ФИЛОЛОГИЯ

УДК 811.111 А.В. КРАВЧЕНКО

ББК 81.2Англ зав. кафедрой иностранных языков

Байкальского государственного университета экономики и права, доктор филологических наук, профессор, г. Иркутск

e-mail: sashakr@hotmail.com

О.Н. БАКЛАШКИНА

старший преподаватель Байкальского государственного университета

экономики и права, г. Иркутск e-mail: olesyanb@yandex.ru

КОГНИТИВНЫЙ АСПЕКТ СЕМАНТИКИ АНГЛИЙСКОГО ИНФИНИТИВА

Затрагивается проблема грамматического (системного) значения английского инфинитива, которое остается неопределенным как в теоретических, так и в практических грамматиках. Делается предположение, что когнитивный подход в рамках когнитивной теории времени и вида сможет помочь лучшему пониманию значения и функции инфинитива.

Ключевые слова: грамматика, когнитивная семантика, языковая функция.

A.V. KRAVCHENKO

Doctor Habilis, Professor and Chair, Department of Foreign Languages, Baikal State University of Economics and Law, Irkutsk

e-mail: sashakr@hotmail.com

O.N. BAKLASHKINA

Senior Instructor, Baikal State University of Economics and Law, Irkutsk

e-mail: olesyanb@yandex.ru

ON THE COGNITIVE SEMANTICS OF THE ENGLISH INFINITIVE

It is argued that the grammatical (systemic) meaning of the English infinitive remains unspecified in current theoretical and applied grammar studies. It is suggested that a cognitive approach in the framework of the Cognitive Theory of Tense and Aspect may facilitate a better understanding of the meaning and function of the infinitive.

Keywords: grammar, cognitive semantics, language function.

Инфинитив без преувеличения можно назвать одной из самых значимых форм глагола. С одной стороны, для инфинитива характерно именование действия в отвлечении от действующего предмета, что превращает его в своеобразный предмет, сближая по функции с существительным. С другой стороны, инфинитив рассматривается как «чистый» глагол, поскольку он может выражать действие как таковое, в отвлечении от его пространственно-временных характеристик. При этом остается неразработанным вопрос

о том, как отражаются в инфинитиве глагольные категории, выраженные в парадигме личных форм, и какова степень глагольности инфинитива [17]. Особый интерес к исследованию инфинитива и его форм определяется тем, что он является своего рода «строительным материалом» для образования любой личной или неличной формы глагола [21].

В современном английском языке инфинитив представлен широким рядом форм: простой (напр., to go), длительный (to be going), перфектный (to have gone) и пер-

© А.В. Кравченко, О.Н. Баклашкина, 2012

фектно-длительный (to have been going) инфинитив в активном залоге и соответствующие формы в пассивном залоге (to be written, to have been written)1. Ср.:

Finally, MetalFX put together a sophisticated web-site, enabling printers around the world to go online and buy a licence2.

In the courtroom on Friday, Mr. Bruno sat with family members and nodded vigorously, even when the judges' questions seemed to be going against him3.

Caroline did not know, or wish to know, how Nicole Masters spent her days. From their silent dinners, Caroline had the sense to have gone somewhere far away, until she would suddenly catch her mother watching her with veiled curiously4.

Early humans, possibly even prehuman ancestors, appear to have been going to sea much longer than anyone had ever suspected5.

«The types of affluent voters who have been going to vote for Democrats are unlikely to be driven away by the prospect of higher taxes», said Geoff Garin, a pollster for Democratic candidates6.

[Mr. Santorum's] «super PAC» has narrowed Mr. Romney's advertising advantage in Michigan, so this latest shift appears to have been driven mostly by his middling performance in the debate...7

Однако сведения об инфинитиве, приводимые в теоретических и практических грамматиках, носят, в основном, описательный характер (например, констатируется, что сложные формы инфинитива в речи практически не употребляются якобы из-за их сложности

1 Хотя пассивные формы to be being written и to have been being written гипотетически возможны, в современном английском языке они практически не употребляются. Грамматики в лучшем случае объясняют это сложностью самой формы, хотя, по-видимому, ограничение на их употребление накладывается иными факторами, предположительно, конфликтом между когнитивной семантикой входящих в их состав форм Present Participle и Past Participle.

