Н.А. Олейникова (Горбунова)

КОГНИТИВНЫЕ ОСНОВАНИЯ УПОТРЕБЛЕНИЯ ИМЕН ЕСТЕСТВЕННОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ С ПРИТЯЖАТЕЛЬНЫМИ ДЕТЕРМИНАТИВАМИ

ВО ФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКЕ

Предпринимается попытка выявить когнитивные основания нарушения субъектом говорящим правила неупотребления притяжательных детерминативов французского языка перед именам, обозначающими части тела человека.

В рамках когнитивной парадигмы продолжается активное исследование взаимосвязи функционирования языковых единиц и построения высказывания со спецификой протекания психофизиологических процессов [Ї-4]. Обращение к специфике восприятия субъектом говорящим ситуации, себя, других позволяет иначе взглянуть на употребление притяжательных детерминативов (ПД) с именами естественной принадлежности во французском языке.

Человеческое сознание в состоянии установить, что различные предметы или явления по-разному связаны с субъектом мысли и речи. Существует определенный круг объектов, которые могут быть рассмотрены как естественная принадлежность, поскольку человеческим менталитетом и языковым сознанием они воспринимаются как обязательные или в высшей степени вероятные для каждого конкретного индивида [5. С. 45]. В когнитивной базе (термин В.В. Красных), наиболее консервативном корпусе знаний и представлений человека, они представлены как связанные с посессором неотторжимо, поскольку посессор, утратив объект, перестает быть тождественным самому себе и поэтому вне связи с объектом не мыслится [б. С. ЗОЇ].

К объектам естественной принадлежности традиционно относят части тела; абстрактные сущности, расположенные внутри тела; ближайшие предметы-атрибуты, такие как одежда, жилище, предметы личного обихода (вне их конкретного воплощения); родственники, а также некоторые территориальные единицы наиболее общего характера (страна, государство) [5. С. 45-6Ї].

Наибольший интерес представляет изучение особенностей употребления притяжательных детерминативов французского языка с такой группой имен естественной принадлежности, как части тела и одежда. Дело в том, что классические грамматики французского языка отмечают, что ПД не употребляются с названиями частей тела, поскольку посессивная связь и так очевидна для говорящего. Однако в языке неоднократно фиксируется нарушение данной нормы, объясняемое, как правило, стилистическими или прагматическими факторами [7; 8. С. Ї7Ї]. Ж. Клебер, исследуя употребление ПД в рамках анафоры, разбирает аномальность высказывания Une femme rёvait. Les yeux etaient fermes. Исследователь утверждает, что необходимость присутствия ПД перед существительным, обозначающим глаза, обусловлено происходящим перцептивным отчуждением (alienation perceptuelle) [9. С. 5354]. Иначе говоря, субъект, воспринимая данную ситуацию, отделяет часть от целого, а ПД позволяет объекту вернуть его целостность. Однако почему-то ученый не пытается применить данную гипотезу для ин-

терпретации рассматриваемой им ранее абсолютно нормальной конструкции Une femme revait, les yeux fermes [10. С. 228]. Если довести гипотезу Ж. Клебера до логического конца, то получится, что в вышеупомянутых предложениях объективизируются разные ситуации восприятия. В высказывании Une femme revait. Ses yeux etaient fermes мы имеем дело с двумя перцептивными актами: объектом первого является спящая женщина, объектом второго - закрытые глаза. Существующая точка между двумя предложениями подтверждает мысль о том, что здесь два разных перцептивных акта. Соответственно, употребление ПД необходимо для восстановления целостности всего воспринимаемого объекта, поскольку не бывает глаз самих по себе, без посессора. В высказывание Une femme revait, les yeux fermes два явления - часть и целое - схвачены единым перцептивным актом, поэтому необходимость посессивного маркирования отпадает.

В фокус активности субъекта восприятия попадают различные фрагменты окружающей действительности, выделенные тем или иным образом. Выделенность может быть обусловлена физиологически, психологически и культурно. Физиологическая выделенность связана с особенностью протекания перцептивных процессов. Психологическая выделенность провоцируется определенным эмоциональным состоянием. Культурно обусловленная выделенность объясняется социокультурной картиной мира, присущей субъекту восприятия [2]. Активность субъекта восприятия может быть направлена во вне, на других людей и во внутрь, на себя.

Рассмотрим теперь подробнее ситуации, возникающие при различной выделенности объектов естественной принадлежности.

