SKORIK А. S.

Particle status in the system of addressness expression means УДК 81367.332.7

А. С. Скорик

К ВОПРОСУ О СТАТУСЕ ЧАСТИЦ В СИСТЕМЕ СРЕДСТВ ВЫРАЖЕНИЯ ЗНАЧЕНИЯ АДРЕСОВАННОСТИ

Современная лингвистика стремится выявить позицию говорящего в отборе речевых ресурсов и организации высказываний в процессе коммуникации. Речевое общение становится возможным благодаря использованию конкретных речевых средств, которые составляют и формируют значение адресованности. В данной статье представлен анализ тех свойств, функций и прагматических значений частиц, которые позволяют определить их статус среди средств выражения значения адресованности.

Ключевые слова: частица, адресатотив, значение адресованности

А. S. Skorik

PARTICLE STATUS IN THE SYSTEM OF ADDRESSNESS EXPRESSION MEANS

Modern linguistics aspires to specify the position of the speaker in the process of speech resources selection and utterance organization in communication. Speech communication is made possible with the use of the particular speech tools wich constitute and form the meaning of addressness. The given article represents the analysis of those properties, functions and pragmatic meanings of particles which allow to define their status in the system of addressness expression means.

Key words: a particle, an adresotative, meaning of addressness

Общепризнанным в лингвистике является тот факт, что из всех существующих классов слов частицы — это самый неоднородный по составу класс.

В современном русском языке до сих пор нет единого мнения о классификации, определении статуса и функции частиц в силу лексической отвлеченности, грамматической многомерности и коммуникативной многофункциональности данных единиц языка и речи. На наш взгляд, этот факт объясняет разнообразие критериев, положенных в основание описания частиц.

Е. А. Стародумова отмечает, что «о различных аспектах изучения частиц можно говорить лишь с известной долей условности: аспекты можно перечислить, но их трудно разделить и противопоставить друг другу» [8, с. 21]. Различные подходы к описанию частиц не противоречат друг другу и, дополняя друг друга, позволяют с большей полнотой отразить реальную сложность семантики и функционирования частиц.

Учитывая многообразие подходов к описанию частиц, можно выделить следующие взгляды на природу и функции данных единиц.

Первая точка зрения, получившая название «традиционная», представлена в трудах А. А. Шахматова, А. М. Пешковского, В. В. Виноградова, Л. В. Щербы и др., а также в академических грамматиках русского языка, в целом ряде вузовских учебников по русскому языку. Ее суть можно представить следующим образом: «частица — это часть речи», «частицы — служебные слова, которые сообщают различные смысловые, модальные и экспрессивно-эмоциональные значения словам, частям предложения и всему высказыванию» [12, с. 252] (определения из других источников отличаются перечнем значений, которые частицы способны придавать словам, высказываниям или предложениям).

Другие взгляды на природу и функции исследуемых единиц объединяет то, что частица представлена как языковая единица, не имеющая определенного морфологического статуса: «частица — не часть речи».

• Частица — логическое слово: ее функция заключается в установлении соответствия между семантической и синтаксической структурой предложения (Ю. Д. Апресян, И. М. Богуславский, Е. В. Падучева, И. М. Кобозева и др.).

• Частица — маркер пресуппозиции:

согласно данной точке зрения частица наделена функцией вызывать факт пресуппозиции (И. М. Копыленко, М. Г. Щур, Н. М. Ма-русенко, Е. В. Чернцова и др.).

• Частица — тематизатор / рематиза-тор: частица является одним из основных средств актуального членения предложения, выделяет какой-либо компонент высказывания и сосредоточивает на нем внимание. Данное понимание частиц отражено в работах И. М. Копыленко, М. Г. Щур, Н. В. Черновой, Е. Г. Борисовой и др.

• Частица — метатекстовый оператор: частицы понимаются как единицы, которые, с одной стороны, обеспечивают связность текста, с другой — отражают процесс коммуникации (например, оценку, интерпретацию фактов говорящим и слушающим и т. п.). Частица как метатекстовый оператор описана в работах А. Вежбицки, Т. В. Шмелевой, М. Г. Щур, С. Ю. Лосевой и др.

