Н. В. Фукс

КАУЗАТИВНЫЕ КОНСТРУКЦИИ С ГЛАГОЛОМ METTRE В СТАРОФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКЕ

Работа представлена кафедрой романской филологии Санкт-Петербургского государственного университета.

Научный руководитель — доктор филологических наук, профессор М. К. Сабанеева

Глагольные конструкции, образованные по модели mettre + дополнение + en + абстрактное существительное, являются одним из участков функционально-семантического поля каузатив-ности в старофранцузском языке. В отличие от значения формы faire + infinitif, каузативное значение конструкций данного типа зависит от семантического класса и семантической роли существительных, входящих в их состав.

Ключевые слова: каузативность, каузативные конструкции, глагольные конструкции, каузативная ситуация, семантические роли.

N. Fuks

CAUSATIVE CONSTRUCTIONS WITH METTRE IN OLD-FRENCH

Old-French verbal constructions of the type “mettre + object + en + abstract noun” are a part of the functional field of causativity. Unlike the grammar form “faire + infinitive”, the constructions of this type take a causative meaning only in the relation to the semantics and semantic role of the nouns in its structure.

Key words: causativity, causative constructions, verbal constructions, causative situation, semantic roles.

В настоящей статье рассматриваются конструкции с глаголом mettre, образованные по модели mettre + дополнение + en (à) + абстрактное существительное, как одно из средств выражения каузативности в старофранцузском языке, залоговая семантика которых до настоящего времени не была предметом особого изу-

чения. Материалом для исследования послужили произведения французской литературы ХП—ХШ вв., как-то: романы Кретьена де Труа («Клижес», «Эрек и Энида», «Ланцелот», «Рыцарь со львом»), «Роман о Розе», «Роман об Энее», «Роман о Лисе», «Роман о Тристане» и поэмы Марии Французской.

Каузативными считаются аналитические конструкции, грамматические формы и лексические единицы, выражающие каузативную ситуацию, общее значение которой можно передать следующий образом: лицо или событие инициирует/порождает действие или другое событие. С точки зрения структуры это сложная ситуация, которая может быть представлена в виде двух простых ситуаций, связанных между собой отношениями каузации; при этом говорящий полагает, что одно событие (каузи-руемое) происходит во времени после другого (каузирующего) и что свершение каузируемо-го события полностью зависит от каузирующе-го, при отсутствии одного события другое не произошло бы [6, с. 5; 8, с. 10—11; 5, с. 111; 16, р. 52; 14, р. 1—2]. Представляется целесообразным выделение подтипов каузативной ситуации в зависимости от семантических ролей партиципантов.

Различные языки располагают разными средствами выражения каузации, которые традиционно разделяют на морфологически регулярные формы и на морфологически нерегулярные средства. [14, р. 3; 15, р. 14; 5, с. 21— 23]. Морфологически регулярные формы образуются при помощи аффиксов (например, в японском языке) или вспомогательных каузативных глаголов (например, сочетание глагола lassen с инфинитивом в немецком). Регулярные формы могут быть выведены синтаксически, тогда как нерегулярные формы относятся к области лексики. В старофранцузском языке морфологическим средством выражения каузативности является фактитивная форма, образующаяся при помощи вспомогательного глагола faire в сочетании с инфинитивом [12; 1; 11; 9]:

(1)

Et dit: «Jel feroie lï er И говорит: «Я приказал

Einz que conbatre le бы его связать

lessasse». Скорее, чем дал бы ему

Lancelot, 1776-1777 сражаться».

К лексическим средствам относятся глаголы с каузативным значением, например: conforter, peser, angoisser и др. Впрочем, критерии выделения и, следовательно, их число и

функциональная активность в конкретных языках остаются неопределенными и требуют

*

дополнительного исследования .

Из приведенной выше бинарной классификации оказываются исключенными и, как следствие, мало изученными аналитические конструкции с каузативными глаголами и аналитические лексические единицы, которые также способны передавать каузативное значение [3, с. 138; 2, с. 9—10; 5, с. 23; 10, с. 267— 273]. К их числу следует отнести конструкции с глаголом mettre, регулярно встречающиеся в текстах на старофранцузском языке.

