© А.А. Дьякова, 2008

КОГНИТИВНЫЕ МЕХАНИЗМЫ АДАПТАЦИИ В ТЕКСТОВОЙ КОММУНИКАЦИИ 1

А.А. Дьякова

Человек постоянно сталкивается с необходимостью изложения известного содержания в соответствии с новыми целями, адаптации готовых речевых произведений к изменившимся условиям общения. Несмотря на важность адаптации текстов в повседневной речевой практике носителя языка, данная проблема изучена недостаточно, о чем свидетельствует относительно небольшое число работ по этой те-ме(см.: [3; 16; 19; 21]). Адаптация интерпретируется в лингвистической литературе как облегчение (см.: [1; 15, с. 25]) или упрощение (см.: [13, с. 18; 18, с. 20]) исходного текста для освоения его малоподготовленными читателями. Однако исследованный нами материал показал, что в ряде случаев адаптация приводит к большей концентрированности и обобщенности информации в тексте, то есть к усложнению текста на содержательном уровне (см.: [7]). Кроме того, адаптированный текст может быть рассчитан на читателя, осведомленность которого в данной области находится на одном уровне с осведомленностью автора (см.: [9]). Адаптация текста при этом связана с изменением интенций субъекта речи, с учетом им условий определенного дискурса.

Цель нашего исследования заключается в обосновании тезиса о том, что в результате адаптации может произойти как упрощение, так и усложнение содержания исходного текста. Материалом исследования послужили тексты и их адаптированные варианты, функционирующие в разных дискурсах. Объем материала составил 89 пар текстов, из которых выделено 986 языковых единиц как маркеров процесса адаптации.

В ходе нашего исследования мы пришли к выводу о том, что можно выделить два механизма текстовой адаптации: упрощение и усложнение содержания исходного текста. Данные механизмы регулируют выбор пишущим языко-

вых средств репрезентации содержания. Выбор механизма адаптации текста обусловлен коммуникативной ситуацией и целью, которую автор стремится достичь в процессе коммуникации.

Расширение представления об адаптации и внимание к когнитивным процессам, происходящим в сознании носителя языка при адаптировании текста, связаны с характерной особенностью современной лингвистики - антропоцентризмом. Антропоцентризм как особый принцип исследования заключается в том, что научные объекты изучаются, прежде всего, с точки зрения их роли для человека, их назначения в его жизнедеятельности. Если раньше лингвистов интересовало преимущественно то, как устроен язык сам по себе, то теперь на первый план выдвинулись вопросы

о том, как язык связан с миром человека, каким образом ситуация общения определяет выбор языковых средств и как говорящий или пишущий проявляет себя в тексте.

Следует учитывать, что текстовая коммуникация имеет ряд особенностей: коммуникативная деятельность пишущего и читающего является однонаправленной, отсутствует непосредственная вовлеченность в ситуацию общения, а партнера по коммуникации представляет текст. Текст содержит в своем составе указание на необходимые элементы коммуникативной ситуации (адресант, контакт, референт, код, адресат) и является частью дискурса. Дифференциальными признаками текста, которые позволяют вычленить его из дискурса, являются тематическое, коммуникативное и структурное единство[10, с. 30-31]. Отличительной чертой текста является также то, что он представляет собой воспроизводимую единицу, его можно перечитывать, редактировать и адаптировать.

В контексте теории сложных систем, к числу которых относится и язык, высшую степень адаптации представляет простая структура, сочетаемая со сложными функциями, или

«высокоэффективная простая структура» (см.: [4]). Данное положение можно интерпретировать на основе универсального закона синтеза информации (см.: [20]). Синтез информации как основа работы мозга и смежных с ним видов деятельности (мышления, языка, сознания и познания) является основой переработки информации, которая, синтезируясь, увеличивается в единицу времени. Универсальный закон синтеза информации как в мышлении, так и в языке имеет направленность в сторону усложнения смысла и информации. Синтез информации бесконечен, как бесконечен синтез мозга - основа его деятельности, мышления, познания. Синтез формы, напротив, ограничен: только сравнительно небольшим количеством форм и комбинациями этих форм можно выразить безграничное многообразие, преобразованное и преобразующееся на основе иерархии синтеза информации.