2 Financial Times. 2005. 16 March.

3 New York Times. 2011. 18 June.

4 Patterson R. The final judgment. N.Y., 1995. P. 181.

5 New York Times. 2010. 16 Febr.

6 Ibid. 2012. 20 Febr.

7 Ibid. 14 Febr.

и неудобства произнесения — но ведь они существуют и, хоть и значительно реже, чем простые формы, употребляются при письме!), а специфика его категориального значения, равно как и значения простых и сложных форм, остается до конца не раскрытой. Так, согласно грамматикам [5; 9; 16; 22; 23], в предложении инфинитив может выполнять следующие основные функции:

1) подлежащего: To see you will be nothing but a distress to me.8; It has been my good fortune to have been doing business with your company for the past few years and have found you to be consistently helpful, knowledgeable, friendly and yes, even kind9;

2) предикатива: His sole aim in life is to make more money;

3) сложного дополнения: He doesn't like me to look at his correspondence10; There was a time when clients liked you to be acting for other companies in there sector.11;

4) правостороннего (но никогда левостороннего) определения: The company

announced plans to buy back € 4bn worth of shares until 2006...12; The only one to have derived any profit from the incident was Mansson13;

5) обстоятельства: To do that, Mr Cucchiani, a 55-year-old former McKinsey consultant, is building his «own McKinsley internality»14.

Отметим, что различные авторы не всегда сходятся во мнении относительно функций, выполняемых инфинитивом в предложении, что объясняется известной противоречивостью существующих частеречных классификаций [14]. Но даже если принять традиционную классификацию функций инфинитива в предложении, за скобками остаются особенности употребления разных форм инфинитива в той или иной функции. При рассмотрении морфологической парадигмы инфинитива возникают вопросы: «Чем руководствуется

8 James H. The American. Penguin Books, 1995. P. 243.

9 www.astvtech.com.

10 Macdonald R. The Underground Man. Fontana / Collins, 1971. P. 21.

11 Financial Times. 2005. 20 Dec.

12 Ibid. 2004. 17 May.

13 Sjowall M., Wahloo P. The Laughing Policeman. L., 1973. P. 196.

14 Financial Times. 2005. 20 Dec.

говорящий при выборе той или иной формы инфинитива? Каков механизм этого выбора? Связана ли способность инфинитива выступать в той или иной функции в предложении с его формой?» и т.п. [1]. Однако ни на один из этих вопросов современные грамматики ответа не дают, и инфинитив, как и прежде, продолжает во многом оставаться «загадочной по своему современному значению категорией глагола» [15, с. 128].

Например, простой инфинитив употребляется во всех выделяемых для него функциях. Однако если в функции подлежащего или определения может употребляться и сложный инфинитив, напр.: To have eaten humble pie, to have been snubbed and patronised and satirised, and have consented to take it as one of the conditions of the bargain — to have done this, and done it all for nothing, surely gave one a right to protest1; The only one to have derived any profit from the incident was Mansson2, то в функции обстоятельства цели возможен только простой инфинитив, напр.:

I write this book to disembarrass my soul of certain notions that have hovered about in it too long for my comfort3, но не сложный. Причина таких ограничений остается неясной.

Не находит в существующих грамматиках должного освещения и тот факт, что морфологически парадигма инфинитивных форм отражает те же категориальные противопоставления по виду и залогу, что и личные формы. Другой вопрос, что сама грамматическая категория вида в традиционном языкознании, чьи теоретические установки определяются логико-семантической парадигмой анализа, трактуется противоречиво и неудовлетворительно [10; 11; 12; 18]. Но само по себе такое совпадение отнюдь не случайно, оно свидетельствует о наличии общего категориального значения у личных и неличных форм, имеющего системный характер [3].

Генетически инфинитив в древнеанглийском языке, как и в других германских языках, представляет собой отглагольное имя, обладавшее, подобно другим именам, пара-

1 James H. The American. Penguin Books, 1995. P. 243.

2 Sjowall M., Wahloo P. The Laughing Policeman. L., 1973. P. 196.

3 Maugham S. The Summing up. Penguin Books, 1992. P. 11.

дигмой склонения [6; 8]. С течением времени инфинитивные формы сблизились с предикативными формами глагола морфологически и синтаксически, хотя и не в одинаковой степени в разных языках [7]. Универсальность образования от глагольной корневой морфемы, единство лексического значения и единство в управлении зависимым членом словосочетания являются общими для инфинитива и личных форм и служат объединяющим моментом, в то время как отсутствие отнесенности инфинитива к лицу — агенсу действия или носителю состояния отделяет его от личных форм глагола.

