позволяют влиять на развитие нравственной культуры обучаемых. Во втором был сделан акцент на педагогических возможностях использования интегративных уроков для развития литературно-культурологической компетенции учащихся.

Особенный интерес вызвал доклад Т.А. Дорониной (Кривой Рог), в котором обсуждалась проблема привлечения гендерного литературоведения к преподаванию историко-теоретических литературоведческих дисциплин.

В.Е. Головчинер

КОНФЕРЕНЦИЯ «ПРОБЛЕМА ТРАНСФОРМАЦИИ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ КУЛЬТУРНЫХ МОДЕЛЕЙ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ» (ТОМСК, 25-26 ЯНВАРЯ 2005 Г.)

Томский государственный педагогический университет

Кафедра литературы XX века и мировой художественной культуры 25-26 января 2005 г. провела очередную (на этот раз международную) научную конференцию - круглый стол «Проблема трансформации и функционирования культурных моделей в русской литературе». Первый раз, в декабре 2001 г., аналогичное мероприятие, обозначившее научное направление кафедры, прошло довольно скромно, собрало коллег-филологов из близлежащих городов: Кемерова, Новосибирска1. Но проблема вызвала интерес, и в рамках II Всероссийской научной конференции «Русская литература в современном культурном пространстве», проходившей в Томском государственном университете в ноябре 2002 г., была организована большая секция «Трансформации и функционирование культурных моделей в русской литературе» (материалы этой секции вышли отдельным изданием [1]). Третья встреча в январе 2005 г., совершенно естественно, стала международной. Ее проблематика привлекла не только отечественных ученых из Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Твери, Самары, Челябинска, Кемерова, Новосибирска, Барнаула, но и коллег-филологов из стран ближнего и дальнего зарубежья - из Белоруссии, Польши.

Формат прошедших встреч в чем-то сохраняется, в чем-то меняется. Изменился статус конференции, состав и количество участников, раздвинулись хронологические рамки рассматриваемых явлений: если в начале нас интересовали процессы трансформации и функционирования культурных моделей в русской литературе XX в., то полем для размышлений участникам последней встречи стала вся русская литература Нового и Новейшего времени. Но при этом организаторам была изначально дорога идея «круглого стола» как формы общения, они сохраняли и сохраняют ее. В 2002 г. удалось выдержать ее и в организации рабочего пространства - в малом зале Томского дома ученых, где проходила секция, все участники сидели за действительно круглым столом. На последней встрече идея реализовалась в том, что секции, разводящие

участников по разным помещениям, не планировались - все слушали всех по кругу, получая материал для совместного свободного обсуждения не только разных аспектов проблемы, но и подходов к главному рабочему понятию - культурной модели.

Последний момент следует отметить особо. На первой встрече постановке проблемы в самом общем виде было посвящено выступление доцента кафедры принимающей стороны - Л.К. Антощук. Но организаторами сразу отмечалась привлекательность открытой позиции, стремление двигаться к цели посредством индукции -накоплением материала, разработкой широкого поля фактов в интересующем направлении и постепенной его систематизацией, генерализацией, формализацией и «формулизацией». Этот принцип оказался выдержан и на последней встрече. Хотя среди направления обсуждения предлагались и теоретические вопросы:

- проблема теоретического обоснования понятия «культурная модель»;

- возможности и основания возникновения культурных моделей, определяющих национальную специфику русской литературы;

- номенклатура, репертуар культурных моделей русской литературы XX в.;

- культурная модель как элемент литературной традиции;

- пути трансформации культурных моделей в русской литературе Нового и Новейшего времени;

- функционирование различных культурных моделей в индивидуальных художественных системах.

Присланные и прозвучавшие материалы, как бы ни был широк в историческом отношении спектр избранных для анализа явлений, реально, в самом общем виде отчетливо расходились по двум направлениям. Одних авторов интересовало, как трансформируются «старые» и возникают «новые» формы (и их составляющие), жанры, принципы изображения, способы организации материала. Другие обнаруживали новые грани интерпретации произведений в связи с проявлением в них известных архетипов, мифов,

1 Сборник по материалам конференции «Трансформация и функционирование культурных моделей в русской литературе XX в. (архетип, мифологема, мотив)» был издан издательством Томского государственного педагогического университета в 2002 г.

В.Е. Головчинер. Конференция «Проблема трансформации и функционирования культурных.

мотивов. По одному ряду вырастал художественный потенциал «предисловия» в драме, особенно на ранних этапах ее формирования в отечественной литературе; заново позволяло оценить искания Горького-прозаика, его обращение к стиховым формам; прояснялись генезис и природа «магического реализма»; обретали художественную самостоятельность «незаконченный текст» и «филологический роман»; становилась очевидной актуализация идиллии, обогащенной в современной поэзии новыми и старыми возможностями и т.д. По другому ряду существенно расширялся репертуар мотивов и выступающих в их функциях формул, мифологем, открывались в связи с их обнаружением новые пласты содержания произведений, существенно уточнялись смыслы последних.