• Частица — структурное слово: частица рассматривается как слово, участвующее в формировании реляционной, синтаксической и модальной структуры текста. Этот подход отражен в «Словаре структурных слов» под ред. В. В. Морковкина.

• Частица — это функция слова: частицы объединены в класс на основании их участия в выражении коммуникативного содержания высказывания: частицы упо-требляются субъектом речи для того, чтобы «приспособить» объективную информацию к условиям речевого акта. На функциональном подходе основано описание служебных единиц в «Словаре служебных слов рус -ского языка» под ред. Е. А. Стародумовой; согласно данному критерию частицы отнесены и к классу дискурсивных слов.

• Частица — адресатотив неактивного типа: частица рассматривается в качестве актуализатора значения адресованности. Данный подход отражен в работах И. Д. Чаплыгиной.

Отсутствие единого подхода к частицам обусловлено, вероятно, тем, что частицы осознаются не как единицы языка, а как единицы речи. Осознание частиц как речевых знаков исходит из их определения: частицы — знаки, выражающие отношение говорящего к какому-либо объекту, пред-

мету, событию или действию. Очевидно, что «выражение отношения» свойственно в большей степени чувственной и эмоциональной стороне языка, чем рациональной.

Такое разнообразие в описании частиц, с одной стороны, объясняет трудности в обобщении информации о данном классе слов, с другой — позволяет исследователям не ограничиваться существующими описаниями, а искать новые подходы к определению статуса и функций частицы.

В данной статье предпринята попытка определить статус частицы в системе средств выражения значения адресованности.

Адресованность, вслед за И. Д. Чаплыгиной, понимается нами как значение: «отнесенность высказывания к субъектной сфере адресата с целью воздействия на него, побуждения к определенным ответным действиям и реакциям» [11]. Значением адресо-ванности обладают высказывания, объединенные общей прагматической функцией направленности высказывания собеседнику с целью побуждения его к ответной реакции. Адресованность является основным компонентом семантической структуры Ты-категории (далее — ФСП ТК) — многоаспектной функционально-семантической категории дейктического типа, реализуемой в мыслительно-речевой деятельности разноуровневыми языковыми средствами — адре-саторами (специализированными языковыми средствами, включающими в свою семантику значение адресованности) и адресато-тивами (языковыми единицами, с помощью которых оформляется адресованность высказывания или актуализируется значение адресованности высказываний, не имеющими формальных показателей 2-го лица).

Значение адресованности формально представлено во многих грамматических единицах (например, в местоимениях и глаголах в форме 2-го лица, в императивах, в вопросительных и побудительных предложениях, обращениях и т. п.). Таким образом, адресо-ванность реализуется в речи посредством целого комплекса разноуровневых средств, образующих систему.

Средства выражения адресованности исследовались Б. П. Ардентовым, Р. М. Гайсиной, В. Е. Гольдиным, Н. А. Николиной,

О. П. Воробьевой, Т. В. Шмелевой, Н. Л. Ро-

мановой, А. В. Полонским и др. Круг средств выражения адресованности, характеризуемый этими лингвистами, достаточно широк — от морфологических средств до пунктуационных знаков, однако во многих работах выделяются и подробно описываются только те лексические, лексико-синтаксические и грамматические средства, которые содержат прямое указание на 2-е лицо. Единицы, не включающие в свой состав формальных показателей значения 2-го лица, но служащие для оформления прототипичных случаев направленности речи адресату (в том числе и частицы), как правило, не рассматриваются.

В ФСП ТК частицы функционируют как адресатотивы неактивного типа.

Отнесенность частиц к средствам реализации значения адресованности стала возможной в силу следующих функциональных и коммуникативно-прагматических особенностей этих единиц.

Первичной сферой функционирования частиц является диалог, в котором частицы составляют минимальное высказывание — ответную реплику, которая всегда направлена слушателю. Функционируя в диалоге, частицы могут составлять как ответную реплику на слова собеседника, так и самостоятельное высказывание. Тем самым они свидетельствуют о наличии речевого контакта и дают определенную информацию о его характере, этапе развития, взаимоотношениях участников речевого акта. По этой причине частицы называют диалогическими коннекторами, т. е. такими лексическими единицами, функциональная специфика которых направлена на раскрытие коммуникативно-функционального характера шага или действия в речевом общении, являющегося основой для порождения нового (ответного) шага или действия со стороны партнера.

