ББК Ш100.5 + Ш70

С. В. Меныиенина

КЛАССИФИКАЦИЯ РЕЧЕЙ, ЖАНРЫ ЭПИДЕЙКТИЧЕСКОЙ РЕЧИ

Риторический текст тогда становится эффективным, когда оратор точно осознает целевую установку, то есть риторское намерение, а также глубоко анализирует ситуацию общения, включающую в себя тип адресата, условия и обстановку общения. Не менее важным становится вопрос о выборе риторического жанра.

Выделяя определенные риторические жанры, теоретики риторики, прежде всего, выделяют родовую типологию и опираются на аристотелевскую классификацию ораторских речей по родам, критерием которой является сфера общения:«.. .естественно является три рода риторических речей: совещательные, судебные и эпидейктические» [1, с. 99]. В рамках такого деления рассматривается дальнейшая, жанровая, дифференциация. Однако многие исследователи справедливо считают деление речей на эти роды устаревшей, не отвечающей всему многообразию сфер и ситуаций общения. Так, Н. Н Кохтев и другие современные ученые классическую классификацию речей дополняют академическим, социально-политическим, духовным красноречием [4, с. 40], в основе которой — сфера красноречия. А. К. Михальская,Т. В. Матвеева считают правомерным и необходимым выделить бытовую риторику, жанры которой типизируются и имеют свои признаки. По количеству участников публичной речи выделяют монологические, диалогические, полилогические речи. Основываясь на функционально-смысловом типе речи, речевые произведения делятся на повествование, описание, рассуждение. Кроме указанных типов речей, выделяются речевые жанры в частных, профессиональных сферах общения. Описание жанров в указанных риториках является в настоящее время весьма востребованным (Т. В. Анисимова, Е. Г. Гимпельсон, Е. В. Харченко и др.).

На наш взгляд, более продуктивной является типология речей в зависимости от целевой установки. «Общая цель заключается в том, чтобы развлечь, информировать, воодушевить, призвать к действию», — пишет П. Сопер [6, с. 41]. Все речи П. Сопер делит на развлекательные, информационные, агитационные. Последние, в свою очередь, подразделяет на воодушевляющие, убеждающие, призывающие к действию. Попытаемся выделить жанры ораторских речей в рамках данной классификации в зависимости от цели оратора.

Вопрос о риторических жанрах является одним из самых неразработанных в области современного риторического знания. Это вполне объяснимо тем, что риторика—наука новая, вернее, недавно возродившаяся в России. Кроме того, новые условия и

преобразования жизни, появление и развитие дополнительных знаний в области коммуникации влекут за собой возникновение новых риторических жанров. Понятие жанра, помимо риторики, является основным в журналистике, художественной литературе. Попытка подменить жанры одной сферы другой приводит к коммуникативным неудачам, так как признаки, например, художественного текста лишь частичнорешаюткоммуникативную задачу оратора (например, на этапе элокуции текста). Основоположником в теории речевого жанра является М. М. Бахтин: «Мы говорим только определенными речевыми жанрами, то есть все наши высказывания обладают определенными и относительно устойчивыми типическими формами построения целого. Мы обладаем богатым репертуаром устных (и письменных) речевых жанров...» [3, с. 46].

Типологию жанров мы строим, основываясь на следующих положениях теории Б. Б. Бахтина:

1) жанр рассматривается как относительно устойчивые типы высказываний («типовые модели построения целого»), которые отражают специфические условия и цели каждой области речевого общения не только своим тематическим содержанием и языковым стилем, но и прежде всего композиционным построением,

2) в основе речевого произведения лежит замысел, определяющий выбор предмета высказывания, границы и форму, которые обретет высказывание,

3) важным признаком речевого жанра является адресованность и учет осведомленности адресата, его убеждений, его симпатий и антипатий—апперцептивного фона восприятия речи говорящего: все это влияет на выбор композиционных приемов, языковых средств,

4) риторические жанры соответствуют типическим ситуациям общения, причем в каждой сфере использования языка выработаны свои относительно устойчивые типы высказываний («репертуар риторических жанров»),

5) диалогичность общения определяет композицию жанра и является одним из главных его признаков.

Теоретическое осмысление понятия «жанр» дает возможность выработки практических рекомендаций в области того или иного риторического жанра. Знание специфики риторического жанра, его признаков, умение точно определить ситуацию общения, которой наиболее адекватен этот жанр, делают результат общения максимальным. «Чем больше в запасе у современного человека схем речевых жанров, тем больше число ситуаций, в которых он будет проявляться как развитая язы-

ковая личность» [2, с. 233]. Т. В. Анисимова определяет риторический жанр как «исторически сложившийся устойчивый тип риторического произведения, единство особенных свойств формы и содержания, определяемое целью и условиями общения и ориентированное на предполагаемую реакцию адресата» [2, с. 236].

