Литературоведение

С. А. Абышова

К восприятию и переводу произведений А. Платонова на азербайджанский язык (постановка проблемы)

В статье подробно обосновывается обращение исследователя к художественным текстам Андрея Платонова как к предмету воссоздания на азербайджанском языке. Автор обращает внимание на конкретные параметры текста русского писателя, которые должны быть учтены переводчиком при воссоздании произведений А. Платонова на азербайджанском языке.

Ключевые слова: Андрей Платонов, произведения, перевод, способы перевода.

В последнее время в Азербайджане начали открывать для себя выдающегося представителя русской литературы - Андрея Платонова. Понятно, что Платонов в корне отличается от своих предшественников, современников и последующих писателей. Одной из основных отличительных особенностей является своеобразие художественного текста Платонова, неповторимость синтаксической презентации. Именно этого Платонова невозможно перевести на азербайджанский язык. Речь не идет о силе или слабости языка. Дело в том, что поднятый Платоновым художественно-эмоциональный пласт еще не пробудился в азербайджанском языке. Именно не пробудился! Потому что он в качестве «сырого материала» присутствует во многих языках.

Видный азербайджанский языковед Камал Абдулла в своей книге [1, с. 50-52] высказывает мысль что, Платонов еще и потому является гениальным творцом, что самим синтаксисом фразы может говорить. До него никто не мог заставить говорить русский синтаксис. Обычно это делает содержание фразы... Можно ли все это передать на азербайджанском языке?

Литературоведение

Они могут послужить хорошим ориентиром для разработки избранной темы. В самом деле, в стартовавшем третьем тысячелетии изучение творческого наследия Платонова в качестве нестандартного эталона стилевой манеры письма чрезвычайно важно и актуально. Прав К. М. Абдуллаев и те современные русские критики, которые анализируют стиль этого писателя как неповторимый источник, памятник ушедшей эпохи, отзвуки которой доносятся до нас и поныне. Тонкий стилист, Платонов сумел уловить, быть может, интуитивно те проблемы, которые возможно было передать языком, глубоко отличным от языковой манеры его современников.

Творчество Андрея Платонова складывалось в русле формирования нового духовного уклада. Он не был сторонним наблюдателем важнейших поворотных процессов, которые широким фронтом разворачивались в России в первой половине XIX века. Напротив, писатель оказался их свидетелем и активным участником. Литературно-философские проблемы в тот период обсуждались публично, и мы не имеем права забывать об этом, когда задаемся целью выявить истоки его философской прозы и соответственно проанализировать стилистические особенности. Платонову не только удалось указать на многочисленные проблемы, волновавшие в те годы разные слои населения, но и раскрыть их историко-философский смысл с противоборствующих социальных позиций. В наше время, когда по-новому преображенный и заново переоцененный опыт русской революции постепенно приобретает международное звучание, исследование творчества корифея в этом процессе имеет первостепенное значения для дальнейшего развития филологической науки в Азербайджане.

В бывшей советской периодике только с конца 1960-х годов началась «второе рождение» этого художника слова. И актуальность открытия полузабытого имени - не только в запоздалом факте популяризации его книг, но, скорее всего, в признании активного участия его основополагающих идей и непривычных для филистерского восприятия художественных образов в духовной жизни представителей современного поколения.

В 1967 году Борис Слуцкий с высокой трибуны произнес: «Сейчас приходит время Платонова». Эти слова, бесспорно, послужили своеобразной «эстафетной палочкой» для критиков последующих десятилетий. И можно с уверенностью утверждать, что большинство из них в конце XX столетия однозначно подчеркивали актуализацию платоновского наследия, а также продолжают дискуссировать относительно фактора его возрастающего воздействия на умы.

А. Платонов сегодня - это мост в новую прозаическую систему через потенциальное осознание принципиально иных стилевых параметров и выявление сложных, противоречивых, а порою и прямо противоположных философских трактовок наиболее острых и наболевших общественных проблем. Это более высокий уровень самовыражения писательского «я». Об этом ясно и красноречиво свидетельствует огромное количество критических работ.