Частицы относятся к области прагматики. Каждый прагматический элемент, как считает Ю. Д. Апресян, участвует в выражении отношения говорящего к одной из четырех сфер:

1) к действительности;

2) содержанию сообщения;

3) адресату;

4) самому себе [2, с. 6].

Частицы оказываются такими единицами, которые могут выражать каждое из четырех отношений. Кроме того, индивидуальная специфика множества частиц заключается в их прагматических особенностях.

Данные аспекты тесно взаимосвязаны. Так, прагматическая специфика частиц может представлять интерес в связи с изучением коммуникативной функции языка, в частности при изучении диалогового общения, когда во время контакта учитывается не только номинативная или репрезентативная семантика данных единиц, но и их интерпретативная семантика («ситуационная семантика»), включающая в себя семантику этих единиц на фоне контакта с речевым произведением партнера. Ситуационная семантика отражает описание возможностей интерпретации в постепенно меняющихся условиях речевой коммуникации.

Частицы регулируют иллокутивную силу высказывания. В этом случае они выступают как показатели основных интенцио-нальных типов речевых актов: утверждений, подтверждений, просьб, одобрений, упреков и т. п. Иллокутивная функция, в свою очередь, конкретизирует значение частицы. Например:

— Марк Донатович, я вас очень прошу, позвольте! — взмолился Морозов. — Я ни о чем другом думать не смогу. Я спать не смогу, пока не верну рукопись!

Подумав, Коровин согласился:

— Всё, что возвращает вас в прежний круг интересов, на пользу дела. Только не переутомляйтесь. Десять минут полистали, полчасика отдохнули. Хорошо? (Б. Акунин).

Частица только акцентирует значение «побуждение адресата к действию» — здесь это совет доктора, заинтересованного в выздоровлении своего пациента. Таким образом, частица конкретизирует иллокутивную силу высказывания: для него исключена другая иллокутивная функция (ср.: приказ); функция совета, в свою очередь, конкретизирует значение самой частицы.

Частицы участвуют в формировании коммуникативной структуры высказывания, указывают на тот или иной компонент высказывания, выделяют его и сосредоточивают на нем внимание собеседника. В каче-

стве актуализируемых частицей компонентов адресованного высказывания выступают ядерные средства выражения адресован-ности: местоимения и глаголы в форме 2-го лица ед. и мн. ч., императивы.

Он [Максим] стоял на дорожке, держа одним пальцем закинутый за плечо пиджак, а она на ступеньках, сложив на груди руки, как будто отгородившись от него.

Он подошел поближе.

— Точно не обманывали?

Она отрицательно покачала головой.

— Но еще обманете? — вдруг спросил он. — Ведь обманете, да? (Т. Устинова).

В данном примере частица ведь актуализирует глагол в форме 2-го л. ед. ч. — глагол-адресатор и вносит в высказывание следующее значение: «Я предполагаю, что вы меня еще обманете». Заметим, что частицы-адресатотивы могут актуализировать несколько адресаторов, один адресатор (как в данном примере), адресатор и адресатотив, адре-сатотивы активного и неактивного типов.

Вместе с тем частицы относятся к периферии поля ФСП ТК, точнее, к зонам, отдаленным от центра. Основанием такой отнесенности, вслед за И. Д. Чаплыгиной, считаем:

• Появление нескольких оттенков значения у высказывания, в котором функционирует та или иная частица, вследствие размытости семантики частиц, например:

Собрав все свои силы, Соня чуть громче, чем прежде, сказала:

— Я не брала-с [деньги].

— Не брали-с? Отлично! — Лужин царственным жестом указал на Катерину Ивановну. — Вот вы, сударыня, только что посмели обозвать меня бранным словом. Могу ли я попросить вас вывернуть карманы на платье вашей родственницы? (Б. Акунин).

