2012 Филология №1(17)

ЛИНГВИСТИКА

УДК 811

Л.Г. Ефанова

КАТЕГОРИАЛЬНАЯ СЕМАНТИКА НОРМЫ В ЗНАЧЕНИЯХ ЛЕКСИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ

В статье исследуется концепт нормы, лежащий в основании одноименной семантической категории. Исследование проводится на материале слов, обозначающих норму, и производных от них языковых единиц с учетом их лексической сочетаемости и ассоциативно связанных с ними понятий. Использованный подход позволяет рассмотреть содержание концепта нормы и соответствующей ему семантической категории в количественном и качественном аспектах, а также описать отдельные разновидности норм, отраженных в семантике названных языковых единиц.

Ключевые слова: норма, семантическая категория, концепт, оценка.

Категориальная семантика нормы - это имеющиеся в сознании носителей языка представления о должном и в силу этого положительно оцениваемом состоянии объекта. Эти представления могут формироваться под влиянием а) потребностей человека (у утилитарных норм); б) его возможностей или способностей (у функциональных норм); в) воспринимаемых человеком объективных закономерностей реального мира (у онтологических норм); г) нравственного идеала (у этических норм); д) представлений человека о прекрасном (у эстетических норм).

Представления о должном могут быть отражены в языке как при помощи производных слов и особых синтаксических конструкций, называющих те или иные отклонения от нормы (напр.: недосолить - пересолить; Ему уже 40 лет, а он не женат), так и путем прямого обозначения понятия нормы специальными лексическими единицами. В последнем случае можно говорить о непосредственном языковом выражении концепта нормы.

По мнению Н.Д. Арутюновой, «под родовой концепт нормы подводится следующая серия частных, нечетко разграниченных групп понятий: 1) космос, порядок, упорядоченность, сформированность, система, структурированность; 2) строй, гармония, лад, пропорциональность (соразмерность), ритм, регулярность, уравновешенность, слаженность, инертность; 3) кодекс, закон, заповедь, запрет, норма, правило (учредительное, регулятивное), конституция, предписание (прескрипция), инструкция, установление, указ, статут, договор; 4) режим, регламент, расписание, распорядок, последовательность, связность, непрерывность (континуальность), цикл; 5) канон, парадигма, модель, образец, трафарет, форма, стереотип, стандарт, тип; 6) направление, курс, план, программа, алгоритм; 7) организм, организация, механизм, целостность, кругооборот. Нормативные концепты объединены некоторым «фамильным сходством», не предполагающим наличия у всех групп единого понятийного ядра» [1. С. 6-7].

По нашим наблюдениям, многие из перечисленных понятий представляют собой частные разновидности норм, различающиеся условиями и сферой применения (напр.: кодекс, закон, заповедь, правило, предписание (прескрип-ция), инструкция, установление, указ, статут, режим, образец, трафарет, форма, стандарт, тип и т. д.). Среди названных слов есть и такие, которые связаны с понятием нормы только ассоциативно (напр.: космос, направление, курс, организм, организация, механизм, кругооборот, строй, ритм, запрет, последовательность, связность, цикл, уравновешенность и т. д.). Некоторые из перечисленных понятий соотносятся с признаками нормы как универсальной категории, в число которых входят системность (система, структурированность), распространенность (регулярность), формальная определенность (сформированность), стабильность (инертность), воспроизводимость (непрерывность) и т. д. (см.: [2. С. 7-11]).

Категориальные признаки нормы, описанные в логике норм и теории стандартов, представляют собой свойства, присущие любой из норм, и в том числе норме как семантической категории. К этим признакам наряду с названными относятся и некоторые другие. В частности, оптимальность предполагает закрепление в норме представлений о наиболее желательном состоянии объекта. Мерный характер нормы отражает способность нормы выступать как «одинаковый и общий масштаб для измерения упорядочиваемых объектов» [3. С. 139]. Наконец, двойственность (билатеральность) нормы означает её одновременное существование в виде идеальных образов, моделей, с одной стороны, и реальных объектов - с другой [4. С. 16].

Цель данной статьи - определить круг лексических единиц, семантика которых соответствует содержанию концепта нормы, а также описать эту семантику с точки зрения свойств, присущих норме как универсальной и как семантической категории, и выявить специфику проявления названных признаков в значениях обозначающих норму слов.

