений русской императрицы, но и вписать его в широкий контекст русской и французской литературы XVIII в.

Секция «Русско-европейские литературные связи» объединила доклады, в которых была разно-

сторонне представлена проблематика межкультурной коммуникации. Н.В. Лесогор (Кемерово) уточнила представление об эпопейных истоках поэмы Н.В. Гоголя «Мертвые души», продемонстрировав изменение концепции человека от «Одиссеи» Гомера к «Божественной комедии» Данте на примере образа Улисса. Е.А. Королёва (Томск) определила специфику такого эпохального явления, как байронизм, в его русском и французском вариантах. Г.М. Петрова (Томск) показала преломление традиции романтического ориентализма в крымских сонетах А. Мицкевича. Д.В. Лоба-чёва выявила своеобразие «вертеровского» мотива завещания в творчестве М.Ю. Лермонтова. В докладе О.Б. Кафановой была развернута панорама восприятия творчества Жорж Санд русскими критиками и писателями от 1840-х гг. до конца XIX в., отражающая некоторые существенные тенденции в культурной жизни эпохи. Доклады А.Г. Коноваленко «В. Брюсов -переводчик Э. По» и В.А. Шилъко «“Ода западному ветру” Шелли в переводе К. Бальмонта» были поставлены важные вопросы, касающиеся не только переводческих принципов двух крупнейших поэтов русского Серебряного века, но и соотношения символистского и романтического мировидения. Е.А. Первушина (Владивосток) в докладе о пастернаковских переводах сонетов Шекспира показала не только их отличия от предшествующих русскоязычных версий, но и своеобразие жанровых модификаций сонета в творчестве Пастернака. Е.Ю. Куликова (Томск) выявила следы «петербургского текста» русской литературы в созданном В. Ходасевичем образе Берлина (цикл «Европейская ночь»). В докладеД.А. Олицкой был представлен сравнительный анализ переводов «Вишневого сада», сделанных в Германии в первой половине ХХ в.

Выступления на секции «Динамика развития русской литературы первой половины XX века» были связаны с осмыслением творческих методов, художественно-эстетических систем и соответствующих им форм в исканиях отдельных писателей.

Доклад О.Ю. Астахова (Кемерово) был посвящен символике движения в поэтическом сборнике К. Бальмонта «В безбрежности». Е.В. Давыдкина (Кемерово) в своем выступлении размышляла о жанровом своеобразии пьесы «Царь Иксион» И. Анненского.

Основные положения материала А.Н. Долгенко (Волгоград) «Жанровая модель русского декадентского романа» получили подтверждение на анализе произведений Ф. Сологуба и М. Арцыбашева. Особое внимание уделялось проблеме художественного метода декаданса.

А.О. Разумова (Томск) посвятила свой доклад феномену «мозговой игры» в романе А. Белого «Петербург» как принципу организации художественного мира произведения и специфике построения образов персонажей «Петербурга», этот материал был соотнесен с концепцией человека, выраженной в статье А. Белого «Почему я стал символистом...».

Сравнительно-сопоставительный анализ стихотворений М. Волошина был представлен в докладе

В.В. Палачевой (Кемерово) «Две “Пустыни” М. Волошина в контексте русской поэтической традиции». На основе анализа художественной структуры, субъектной организации, символики произведений было рассмотрено влияние традиций А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова на творчество поэта и охарактеризован переосмысленный им образ «пустыни».

Творчество Е.И. Замятина в разных аспектах анализировалось тремя докладчиками. М.А. Хатямова (Томск) в докладе «Концепция синтетизма Е.И. Замятина» интерпретировала синтетическое мышление писателя, обусловливающее природу его «неореализма», как постсимволистское, открытое не только достижениям символизма, авангарда, но и экзистенциальной философии, опыту психоанализа, А.М. Ремизова и позднего акмеизма.

М.В. Селеменева (Елец) говорила о феномене «цивилизованного» мещанства в «английском цикле» Е.И. Замятина.