В данном высказывании частица вот актуализирует местоимение вы (ядерное средство выражения адресованности) и обращение сударыня. Основное значение, которое частица вносит в высказывание, — это значение указания: адресант, выделяя объект из ряда однородных, одновременно указывает на ситуацию, вводящуюся в поле зрения говорящего: «Из всех присутствующих именно вы обозвали меня бранным словом».

Кроме основного значения, вот акцентирует значение несомненности, подлинности утверждаемого: говорящий подчеркивает свою правоту, настаивает на ней: «Вы, но никто иной, обозвали меня бранным словом». Таким образом, интерпретация высказывания возможна благодаря тому, что рассматриваются все значения вот, выявляющиеся в приведенном контексте. Данные значения, накладываясь друг на друга, несут адресату следующую прагматическую информацию: «Из всех присутствующих именно вы, но никто иной, посмели обозвать меня бранным словом».

Заметим, что размытость семантики частиц является причиной того, что, функционируя в качестве адресатотивов, данные единицы сближаются семантически и прагматически, вследствие чего между ними возникают синонимические отношения. Так, в приведенном контексте вот синонимична определительной частице именно на основании значения выделения, подчеркивания какого-либо компонента высказывания (ср.: Именно вы, сударыня, только что посмели обозвать меня бранным словом).

• Отсутствие или неявное присутствие адресатосемы — в семантику некоторых частиц может быть формально включено значение 2-го лица (вот тебе, фу ты, ишь ты и некоторые др.).

Николас шагнул к больному.

— Филипп Борисович, напрягите память. Вот вы взяли из папки рукопись, спрятали ее под пиджак...

— Что вы! — перебил его Морозов, ужаснувшись. — Я бы никогда так не поступил! Выносить материалы с территории архива строжайше воспрещается, особенно такие ценные! Это уголовное преступление! (Б. Акунин).

В данном высказывании функционирует частица «что вы», в структуру которой «встроен» адресатор — местоимение вы. Частица функционирует в восклицательном высказывании, имеющем адресата, не обозначенного вербально, но речевая ситуация и контекст с определенностью указывают на него. С помощью частицы передается возмущение адресата словами собеседника, вызванного его недоверием.

На наш взгляд, в адресованных высказываниях компоненты ты / вы, входящие в состав частиц-адресатотивов, нельзя считать формальными, так как они становятся обязательными компонентами, которые актуализируют направленность реплики адресату. Данное свойство частиц будет описано позже.

В структуру большинства частиц не включены элементы ты / вы, способность к реализации значения адресованности обусловлена их сочетанием с адресаторами.

• Несамостоятельность частиц в оформлении значения адресованности. В качестве адресатотивов частицы в «чистом виде» употребляются нечасто.

При выражении значения адресованно-сти частицы взаимодействуют либо с ядерными средствами выражения значения адре-сованности, либо с периферийными, либо с ядерными и периферийными средствами одновременно. В этом случае возможны различные употребления, например: значение адресованности может быть передано сочетанием частицы и ядерными лексическими и грамматическими средствами; частицы, ядерными средствами и другими периферийными средствами; частицы и периферийными средствами и т. д. Таким образом, в зависимости от того, какое средство

актуализирует частица в адресованном высказывании, меняется ее положение на периферии функционально-семантического поля Ты-категории. В связи с чем представляется логичным выделить три группы частиц-адресатотивов по отношению к центру ФСП Ты-категории: околоядерные (т. е. находящиеся на периферии, близкой к ядру ФСП ТК), периферийно-ядерные (занимающие промежуточное положение между дальней и ближней периферией ФСП ТК) и собственно периферийные (находящиеся на отдаленной периферии ФСП ТК).

В зависимости от семантики, условий функционирования в адресованном высказывании частицы способны изменять свое положение на периферии ФСП ТК: из отдаленной периферии они могут смещаться в периферийную зону, близкую к центру поля.

По наши наблюдениям, наиболее близко к центру ФСП ТК находятся частицы, содержащие компонент ты / вы. Частицы, не содержащие данного компонента, располагаются дальше от центра ФСП Ты-категории. В этом случае место расположения единиц на плоскости поля зависит от тех средств, которые актуализирует и в совокупности с которыми функционирует частица в адресованном высказывании.