Закон синтеза информации в языке проявляется в следующем: на уровне морфологии и синтаксиса - в существовании синтетических форм (выше в отличие от более высокий; открывающий в отличие от который открывает и т. п.); на уровне лексики - в возможности синонимической замены словосочетания одним словом (победить вместо одержать победу, плакать вместо лить слезы); на уровне текста - в способности текста к свертыванию и развертыванию содержания, которая не выражена или слабо выражена на уровне других единиц языка. Как отмечают Л.Н. Мурзин и А.С. Штерн, благодаря способности к свертыванию возможно создание такой структуры, где одно формальное предложение текста включает в себя имплицитно несколько глубинных предложений (несколько ситуаций или ее фрагментов), что является результатом действия закона контаминации как одной из основ динамики текстопостроения [12, с. 37]. Процедуры свертывания и развертывания коррелируют с двумя взаимосвязанными речемыслительными процессами - восприятием и воспроизведением речевого сообщения. При восприятии текста происходит его свертывание в некий «смысловой сгусток» (инвариант), который при репродукции развертывается в новую текстовую форму (варианты) (см.: [5]). Для успеха в достижении целей говорящему или пишущему необходимо выбрать наиболее адекватный для

данной коммуникативной ситуации вариант репрезентации информации.

Положение о направленности адаптации на воплощение сложного содержания в простой структурной форме справедливо и для адаптации текста, поскольку, как мы покажем на примере юридического текста, адаптация может привести не только к упрощению текста-оригинала, как принято считать, но и к его усложнению на содержательном уровне.

В качестве критериев определения механизма адаптации текста мы выделяем: 1) уровень категоризации текстообразующих концептов - упорядочения имеющейся информации на разных уровнях шкалы «конкретное - абстрактное»; 2) способ концептуализации информации (понятийный, образный, оценочный или их различные сочетания); 3) степень сложности формальной организации текста.

По нашим наблюдениям (см.: [8]), повышение уровня абстракции текстообразующих концептов, замена видовых понятий родовыми приводит к усложнению содержания текста, даже если с точки зрения формы (распространенность предложений, наличие вводных и вставных конструкций, повторов, абзацное членение и т. д.) уровень сложности текста не изменился. И наоборот, снижение уровня категоризации информации, замена родовых понятий видовыми позволяют говорить об упрощении текста в результате адаптации. Это объясняется действием закона абстрагирования элементов языковой структуры, согласно которому развитие абстрактных элементов языка происходит на базе конкретных; в лексике, например, абстрактное лексическое значение слова развивается на основе конкретного (см.: [2, с. 30-31, 40-41]). Так, человек может говорить и думать о реальном предмете, попутно отмечая его свойство (белый снег), а затем поместить это свойство в центр внимания, оттеснив его носителя на второй план (белизна снега), выделить в нем новые свойства (интенсивность белизны), поставить в разные отношения к другим предметам мысли (наслаждение белизной) [11, с. 158]. Способность к абстракции возникла у человека в процессе длительной эволюции благодаря развитию второй сигнальной системы, поэтому абстрактное мышление является более сложной формой мышления, чем конкретное.

Если говорить о способе концептуализации информации, то здесь дело обстоит иначе. При замене одного способа представления концептуального содержания другим (например, понятийного способа представления информации образным) при адаптировании текста не всегда можно сказать, какой из этих способов является упрощенным, а какой усложненным, и в этом случае правильнее говорить об изменении, а не об упрощении или усложнении текста. Понятийное и образное мышление, по мнению психологов, качественно различны, что обусловлено функциональной асимметрией головного мозга, то есть определенной специализацией левого (понятийное мышление) и правого (образное мышление) полушарий. Замена одного способа представления концептуального содержания текста сочетанием различных способов концептуализации информации позволяет говорить об усложнении текста, поскольку комплексность является результатом синтезирующего мышления.

Сопоставим тексты Конституции РФ и ее комментария для школьников (см.: [17]). Анализ языковых средств показал, что оба текста характеризуются насыщенностью терминами, обобщенными понятиями (государство, суверенитет, права, свободы, экономическое пространство, власть, приоритет, верховенство и т. д.). Однако в тексте комментария наблюдается повышение уровня категоризации текстообразующих концептов (человек, личность вместо гражданин; элемент правового статуса личности, правовое состояние вместо гражданство и т. д.) и замена видовых понятий, используемых в тексте Конституции РФ, родовыми понятиями (голосование вместо референдум, выборы; помещение вместо жилище и т. п.).