В докладе ЕД. Худяковой (Томск) исследование «горизонтальных» координат образа ковчега в рассказе Е.И. Замятина «Ловец человеков» - реалий жизни героев в пространстве их обитания как сфере фабульной системы повествования - соотнесено с авторской оценкой изображаемого в анализе «вертикальных» координат образа.

Доклад Н.И. Плотниковой (Уссурийск) был посвящен особенностям «творческой мастерской» В.К. Арсеньева, анализу ряда архивных источников, важных с точки зрения творческого генезиса писателя.

М.Ю. Гапеенкова (Нижний Новгород), анализируя поэтический сборник Г. Иванова «Rayon de rayonne» в контексте эмигрантской лирики поэта, выявляет некоторые особенности его поэтического строя.

Доклад В.Е. Головчинер обнаружил три своеобразных потока в восприятии «возвращенной» драматургии Н.Р Эрдмана. Два первых, отделенных друг от друга долгим периодом запрета на публикации, постановки пьес драматурга, на их осмысление, она определила как прямо противоположные по пониманию предмета изображения, но близкие по позициям

- социологическим, политическим в своей основе: авторы отзывов 1920-х гг. видели в пьесах Н.Р. Эрдмана сатиру на «благушинский» быт, на мещанство; русские и зарубежные критики 1980-х гг. считали, что его пьесы направлены против советской государственно-политической системы. Третье направление исследований определилось в публикациях 1990-х -начала 2000-х гг. : их авторы в постмодернистских традициях стремятся не столько к интерпретации произведений драматурга, сколько к установлению множества разнообразных их контекстуальных связей с текстами предшествующей культуры.

В ряде докладов анализировались поиски в русле эпических жанров 1920-30-х гг. Так, в докладе

Н.С. Поярковой (Москва) рассматривалась проблема художественной реализации в прозе М. Булгакова концепта «болезнь» и составляющих его мотивов, образов, символов. Болезнь здесь понята как метафорическое обозначение катастрофического состояния мира и человека, как входящая в контекст онтологической, морально-этической и экзистенциальной проблематики произведений писателя.

С.Г. Комагина (Томск) рассматривала ситуации «возвращения» в романе Н. Островского «Как закалялась сталь» с точки зрения их места в повествовании и роли в развитии главной сюжетообразующей линии романа. Ситуации «возвращения» героя осмысливались как этапы обновления личности героя, как ступени его эволюции, наиболее трудной и значимой из которых явилась последняя - торжество духа над немощным телом. Повторения ситуаций возвращения Павла позволили говорить о мотиве «бессмертия» как об одном из ключевых для понимания этого образа Корчагина и романа в целом.

Тема искусства в романе В. Набокова «Камера обскура» стала предметом анализа в докладе Е.А. Полевой (Томск). Она исследовала тему искусства, разными гранями воплощенную в судьбах персонажей, анализировала аллюзивный план, наиболее адекватно, на ее взгляд, представляющий концепцию В. Набокова.

И.Г. Новосёлова (Владивосток) свой доклад посвятила исследованию темы «творчества мира» в «Дневниках» М. Пришвина.

Секция «Феноменология современного литературного процесса» была представлена рядом докладов, посвященных интерпретации творчества отдельных писателей-современников.

В докладе О.А. Дашевской (Томск) «Миромоде-лирующая функция мистерии в картине мира Д. Андреева» мистерия выделялась в качестве одной из ведущих категорий в описании философско-художе-ственной системы Д. Андреева.

Проблемы языка и лингвистический дискурс в англоязычной поэзии И. Бродского освещала Н.С. Гаврилова (Томск). Она говорила о том, что для И. Бродского язык является универсальной ценностью: лирический субъект обращается к проблемам языка и речи, использует образы текстовой культуры, книги, лексику из сферы лингвистики; он осознает себя пишущим, повинующимся «диктату языка», живущим в его измерении. В докладе предпринята попытка проанализировать лингвистический дискурс англоязычных стихов.

И.И. Тюрина (Томск) обратилась в своем докладе к отражению как одному из принципов создания поэтической картины мира А. Ахматовой 1940-60-х гг.