Основные принципы организации нормы как семантической категории -антонимичность и оценочный характер обозначающих ее языковых единиц, одни из которых называют положительно оцениваемую ситуацию соответствия норме, а другие - негативно воспринимаемую аномалию. Оба принципа дополняют друг друга, поскольку «слова становятся антонимами благодаря оценочному, ориентированному относительно чего-то (точки отсчета, нормы) характеру своего значения» [5. С. 11]. В том случае, если понятие нормы обозначается в языке при помощи специального средства, это обозначение обязательно вступает в отношения антонимии с названием соответствующей аномалии. По этой причине оказалось возможным представить соотносительное описанной выше структуре концепта нормативности «поле “антинормы”: 1) хаос, аморфность (бесформенность), смешанность, недискрет-ность, нерасчлененность (диффузность); 2) дисгармония, несоразмерность (непропорциональность), неслаженность, аритмия (неритмичность), прерывистость, нерегулярность, бессвязность, перебой, сбой, разнобой; 3) беззаконие, анархия, беспорядок, безалаберность, непорядок, путаница; 4) анормальность, неправильность, искажение, ошибка, нарушение, преступление, погрешность, брак; 5) нетипичность (атипичность), несообразность, неканонич-ность, апокрифичность, нестандартность, оригинальность; 6) отклонение,

отход (от курса), девиация, невыполнение (программы, плана), заблуждение; 7) а) расстройство, дисфункция, ненормальность, патология; б) неполадка, поломка, авария, кризис, катастрофа, катаклизм» [1. С. 7-8].

Учитывая сформулированные нами выше свойства нормы как семантической категории (в том числе семантику отношения к должному, участие в ее выражении антонимических пар, свойственную обозначениям соответствующих норме положений дел позитивную оценочность и обязательную негативную оценку аномалий), мы приходим к выводу, что в наибольшей степени категориальную семантику нормы выражают следующие используемые при обозначении полей нормы и “антинормы” антонимы: норма - аномалия (анормальность, ненормальность), порядок (упорядоченность) - беспорядок (непорядок), (правильность, правильный, верный) - неправильность (неправильный, неверный), лад (слаженность) - неслаженность (нелады), а также их производные.

1. Толковые словари отмечают в значениях слова норма два аспекта: количественный и качественный. С точки зрения первого из них норма предстает как «установленная мера, размер чего-л.», напр.: норма выработки, норма прибыли, технические нормы; норматив - «показатель норм, в соответствии с которыми производится какая-л. работа, устанавливается что-л.» (МАС). Будучи рассмотренными со стороны, не поддающейся количественной оценке, представления о норме различаются по источнику (причинам) возникновения: это могут быть сознательно принятые образцы, правила, узаконенные установления (напр.: правовые нормы, нормы партийной жизни) или обычный, общепринятый порядок, состояние чего-либо (напр.: климатическая норма, языковые нормы).

Очевидно, что оба типа значений слова норма не совпадают с семантикой описываемой нами категории. (О неспособности этого слова выражать категориальную семантику см. также: [6. С. 74]). Между тем наиболее важные составляющие этой семантики, а именно отражённые в ней представления носителей языка о должном состоянии обозначаемого объекта, а также оценочные коннотации нашли выражение в особенностях сочетаемости слова норма с другими языковыми единицами и в значениях его производных.

В наибольшей степени оценочность свойственна производным от существительного норма признаковым словам, обозначающим отклонения от нормы, и устойчивым выражениям. В частности, в отличие от прилагательного нормальный, которое в большинстве своих употреблений обозначает «соответствие норме, вытекающей из самой природы вещей, но не устанавливаемой человеком» [7. С. 127] и не содержит оценочных коннотаций (напр.: нормальный рост, нормальная температура, нормальная обстановка, нормальное поведение), слово ненормальный, как правило, используется для выражения отрицательного отношения говорящего к обозначенному им положению дел (напр.: ненормальная полнота, ненормальное положение вещей, ненормальный - «психически больной», «умственно неполноценный»). Приобретению словом нормальный оценочного значения может способствовать фразеологизация его семантики при употреблении в составе устойчивых выражений (напр.: войти (или прийти) в норму, быть в норме, все нормально -«все хорошо, все в порядке»).