При адаптации текста Конституции РФ к условиям педагогического дискурса понятийный способ концептуализации информации заменяется понятийно-оценочным. Например, в предложении «Но социальное государство не должно воспитывать иждивенцев, не должно своей опекой мешать деловой активности, предпринимательской инициативе членов общества» у слова иждивенец актуализируется коннотативное значение «человек, стремящийся жить за чужой счет» (ср.: иждивенец - человек, который состоит на чьем-нибудь иждивении; иждивение - обеспечение не-

работающего (как правило, неработоспособного: больного, престарелого, несовершеннолетнего) средствами, необходимыми для существования [13, с. 237]).

Текст Конституции характеризуется максимальной объективностью, безличностью изложения. В тексте комментария используются дейктические актуализаторы - средства реализации инклюзивного дейксиса 1 л. как показателя того, что автор текста включает себя в некоторую группу лиц (падежные формы личного местоимения мы, формы притяжательного местоимения наш, глагольные формы 1 л. мн. числа) и средства, указывающие на 3 л. (местоименные слова он, кто, никто, кто-то, каждый): Впервые в России в ныне действующей конституции мы провозгласили, что наша Родина является социальным государством. Причем под достойной жизнью обычно мы понимаем материальную обеспеченность, доступ к ценностям культуры, личную правовую безопасность... Последнее немаловажно, так как мы часто по-прежнему ждем, что за нас кто-то и что-то сделает. Никто не может иметь привилегий по признаку национальности. В качестве формальных показателей субъективно-модальных значений в тексте комментария для школьников выступают риторические вопросы, повторы, направленные на то, чтобы акцентировать внимание читателя: Что это означает? Это означает, что государство берет на себя в объеме, соответствующем его возможностям, обеспечение определенного уровня жизни своих граждан, удовлетворение их материальных и духовных потребностей.

Как видим, повышение уровня абстракции текстообразующих концептов и замена понятийного способа представления концептуального содержания сочетанием различных способов концептуализации информации в тексте комментария Конституции РФ для школьников свидетельствует о том, что адаптация юридического текста к условиям педагогического дискурса привела не к упрощению (как можно было ожидать), а к усложнению текста на содержательном уровне.

Если при адаптации уровень категоризации и способ представления концептуального содержания не изменяются, то степень простоты адаптированного текста определяется с точ-

ки зрения простоты его формальной структуры. Напомним, что высшая степень адаптации предполагает воплощение в простой структурной форме сложного содержания (см.: [4]), поэтому, как можно предположить, преобладание свернутых синтаксических конструкций приводит к усложнению текста, большей концентрированности и обобщенности информации в нем, а использование развернутых синтаксических конструкций - к упрощению текста.

В исследовании некоторых ученых (см., напр.: [9]) устанавливается связь между характером используемых синтаксических конструкций и степенью соответствия уровней осведомленности автора и потенциальных адресатов текста. На основе экспериментальных данных показано, что при адаптации текста к условиям его восприятия менее осведомленным, чем сам автор, читателем прибегают к использованию более развернутых синтаксических конструкций; в тех случаях, когда текст адресуется читателю высокой степени осведомленности, в нем превалируют свернутые структуры. Мы используем классификацию развернутых и свернутых структур, применяемую А.С. Затонской, для определения уровня сложности формальной структуры текста. К развернутым синтаксическим конструкциям относятся простое предложение, главное предложение, придаточное предложение, оборот; свернутыми структурами признаются определитель (прилагательное или наречие), именная группа, служебное слово (к ним отнесены местоимения и производные предлоги), опущения. Данные структуры А.С. Затонская определяет как малые синтаксические группы (МСГ), понимая под ними актуализированные предикативномодальные единицы [там же].

Рассмотрим пример адаптации юридического текста [статьи 97 «Отмена обеспечения иска арбитражным судом» Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее -АПК РФ)] к условиям научного (комментарий к статье 97 АПК РФ [6, с. 174-175]) и медиального (статья Г. Панова «Обеспечительные меры как инструмент в корпоративных войнах» в журнале «Корпоративный юрист» [14]) дискурсов.

Сопоставительный анализ текста статьи 97 АПК РФ и текста комментария к ней

показал, что и в том и в другом тексте преобладает абстрактная лексика (обеспечение, ходатайство, дело, отмена, рассмотрение, определение, отказ, обращение, обстоятельства и т. д.), таким образом, уровень категоризации текстообразующих концептов при адаптации не изменился. Способ концептуализации информации в обоих текстах понятийный. Для того чтобы оценить уровень сложности формальной организации текстов, мы определили процентное соотношение развернутых и свернутых структур в них, заполнив табл. 1.