Мотив отражения исследовался и на материале драматических произведений. Л. С. Кислова (Тюмень) показала, что мир зазеркалья в драматургии Н. Птуш-киной обретает черты «иной» реальности: в ней герои не столько угадывают приметы несостоявшейся жизни, сколько выстраивают собственную гармоничную

вселенную. Зеркало преломляет «искаженную» окружающую действительность и отражает практически идеальную картину мира.

И.В. Григорай (Владивосток) представила своеобразие поэтики пьесы А. Вампилова «Утиная охота» в связи с интерпретацией заглавной темы.

Предметом размышления Н. С. Гулиус (Томск) стала мистификация реальности в романе М.С. Харитонова «“Линии судьбы, или Сундучок Милашевича” в сюжете трех рассказов». Сюжет романа был понят как восстановление, воссоздание реальности писателя Милашевича по текстам трех его автобиографических рассказов. Реальность и варианты текстов рассматривались как феномены, отличающиеся не столько онтологически, с точки зрения бытия, сколько прагматически, т.е., с точки зрения субъекта, который их воспринимает; позиция филолога-исследо-вателя Лизавина была названа определяющей.

В исследовании М.Ю. Антоничевой (Саратов) роман Д. Г алковского «Бесконечный тупик» набоковский код трактовался как один из ключевых для его прочтения.

М.В. Самодурова (Барнаул) обратилась к исследованию явлений «физиологизма» и «антифизиоло-гизма» в русских постмодернистских текстах как тенденций современной культуры. Материалом для анализа заявленной проблемы стал роман Л. Улицкой «Казус Кукоцкого».

Доклад А.Г. Сидоровой (Барнаул) был посвящен рассмотрению поэтики и композиции романа И.Н. Полянской «Прохождение тени» в интермедиальном аспекте. Этот аспект предопределил выявление и анализ функций музыкальных, живописных, кинематографических, архитектурных субтекстов в структуре литературного «интертекста», абсорбирующего свойства и конструктивные принципы входящих в него «микрообразований».

Поэтике произведений В. Пелевина было посвящено два доклада. О.С. Рощина и И.Г. Третьякова (Новосибирск) размышляли о романе «Generation “П”»; Т.Н. Спиридонова (Барнаул) исследовала архетипы в романе «Жизнь насекомых».

О.В. Соколова (Томск), рассматривая особенности эстетического самоопределения Г. Айги, говорила о воплощении в творчестве художника философско-культурного синтеза неоавангардного начала и восточной традиции.

Доклады секции «Проблемы литературного образования» были посвящены инновационным процессам в современном образовании.

Диалог как содержание и форма педагогической деятельности стал одним из центральных моментов работы секции. В.А. Доманский (Томск) в докладе «Теоретические основы культурологического диалога на уроках литературы», выделив два вида культурологического диалога (макродиалог и микродиалог), обосновал их взаимосвязь в образовательной деятель-

ности, представил вариант педагогической концептуализации выдвинутых методологических положений. Докладчиком была предложена модель урока-диалога, показаны этапы проектирования диалога в педагогической практике.

Обсуждая проблематику диалога, Е.Н. Ковалевская (Томск) в докладе «Феноменологические приемы организации диалога в совместной деятельности (на материале изучения рассказа В. Распутина “Уроки французкого”)» обосновала специфику позиции педагога в диалоге. Являясь по своему содержанию партнерской, она может реализовать себя в деятельности, если учитель сознательно проектирует использование определенных феноменологических приемов. В докладе предлагалась в качестве исследовательской версии классификация этих приемов, эффективность которых докладчица подтвердила данными проведенного эксперимента. Тему «Приемы организации диалога» продолжила М.Б. Маралбаева (Томск) в докладе «Об особенностях применения и использования приема “диалога культур” на уроках литературы (на материале изучения творчества М.Ю. Лермонтова)». Она показала, как этот прием может использоваться в элективном курсе. Учитель томской средней школы № 58 О.В. Бакуревич и психолог этой же школы Н.В. Кулешова в сообщении «Совместная деятельность педагога и учащихся в рамках интернет-урока» проанализировали в рамках этой формы, могут ли использоваться такие приемы, как выбор учеником индивидуальной познавательной траектории в изучении художественного произведения, определение им своего авторского тематического пространства в проектируемом сайте. Е.Е. Таран, учитель гимназии № 24 (Томск) в докладе «Приемы организации учебного диалога в общеобразовательной школе (на материале уроков литературы)» сделала акцент на том, какую роль в диалоге играет прием вторичного перечитывания текста. Доклад Н.А. Артеменко (Томск) «Диалог культур в элективных курсах» дал возможность слушателям поразмышлять о педагогических функциях диалога в процессе изучения литературы в старших классах.