Глаголы нормализовать и нормализоваться отражают возможность существования как самой нормы, так и отклонений от нее. Обозначая ту или иную степень приближения к норме (напр.: давление постепенно нормализуется), а также подчинение нормам (напр.: нормализовать обстановку в коллективе), они свидетельствуют о градуируемом характере оцениваемого с точки зрения нормы признака. В тех случаях, когда норма представляет собой сознательно установленное правило, ее источником может быть определенное лицо - нормализатор. При этом приведение в состояние нормы, как правило, оценивается говорящими положительно. Например, именно наличие в значении производящего слова положительных коннотаций способствует эвфемизации термина нормализованное молоко (молоко, разбавленное водой для достижения нормативно установленной степени жирности), поскольку позволяет представить обозначенный им продукт как имеющий улучшенное качество.

Анализ семантики слова норма и его производных показал, что они чаще всего используются для обозначения соответствия или несоответствия утилитарным (напр.: правовые нормы, нормализованный, нормальная обстановка), функциональным (напр.: нормальное телосложение, состояние больного нормализовалось, психически нормален) и онтологическим нормам (напр.: норма выпадения осадков, атмосферное давление нормализовалось), причем отклонения от онтологических норм чаще всего обозначается при помощи слов аномалия и аномальный (напр.: магнитная аномалия, аномальное явление). Несколько реже эти слова обозначают отношение к этическим нормам (напр.: этикетные нормы) и почти никогда не обозначают эстетических норм. Кроме того, слово норма и его производные могут приобретать общеоценочное значение: прийти в норму, все нормально.

2. Вероятно, в наибольшей степени категориальная семантика нормы присуща слову порядок и его производным. Слово порядок означает «состояние налаженности, организованности, благоустроенности; правильность, систематичность чего-л.» (МАС), «надлежащий вид чего-л.» (БАС), напр.: Образцовый порядок. Полный порядок в делах. Привести (прийти) в порядок. По мнению Н.Д. Арутюновой, этим словом, как и словом норма, могут быть обозначены «и естественные нормы природы, и созданные человеком правила и законы» [1. С. 6]. Косвенным подтверждением близости понятий, обозначенных этими словами, является смысловая и структурная идентичность оборотов быть в норме (прийти в норму) и быть в порядке (прийти в порядок).

Вместе с тем слово порядок проявляет значительно большую, чем слово норма, активность при обозначении ситуаций, связанных с нормативной оценкой. Сочетания со словом порядок и его производные обозначают ситуации соответствия (напр.: своим порядком, Порядок!) и несоответствия норме (напр.: не в порядке, непорядок, беспорядок), а также приведение в соответствие с нормой (напр.: привести в порядок, восстановить порядок, навести порядок, упорядочить, сделать что-л. для порядка). При помощи этих слов могут быть названы разные степени упорядоченности: в полном порядке, относительный порядок, непорядок (нарушение порядка, которое может быть частичным), (полный) беспорядок. Причиной большей, чем у заимствования

норма, мотивационной активности слова порядок является не только его исконно русское происхождение, но также и особенности его семантики.

Существительное порядок производно от слова ряд в значении «определенная последовательность, ход чего-л.» (напр.: рассказать по порядку). Благодаря тому, что это слово может обозначать не только временную, но и логическую последовательность, отражающую причинно-следственные отношения, оно оказалось способным к выражению семантики нормы. Н.Д. Арутюнова отмечает, что понятие причины и причинных отношений фундаментально для развития систем знаний. «Объяснить причину часто значит свести ненормативное явление к норме или открыть нечто дотоле неизвестное (новую норму)». Благодаря этому «связь ненормативных явлений с концептом причины зафиксирована и в семантике и в синтаксисе» [8. С. 77].