Нам кажется интересным рассмотрение жанров эпидейктической речи, так как этот тип речи по цели, наряду с информационной, убеждающей, агитационной речами, является в практике общения довольно востребованным.

Эпидейктическая речь — это торжественная речь,« речь на случай», которая произносится в речевой ситуации особого рода: на юбилеях, других торжествах, на съездах партии или просто вечеринках (А. К. Михальская).

Ситуации, в которых проходят подобные публичные выступления, делятся на официальные и неофициальные, бытовые. К официальным ситуациям общения относятся государственные и профессиональные праздники, торжественные мероприятия (открытие фестиваля, конференции, съезда, выставки, спортивного праздника, вручение наград и т. д.). Нео-фициальные ситуации, которые сопровождаются воодушевляющими речами,—это семейные праздники, дружескиеи корпоративные вечеринки. Если целью информационных речей является новое знание о предмете речи, убеждающей — изменение убеждений слушателей по обсуждаемой проблеме, то назначением эпидейктической речи становится обращение к эмоциональной сфере слушателей, сплочение аудитории, поднятие настроения. Информирующая и убеждающая целеустановки являются вспомогательными, причем аргументация носитритори-ческий характер. Грамотно построить выступление в ситуациях подобного рода—дело отнюдь не простое, как показывает практика выступлений.

Характер пафоса эпидейктических речей может быть разный:« дело эпидейктических речей—хвалить или порицать» [1, с. 99]. Речи, призванные вызывать положительные эмоции, возвышенные чувства, могут быть произнесены в таких жанрах, как поздравление, благодарность, напутствие, прощание, приветствие, тост. Речи в этих жанрах могут звучать как в официальной ситуации (ежегодное новогоднее поздравление российского народа, приветствие участникам конференции, напутствие спортсменам-участникам Олимпиады и т. д.), так и в неофициальной ситуации (напутствие жениху и невесте на свадебном торжестве, тост юбиляру на дне рождения и т. д.). Причем одни и те же жанры могут быть выбраны как в официальной, так и в неофициальной сферах общения, например, поздравление, напутствие.

В риторических речах находят отражение важные события в жизни людей, события, способные вызвать сильный эмоциональный отклик, а иногда

и потрясти, вызвать справедливый гнев. Речь идет о речах в кризисных ситуациях, подобных террористическим актам. Подобные публичные выступления произносятся в жанре обращения или заявления и носят официальный характер

Оратор выстраивает публичное выступление в одном из указанных жанров, опираясь на общие правила содержания и формы речи и требования к подготовке речи. Что является важным компонентом содержания жанров эпидейктической речи?

В жанре поздравления необходимо наличие конкретного материала, в котором бы отразилась индивидуальность адресата, «виновника торжества», причем последний может быть как одним лицом, так и группой лиц, коллективом. Наиболее эффективным фунционально-смысловым типом речи может стать повествование, включающее элементы драматизации: завязка, развитие повествования, кульминация, развязка; воображаемые диалоги, реплики. Всегда с интересом воспринимаются короткие занимательные рассказы, реальные истории из жизни, в которых ярко отражается личность адресата. В описательном компоненте важным становится акцент на привлекательных чертах адресата, являющихся существенными, индивидуальными (ср. тексты на поздравительных открытках, которые не могут отвечать этим требованиям). Причем оратор должен избегать банальностей, клишированности, с тем чтобы доставить удовольствие слушающим. Несмотря на кажующу-юся легкость решения риторической задачи, — создание эффективного высказывания в этом жанре —доступно далеко не каждому. Жанр поздравления очень устойчив. В сознании носителя языка он присутствует как элемент (набор) топосов — набора правил и формул речевого поведения, подходящего случаю. Включаясь в семейную, затем в общественно-коммуникативную практику, ритор бессознательно усваивает схемы речи. Можно говорить, что усваивается именно жанр — типовая модель текста с характерным именно для него тематическим, композиционным и стилистическим единством (по Бахтину М. М.). Положительное этого усвоения в том, что наличие этой схемы гарантирует адресату понимание обращенной к нему речи. Отрицательным следствием этого в том, что это лишает ритора творческого подхода к созданию текста.