К физиологической выделенности будем относить фокусирование субъекта восприятия на объектах, связанное с физиологической особенностью протекания перцептивных процессов.

Исследователи утверждают, что необычное, яркое привлекает внимание в первую очередь. При зрительном восприятии огромное значение имеет положение (горизонтальное или вертикальное), освещенность.

1. Adrienne, tu me donneras des enfants plus beaux que je suis. Je le savais du soir ой tu es tombee et je t’ai vus par terre. Je regardais battre ta poitrine, tes yeux etaient larges [12. С. 7].

Влюбленный герой вспоминает первую встречу со своей возлюбленной, которую он увидел в тот момент, когда она упала на землю, поскользнувшись темным вечером. В фокусе внимания говорящего оказались две детали - вздымающаяся от волнения грудь и огромные глаза, устремленные на него снизу вверх, что прочно запечатлелось в памяти героя.

К примерам физиологической выделенности объектов личной сферы можно отнести высказывания, где говорящий сообщает о нарушениях в функционировании своего организма - дискомфорте, боли, недомогании. В этом случае больной орган становится центром его восприятия.

Сравним два примера:

2. Cet Andrien, la, qui se cache dans les buissons derriere toi, est sorti de la boue, il en a encore les pieds crottes [13. С. 75].

3. Je ne suis jamais sorti. Mёme mon service militaire, je l’ai fait au coin de la rue, a cause de mes pieds, qui me font souffrir, etje rentrais tous les soirs a la maison [13. С. 45].

В 3-м примере наблюдается фокализация внимания говорящего на своих ногах, что подтверждается дальнейшей частью высказывания, где содержится экспликация причины подобного субъективизированного восприятия: mes pieds... me font souffrir.

В подобных случаях орган негативного ощущения является не частью субъекта, а объектом, поскольку происходит, как считает А.Ш. Тхостов, нарушение прозрачности тела [11. С. 4]. Став внешним объектом, предмет нуждается в повторном дискурсивном присвоении.

4. J’ai mal a mapauvre tёte.

Под психологическую выделенность попадает активность субъекта восприятия, обусловленная определенным эмоциональным состоянием.

5. Tu sais comment je te regarde, Helene. Comme un objet sculpte. Les details. Que des details. Tes hanches, ton rouge a levres. Ton foutre a levres. Ton ventre Directoire... [14. С.41].

Влюбленный герой рассматривает предмет своих нежных чувств и поочередно направляет внимание к привлекающим его деталям женской фигуры.

В следующем примере наблюдается попытка восстановить чужие эмоциональные состояния через объект приписываемого восприятия. Обсуждая поведение молодой невесты на свадьбе, два старика приходят к выводу, что она не беззаботная влюбленная, а расчетливая и властная особа, поскольку в фокусе ее внимания оказываются не привлекательные черты ее новоиспеченного мужа, а грязь, попавшая на его одежду.

6. [l-re vieillard] Qu’est-ce qui vous choque?

[2-e vieillard] Allons! Allons! En cet instant oil elle devait ёtre dans le ravissement, sa jeune alliance etincelle de tous les feux du serment echange, elle est enfin au bras de l’homme choisi, entre tous, elle peut aux yeux du monde, contempler son beau sourire, son jeune cou si tender, et mёme sa pomme d’Adam, voila qu’elle se preoccupe d’une salete sur son vёtement [15. С. 32]?

Когда в высказывании встречаются ПД первого лица, это свидетельствует о том, что фокусе внимания субъекта говорящего оказываются собственные эмоции.

7. Je ne suis que la pauvre chose des certitudes, ma grand-mere avait la certitude en tout son corps, et moi je ne

sais pas dire. La certitude court dans mes doigts, dans mes paupieres, elle ne vientpas jusqu’a mes levres [12. С. 11].

8. Je suis heureuse de tenir dans mes bras ce corps un peuplus maigre. L’homme triste qui avaitforce laporte de ma chambre d’hotel, en 40, le soir du mariage qui n’aura pas ete [12. С. 47].

Чем больше деталей выхватывает сознание субъекта восприятия, тем больше мозаичным становится представление о другом, другой превращается в совокупность положительно или отрицательно оцениваемых деталей.