Проблема изменения содержания литературного образования, ставшая вторым смысловым эпицентром работы секции, обсуждалась в различных аспектах.

В докладах И. Ф. Горбачёвой, методиста ГМНЦ ДО (Томск), «Методические аспекты школьного литературного образования» и Н.А. Артеменко «Содержание литературного образования в современной школе» освещалось содержание понятия «школьное литературное образование», предлагался анализ концепций, программ, в которых представлены различные подходы, пути формирования литературной образованности учащихся. О развитии культуры анализа художественного произведения речь шла в докладе Ю.В. Дубовицкой (Томск) «Изучение художественного текста как способ формирования коммуникативной компетенции обучающихся в процессе школьно-

го обучения». В нем была предложена методика создания учащимися собственных текстов, в которых проявляется их субъектность. В докладах B.B. Максимова, A.B. Гузеевой (Томск) «Текст как проблема гуманитарной аналитики», B.B. Максимова «Методика анализа анормативного текста (АТ)» обсуждалось понятие «анормативный текст», предлагалась оригинальная методика дискурсного анализа подобного текста (в качестве иллюстративного материала рассматривалось стихотворение А. Барто «Сладкая темнота»). О роли метода проектов в развитии литературных способностей школьников говорилось в сообщении Л.Р. Безменовой,учителя СОШ № 36 (Томск), «Использование метода проектов в преподавании русского языка и литературы». СД. Хмелева (СОШ № 51 г Томска) в докладе «Эйдос-конспект как фактор развития личности и инструмент постижения художественного мира писателя» показала педагогические возможности использования эйдос-конспекта на уроке литературы, а A.Б. Калабина, учитель СОШ № 4 (Томск), в докладе «Использование технологии групповой работы на уроках литературы» отметила роль групповых форм работы в формировании читательской культуры учащихся. О педагогических возможностях использования на уроке литературы исследовательских форм и приемов говорилось в сообщении Е.Н. Хрущёвой и Н.Л. Смирновой (Екатеринбург). О педагогических резервах применения ортологии для развития предметной компетентности учащихся сообщила на секции Л.И. Ярица (Томск).

О путях углубления литературного образования за счет использования нетрадиционных форм работы с предметом речь шла в докладах учителя СОШ № 80 (Северск) Л.Ю. Bойтеxовской «Стимулирование познавательной активности учащихся в процессе организации их исследовательской деятельности» и учителя Заозерной СОШ с углубленным изучением отдельных предметов T.A. Тужиковой «Музейная педагогика на занятиях по краеведению в свете модернизации содержания образования».

В обозначенной логике углубления литературного образования прозвучало сообщение С.М. Денисовой (Томск) «Изучение русской оды в элективном курсе средней школы», которая предложила свою предметно-методическую версию элективного курса, сделав особый акцент на личностно-ориентированных формах, приемах его организации. Содержанию углубленного курса в профильной школе были посвящены доклады Т.Б. Даниловой (Томск) «Формирование нравственнохудожественной культуры старшеклассников сельской общеобразовательной школы в системе профильного обучения» и О.Д. Буяновой, учителя Заозерной СОШ с углубленным изучением отдельных предметов, «Образ дома в славянской культуре. К проблеме изучения славяноведения в школе». В первом речь шла о методических путях организации спецкурса по древнерусской литературе, творчеству А.С. Пушкина, которые

позволяют влиять на развитие нравственной культуры обучаемых. Во втором был сделан акцент на педагогических возможностях использования интегративных уроков для развития литературно-культурологической компетенции учащихся.