В жанре напутствия оратор говорит о будущем адресата или группы людей. Это могут быть самые разные ситуации: проводы в армию, на спортивные состязания, свадебное застолье, которое сопровождается напутственными словами. Оратор содержание речи строит на положительных перспективах, говорит о вечных ценностях, исторических, семейных традициях, возбуждая в слушателях чувства радости, восторга, надежду на лучшее.

Особым жанром является тост. Его отличительным признаком является притчевость, включение в содержание речи текста легенды, занимательной истории, которые бы стали иносказательным моментом в речи тостующего. Эта параллель становится увлекательным элементом для адресата и всех собравшихся, доставляет особое удовольствие. Наблюдения за речевой практикой показывают, что настоящий тост в ситуации застолья произносится довольно редко, ибо он, по словам А. К. Михальской, носит явно «заимствованный» характер, не является органичным для нашей речевой культуры. Это чаще всего подражание, имитация и своебразное преломление инокультурной, и, прежде всего—грузинской традиции [5, с. 411]. Слова, обращенные к адресату, произносятся чаще всего в жанре поздравления.

Важным является композиционная стройность выступления. Это выражается в применении классической трехчастной схемы построения публичного выступления, а именно — в наличии продуманного вступления, структурированной главной части, завершенности в виде заранее подготовленного заключения. Для вступления обязательным является обозначение повода речи, называние адресата. В основной части важно выделение главного, существенного, приведение фактического, конкретного материала. Для заключения обязательным становится поздравление с выражением пожелания, надежд на радостные перспективы, успех, удачу.

На этапе элокуции существенным достоинством речи является ее образность, оригинальность, уход от речевых стандартов, шаблонов (как, например, пожелание крепкого здоровья, успехов в работе и счастья в личной жизни). Использование метафор, эпитетов, сравнений, риторических тропов таких, как анафора, градация, риторический вопрос, парцелляция и др. является важным условием усиления воздействующего эффекта речи.

Несмотря на общие черты, содержательные и формальные, объединяющие жанры эпидейктической речи, существуют и специфические признаки каждого из указанных жанров.

Во-первых, интенция говорящего в каждом из жанров различна. В жанре поздравления — это стремление доставить адресату удовольствие, публично говоря о его привлекательных чертах: доброте, душевной щедрости, трудолюбии, различных талантах. В жанре напутствия главным является стремление поддержать человека или группу людей, вселить чувство уверенности, вселить высокие чувства. В жанре обращения существенным становится стремление привлечь внимание к происходящим событиям, обозначить их значимость. В траурной речи, в жанре прощания цель оратора—поддержать родных и близких умершего, выразив чувства скорби, сожаления. При этом необходимо подобрать точные, уместные, искренние слова, адек-

ватные ситуации общения. В этом жанре особенно неуместны речевые шаблоны, стандартные выражения. В приветственных речах, которыми сопровождаются торжественные мероприятия, оратор своей речью должен сплотить собравшихся, объединить их общей целью.

Во-вторых, реакция «виновника торжества» тоже предполагается различной в ходе и по завершении речи. При поздравлении адресат испытывает чувство гордости, удовольствия от услышанного, при напутствии — уверенности в себе, в обращении — чувство общности, единения. В процессе произнесения траурной речи близкие испытывают чувство благодарности оратору, удовлетворения от услышанного, в приветственной речи важно вызвать чувство радости, душевного подъема.

Чрезвычайно важным становится этап акции, то есть самого момента представления, произнесения речи, так как действенность речи усиливается благодаря высокой технике произнесения. Оратор должен найти верную тональность, быть искренним, эмоциональным, открытым при произнесении, вместе с тем не впадать в излишнюю сентиментальность, ложную пафосность, что вызывает чувство неловкости у собравшихся. Важно указать на такие важные требования к эпидейктической речи, как тщательная продуманность, подготовленность, лаконизм.

Если речь подготовлена и произнесена по всем правилам риторики, то «виновник торжества», а вместе с ним и аудитория получают удовольствие от содержания и формы речи.

Остановимся на отдельных примерах современных эпидейктических речей, ее отдельных жанрах в разных ситуациях общения в официальной сфере.

Жанр благодарности в ситуации официальной может проиллюстрировать выступление В. В. Путина в Кремле при вручении ордена Андрея Первозванного выдающимся деятелям в разных областях: науке, культуре, образовании и др. (2003 г.).

Каждый из вас — ракетоноситель. Может быть, это не очень удачно. Но вы на своих плечах, на плечах своего таланта тащите проблемы страны, проблемы ее людей.