Порядок предполагает строгую определенность в размещении объектов (напр.: алфавитный порядок, хронологический порядок), которая придает ему необходимую системность, облегчая таким образом восприятие предметов и ориентацию в их среде человека. Благодаря этому порядок воспринимается как положительное явление, в то время как его отсутствие или нарушение оценивается отрицательно. Эта оценка отразилась в семантике слов беспорядок и непорядок, а также их синонимов: хаос, неразбериха, ералаш и т. д. О значимости порядка для носителей русского языка свидетельствует, в частности, то, что для обозначения его отсутствия в разных сферах человеческого бытия используются особые слова и выражения, например: отсутствие порядка «в деле, организации: анархия; неурядица, содом, безалаберщина, бестолковщина (разг.) /в деле, а также в изложении, в теории, в голове: сумбур, путаница; сумятица, каша (разг.) /при скоплении народа: светопреставление, (вавилонское) столпотворение, бедлам, кутерьма (разг.); катавасия (прост.) /обычно среди вещей: разгром, погром, разор, кавардак, тарарам (разг.) <> в знач. сказ.: (сам) черт ногу сломит // среди вещей: поэтический (или художественный) беспорядок (шутл.) /в знач. сказ.: все вверх дном (или ногами); (как) Мамай воевал (прост.) // при скоплении народа: сумасшедший дом» [9. С. 38].

Как и в случае со словом норма, производные от существительного порядок могут использоваться для характеристики количественной и качественной сторон объекта, а также для выражения оценки человеческих свойств. Производные от слова порядок с количественным значением (порядком, порядочно, порядочный) указывают на большое количество объектов или высокую степень проявления признака. При этом роль количественного значения в семантике этих производных настолько велика, что они могут сочетаться с наименованиями нежелательных состояний (напр.: порядком устать, порядочные морозы), а также отрицательных свойств человека (напр.: порядочный трус, порядочная злючка).

Напротив, при употреблении слов порядочный и добропорядочный как самостоятельных обозначений моральных качеств человека эти производные приобретают положительный смысл «честный, не способный на низкие поступки», в то время как слова непорядочный и недобропорядочный имеют значение «способный на бесчестные, низкие поступки».

Слова порядок и его производные употребляются в основном для обозначения соответствия или несоответствия утилитарным (напр.: порядок в делах, упорядочить), онтологическим (напр.: в порядке вещей) и этическим нормам (напр.: порядочный человек) и не обозначают функциональных норм. Для эстетических норм порядок, по мнению носителей языка, не является обязательным условием, что отразилось в выражении художественный (поэтический) беспорядок. Слово порядок может выражать также семантику общей оценки (напр.: все в порядке).

3. Представления о должном являются основным содержанием семантики слов правильный (правильно) и верный (верно), напр.: верное (правильное) решение задачи; Это верно (правильно).

Хотя при обозначении отношения к норме эти слова могут использоваться как синонимы, исследователями отмечается нетождественность их концептуального содержания. Так, в частности, слово правильный чаще выражает значение «“соответствующий техническим (в широком смысле) правилам, нормам”: (не)правильно собрал приёмник, (не)правильно держит ручку, правильно выполнил упражнение, правильное произношение и т. д.». «Здесь имеются в виду только те нормы, которые устанавливаются (хотя бы в конечном итоге) по соглашению между людьми, т. е. те же правила. Норма в таком понимании - это совокупность, комплекс правил» [7. С. 127]. Появление у слова правильный с этим значением положительных коннотаций обусловлено тем, что «здесь за норму, как правило, принимается то, что приносит наибольший положительный эффект, является благом (в утилитарном смысле) для человека. Отсюда наличие в правильный прагматически обусловленного компонента “хорошо” и ситуативная эквивалентность правильный и хороший в «утилитарных» и «технических» контекстах: правильное = хорошее произношение, правильно = хорошо выполнил упражнение и т. д.» [7. С. 128].

Значение соответствия искусственно установленным правилам позволяет распространить использование слова правильный и на обозначение других закономерностей, например проявления равномерности, ритмичности, пропорциональности и симметрии (правильный ритм, правильные черты лица, правильный треугольник).

У слова верный основанием для формирования значения отношения к норме является наличие в его семантике указания на соответствие обозначенного действительности, т. е. логическая истинность. По этой причине словом верный чаще обозначаются не конкретные физические действия, а способности человека к точному воспроизведению реальности, а также результаты его ментальной деятельности - «первоосновы, аксиомы, принципы, предпосылки, основания» [10. С. 78]. Различия между словами правильный и верный проявляются, например, при оценке художественных артефактов в том, что «правильность характеризует технику исполнения, верность - выражение духа оригинала; ср.: правильный рисунок и верный рисунок, правильный слепок и верный слепок» [Там же].

Обозначенное словом верный соответствие результатов человеческой деятельности норме (как объективной истине или ее отражению в сознании человека) становится причиной их позитивной оценки, благодаря чему это слово приобретает положительные коннотации (напр.: Я рад, что принял верное решение).