Как видим, процент развернутых структур в тексте научного дискурса, по сравнению с текстом юридического дискурса, увеличился, а процент свернутых структур, напротив, уменьшился. Таким образом, в данном случае адаптация к новым коммуникативным условиям привела к упрощению исходного текста.

Иной характер изменения текста статьи 97 АПК РФ наблюдается при его адаптации к условиям медиального дискурса. Для текста статьи Г. Панова характерен тот же уровень абстракции, что и для юридического текста, и понятийный способ концептуализации информации. Однако сопоставление формальной организации текстов дало другие результаты (см. табл. 2).

В данном случае процент развернутых структур в тексте медиального дискурса меньше, чем в тексте юридического дискурса, а процент свернутых структур больше, что свидетельствует об усложнении адаптированного текста, большей концентрированности информации в нем.

Наши наблюдения над текстовым материалом мы обобщили в таблице 3. Нами не были выявлены и потому не нашли отражения в таблице 3 следующие случаи: 1) когда уровень категоризации текстообразующих концептов снижается, способ концептуализации информации заменяется сочетанием различных способов представления концептуального содержания текста, а формальная организация текста усложняется, упрощается или не меняется; 2) когда уровень категоризации текстообразующих концептов повышается, один способ концептуализации информации заменяется другим или не меняется, а формальная организация текста упрощается.

Таблица 1

Соотношение свернутых и развернутых структур в текстах статьи 97 АПК РФ

и комментария к ней

Малая синтаксическая группа Текст

Статья 97 АПК РФ Комментарий к статье 97 АПК РФ

Всего малых синтаксических групп 24 36

Развернутые структуры

Простое предложение Число 8 3

% 33,4 8,3

Главное предложение Число 0 4

% 0 11,1

Придаточное предложение Число 0 13

% 0 36,2

Оборот Число 5 3

% 20,8 8,3

Итого, % 54,2 63,9

Свернутые структуры

Определитель Число 6 9

% 25 25

Именная группа Число 0 0

% 0 0

Служебное слово Число 5 4

% 20,8 11,1

Опущение Число 0 0

% 0 0

Итого, % 45,8 36,1

Таблица 2

Соотношение свернутых и развернутых структур в текстах статьи 97 АПК РФ

и журнальной статьи Г. Панова

Малая синтаксическая группа Текст

Статья 97 АПК РФ Статья Г. Панова в журнале «Корпоративный юрист»

Всего малых синтаксических групп 24 21

Развернутые структуры

Простое предложение Число 8 1

% 33,4 4,8

Главное предложение Число 0 2

% 0 9,5

Придаточное предложение Число 0 4

% 0 19,1

Оборот Число 5 0

% 20,8 0

Итого, % 54,2 33,4

Свернутые структуры

Определитель Число 6 7

% 25 33,3

Именная группа Число 0 0

% 0 0

Служебное слово Число 5 7

% 20,8 33,3

Опущение Число 0 0

% 0 0

Итого, % 45,8 66,6

Таблица 3

Механизмы адаптации текста

Механизм адаптации текста Уровень категоризации текстообразующих концептов Способ концептуализации информации Степень сложности формальной организации

Усложнение Повышается Не изменяется Не изменяется

Повышается Замена одного способа другим Не изменяется

Повышается Замена одного способа сочетанием различных способов Не изменяется

Повышается Замена одного способа другим Повышается

Повышается Замена одного способа сочетанием различных способов Повышается

Не изменяется Замена одного способа сочетанием различных способов Не изменяется

Не изменяется Замена одного способа сочетанием различных способов Повышается

Не изменяется Замена одного способа другим Повышается

Не изменяется Не изменяется Снижается

Упрощение Снижается Не изменяется Не изменяется

Снижается Замена одного способа другим Не изменяется

Снижается Замена одного способа другим Снижается

Снижается Не изменяется Снижается

Не изменяется Замена одного способа другим Снижается

Не изменяется Не изменяется Повышается

Изменение Не изменяется Замена одного способа другим Не изменяется

Снижается Замена одного способа сочетанием различных способов Не изменяется

Таким образом, характер изменения текста при его адаптации к условиям иного дискурса может быть различным. Он зависит, во-первых, от изменения уровня категоризации текстообразующих концептов; во-вторых, от изменения способа концептуализации информации и, в-третьих, от изменения степени сложности формальной организации текста. Сопоставительный анализ исходного и адаптированного текстов по этим трем критериям показал, что в результате адаптации может произойти как упрощение, так и усложнение содержания исходного текста. Рассмотрение механизмов преобразования содержания в адаптированном тексте позволяет исследовать особенности когнитивной операции адаптирования, осуществляемой носителями языка в процессе коммуникации.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Исследование выполнено в рамках госбюджетной темы ГБ 1.4.05.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Большой энциклопедический словарь / под ред. А. М. Прохорова. - М. : Большая Российская энцикл. ; СПб. : Норинт, 2001.