Глагол mettre относится к числу глаголов широкой семантики, которые чаще других подвергаются полной или частичной десеман-тизации и входят в состав аналитических конструкций, служащих для выражения различных видовых, модальных и залоговых оттенков действия. В старофранцузском языке глагол mettre может выступать в качестве строевого элемента различных оборотов, выражая общее значение действия: metre au dessouz — победить, одержать победу, metre son gage — держать пари, metre du temps — медлить [13, р. 386]. Впрочем, можно заметить, что во всех этих словосочетаниях глагол mettre сохраняет общее значение «помещать». На этом общем значении основано его каузативное употребление в конструкциях, образованных по модели mettre + дополнение + en (à) + абстрактное существительное — привести кого-либо/что-либо в какое-то состояние/действие. Ниже приведены некоторые примеры употребления данной конструкции, обнаруженные в изученных старофранцузских текстах.

1. Каузация действия:

(2)

Molt ert grant mestier Большую помощь он

a sa gent оказал своим людям, ques secourust haustivement, которым поспешил car Turnus les aloit прийти на подмогу,

vainquant; так как Турнус одер-por poy n’estoient recreant, живал над ними en la fuie les avoit mis... победу; они едва не Roman d’Enéas, молили о пощаде, 9623— 9628 он обратил их в бегство.

В данном примере представлена следующая каузативная ситуация: одно лицо одерживает верх в битве (каузирующая ситуация), вследствие чего его противники обращаются в бегство (каузируемая ситуация). На семантическом уровне каузирующему субъекту, выраженному в предложении именем собственным — Турнус, соответствует роль агенса; группа лиц (gent), являющая объектом каузации, также выступает в роли агенса в каузируемой ситуации. Глагол mettre передает общее значение действия, принуждения группы лиц (gent) к выполнению действия, передаваемого отглагольным существительным fuie — «бегство». По своему значению конструкция mettre en la fuie оказывается эквивалентной фактитивной форме faire fuir.

(3)

Ge ferai le baron venir Я приглашу прийти

Que vos aviez fait fuï r. барона,

Bé roul Le Roman de Tristant, Которого вы заста-3058-3059 вили бежать.

Но в случае употребления глагола mettre в местоименной форме конструкция теряет каузативное значение:

(4)

«Tybert, fait il, quel vent «Тибер, - говорит он, -vos guie?» какой ветер вас принес?»

Et Tybert se met a la fuie. И Тибер обращается в бег-Roman de Renart 5; ство.

639- 640

Местоименная форма глагола указывает на его непереходность, невозможность сочетания с прямым дополнением, следовательно, невозможен и объект каузации.

2. Каузация состояния.

В большей части обнаруженных примеров употребления рассматриваемой конструкции входящее в ее состав абстрактное существительное относится к семантической группе эмоционального состояния, это такие существительные, как: destreit, destresse, doutance, esmai, effroi, freor, joie, mescreance, peine, peur, tristesse и пр. В таком случае вся конструкция служит для выражения каузации состояния.

(5)

Sire, sire, fet Kex au roi,

Je desfandrai ma dame et moi

De ce que vostre filz

m’amet;

An poinne et an travail me met,

Mes certes a tort me

travaille.

Lancelot, 4889—4893

Сир, сир, — говорит Ке королю, — Я буду защищать даму и себя Против обвинений

вашего сына; Он заставляет меня

страдать и мучаться, Но, несомненно, напрасно меня терзает.

Сын короля выдвигает обвинения против говорящего — ce que vostre filz m 'amet — (каузирующая ситуация), что приводит обвиняемого в новое состояние. Каузируемая ситуация передается при помощи абстрактных существительных poinne et travail, выражающих состояние говорящего. В отличие от ситуации, приведенной в примере (2), здесь представлены иные семантические роли: агенс (filz) и экс-периенсер (говорящий).

В сравнении с примером (5) представляет интерес конструкция, обнаруженная в «Романе о лисе»:

(6)

Se Renart n’en estoit Если Ренар не будет

haitiez, против,

Li chien Frobert de la Вот пес Фробер де ля

Fontaine, Фонтен,

Cil nos en metra hors de Он нас избавит от

paine. мучений.