Позитивную оценку получает и способность человека к адекватному восприятию и отражению реальности: верный глаз, верный взгляд и т. д.

В разговорной речи слово правильный может использоваться для выражения этической оценки человека или коллектива. Эта оценка бывает положительной, когда человеку или группе лиц приписывается стремление следовать идеалам справедливости (напр.: [Нанайцы] честные и правдивые, обмана не терпят. Очень правильный народ (В. Ажаев); Нонешняя власть много правильнее прежней (В. Шефнер). При этом «правильно = этическому хорошо в большинстве употреблений: Ты поступил правильно = хорошо. Эквивалентность между правильно и хорошо нарушается в тех случаях, когда следование моральному правилу связано с причинением вреда, зла другим людям (ср. библейский принцип: «Око за око, зуб за зуб»)» [7. С. 128]. Слово правильный может выражать отрицательную оценку поведения человека и тогда, когда он не проявляет необходимой гибкости в общении или придает чрезмерное значение формальностям (напр.: Слишком уж он правильный).

Представления о правильности/верности имеют не только качественный, но и количественный аспекты, отмечая высокую степень соответствия норме. Это значение слова правильный и верный приобретают в контекстах, обозначающих точные, безошибочные действия и их результаты (напр.: совершенно правильный/верный расчет (перевод текста), вполне правильное/верное суждение, правильно считать, глубоко верная мысль). Как правило, степень соответствия норме, обозначенной названными прилагательными, является результатом определенных процессов, в том числе и целеполагающей деятельности человека (исправителя). Подтверждением этого мнения может служить наличие значения «устранять недостатки» у глагола править и его производных поправить, поправка, исправить, исправиться, выправить, выправиться, переправить, правка и т. д.; сходной семантикой обладают глагольные производные от слова верный, напр.: проверить, сверить и сверщик, выверить.

Слово правильный и его производные чаще всего обозначают соответствие или несоответствие утилитарной норме (напр.: исправить ошибки, неправильное решение), но могут использоваться и для обозначения этических (правильный человек, правильный поступок) и эстетических норм (правильные черты лица). Для слова верный основными являются значения соответствия утилитарной норме надежности (напр.: верное средство, из верных источников) и логической истине как онтологической норме (правильный ответ), в то время как на соответствие этической норме справедливости (правильный человек) и эстетической норме соответствия оригиналу это слово указывает реже (напр.: верное изображение, верный глаз).

4. Категориальная семантика нормы присутствует и в значениях многих производных от слова лад. Некоторые словари отмечают у названного существительного ЛСВ «порядок», однако это значение является обычно фразеологически связанным (напр.: ни складу, ни ладу в чем; идти (пойти) на лад). В остальных случаях слово лад обозначает, как правило, гармоничные отношения между людьми, напр.: быть в ладу или в ладах/не в ладу, не в ладах с кем-л.; Лады всего дороже; На что и клад, когда у мужа с женой лад. Этот вариант значения слова лад является исторически первичным и восходит к

имени божества древних славян Ладо, который считался покровителем семейного благополучия [11. С. 311]. В настоящее время данное значение слова лад считается устаревающим и активно вытесняется заимствованием гармония и его производными. Тем не менее в современной речи продолжают использоваться производные от слова лад, обозначающие некоторые виды межличностных отношений (напр.: (по)ладить с кем-л.; подладиться к ко-му-л., нелады между кем-л. и т. д.), в связи с чем некоторые исследователи полагают, что основным значением слова лад является «чаемый принцип организации человеческого сообщества» [12. С. 131].

Однако чаще производные от слова лад передают представления о должном, распространяющиеся на разные сферы человеческого бытия. В частности, глагол ладить и его производные наряду со значением «быть в ладу», «жить согласно, дружно» (ладить с кем-л.) используется в значении «приводить в норму, в порядок» (сов. наладить), напр.: Весело я лажу борону и соху (А. Кольцов); наладить работу в клубе; наладить производство. Производный от него глагол отладить (спец.) означает «привести в исправное, годное для употребления состояние, в норму» (напр.: отладить пулемет, инструмент). Напротив, отсутствие порядка обозначается словом разлад (напр.: разлад в работе; Дело пошло на разлад), производным от глагола разладиться - «стать неисправным», напр.: станок разладился. Некоторые производные от слова лад используются для выражения положительной оценки предмета или ситуации, соответствующих норме; таковы, например, определительные слова ладный, ладно, ладком, глаголы наладить(ся) и уладить. Используемые с отрицанием, такие слова выражают негативную оценку ситуаций отклонения от нормы, напр.: дело не ладится, неполадки, нелады, дело не ладно, будь ты (он) неладен, ни складу ни ладу и т. д.