2. Вендина, Т. И. Введение в языкознание / Т. И. Вендина. - М. : Высш. шк., 2002.

3. Верещагин, Е. М. Язык и культура: Лингвос-трановедение в преподавании русского языка как иностранного / Е. М. Верещагин, В. Г. Костомаров. -3-е изд., перераб. и доп. - М., 1983.

4. Воронин, А. А. Эволюция простоты в сложных системах / А. А. Воронин // Встреча с простотой / под ред. О. В. Иншакова. - Волгоград : Волгогр. науч. изд-во, 2006. - С. 95-111.

5. Голев, Н. Д. К основаниям деривационной интерпретации вторичных текстов / Н. Д. Голев, Н. В. Сайкова // Языковое бытие человека и этноса: психолингвистические и когнитивные аспекты. - Вып. 3. - Барнаул, 2001. - С. 20-27.

6. Гуев, А. Н. Постатейный комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / А. Н. Гуев. - М. : ИНФРА-М, 2003.

7. Дьякова, А. А. Интердискурсивный аспект адаптации текстов / А. А. Дьякова // Вестн. ВолгГАСУ

Сер. «Гуманитарные науки». - 2007. - Вып. 9 (24). -С. 196-204.

8. Дьякова, А. А. Особенности изменения текста в процессе адаптации / А. А. Дьякова // Русская словесность в контексте современных интеграционных процессов : материалы Второй Междунар. науч. конф. (г. Волгоград, 24-26 апр. 2007 г.) : в 2 т. Т. 1. - Волгоград : Изд-во ВолГУ 2007. - С. 808-813.

9. Затонская, А. С. Объективный прагмалин-гвистический эксперимент (на материале философской работы Л. Шестова «Апофеоз беспочвенности») / А. С. Затонская // Филол. вестн. Рост. гос. ун-та. - 2004. - №° 3. - С. 33-37.

10. Красных, В. В. Структура коммуникации в свете лингвокреативного подхода (коммуникативный акт, дискурс, текст) : автореф. дис. ... д-ра фи-лол. наук / В. В. Красных. - М., 1999.

11. Маслов, Ю. С. Введение в языкознание / Ю. С. Маслов. - М. : Высш. шк., 1998.

12. Мурзин, Л. Н. Текст и его восприятие / Л. Н. Мурзин, А. С. Штерн. - Свердловск : Изд-во Урал. ун-та, 1991.

13. Ожегов, С. И. Толковый словарь русского языка / С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. - 4-е изд., доп. - М. : Азбуковник, 2001.

14. Панов, Г. Обеспечительные меры как инструмент в корпоративных войнах / Г. Панов // Корпоративный юрист. - 2007. - N° 3. - С. 27-34.

15. Словарь русского языка : в 4 т. Т. 1 / под ред. А. П. Евгеньевой. - М. : Рус. яз., 1999.

16. Сметанникова, Н. Н. Стратегиальный подход к обучению чтению (междисциплинарные проблемы чтения и грамотности) / Н. Н. Сметанникова. -М. : Шк. б-ка, 2005.

17. Смоленский, М. Б. Конституция Российской Федерации : постатейный комментарий для школьников / М. Б. Смоленский. - М. : ИКЦ «МарТ» ; Ростов н/Д : Издат. центр «МарТ», 2005.

18. Современный словарь иностранных слов / под ред. Л. Н. Комаровой. - 4-е изд., стер. - М. : Рус. яз., 2001.

19. Трыгуб, И. С. Лингвометодический потенциал народных сказок в обучении русскому языку как иностранному младших школьников : автореф. дис. ... канд. пед. наук / И. С. Трыгуб. - М., 2006.

20. Хазен, А. М. Интеллект как иерархия синтеза информации / А. М. Хазен // Теоретическая биология. - Вып. 7. - М., 1993.

21. Шелякин, М. А. Язык и человек: К проблеме мотивированности языковой системы : учеб. пособие / М. А. Шелякин. - М. : Флинта : Наука, 2005.