Л. Е. Леонтьева

КОММУНИКАТИВНО-ПРАГМАТИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ ВОКАТИВОВ В РАЗНОСТРУКТУРНЫХ ЯЗЫКАХ

Работа представлена кафедрой иностранных языков Чебоксарского политехнического института (филиал) Московского государственного открытого университета.

Научный руководитель - доктор филологических наук, профессор Г. Г. Яковлева

Статья посвящена одной из проблем коммуникативной лингвистики: исследованию вокатива с точки зрения функционального подхода. В работе рассматриваются структурно-семантические особенности вокативов, а также дается описание их функционирования в различных лингвокультурных социумах.

Ключевые слова: вокатив, коммуникация, прагматика, речевой акт, функционирование.

232

L. Leont'yeva

COMMUNICATIVE AND PRAGMATIC DESCRIPTION OF VOCATIVES IN LANGUAGES OF DIFFERENT STRUCTURES

The article is devoted to one of the problems of communicative linguistics: the research of vocative from the communicative and pragmatic point of view. The author of the article considers the structural and semantic peculiarities of vocatives and describes their functioning in different linguocultural societies.

Key words: vocative, communication, pragmatics, speech act, functioning.

Как известно, в современной лингвистике все больше внимания уделяется описанию языковой структуры и функционированию языка с точки зрения их прагматической интерпретации. Многочисленные исследования в области языкознания убедительно показали, что для описания языка в его функционировании наряду с грамматическими и семантическими свойствами необходимо учитывать и свойства, определяющие приемлемость языковых единиц, уместность их употребления в той или иной ситуации общения.

Изучение вербального поведения коммуникантов показывает, что в процессе общения используются различные типы речевых актов, одним из которых является вокатив.

Вокатив как лингвистический феномен исследовался многими зарубежными и отечественными лингвистами (Д. Вундерлих, Л. П. Рыжова, Н. И. Формановская, Н. М. Глаголева и др.).

В рамках настоящей статьи рассматривается функционирование вокативов в различных лингвокультурах: русской, немецкой, английской и чувашской. Актуальность данной работы обусловлена значимостью сопоставительного исследования вокативов для современной лингвистики, а также недостаточной изученностью данного типа речевых актов в чувашском языке.

Известно, что вокатив как «самая употребительная языковая единица» [4, с. 83] является универсальным средством общения, необходимым элементом речевого контакта. Раскрывая коммуникативную сущность вокативов, Д. Вундерлих писал, что «их единственная цель состоит в том, чтобы

привлечь или поддержать внимание адресата» [5, S. 77], например:

рус. - Мама! - позвал из кабинета Дымов, не отворяя двери. - Мама!

- Что тебе?

- Мама, ты не входи ко мне, а только подойди к двери. Вот что... (А. П. Чехов. Попрыгунья).

нем. - Mama. - sagte Patricia.

- Ich bin ja her. - sagte Catherine.

- Sieh her, Mama. - sagte Patricia. (M. Monod. Die Wolke).

англ. - Papa!

- Yes, my dear.

- May I do as I like about this marriage; or must I do as you like? (B. Show. Widowers' Houses).

чув. - Асанне! - кашкарса ячè вал саванса.

«Бабушка! - крикнул он радостно».

- Ара, мèн пулчè?

«Да что случилось?»

- Атте килет! Атте салтакран килет. (А. Артемьев. Салампи).

«Отец возвращается! Отец с войны возвращается». (Пер. Саламби).

Как видно из приведенных примеров, суть вокативов «заключается в том, чтобы выделить их ряда лиц нужного человека, привлечь его внимание, установить с ним контакт, т. е. соотнести имя с конкретным референтом - адресатом речи» [2, с. 7].

Наряду с этой функцией вокативы используются в речи с целью призыва, зова адресата для последующего общения, т. е. выполняют звательную функцию, например:

рус. - Аксинья! - позвал он.

- Ну! - отозвалась она сердито. (А. П. Чехов. В овраге).

ФИЛОЛОГИЯ

нем. - Patricia!

- Ja? Was möchtest du? (M. Monod. Die Wolke).

англ. - Doris! Doris!

- What is it, George? (M. Brand. Better a Millstone).

чув. - Çтaппaн! - чèнчè Павал.

«Степан! - позвал Павел».

-Mèн? (А. Артемьев. Салампи).

«Что?» (Пер. Саламби).

Как показывает проанализированный материал, вокативы встречаются в речи носителей данных языков как самостоятельные высказывания, которые характеризуются тем, что не только называют адресата речи, но и одновременно передают смысл высказывания, которое «рассматривается как некий способ воздействия на сознание и поведение реципиента (получателя информации)» [3, с. 320].

Часто основная функция вокатива кор-релируется с экспрессивной оценкой говорящего в процессе речевого общения. Экспрессия может выражаться по-разному: интонацией, повторением вокатива, употреблением имен нарицательных оценочного значения, например:

рус. - Ваня, дружочек, не надо, не надо... я дрожу... Зачем портить хорошие отношения?... Не надо. (А. П. Чехов. Дядя Ваня).

нем. - Chris, Liebster, bitte komm zu dir. Dieses Mädchen ist achtzehn und du stehst vor der Matura. (E. Gürt. Und plötzlich wie ein Fremder).

англ. - Eliza, darling. What do you mean? What's the matter? (B. Show. Widowers' Houses).

чув. - Ванюк, сaвäнäçäм... Аду ку... Пыр ун патне... - йäпaтрè ывйлне Анук. (М.Ф. Мранька. Ёмёр сакки сарлака).

«Ванечка, радость моя... Это отец... Подойди к нему... - успокоила сына Анна». (Пер. Век прожить - не поле перейти).