Еще не так давно (по историческим меркам) парадигма личных форм глагола была гораздо беднее. Например, залоговое противопоставление у инфинитива наблюдалось в среднеанглийском периоде (XI-XV вв.), но эта оппозиция была неярко выражена и активный инфинитив часто употреблялся в значении пассивного инфинитива; формы Progressive и Perfect Progressive стали частотными и окончательно вошли в систему видовременных форм лишь в конце XVIII-начале XIX в. [4; 6], вызвав к жизни соответствующие формы инфинитива. В таком параллелизме просматривается явная закономерность, но в чем она состоит, какими когнитивными механизмами обусловлена и как может быть объяснена грамматически — т.е. через соотнесение грамматического значения с определенным видом знания, категоризо-ванного в регулярном противопоставлении глагольных форм, образующих метазнаки [20], — это те вопросы, на которые можно ответить, лишь рассматривая язык как особый вид когнитивной деятельности, имеющей ориентирующую функцию [19].

В целом же, исходя из когнитивной теории времени и вида, в которой базовым для глагольных форм является противопоставление по наличию/отсутствию указания на источник информации, т.е. противопоставление когнитивного характера, следует предположить, что в семантике простых и сложных форм инфинитива находит свое выражение именно этот фактор [2; 13]. Анализ контекстов употребления форм инфинитива в различных функциях под таким углом зрения позволит предложить объяснение их системного значения, тем самым внеся вклад как в теорию, так и в практику языка.

Список использованной литературы

1. Баклашкина О.Н. Когнитивные структуры в грамматических категориях // Общетеоретические и типологические проблемы языкознания: материалы Всерос. науч.-практ. конф. Бийск, 2003. С. 9—12.

2. Баклашкина О.Н. Когнитивные основы функционирования инфинитива // Лингвистические парадигмы и лингводидактика: материалы XI Междунар. науч.-практ. конф., Иркутск, 13—16 июня 2006 г. Иркутск, 2006. С. 23-28.

3. Баклашкина О.Н. Говорящий и наблюдатель: прагматическая перспектива предложения/высказывания // Проблемы концептуальной систематики языка и речевой деятельности: материалы 3-й Всерос. науч. конф. Иркутск, 2009. С. 22-28.

4. Блох М.Я. Теоретическая грамматика английского языка: учеб. 4-е изд., испр. М., 2003.

5. Гузеева К.А., Костыгина С.И. Грамматика английского языка. Инфинитив. СПб., 2006.

6. Гухман М.М. Историко-типологическая морфология германских языков. Именные формы глагола. Категория наречия. Монофлексия. М., 1978.

7. Есперсен О. Философия грамматики. М., 2002.

8. Иванова И.П., Чахоян Л.П. История английского языка. М., 1976.

9. Каушанская В.Л., Ковнер Р.Л., Кожевникова О.Н. и др. Грамматика английского языка. М., 2009.

10. Кравченко А.В. К когнитивной теории времени и вида / / Филологические науки. 1990. № 6. С. 81-90.

11. Кравченко А.В. Глагольный вид и картина мира // Известия РАН. Сер. литературы и языка. 1995. Т. 54, № 1. С. 49-64.

12. Кравченко А.В. Вопросы теории указательности: Эгоцентричность. Дейктичность. Индексальность. Иркутск, 1992.

13. Кравченко А.В. Почему семантика не может не быть когнитивной: на пути к пониманию языка // Когнитивная парадигма: тез. междунар. конф., 27-28 апр. 2000 г. Пятигорск, 2000. С. 102-104.

14. Кубрякова Е.С. Части речи с когнитивной точки зрения. М., 1997.

15. Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. 7-е изд. М., 1956.

16. Резник Р.В., Сорокина Т.С., Казарицкая Т.А. Практическая грамматика английского языка. М, 2002.

17. Ярцева В.Н. Глагольные категории в инфинитиве индоевропейских языков // Иранское языкознание. М., 1976.

18. Kravchenko A.V. A cognitive account of tense and aspect: resurrecting «dead» metaphors // Anglophonia. French Journal of English Studies. 2002. № 12. P. 199-212.

19. Kravchenko A.V. The semantics vs. pragmatics debate in the context of the orientational function of language // J^zyk poza granicami j^zyka II. Semantyka a pragmatyka: spor o pierwszenstwo / A. Kiklewicz (red.);

Uniwersytet Warminsko-Mazurski w Olsztyne. 2011. P. 11-23.

20. Kravchenko A.V. Grammar as semiosis and cognitive dynamics // Cognitive Dynamics in Linguistic Interactions / A.V. Kravchenko (ed.). Newcastle upon Tyne: Cambridge Scholars Publishing (in press).