Roman de Renart 9,

612-614

Если в примере (5) используется предлог en (mettre an poine), то в случае (6) стоит предлог hors de (mettre hors de la paine), и вся конструкция приобретает противоположное значение — «избавить от страданий», «вывести из трудной ситуации»: агенс (выраженный в предложении местоимением cil) создаст такие условия, при которых экспериенсер (выраженный в предложении личным местоимением nos) будет выведен из определенного состояния (paine). Однако в данном случае не представляется возможным говорить о регулярной конструкции, поскольку приведенный пример является единственным обнаруженным в изученных текстах.

Конструкции, образованные по модели mettre + дополнение + en (à) + абстрактное существительное и выражающие каузацию состояния, могут вступать в парадигматические отношения с конструкциями с глаголом être — «пребывать в каком-либо состоянии»/«приво-дить в какое-либо состояние»:

(7)

...mais la roÿne s’aparçoit, que qui aime touz temps mescroit, en doutance est et en

paour,

ja n’iert seüre nuit ne jor.

Roman d’Enéas,

1744-1747

...но королева замечает, что тот, кто любит, все время сомневается, пребывает в неуверенности и в страхе и не будет уверенным ни днем, ни ночью.

В примере (7) представлена простая ситуация: лицо (qui aime — тот, кто любит) пребывает в некотором состоянии (передаваемом абстрактными существительными doutance — сомнение, неуверенность и paour — страх), таким образом, данному лицу соответствует роль экспериенсера. Несмотря на то что в предложении имплицитно указана причина состояния (любовь), в нем отсутствует каузирующая ситуация и какое-либо указание на каузацию, в отличие от следующего примера:

(8)

L’eve et li ponz et li lÿon Вода, мост и львы

Les metent an itel freor Приводят их

Qu’il tranblent andui de peor. в такой ужас,

Lancelot, 3038—3040 Что оба они дрожат

от страха.

Существительное freor, синонимичное существительному peor, повторяющему его в следующем стихе и представленному также в примере (7), выражает состояние двух экспериен-серов (спутники рыцаря Ланцелота). Каузиру-ющая ситуация представлена существительными eve, ponz и lÿon — вид воды, опасного моста и льва вызывает у рыцарей страх. Глагол mettre в составе конструкции является средством выражения каузации.

3. Каузация ситуации На основании отличий отражаемой ситуации представляется возможным выделить в отдельную группу немногочисленные случаи

употребления конструкции mettre + дополнение + en (à) + абстрактное существительное с существительными dangier- опасность и essil — урон, ущерб или ссылка, изгнание. Данные существительные не выражают действия или эмоционального состояния, а общим образом передают ситуацию, в которую помещается лицо или предмет.

(9)

Les traï turs ki l’encuserent E empeirirent e medlerent Aveit jetez fors del paï s E en eissil a tuz jurs mis.

Marie de France, Eliduc, 561-564

Предателей, которые его [Элидюка] обвиняли, на него клеветали, [Король] выслал

из страны И навечно отправил в изгнание.

«Король изгоняет предателей» — это каузирующая ситуация, «предатели находятся в изгнании» — каузируемая ситуация. Существительное eissil не выражает ни действия, ни эмоционального состояния. Роли партиципантов данной каузативной ситуции распределяются следующим образом: агенс — король — совершает действие, пациенс, т. е. одушевленный объект этого действия, — предатели — оказывается в новой ситуации (eissil).

(10)

.ce dï ent tuit par la cite ...все в городе

que TVoï en sont arivé, говорят,

qui a essil metent la terre, что приехали

comme la gent qui aiment la троянцы,

guerre. которые приносят

Roman d’Enéas, 3870—3873 в земли разрушение,

как люди, любящие войну.

В примере (10) дополнение к глаголу mettre выражено неодущевленным существительным terre — земля, существительное essil имеет значение разрушение, урон, ущерб. Ситуация представлена участниками с семантическими ролями агенса (Troïen) и объекта (terre). Следует заметить, что в данном случае каузативность выражена слабее и вся конструкция по значению приближается к переходному глаголу essiller — опустошать.

На основании рассмотренных примеров можно утверждать, что в старофранцузском

языке глагол mettre может являться средством выражения каузации в составе конструкции mettre + дополнение + en (à) + абстрактное существительное. Не подвергаясь полной десе-мантизации, глагол сохраняет сему «помещать», выражая общее значение действия. В отличие от фактитивной формы faire + infinitif, имеющей каузативное значение вне зависимости от лексического наполнения, наличие каузативного характера у рассматриваемой конструкции во многом зависит от семантики су-

ществительных, входящих в ее состав. Во-первых, дополнение к глаголу mettre, как правило, выражено одушевленным существительным, которое может выполнять семантические роли агенса, экспериенсера или пациенса. Во-вторых, абстрактное существительное должно относиться к семантическим группам действия или эмоционального состояния. В целом конструкция может рассматриваться как один из участков функционально-семантического поля каузативности в старофранцузском языке.