9. Regarde la maison... Elle est sale. Elle est degotoante. Vous avez casse des verres. Vous avez mis vos doigts partout. Les fenetres sont salles. Le lit est degelasse. Le trousseau de cles qui traine. La chemise de nuit d’Helene. Ton briquette. Ce n’est pas tellement le genre que j’aime. Tu es invite ici. Invite ga veut pas dire bordel. Regarde ce verre. C’est toi qui l’a nettoye? C’est un verre immonde. Il y a ton odeur. Tiens. Sens ce dossier de chaise. C’est ton odeur. Et tes mains. Tiens, ga fait un quart d’heure que je suis ici. Sens mes mains. Elles sentent toi. Non? Non? Je me trompe [14. С. 55].

Говорящий - персонаж, вернувшись домой после длительного отсутствия, обнаруживает в доме любовника своей жены, его душевное равновесие нарушено; сознание фиксирует мельчайшие детали.

Культурно обусловленная выделенность связана с социокультурной картиной мира, присущей субъекту восприятия, а точнее с общепринятыми условностями и конвенциями. Нарушение социальных стереотипов обеспечивает фокусирование субъекта говорящего на атрибутах подобной ситуации.

10. J’ai pense que tu me reverrais toujours comme ga, ridicule, obscene, avec mon pantalon en tire-bouchon sur les chevilles [16. С. 168].

11. Ils ont lui arrache son pantalon, et le pauvre Charles etait la, devant moi, tout nu, tout honteux, avec sa veste de smoking et ses chaussettes [16. С. 202].

В современном обществе одежда рассматривается как продолжение тела [5. С. 46]. Для мужчин одежда -это костюм, для женщин - платье. Отсутствие одежды в публичной ситуации естественным образом обеспечивает фокусирование взгляда. В вышеприведенном примере речь идет о деталях одежды, оставшихся на герое, которых, тем не менее, недостаточно для того, чтобы считаться одетым. Отсутствием важного предмета - брюк -подчеркивается униженность положения, в которое поставили героя в присутствии женщины.

Ппроанализированные примеры свидетельствуют о том, что при отражении окружающей действительности может наблюдаться деформация реальности за счет выделения отдельных моментов. Употребление ПД с именами естественной принадлежности позволяет восстановить посессивную связь, утраченную в результате физиологической, психологической или социально обусловленной выделенности.

ЛИТЕРАТУРА

1. Кравченко А.В. Вопросы теории указательности: эгоцентричность, дейктиченость, индексальность. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1992.

212 с.

2. БарановскаяЮ.Л. Субъект восприятия и однородные члены предложения // Вестн. ИГЛУ. Сер. Лингвистика. 2004. № 3. С. 3-8.

3. Верхотурова Т.Л. Субъект восприятия в глагольной семантике // Вестн. ИГЛУ. Сер. Лингвистика. 2004. № 3. С. 17-25.

4. Семенова Т.И. Субъектный синкретизм в высказываниях с модусом кажимости // Вестн. ИГЛУ. Сер. Лингвистика. 2005. № 3. С. 136-151.

5. Головачева А.В. Категория посессивности в плане содержания // Категория посессивности в славянских и балканских языках. М.: Наука,

1989. С. 44-111.

6. Журинская М.А. О выражении значения неотторжимой принадлежности в русском языке // Семантическое и формальное варьирование. М.:

Наука, 1979. С. 299-347.

7. Журинская М.А. Именные посессивные конструкции в меланезийских языках // О языках, фольклоре и литературе Океании. М., 1978. С. 16.

8. Степанова А.Н. Очерки-размышления и цитации о прагмасинтаксисе французского языка: имя и его детерминативы. Минск: МГЛУ, 2000.

278 с.

9. Kleiber G. Defni associatif et possessif en concurrence textuelle / Texte et discours: categories par l’analyse. Dijon: Ed. Univ. de Dijon, P. 51-61.

10. Kleiber G. L’anaphore associative / G. Kleiberg. P.: Presses Univ. de France, 2001 385 p.

11. Тхостов А.Ш. Топология субъекта (Опыт феноменологического исследования) // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1994. № 2. С. 313.

12. Bayen B. A trois mains. P.: L’arche Ed., 1997. 95 p.

13. KoltezB-M. Le retour au desert. P.: Les Ed. de Minuit, 1988. 87 p.

14. Amette J-P. Le mal du pay. Mayenne: Gallimard, 1992. 105 p.

15. BanalD. Derives et petits details // Breves d’auteurs. Arles: Floche, 1993.

16. Sagan F. La guerre lasse. P.: Gallimard, 1985. 222 p.

Статья представлена научной редакцией «Филология» 25 июня 2007 г.