В приведенных примерах вокативы, выполняя идентифицирующую функцию, содержат также и оценочные компоненты, при помощи которых говорящий выражает свою положительную оценку адресата.

Необходимо подчеркнуть, что вокатив может указывать также и на отрицательное отношение говорящего к адресату, например: рус. - Молчи хоть ты, гнида! - яростно зыкнул Евсюков и не своим, одеревенелым шепотом бросил: - Ну, что ж стоять? Пошли, братцы! (Б. А. Лавренев. Сорок первый).

нем. - Steh auf, du Luder! - brüllte der Vogt. (E. Strittmatter. Der Wundertäter).

англ. - You naughty little thing! - she said. -Why don't you come when you are called? (Ch. Bronte. Jane Eyre).

чув. - Этем мурё! Йёксёк пуде! - хаярран кашкарса, варахураха урипе тапа пудларё. (М. Ф. Мранька. Ёмёр сакки сарлака).

«Дьявол! Подлец! - зло крича, начал он пинать грабителя». (Пер. Век прожить - не поле перейти).

В этих высказываниях вокативы передают отрицательно-эмоциональное отношение в грубой тональности. В связи с этим можно выделить инвективную функцию вокативов, которая употребляется с намерением обидеть, унизить, оскорбить адресата.

Вокатив как речевая единица обладает неограниченными коммуникативно-функциональными возможностями. Исследование различного типа дискурса показывает, что обращение может использоваться не только в вокативной, но и в других функциях. Так, в различных ситуациях он «может использоваться в функции директива, выражая приказ, просьбу, приглашение, предупреждение и т. п.» [2, с. 11], например:

рус. Фирс (сердито). Леонид Андреич! Гаев. Иду, иду... (А. П. Чехов. Три Сестры).

нем. - Christoph!

- Ja, was gibt's den? (E. Gürt. Und plötzlich wie ein Fremder).

англ. - Harry!

- I beg your pardon. (B. Show. Widowers' Houses).

чув. - Кётерук! «Катенька!»

- Илтетёп, хакла аннедём! Халех килетёп! (И. Вутлан. Ытла та вйрттйн юрату).

«Слышу, дорогая мамочка! Уже иду!» (Пер. Любовь издалека).

Итак, исследованный языковой материал наглядно показал, что вокатив как один из типов речевых актов выделяется во всех рассматриваемых в статье языках и используется коммуникантами в речевом общении как в составе предложения, так и как самостоятельный тип высказывания. Структурным центром в приведенных нами примерах вокативных предложений является имя существительное или имя собственное в именительном падеже, которое не только называет лицо, но и выражает при этом упрек, призыв, просьбу и др. Можно утверждать, что вокативы, «функционируя в речи,... способны усиливать и (или) полностью реализовать прагматическую установку текста» [1, с. 91].

Подводя итог вышесказанному, отметим, что вокативы занимают значительное место среди контактоустанавливающих вер-

бальных единиц. Они находят применение в самых разных ситуациях общения, используются коммуникантами с разным статусным положением.

Необходимо также подчеркнуть, что функционирование вокативов в коммуникативных ситуациях общения регулируется социальными нормами, специфичными для каждого конкретного этноса. Выбор формы обращения напрямую связан с социокультурными нормами употребления языковых единиц носителями языка того или иного социума.

Таким образом, коммуникативно-прагматический анализ функционирования вокативов в русском, немецком, английском и чувашском языках позволяет выявить данные высказывания как общечеловеческие языковые универсалии, а также установить их структурно-семантические особенности.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Глаголева Н. М. Прагматический анализ обращения в современном русском языке // Личность, речь и юридическая практика: межвуз. сб. науч. тр. Ростов н/Д: ДЮИ, 2004. С. 89-91.

2. Рыжова Л. П. Обращение как компонент коммуникативного акта: автореф. дис. ... канд. фи-лол. наук: М., 1982. 15 с.

3. Федосеева А. В. Анализ высказывания в прагматическом аспекте: предпосылки и особенности интерпретации // Актуальные проблемы русского языка: материалы регион. науч.-практ. конф. под общ. ред. Л. П. Гашевой. Челябинск: Юж.-Урал. книж. изд-во, 2005. С. 320-323.

4. Формановская Н. И. Речевой этикет и культура общения. М.: Высш. шк., 1989. 159 с.

5. Wunderlich D. Studien zur Sprechakttheorie.Frankfurt / Main: Suhrkamp Verlag, 1976. 417 S.

REFERENCES

1. Glagoleva N. M. Pragmaticheskiy analiz obrashcheniya v sovremennom russkom yazyke // Lichnost', rech' i yuridicheskaya praktika: mezhvuz. sb. nauch. tr. Rostov n/D: DYul, 2004. S. 89-91.

2. RyzhovaL. P. Obrashcheniye kak komponent kommunikativnogo akta: avtoref. dis. ... kand. filol. nauk: M., 1982. 15 s.

3. Fedoseyeva A. V. Analiz vyskazyvaniya v pragmaticheskom aspekte: predposylki i osobennosti interpretatsii // Aktual'nye problemy russkogo yazyka: materialy region. nauch.-prakt. konf. pod obshch. red. L. P. Gashevoy. Chelyabinsk: Yuzh.-Ural. knizh. izd-vo, 2005. S. 320-323.

4. Formanovskaya N. I. Rechevoy etiket i kul'tura obshcheniya. M.: Vyssh. shk., 1989. 159 s.

5. Wunderlich D. Studien zur Sprechakttheorie.Frankfurt / Main: Suhrkamp Verlag, 1976. 417 s.