ПРИМЕЧАНИЕ

* Существуют разные, зачастую полярные точки зрения по вопросу о каузативных глаголах. Так, Е. А. Реферовская и А. К. Васильева полагают, что глаголы, которым можно приписать каузативное значение, лишь выполняют функцию переходных глаголов [7, с. 212]. И. Б. Долинина, напротив, выделяет несколько типов каузативных глаголов, которые охватывают большую часть переходных. В ее классификации в числе каузативных оказываются такие глаголы, как: собирать, устроить, разместить, закручивать, тащить и пр., которые вряд ли следует причислять к разряду каузативных [4, с. 339—344].

В исследовании Е. Е. Корди утверждается, что в современном французском языке больше ста каузативных глаголов [5, с. 121]. Но Е. Е. Корди включает в список глаголы, которые могут лишь эпизодически употребляться с каузативным значением за счет их переосмысления. Вместе с тем не указываются условия подобных переосмыслений. Кроме того, отнесение к числу каузативных некоторых глаголов, например глаголов речи, остается весьма спорным.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Абросимова Т. А. Способ выражения каузативности во французском языке: Дис. на соис. учен. степени канд. филол. наук. Л., 1954. 169 с.

2. Бухтеева Г. А. Развитие аналитических лексических единиц глагольного типа от латинского языка к старофранцузскому. АКД. Л.: Изд-во ЛГУ, 1984. 16 с.

3. Гак В. Г. Десемантизация языкового знака в аналитических структурах // Аналитические конструкции в языках различных типов. М.; Л.: Наука, 1965. С. 134—139.

4. Долинина И. Б. Основные типы каузативных глаголов // Теория функциональной грамматики. Пер-сональность. Залоговость. СПб.: Наука, 1991. С. 336—345.

5. Корди Е. Е. Модальные и каузативные глаголы в современном французском языке. М.: Едиториал УРСС, 2004. 168 с.

6. Недялков В. П., Сильницкий Г. Г. Типология каузативных конструкций // Типология каузативных конструкций. Морфологический каузатив. Л.: Наука, 1969. С. 5—19.

7. Реферовская Е. А., Васильева А. К Теоретическая грамматика современного французского языка. Ч. 1: Морфология и синтаксис частей речи. М.: Просвещение, 1982. 422 с.

8. Сильницкий Г. Г. Семантические и валентностные классы английских каузативных глаголов. АДД. Л., 1974. 43 с.

9. Фукс Н. В. Значения залоговой формы faire + infinitif в старофранцузском языке (на материале романов Кретьена де Труа) // Материалы XXXIV Международной филологической конференции. Вып. 19. История языка (романо-германский цикл). Ч. 2. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2005. С. 17—26.

10. Фукс Н. В. Аналитические лексические единицы типа faire + абстрактное существительное + a как одно из средств выражения каузативности в старофранцузском языке // Вестник СПбГУ. 2007. Вып. 3. Ч. 2. Сентябрь. СПб.: Изд-во СПбГУ. С. 267—273.

11. Chamberlain J. T. Latin Antecedents of French Causative Faire. New York: Lang, 1986. X, 181 p.

12. Gougenheim G Étude sur les périphrases verbales de la langue française. Paris: Les Belles Lettres, 1929. 458 p.

13. Greimas A. J. Dictionnaire de l’ancien français. Paris: Larousse, 2004. 630 p.

14. Shibatani M. The grammar of causative constructions: a conspectus // Syntax and Semantics. Vol. 6: The grammar of Causative Constructions. Ed. By M. Shibatani. New York: Academic Press, 1976. P. 1—40.

15. Song J. J. Toward a typology of causative constructions. München: LINCOM Europa, 2001. 41 p.

16. Talmy L. Semantic causative types // Syntax and Semantics. Vol. 6: The grammar of Causative Constructions. Ed. By M. Shibatani. New York: Academic Press, 1976. P. 43—116.