Статус частиц, содержащих компонент ты / вы, в системе средств адресованности (на примере частиц вот тебе и, вот тебе)

Сложные частицы, содержащие компонент ты / вы, являются наиболее приспособленными для актуализации значения адресованности.

Нами выделено пять частиц с компо -нентом ты / вы: вот тебе и, вот тебе, что ты / вы, да что ты / вы, ишь ты.

Рассмотрим функционирование сложных частиц-адресатотивов на примере частиц вот тебе и, вот тебе.

Вот тебе и — сложная частица, имеет устойчивый характер. Ее основное значение, которое зафиксировано в толковых словарях русского языка — «о том, что не совершилось или произошло не так, как следовало ожидать». Это значение не единственное. Так, например, Р. П. Рогожникова отмечает,

что вот тебе и служит реакцией на что-либо неожиданное при выражении восхищения или удивления [4, с. 56]. На основе анализа примеров в качестве дополнения к определению, данному Р. П. Рогожниковой, отметим, что частица вот тебе и — это реакция на что-либо неожиданное, при этом удивление и / или восхищение может сопровождаться передачей эмоционально-экспрессивных оттенков горечи и / или разочарования.

Вот тебе и формально включает в свой состав частицы вот, и, а также элемент ты, который этимологически связан с местоимением ты, являющимся ядерным средством ФСП Ты-категории. Мы полагаем, что в процессе выражения значения адресованности элемент ты способствует актуализации данного значения.

Анализ языкового материала показывает, что высказывания с частицей вот тебе и используются не только при прямом контакте. Эта частица функционирует во внутренней речи или в такой речевой ситуации, когда адресат представлен как «неконкретный» участник общения, поэтому адресованность можно представить как внутреннюю или потенциальную. Например:

[Элла про себя]:

1. Может, что-то съесть? Нет, совсем не хочется. Вот тебе и Новый год! (Е. Вильмонт).

Высказывание сопровождается авторской ремаркой «про себя» («не вслух, не произнося»), что подтверждает наше предположение о внутренней адресованности.

С помощью частицы вот тебе и передается неожиданность, недоумение, вызванное отступлением от некоторого стандарта: «Наступил Новый год, на Новый год принято вкусно и сытно есть, а у меня пропал аппетит»; вот тебе и — это беззлобное ворчание на отсутствие аппетита, недоумение, вызванное его отсутствием.

Высказывания с частицей вот тебе и могут не содержать авторской ремарки «про себя». Например:

2. Вот тебе и Мара. Как свеча: посветила, почадила, накапала воском. А зачем? (В. Токарева).

3. — Сколько я вам должна?

— Я в другом месте заработаю, — уклонился травник.

— В каком? — полюбопытствовала Анна.

—Мы открыли совместное предприятие.

Компьютеризация школ.

Анна ахнула. Вот тебе и божий человек (В. Токарева).

В примерах, подобных данным, мы рассматриваем адресата как потенциального. Значения, которые вносит вот тебе и в высказывания, можно представить следующим образом: во втором примере — «печальновопросительное» удивление: «Мара про -жила яркую, но бесцельную жизнь. Кому и зачем нужна именно такая жизнь, в чем ее

смысл?»; в третьем — удивление на неожиданное для Анны заявление от «божьего человека»: «Вы оказались не таким, как я думала; вы ведете себя не так, как должен себя вести божий человек».

Высказывания с вот тебе и, имеющие реального адресата встречаются реже. Например:

4. Тарасов выпил воды из кувшина, стоявшего на столе, и, потупив голову, сказал:

— Рассказывай: с кем, как и когда? [ему изменила жена].

Горничная почуяла под собой почву.

—Да все с этим же... трухлявым! Федором Ивановичем... что в прошлом году раков вам в подарок принес... Вот тебе и раки! И как они это ловко... (А. Аверченко).

5. Таврила: Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Куда ты теперь, Гаврилка, денешься? Куда ни сунься, скажут, за воровство прогнали! (А. Островский).