Разноголосица мнений, объективно говоря, представляется шокирующей, но именно широкий спектр различных теоретических положений и подходов со стороны критиков ушедших времен и современных, обстрел в адрес неординарной стилизации и т. п. позволяют сделать следующий вывод: каждый из них в различные исторические периоды по-своему воспринимал его уникальное творчество. Однако мы выделяем и особо фиксируем то общее начало, что их в большинстве случаев объединяло - «многогранность» и «разнопластовость» при разрешении любых, чаще всего наиболее острых вопросов.

И если в русле всего вышеотмеченного вновь вернуться к мысли, высказанной в самом начале статьи, то станет понятным: появление столь авторитетного художника всегда побуждает не только перечитывать подобную литературу под другим углом зрения, но и по-иному писать.

Особую сложность представляет собой стиль Андрея Платонова для азербайджанских переводчиков. Считаем, что эта проблема не носит имманентный характер, а нацеливает современных филологов на длительный и скрупулезный анализ колоссального количества синтаксических фигур, составляющих ядро его прозы. По нашему убеждению, суть дела заключается не в отсутствии талантливых переводчиков в Азербайджане, но в тех стилистических конструкциях, которые с огромным трудом и с вероятностным исходом допущений и вольностей поддаются правильному восприятию иноязычным читателем. Однако чем сложнее писатель, тем более трудоемка и благодарна задача переводчиков.

Прежде всего, следует констатировать, что в наиболее сильных в художественном отношении, а также малоизвестных национальному читателю сочинениях наблюдается определенное равновесие формы и содержания.

Под формой в самом схематичном виде мы понимаем конкретный способ выражения данного содержания текста, который при сопоставлении с иной речевой ситуацией в его произведениях обнаруживает существенные стилевые расхождения.

В тех текстах, которые, с одной стороны, интересуют нас как необычный стилевой образец, а с другой - формант для перевода на азербайджанский язык, содержание несет для нас важную информацию об основных

Филологические

науки

Литературоведение

элементах эстетического воздействия. Ведь определенному тематическому содержанию, как нам удалось выяснить в процессе нашего исследования, соответствует композиционно-стилевая структура, где разные элементы формальной системы языка Платонова обладают доминирующим характером по отношению к своему предметно-содержательному компоненту. Кроме того, они также являются важным подспорьем для реализации целей художественного порядка. Именно эти элементы (компоненты) придают тексту неповторимый характер, требующий аналога в воспроизводимом языке. Последний, то есть аналог формы, соответствует языковой функции выражения. Он важен нам в той степени, в которой самым непосредственным образом влияет на правильное восприятие текстового отрывка азербайджаноязычным читателем. Собственно говоря, это и есть корректный, эквивалентный перевод.

В мировидении А. Платонова прежде всего отмечается следующая дилемма: с одной стороны, видеть окружающую жизнь, которая предстает пред тобой отдаленной, будучи не от мира сего, и дает повод изжить в себе позицию стороннего наблюдателя, а с другой - оставаться молчаливым и безучастным свидетелем, не вмешивающимся в ход исторических процессов. Русский писатель в зрелом периоде творчества решительно избрал для себя второй путь.

Исходя из этой изначальной посылки, следует выбрать объектом исследования тексты художественных и публицистических произведений Андрея Платонова разных лет. Наибольшее внимание уделяется таким малоизвестным азербайджанской аудитории художественным произведениям, как роман «Котлован», повести «Чевенгур» и «Ювенильное море».