Программа конференции была составлена на основании самого «демократического» для истории литературы принципа - место доклада определялось хронологией исследуемого явления.

О.Г. Лазареску (Москва) представила анализ редкого и весьма специфического в драме явления - предисловия, его формы и функции на разных этапах исторического развития русской литературы (от XVIII до XX в.) - как способ эстетического моделирования.

Феномен незаконченного текста с точки зрения креативной рецепции заинтересовал Е.В. Абрамовских (Самара). Исследование механизмов и закономерностей внутрицеховой рецепции незаконченных набросков А. С. Пушкина позволило ей раскрыть как творческий потенциал самого незаконченного текста, провоцирующего творческого читателя на бесчисленное число «дописываний», так и художественные доминанты стиля каждого из реципиентов.

На материале, извлеченном Э.М. Жиляковой (Томск) из архивов России и впервые представленном в докладе «Мотив “родного края” в письмах

А.П. Елагиной к В.А. Жуковскому», поставлен вопрос о значении переписки этих адресатов для осмысления закономерностей развития отечественной нравственно-философской и эстетической мысли первой половины XIX в., особенностей романтизма Жуковского, а также о пространственной концепции Елагиной как философской, эстетической категории, отчетливо выраженной в мотиве родного края.

Текст личного обращения к царю В.А. Жуковского в защиту декабриста Н.И. Тургенева («Записка». 1826) дал И.А. Айзиковой (Томск) основание для размышлений о становлении культурной модели «политической прозы», декабриста как особой модели личности в русской литературе, за которой первому русскому романтику виделись широкие перспективы не только общественно-политического, но и нравственно-этического, эстетического плана», а также модели взаимоотношений поэта и власти, многое определившей в отечественной культуре.

Е.Ю. Сафронова (Барнаул) посвятила свой доклад трансформации правового аспекта литературной «фор-

мулы» «гений и злодейства» в повести «Неточка Незванова». Она показала, как пушкинское сюжетообразующее событие - дружба двух музыкантов, приводящая одного к убийству другого из зависти, - наполняется у Ф.М. Достоевского нравственно-философским и религиозным содержанием, позволяющим увидеть проблему преступления и наказания как поле битвы божественных и инфернальных сил в душе человека.

В.И. Габдуллина (Барнаул) представила мотив искушения женщиной, восходящий к древнейшим сюжетам мировой литературы, как сквозной в повествовательной структуре романа Ф.М. Достоевского «Идиот». Анализ особенностей его трансформации во взаимоотношениях князя Мышкина с Мари, Настасьей Филипповной и Аглаей позволил прийти к выводу о том, что ситуация искушения высвечивает в каждом из героев приверженность их к «идеалу Мадонны» или «идеалу содомскому», что в конечном счете ведет к признанию или отрицанию идеи Бога.

А.Н. Кошечко (Томск) в докладе поставлена проблема генезиса романов Ф.М. Достоевского, изучения истоков пространственного мирообраза произведений писателя в русской и мировой литературе. Основное внимание уделено двум аспектам решения проблем: «память жанра» и индивидуально авторская проекция. Ориентация Ф.М. Достоевского на мифопоэтические принципы миромоделирования исследовалась на примере образа Петербурга в «Преступлении и наказании».

Специфику новой драмы и драмы А.П. Чехова, как и в античной ее модели, Н.И. Ищук-Фадеева (Тверь) увидела в преобладании размышления над действием, созерцания - над поступком, иначе говоря, аполлони-ческого - над дионисийским: сознательно или бессознательно, но чеховская драма была ориентирована на греческую модель: сфера существовавшего некогда табу на показ кровавых сцен в новой драме расширяется, в нее попадают не только кровавые, но и остро драматические в традиционном понимании сцены.

Отметив специфическое отношение А.П. Чехова к «общим местам культуры», порождающее трудности для мифопоэтических интерпретаций его творчества, Н.Е. Разумова (Томск) показала на материале пьесы «Три сестры», что писатель отнюдь не игнорирует опыт человечества, сконцентрированный в культурных моделях, но особо внимателен к их исторической динамике. В смерти отца, как событии сюжета «Трех сестер», она уловила внутреннюю связь с эпохальным афоризмом Ницше «Бог умер» и, шире, с ситуацией в культуре «рубежа веков», пересмотром прежней системы ценностей, поиском новой онтологической модели - поиском, который сопровождался утратой привлекательности антропоцентрической картины мира, традиционной «вертикали» духовно-нравственного авторитета.

Предметом исследования Ю.Б. Орлщкого (Москва) стали тексты горьковских произведений с точки зрения современной теории взаимодействия стиха

и прозы. Эти тексты предстали в докладе как результат структурного влияния на прозу стиховой культуры эпохи; обнаружены и проанализированы такие формы этого воздействия, как метр, строфа, малый размер текста, а также свободный стих в прозе Горького. В связи с этим поднята проблема реального места творчества писателя в истории новой русской литературы.