В данных высказываниях реплика, в которой функционирует частица, обращена к конкретному адресату: Тарасову — в первом случае, Гаврилке — во втором. В обоих случаях частица служит для передачи реакции удивления на неожиданное событие:

1) никто не мог предположить, что жена Тарасова изменит ему с «трухлявым» Фёдором Ивановичем, который приносил раков; раки — всего лишь предлог для встреч;

2) частица входит в состав фразеологизма, значение которого в целом созвучно со значением частицы. Сравним: «о неожиданно возникшем безвыходном положении, прекращении свободы действий и т. д.» [5, т. 2, с. 821]. Таврила сочувствует безвыходному положению Гаврилки.

Итак, частица вот тебе и функционирует в адресованных высказываниях при непрямом контакте. В этом случае адресат может быть представлен как внутренний или потенциальный; реже — в высказываниях, в которых представлен реальный адресат. Анализируемая частица передает разнообразные тонкие семантические и эмоциональноэкспрессивные оттенки, например: удивление

с оттенком сожаления (пример 1); удивление и разочарование (пример 2), сочувствие (пример 5) и т. п.

Вот тебе — сложная частица, значение которой — «получай по заслугам». Как правило, употребляется при физическом наказании [5, т. 1, с. 284; 9, т. 1, с. 382]: «получай наказание по заслугам (обычно гово -рится при нанесении побоев, ударов кому-либо)» [10, т. 1, 176] . Таким образом, в высказываниях с частицей вот тебе обязательно присутствие реального адресата, так как частица имеет жестовый характер. Данная единица также содержит элемент ты, который актуализирует направленность реплики адресату.

1. Ксюша перестала причитать, но зато начала всхлипывать и вдруг опять кинулась вперед и пнула ногой третью, которая все время хранила молчание.

— Вот тебе, вот тебе, вот тебе! Будешь знать, как уводить чужих парней! (Т. Устинова).

2. Ризоположенский: Что, взял! А! Вот тебе, собака! Ну теперь подавись моими деньгами! (Н. Островский).

Частица вот тебе имеет следующее значение: в первом высказывании — «Ты встречаешься с чужим парнем, как следствие, ты виновата, поэтому получай по заслугам». Предсказуема эмоциональная реакция адресанта: злость от того, что подруга «увела» у Ксюши парня, поэтому, подталкиваемая чувством злости (может быть, желанием отомстить), она физически наказывает девушку. Во втором примере — злость и досада от того, что у Ризоположенского обманом отняли деньги, приводят к соответствующей реакции. В данном случае частица функционирует с оценочным словом «собака» (подобные конструкции, вслед за Л. А. Аз-набаевой, считаем «неполными вариантами предложений с ты», потому что в условиях непосредственной коммуникации здесь преобладает оценочная квалификация лица, а функция обращения практически отсутствует [1, с. 93]). Частица выполняет несколько функций: указывает на физическое действие,

которое производит адресант, акцентирует внимание читателя на отрицательных качествах адресата. Оценочное слово с частицей употребляется в восклицательной конструкции, что позволяет установить не только смысловое значение частицы, но и эмоциональные оттенки, которые частица вносит в высказывание, в данном случае оттенки гнева, злости, досады.

В результате анализа языкового материала выделены высказывания с единицей вот тебе, включающей в свой состав частицу и местоимение. Выделены два условия, при которых данная единица выражает значение адресованности:

1. Частица вот актуализирует значение адресованности, если в высказывании есть указание на конкретный объект, который известен обоим участникам речевого общения и который обсуждается ими:

И опять выползла к нему Скарпея, и молвила: «За то, что волю мою исполнил, вот тебе пук волшебной лом-травы. Где ее наземь кинешь, там большенный клад найдешь» (Б. Акунин).

В данном примере реплика с вот тебе построена по схеме «частица + местоимение», так как в этом высказывании есть указание на конкретный объект — «пук лом-травы», который предлагается собеседнику. В подобных случаях значение вот близко к значению глаголов возьмите / получите. Для подтверждения нашей мысли произведем трансформацию высказывания: возьми лом-траву.