Выразительность этой речи—в использовании метафоры: «вы—ракетоносители», в употреблении лексического повтора «проблемы страны, проблемы людей». Речь очень лаконична, что является непривычным для официальных ситуаций. Это повышает действенность публичного выступления, его эмоциональность и выразительность, найденное средство делает текст неформальным и искренним. Однако вряд ли можно назвать уместным в столь коротком воодушевляющем высказывании оговорки о неудаче в тексте, это должно стать моментом внутренней ораторской рефлексии.

Речь Алексия II ко дню инаугурации В. В. Путина (2004 г.) может стать примером эпидейктичес-

кой речи в жанре напутствия. Текст имеет трехчастную композицию. Во вступлении четко обозначен повод речи.

Народ России сделай уверенный выбор, вновь доверив Вам бразды государственного управления...

В основной части оратор говорит о тяжелом бремени президента и его большой ответственности, используя прием антитезы (контекстуальные антонимы) в сочетании с лексическим повтором: это возможность «великих достижений и столь же великих ошибок». Оратор употребляет устаревшую, церковную лексику, старословянизмы: «бремя», «Властитель», «споспешествовать», «внимать» и др. Это придает речи торжественный, приподнятый характер. Особая выразительность речи достигается приемом синтаксического параллелизма, делающим речьритмичной:

Будьте настойчивы в защите интересов своей страны.. .Помните о тех, кому тяжело и безрадостно жить. Помогите обществу преодолеть бедность, преступность...

Употребление императивных глаголов «будьте, помните, помогите, заботьтесь, не отказывайтесь, внимайте» содержательно отражает характер жанра напутствия.

В заключение патриарх благословляет президента:

Благословение Божие да прибудет с Вами и со всеми людьми нашего дорогого Отечества.

Речь вызывает чувства гордости, ощущение сопричастности к важному событию.

Риторически грамотным можно назвать выступление В. В. Путина—речь в кризисной ситуации в жанре обращения по поводу захвата заложников на Дубровке (2002 г.). Как уже отмечалось, назначение таких речей состоит в том, чтобы поддержать людей, сплотить их, помочь справиться с чувством страха, вселить уверенность.

Оратор в самом начале сообщает о поводе обращения: «В эти дни мы вместе пережили страшное испытание...». Для установления контакта с аудиторией (выступление передавалось по всем средствам массовой информации) использует приемы диалоги-зации: прямое обращение «Дорогие соотечественники», слова «мы», «вместе», «наши». Апеллируя к чувствам аудитории, В. В. Путин использует оценочную лексику: «страшное испытание», «вооруженные подонки». В основной части он, прежде всего, обращается к родным и близким тех, кто погиб; со словами благодарности—ко всем гражданам России, особо говорит об участниках освобождения людей. В тексте используются яркие приемы выразительности: метонимия « Россию нельзя поставить на колени», лексический повтор « спасти жизни сотен, сотен людей», прием парцелляции и лексический повтор «... он должен быть побежден. И будет побежден». Главная часть содержит в себе комозиционный фрагмент речи-убеждения. Тезис—«терроризм бу-

дет побежден», он подкрепляетриторической аргументацией о том, что трагические события сплачивают народ, что стерроризмом борется весь мир, что террористы не могут сломить дух людей. Последний аргумент ярко проиллюстрирован эпизодом, которым заканчивает выступление оратор (в нем использован прием конкретизации и драматизации):

Сегодня в больнице я разговаривал с одним из пострадавших. Он сказал: «Страшно не было — была уверенность, что будущего у террористов все равно нет».

И это —правда.

У них нет будущего.

А у нас—есть.

Использование приема конкретизации в заключение текста, то есть в сильной позиции, придает выступлению оптимистический характер, помогает людям даже в такой трагической ситуации иметь чувство уверенности.

Достоинством данного текста является естественность речи. Путин избегает сложных синтаксических конструкций, являющихся прерогативой письменного текста, чередует длинную фразу и короткую, что придаетритмичность речи и облегчает восприятиевыступления.

Интонационная выразительность, уместное па-узирование, логическое ударение, адекватный характеру содержания, темпоритм произношения, выбранная тональность — все это повышает действенность речи.

Помимо современных риторических речей интересен опыт зарубежных воодушевляющих выступлений, признанных в качестве хрестоматийных.