Барбара Оляшек (Лодзь, Польша) предложила внимательнее присмотреться к трансформации культурных моделей - к взаимодействию разных типов реализма; в качестве одного из них она представила на материале анализа романа А. Амфитеатрова «Жар-цвет» магический реализм. Пани профессор показала его проявления в своеобразии мироощущения героев и способов их художественного выражения, т.е. в организации времени и пространства, повествования, в соотношении элементов обыденного и фантастического

Различные антропологические концепции, определяющие философское и эстетическое своеобразие литературных течений Серебряного века в России оказались в центре внимания С.В. Федотовой (Тамбов) в связи с анализом трех поэм с одинаковым названием «Человек». На основе анализа произведений, написанных известными поэтами - М. Горьким, Вяч. Ивановым и В. Маяковским, выясняется общее и различное в их антропологических моделях.

Сознательно уходя от социологических, политических оснований, преобладающих в интерпретациях пьесы Н.Р Эрдмана «Мандат», В.Е. Головчинер предложила свой взгляд на нее как на художественное исследование социальной психологии человека: в качестве ведущих действие были представлены не столько зависимость героев от обстоятельств, сколько знаки функционирования мотива договора человека с дьяволом - мотива, актуализирующего проблему личного выбора человека и его последствий.

Воплощение модели игры в связи с темой творчества на разных этапах пути Г.В. Иванова - от традиционной театральности (петербургский период) к абсурдной (<Rayon de rayonne>) и детской игре (<Портрет без сходства^ - показала Ю.В. Несынова (Нижний Тагил).

М.Н. Климова (Томск) в докладе «Между Власом и Кудеяром, или Еще раз о финале поэмы А. Блока “Двенадцать”» предложила свой вариант толкования «загадочного» финала поэмы А.А. Блока «Двенадцать» в контексте народной духовной культуры: завершающий поэму и неожиданный даже для ее автора образ Христа интерпретировался с учетом материалов по народному православию, его отражений в русской художественной литературе, а также фрагментов из дневника и записных книжек А.А. Блока.

А.С. Сваровская (Томск) в докладе «Миф о ге-рое-революционере в романной дилогии М. Осорги-

на» подняла проблему героя, сформированного событиями Первой русской революции. Воссоздавая прототипическую основу, фактографичность фабулы, она акцентировала внимание на образе женщины-революционерки, чья судьба располагается на пересечении природного бытия, социальных деяний и мифов о герое-революционере, сложившихся в мемуарах и беллетристике конца XIX - начала XX в.

С другой стороны подошла к проблеме героя романа Н. Островского «Как закалялась сталь» С.Г. Ко-магина (Томск). Решение вопроса о традициях, на которые мог опираться его автор, приводит докладчика к мысли о трансформации в романе архаического мотива змееборца. Анализ основных эпизодов романа позволяет говорить о том, что деятельность главного героя направлена на спасение самых слабых, социально незащищенных или на внутреннюю подготовку к этому; знаки змея обнаруживаются в портретах и поведении всех враждебных Корчагину лиц и явлений.

Т.Ф. Семъян (Челябинск) предложила размышления о визуальной модели прозы Б. Пильняка, восходящей к поискам А. Белого, А. Ремизова, В. Xлебнико-ва, которые создавали сложные многоступенчатые системы визуально-графических приемов (шрифтового варьирования, графических рисунков, таблиц, композиционных средств набора - пробелов, отступов и т.д.).

Анализ мистериальной модели в книге «Русские боги» Д. Андреева позволил О.А. Дашевской (Томск) выявить семантику и функции мифологемы воды, мотивов ритуального танца, трапезы, праздника.

На материале творчества Т. Кибирова, С. Ганд-левского, В. Кучерявкина и др. в докладе Н.В. Бар-ковской и Т.А. Ложковой (Екатеринбург) представлена трансформация культурной модели идиллии в современном «критическом сентиментализме», игровой или пародийный ее характер, использование в ней возможностей элегического модуса, широко представленной интертекстуальности, травестии и само-иронии лирического героя.

Внимание И.М. Степановой (Улан-Уде) привлек феномен распространенного в современной русской литературе жанра филологического романа, выяснялись его истоки, анализировались авторские модели на материале произведений А. Битова, Вл. Новикова и др.

Пьеса Г. Горина «Чума на оба ваши дома» заинтересовала Л.К. Антощук (Томск) в аспекте реализации в ней жанровой модели трагикомедии шекспировского типа с ее «трагикомическим эффектом», который достигается путем сложной корреляции комического и трагического начал. Как воплощение этих начал были проанализированы культурные модели шутовства (в его западно-европейской традиции) и юродства.

Литература

1. Русская литература в современном культурном пространстве: Мат-лы II Всерос. науч. конф., посвященной 100-летию Томского государственного педагогического университета (2-3 ноября 2002 г.). Ч. 2. Томск, 2003.