21. Quirk R., Greenbaum S., Leech G., Svartvik J. A university grammar of English / Edited and abbreviated by I.P. Verkhovskaya. M., 1982.

22. Parrot M. Grammar for English language teachers. With exercises and a key. Cambridge, 2003.

23. Pullum K.G. The Cambridge grammar of the English language. Cambridge, 2002.

Referenses

1. Baklashkina O.N. Kognitivnye struktury v grammaticheskikh kategoriyakh // Obshcheteoreticheskie i tipologicheskie problemy yazykoznaniya: materialy Vseros. nauch.-prakt. konf. Biisk, 2003. S. 9-12.

2. Baklashkina O.N. Kognitivnye osnovy funktsionirovaniya infinitiva // Lingvisticheskie paradigmy i lingvodidaktika: materialy XI Mezhdunar. nauch.-prakt. konf., Irkutsk, 13-16 iyunya 2006 g. Irkutsk, 2006. S. 23-28.

3. Baklashkina O.N. Govoryashchii i nablyudatel': pragmaticheskaya perspektiva predlozheniya/vyskazyvaniya // Problemy kontseptual'noi sistematiki yazyka i rechevoi deyatel'nosti: materialy 3-i Vseros. nauch. konf. Irkutsk, 2009. S. 22-28.

4. Blokh M.Ya. Teoreticheskaya grammatika angliiskogo yazyka: ucheb. 4-e izd., ispr. M., 2003.

5. Guzeeva K.A., Kostygina S.I. Grammatika angliiskogo yazyka. Infinitiv. SPb., 2006.

6. Gukhman M.M. Istoriko-tipologicheskaya morfologiya germanskikh yazykov. Imennye formy glagola. Kategoriya narechiya. Monofleksiya. M., 1978.

7. Espersen O. Filosofiya grammatiki. M., 2002.

8. Ivanova I.P., Chakhoyan L.P. Istoriya angliiskogo yazyka. M., 1976.

9. Kaushanskaya V.L., Kovner R.L., Kozhevnikova O.N. i dr. Grammatika angliiskogo yazyka. M., 2009.

10. Kravchenko A.V. K kognitivnoi teorii vremeni i vida // Filologicheskie nauki. 1990. № 6. S. 81-90.

11. Kravchenko A.V. Glagol'nyi vid i kartina mira // Izvestiya RAN. Ser. literatury i yazyka. 1995. T. 54, № 1. S. 49-64.

12. Kravchenko A.V. Voprosy teorii ukazatel'nosti: Egotsentrichnost'. Deiktichnost'. Indeksal'nost'. Irkutsk, 1992.

13. Kravchenko A.V. Pochemu semantika ne mozhet ne byt' kognitivnoi: na puti k ponimaniyu yazyka // Kognitivnaya paradigma: tez. mezhdunar. konf., 27-28 apr. 2000 g. Pyatigorsk, 2000. S. 102-104.

14. Kubryakova E.S. Chasti rechi s kognitivnoi tochki zreniya. M., 1997.

15. Peshkovskii A.M. Russkii sintaksis v nauchnom osveshchenii. 7-e izd. M., 1956.

16. Reznik R.V., Sorokina T.S., Kazaritskaya T.A. Prakticheskaya grammatika angliiskogo yazyka. M., 2002.

17. Yartseva V.N. Glagol'nye kategorii v infinitive indoevropeiskikh yazykov // Iranskoe yazykoznanie. M., 1976.

18. Kravchenko A.V. A cognitive account of tense and aspect: resurrecting «dead» metaphors // Anglophonia. French Journal of English Studies. 2002. № 12. P. 199—212.

19. Kravchenko A.V. The semantics vs. pragmatics debate in the context of the orientational function of language // J^zyk poza granicami j^zyka II. Semantyka a pragmatyka: spor o pierwszenstwo / A. Kiklewicz (red.);

Uniwersytet Warminsko-Mazurski w Olsztyne. 2011. P. 11—23.

20. Kravchenko A.V. Grammar as semiosis and cognitive dynamics // Cognitive Dynamics in Linguistic Interactions / A.V. Kravchenko (ed.). Newcastle upon Tyne: Cambridge Scholars Publishing (in press).

21. Quirk R., Greenbaum S., Leech G., Svartvik J. A university grammar of English / Edited and abbreviated by I.P. Verkhovskaya. M., 1982.

22. Parrot M. Grammar for English language teachers. With exercises and a key. Cambridge, 2003.

23. Pullum K.G. The Cambridge grammar of the English language. Cambridge, 2002.