Творчество Андрея Платонова в советской критико-монографической литературе уже становилось предметом специального исследования. Среди наиболее крупных изданий следует в первую очередь указать на работы В.В. Васильева «Андрей Платонов. Очерк жизни и творчества»,

О. А. Кузьменко «Андрей Платонов. Призвание и судьба. Очерк творчества», Н.Г. Полтавцевой «Философская проза Андрея Платонова» и другие. Есть многочисленные журнальные статьи: В. Лебедева - «Литературные выкрутасы» («Правда», 1944, 27 декабря); В. Чугуновой и А. Бобровской -«Советский патриотизм и советская литература» («Советская книга», 1946, № 2, с. 48-52); В. Шкловского - «Современность и злободневность» («Литература и искусство», 1943, № 15); Э. Подаревского - «Одухотворение» («Литература и искусство», 1943, № 15) и многие другие. Определенный вклад в изучение стилистики А. Платонова внесли Ю. Макунин со статьей в «Литературной России» (1977, 6 ноября), Д. Ортенберг -в «Литературной России» (1973, 4 мая), И. Кривицкий - со своей статьей

в «Литературной газете» (1980, 2 апреля) и т. д. и т. п. Примечательны также работы В. Чалмаева, Л. Шубина, О. Алейникова и других видных русских критиков-литературоведов. Имеется также малочисленная критическая литература на английском языке (или соответственно переводы произведений Платонова).

Этот список можно при желании продолжить. Однако есть аспекты, которые, с нашей точки зрения, не подлежат квантитативной характеристике, точнее, не измеряются чисто количественными показателями вышедшей в свет монографической литературы. Поднятый нами большой пласт критической литературы при всех несомненных достоинствах отдельных трудов ученых все же свидетельствует, что анализ стилевых особенностей ранней и поздней прозы А. Платонова присутствует в них в большинстве случаев лишь как «финальный аккорд», послесловие. Думается, происходит своеобразный «довесок» к основным проблемам творчества. К тому же нельзя отгородиться от того обстоятельства, что литература 1950-1970-х годов была во многом политизированной, и полная картина жизнедеятельности русского писателя представлялась если не искаженной, то, по крайней мере, не всегда честной и объективной. К отмеченному следует также добавить, что до сих пор в филологической науке не было работ, посвященных переводу указанных выше художественных произведений А. Платонова на азербайджанский язык. Больше того, в советской научной литературе практически отсутствуют крупные исследования, посвященные переводу А. Платонова и на европейские языки.

Главная цель предпринятого исследования заключается в современном истолковании феномена А. Платонова как великого художника-стилиста и определении основных путей, форм, средств и методов передачи первоисточников на азербайджанский язык. Поставленная цель диктует постановку и решение нижеследующих задач.

1. Установить истоки литературного дарования А. Платонова.

2. Понять и оценить, под воздействием каких идейно-политических и социально-культурных факторов формировалось мировоззрение А. Платонова.

3. Установить границы стилистического разнобоя при осуществлении переклички идей между А. Платоновым и его современниками-про-заиками.

4. Выяснить идейную суть философских корней платоновского понятия «Вещество существования» и степень его влияния на читателей. Точнее сказать, лингвистическому анализу подвергается онтологическая основа символа «вещества существования», его реализация в структуре

Филологические

науки

Литературоведение

произведений и структуриализация в пределах поэтического языка как сложной и многоуровневой системы.

5. Определить будущий «план жизни» в органичном соединении с единичной судьбой индивида.

6. Выявить взаимосвязь комического и трагического в названных произведениях А. Платонова.

7. В процессе перевода определить смысловую емкость литературного произведения, которая находит свое двоякое отражение: с одной стороны, это есть характерное проявление реалистической типизации (конкретный отдельный образ приобретает обобщенный типический смысл), с другой - аллегорическое иносказание (отдельный образ имеет условно-отвлеченный смысл или смысл переводимого произведения получает различные истолкования).

8. Выяснить в ходе перевода, из каких стилистических пластов состоит текст прозы Андрея Платонова.

9. Выявить в процессе перевода семантическую наполненность слов-образов или символов с учетом их структурных и семантических особенностей, степени функциональной позиции по отношению к определяемому слову.

10. Разграничить в процессе выявления характерных ошибок и недочетов перевода семантику слов литературоведческого, лингвистического и культурологического характера, представленную в художественных произведениях А. Платонова.

11. В ходе перевода определить эффективность и целесообразность явления трансформации, которая формируется всем арсеналом переводящего языка.

Библиографический список

1. Абдулла К. 300 азербайджанцев (научно-художественные произведения).

Баку, 2007.