Отдельного внимания заслуживают «речежестовые» высказывания. Например:

— Вот тебе! — Соша протянула Маре изысканную фигу, сложенную из бледных породистых пальцев (В. Токарева).

В данном случае реплика с вот тебе также построена по схеме «частица + местоимение», но в качестве «объекта» говорящий предлагает собеседнику фигу.

Высказывание с единицей вот тебе получает следующее значение: «Возьми фигу», т. е. «Не получи ничего, так как твои

притязания необоснованны». Отметим, что подобные конструкции распространены в устной разговорной речи и, как правило, сопровождаются характерными жестами. Жестовый характер частицы обусловливает устойчивость данного оборота. Кроме того, данный жест является грубым, его употребление ограничено даже в неофициальной обстановке, поэтому частица вот тебе имеет стилистическую окраску, которую авторы «Словаря языка русских жестов» определяют как грубую, просторечную [3, с. 101-102].

Таким образом, частица вот в сочетании с местоимением вам / тебе актуализирует значение адресованности (адресует объект конкретному лицу) и имеет речежестовый характер.

2. Частица вот актуализирует значение адресованности, если в высказывании есть или подразумевается выделение какого-либо объекта из ряда подобных. Данное высказывание также строится по схеме «частица + местоимение в форме 2-го лица ед. или мн. ч.». В таких случаях частица вот выполняет функцию выделительной частицы, равной по значению частице именно. Например:

[Настёна — свекру]:

— ... Часы легче продать... Ружья здесь у каждого, а часы... да еще такие часы... Их с руками оторвут — только покажи.

— Вот тебе, дева, следовало бы за это кой-чего оторвать (В. Распутин).

В данных высказываниях вот тебе представляет собой сочетание частицы и местоимения, так как с помощью частицы вот выделяется лицо, которому направлено высказывание: «Именно тебе, а никому иному следует кое-что оторвать». Частица вот вносит в высказывания дополнительный оттенок значения — неприятное удивление от какого-либо события: адресат не ожидал подобного поступка от Настёны, поэтому ее заявление вызвало негативную реакцию.

Таким образом, образование вот тебе, функционируя в адресованном высказывании, может иметь несколько манифестаций:

1) сложная частица со значением «получай по заслугам»;

2) конструкция, состоящая из частицы вот и местоимения тебе, служащая для выделения какого-либо объекта.

На примере функционирования частиц вот тебе и, вот тебе сделан вывод о том, что сложные частицы, содержащие компонент «ты / вы», располагаются на ближней к центру периферии ФСП ТК, потому что данный компонент в их структуре не является формальным — он указывает на значимость адресата, его слов и поступков в контексте адресованного высказывания. Частицы, включающие в свой состав компонент «ты / вы», являются либо околоядерными, либо периферийно-ядерными адресатоти-вами в зависимости от контекста и от сочетаемости с лексическими и морфологическими средствами выражения значения адресованности.

Так, например, специально не рассмотренные в данной статье частицы да что ты, да что вы относим к околоядерным адре-сатотивам, так как, употребляясь в качестве самостоятельного высказывания, они способны наиболее полно выражать значение адресованности. Значение, которое выражают эти единицы, понятно из контекста всего высказывания и речевой ситуации в целом, поэтому высказывание не требует иных компонентов, дополняющих его семантику. Например:

— Повезло вам, — сказал чиновник и эффектно, будто цирковой фокусник, вскинул руки. — В Москве ваш господин Фандорин, из Петербурга прибыл. У Пантелея Ильича каждый день бывает.

— В Москве?! — вскричал Рыбников. — Да что вы! В самом деле, какая удача! Не знаете, надолго ли он сюда? (Б. Акунин).

Здесь частица да что вы функционирует в качестве самостоятельного высказывания. Компонент вы в ее составе максимально актуализируется, так как в частицу можно развернуть до фразы Что вы говорите! Таким образом, личность собеседника, его слова и поступки приобретают значимость.