Производные от слова лад языковые единицы выражают отношение к нескольким типам норм, в том числе утилитарным (напр.: наладить работу механизма, отладить инструмент), эстетическим (напр.: ладно сшитый пиджак), а также обозначают соответствие функциональным нормам при обозначении физического сложения, стати животных (напр.: лады легавой собаки (охот.). Кроме того, слово лад и его производные способны выражать значение коммуникативного идеала, предполагающего полное согласие и единство во взглядах (напр.: ладить, поладить с кем-л., уладить конфликт, наладить отношения и т. д.).

Исследование значений слов норма, порядок, правильный, лад и их производных позволяет сделать вывод о том, что названные лексемы обладают способностью выражать категориальную семантику нормы, понимаемой как представления о должном состоянии обозначенных ими объектов. В семантике и функционировании этих слов нашли отражение все основные общекатегориальные признаки нормы. Закрепленность в значениях общеупотребительных языковых единиц отражает высокую степень распространенности, регулярную воспроизводимость и стабильность обозначенных ими явлений. Использование для обозначения нормы специальных слов придает категории нормы и связанному с ней концепту формальную определенность. Свойство системности нормы при ее обозначении средствами языка обеспечивается за счет регулярного обозначения нормы и соотносимых с нею аномалий при

помощи антонимов. В то же время возможность использовать для выражения отношения к норме слов, одно из которых обозначает аномалию, а другое -соответствующее норме положение дел, отражает двойственный характер этой категории. О том, что именно норма является той точкой отсчета, относительно которой производится измерение (нормативная оценка) признака, свидетельствует использование для обозначения аномалий производных слов, словообразовательная структура которых содержит элементы, указывающие на отсутствие мотивирующего признака (напр.: ненормальный, беспорядок, неправильный), в то время как обозначение аномалий никогда не становится производящим для наименований нормы. Наконец, оптимальность нормы проявляется в семантике языковых единиц при выражении ими негативного отношения со стороны говорящего к обозначаемым аномалиям (напр.: непорядочность, разлад), а также за счет того, что слова, обозначающие соответствие норме, приобретают способность выражать общую положительную оценку отдельных явлений действительности или ситуации в целом, напр.: Все нормально! Все в порядке! Порядок! Все правильно! Дело пошло на лад; Жизнь наладилась.

Литература

1. АрутюноваН.Д. Аномалии и язык // Вопр. языкознания. 1987. № 3. С. 3-19.

2. Ефанова Л.Г. Норма как разновидность предельности глагольного действия: автореф. дис. ... канд. филол. наук. Томск, 1995. 19 с.

3. УрванцевБ.А. Порядок и нормы. М.: Изд-во стандартов, 1991. 240 с.

4. Плахов В.Д. Социальные нормы: философские основания общей теории. М.: Мысль, 1985. 253 с.

5. Новиков Л.А. Антонимия и словари антонимов // Львов М.Р. Словарь анонимов русского языка. М., 1978. С. 5-27.

6. АпресянЮ.Д. Избранные труды: в 2 т. М.: Языки русской культуры, 1995. Т. 1. 472 с.

7. Шатуновский И.Б. Семантика предложения и нереферентные слова. М.: Школа «Языки русской культуры», 1996. 400 с.

8. Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. М.: Языки русской культуры, 1999. 896 с.

9. АлександроваЗ.Е. Словарь синонимов русского языка. М.: Сов. энцикл., 1971. 600 с.

10. Арутюнова Н.Д. Вторичные истинностные оценки: ПРАВИЛЬНО, ВЕРНО // Логический анализ языка: Ментальные действия. М., 1993. С. 67-78.

11. Алефиренко Н. Ф. Поэтическая энергия слова. Синергетика языка, сознания и культуры. М.: Academia, 2002. 394 с.

12. Фомин А.И. Форма - образ - лад // Вопр. когнитивной лингвистики. 2008. № 4. С. 128-132.