Ярким примером образцовой воодушевляющей речи является знаменитая Геттисбургская речь Линкольна. П. Сопер назвал ее одной «одной из величайших речей современности» [6, с. 46]. Эта речь призвана была «вызвать и оживить у слушателей представление о том, чем должен быть наш народ: «Нацией, зачатой в свободе и преданной идее, что все люди созданы равными» (там же). Автор обращается к патриотическим чувствам, к традиции, к вечным темам и проблемам: свободы, власти, справедливости, памяти. Речь изобилует яркими образными выражениями и высокой лексикой: бранное поле, великая задача, преданность делу, торжественная клятва. Эмоционально завершение:«... наша нация с помощью божьей вновь возродиться к свободе, и власть волей народа, посредством народа и для народа не исчезнет с лица земли». Лексический повтор как мощное риторическое средство, инверсия усиливают выразительность текста.

Столь же сильной по степени воздействия является речь Ф. Рузвельта «О четырех свободах». Безусловным ее достоинством является четкая структурированность, ясность и простота изложения. Оратор излагает идею о четырех неотъемлемых свободах: свобода слова, свобода религиозных

культов, свобода от нужды, свобода от страха войны, — разбивая выступление на четыре композиционных фрагмента, сопровождая их словами-маркерами (во-первых, во-вторых, в-третьих, в-четвертых). Говоря о важном, оратор старается придать выступлению характер глобальный, употребляя такие слова, как «где бы то ни было на свете», «везде и всюду на свете». Проблемы, поднятые в речи, становятся программными и глубоко затрагивают слушателя.

Интересна для анализа воодушевляющая речь У. Черчилля, произнесенная в 1940 г. в Палате общин по случаю формирования коалиционного военного правительства. Жанр можно обозначить как обращение. Оратор использует внезапный тип вступления:

Мне нечего предложить, только кровь, невзгоды, слезы и пот.

Свой тезис о необходимости создания коалиционного правительства Черчилль обосновывает очень убедительно, прибегая к сильным риторическим приемам. Он убедительно объясняет, почему нужна война, почему она будет долгой и тяжелой, почему он имеет право требовать помощи от каждого.

Не станет существовать Британская империя, погибнет все, что она отстаивала, исчезнут и вековые импульсы, толкающие человечество вперед к его цели.

Он использует яркие метафоры, оценочные определения: «ужасная тирания», «прискорбные списки человеческих преступлений». Текст построен на приеме анафоры, который сочетается с приемами диалогизации в форме вопросно-ответного единства, лексическим повтором, хиазмом:

Вы спросите — в чем наша политика? Скажу вам — начать войну на суше, на море и в воздухе, войну со всей нашей мощью, со всей стой, дарованной богом; начать войну против ужасной тирании, невиданных даже в самых темных, самых прискорбных списках человеческих преступлений...

Вы спросите — какая наша цель? Могу ответить одним словом: победа. Победа любой ценой, победа, не взирая на все ужасы, победа, каким бы долгим и тяжелым ни был путь к ней, ибо без победы мы погибнем.

Оратор умело поддерживает контакт с аудиторией, включая другие приемы диалогизации:« представим это себе», «так идите же, вместе пойдем вперед...», использует прием гиперболы, очень действенный в речи такого типа. Как политик и человек, способный взять на себя ответственность, он включает в речь я-тему: «я принимаю возложенные на меня обязательства», «я верю», «я чувствую». Умелое чередование размера фразы делает речь ритмичной, легко воспринимаемой.

Завершение речи можно отнести к одному из классических типов. Черчилль завершает энергичным призывом «...Так идите же, вместе пойдем вперед, объединив наши силы».

Речь У. Черчилля имела колоссальный успех, она сыграла историческую роль в истории Британской империи в этот непростой для нее период.

Таким образом, эпидейктическая речь всегда была и является достаточно востребованным типом речи. Жанровая разработанность дает возможность оратору — политику, чиновнику, бизнесмену, руководителю разного ранга, общественному деятелю, преподавателю и т. д. — быть успешным в торжественных ситуациях, создавая словом, риторически грамотным выступлением адекватное ситуации общения настроение у собравшихся, добиваясь тем самым нужного коммуникативного результата.

Литература

1. Аристотель. Поэтика. Риторика. — СПб.: Азбука, 2000. — 347 с.

2. Анисимова Т. В., Гимпельсон Е. Г. Современная деловая риторика.—М.: МОДЭК, 2002.—432 с.

3. Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. — М.: Просвещение, 1979. — 124 с.

4. Кохтев Н. Н. Риторика. — М.: Просвещение, 1994, —С. 207.

5. Михальская А. К. Основы риторики. — М.: Дрофа, 2001. — 496 с.

6. Сопер П. Основы искусства речи. — Ростов-на-Дону: Феникс, 1999. — 448 с.