Особенный интерес вызвал доклад Т.А. Дорониной (Кривой Рог), в котором обсуждалась проблема привлечения гендерного литературоведения к преподаванию историко-теоретических литературоведческих дисциплин.

В.Е. Головчинер

КОНФЕРЕНЦИЯ «ПРОБЛЕМА ТРАНСФОРМАЦИИ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ КУЛЬТУРНЫХ МОДЕЛЕЙ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ» (ТОМСК, 25-26 ЯНВАРЯ 2005 Г.)

Томский государственный педагогический университет

Кафедра литературы ХХ века и мировой художественной культуры 25-26 января 2005 г. провела очередную (на этот раз международную) научную конференцию - круглый стол «Проблема трансформации и функционирования культурных моделей в русской литературе». Первый раз, в декабре 2001 г., аналогичное мероприятие, обозначившее научное направление кафедры, прошло довольно скромно, собрало коллег-филологов из близлежащих городов: Кемерова, Новосибирска1. Но проблема вызвала интерес, и в рамках II Всероссийской научной конференции «Русская литература в современном культурном пространстве», проходившей в Томском государственном университете в ноябре 2002 г., была организована большая секция «Трансформации и функционирование культурных моделей в русской литературе» (материалы этой секции вышли отдельным изданием [1]). Третья встреча в январе 2005 г., совершенно естественно, стала международной. Ее проблематика привлекла не только отечественных ученых из Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Твери, Самары, Челябинска, Кемерова, Новосибирска, Барнаула, но и коллег-филологов из стран ближнего и дальнего зарубежья - из Белоруссии, Польши.

Формат прошедших встреч в чем-то сохраняется, в чем-то меняется. Изменился статус конференции, состав и количество участников, раздвинулись хронологические рамки рассматриваемых явлений: если в начале нас интересовали процессы трансформации и функционирования культурных моделей в русской литературе ХХ в., то полем для размышлений участникам последней встречи стала вся русская литература Нового и Новейшего времени. Но при этом организаторам была изначально дорога идея «круглого стола» как формы общения, они сохраняли и сохраняют ее. В 2002 г. удалось выдержать ее и в организации рабочего пространства - в малом зале Томского дома ученых, где проходила секция, все участники сидели за действительно круглым столом. На последней встрече идея реализовалась в том, что секции, разводящие

участников по разным помещениям, не планировались - все слушали всех по кругу, получая материал для совместного свободного обсуждения не только разных аспектов проблемы, но и подходов к главному рабочему понятию - культурной модели.

Последний момент следует отметить особо. На первой встрече постановке проблемы в самом общем виде было посвящено выступление доцента кафедры принимающей стороны - Л.К. Антощук. Но организаторами сразу отмечалась привлекательность открытой позиции, стремление двигаться к цели посредством индукции -накоплением материала, разработкой широкого поля фактов в интересующем направлении и постепенной его систематизацией, генерализацией, формализацией и «формулизацией». Этот принцип оказался выдержан и на последней встрече. Хотя среди направления обсуждения предлагались и теоретические вопросы:

- проблема теоретического обоснования понятия «культурная модель»;

- возможности и основания возникновения культурных моделей, определяющих национальную специфику русской литературы;

- номенклатура, репертуар культурных моделей русской литературы ХХ в.;

- культурная модель как элемент литературной традиции;

- пути трансформации культурных моделей в русской литературе Нового и Новейшего времени;

- функционирование различных культурных моделей в индивидуальных художественных системах.

Присланные и прозвучавшие материалы, как бы ни был широк в историческом отношении спектр избранных для анализа явлений, реально, в самом общем виде отчетливо расходились по двум направлениям. Одних авторов интересовало, как трансформируются «старые» и возникают «новые» формы (и их составляющие), жанры, принципы изображения, способы организации материала. Другие обнаруживали новые грани интерпретации произведений в связи с проявлением в них известных архетипов, мифов,

1 Сборник по материалам конференции «Трансформация и функционирование культурных моделей в русской литературе XX в. (архетип, мифологема, мотив)» был издан издательством Томского государственного педагогического университета в 2002 г.