Статус частиц, не содержащих компонента ты / вы, в системе средств адресованности

Частицы, не включающие в свой состав компонента ты / вы, могут располагаться на околоядерном, периферийно-ядерном и собственно периферийном участке ФСП ТК. Их расположение зависит прежде всего от того, какие средства выражения адресованности (ядерные или периферийные) актуализирует частица в адресованном высказывании.

Значение адресованности также может актуализировать один из адресаторов, имеющий либо лексический, либо морфологический способ выражения.

Представляется логичным рассматривать частицы, актуализирующие:

1) лексические и морфологические средства выражения значения адресованности;

2) обращение;

3) частицы, функционирующие в качестве самостоятельных реплик в адресованном высказывании или функционирующие с адресатотивами неактивного типа.

На околоядерном участке ФСП ТК находятся частицы, которые одновременно актуализируют местоимение ты / вы и глагол в форме 2-го л. ед. и мн. ч. или глагол в форме повелительного наклонения. Как показывает анализ примеров, высказывания, включающие данные элементы, регулярно функционируют в современной разговорной речи:

1. — Лика! — воскликнул он [Астралов], падая на колени и бросая под ноги букет даме. — Я люблю всею душою одну лишь тебя! Прости, умоляю! Ты же знаешь мой темперамент! Я увлекающийся человек! Я артист! (Б. Акунин).

2. [Евстратий Павлович — Фандорину]:

— Вот какие при Царе-Освободителе министры были. Ананасу Третьему не ко двору пришлись. Ну, а про сынка его Николашу и говорить нечего... Воистину сказано: «Захочет наказать — лишит разума». Да не молчите вы! Я ведь искренне, от сердца. Душа за Россию болит! (Б. Акунин).

В данных примерах частицы функционируют в высказываниях, которые содержат оба адресатора: местоимение ты и глагол в форме 2-го л. ед. ч. (пример 1), местоимение вы и глагол в форме повелительного наклонения (пример 2).

Таким образом, частицы в сочетании с ядерными средствами выражения значения адресованности выполняют функции актуализации и выделения одновременно обоих адресаторов и вносят в высказывание следующие оттенки значений: в первом примере — частица же апеллирует к уже известным адресату фактам или событиям (эта особенность частицы наиболее ярко проявляется в тех конструкциях, где она акцентирует глаголы знать, слышать, видеть, как в данном примере). Здесь говорящий обращается к знаниям своей собеседницы, чтобы доказать, что он способен на такой поступок: «Я могу это сделать в силу своего артистического темперамента, и ты знаешь это». Во втором высказывании частица да актуализирует значение настойчивой просьбы, активного призыва совершить какое-либо действие, поступок: «Перестаньте молчать, скажите что-нибудь». Важно положение частиц по отношению к адреса-торам: в первом высказывании же, занимающая интерпозицию, в равной степени актуализирует оба адресатора, тогда как во втором примере, где частица да находится в препозиции, акцент смещается на глагол в форме повелительного наклонения.

Дальше от центра (на втором, периферийно-ядерном участке) располагаются частицы, которые актуализируют один из ад -ресаторов:

- местоимение ты / вы;

- глагол в форме 2-го лица ед. или мн. ч.;

- глагол в форме повелительного наклонения.

Приведем примеры.

1. Частица актуализирует местоимение в форме 2-го лица ед. или мн. ч.

1. — Вот здесь, — он [Аркадий Сергеевич] достал из портфеля папку со скоросшивателем, — полное досье. Почитайте, прикиньте. Если кто и сообразит, как выйти на Игоря, то только вы (Б. Акунин).

2. Он [Дэн] обошел стол и поцеловал ее, просто коснулся губами прохладной щеки.

- Пока. Будь счастлива.

- Ты тоже (Т. Устинова).

В приведенных примерах частица актуализирует только местоимение в форме 2-го лица ты / вы. Наряду с логическим выделением местоимения в контексте высказывания частицы вносят следующие оттенки значений:

1) усилительно-выделительное значение, или значение исключительности (пример 1): «Это сможете сделать исключительно вы, но никто другой, кроме тебя»;

2) значение тождественности (пример 2): слова и действия собеседника должны быть тождественны словам или действиям го -ворящего: «Я буду счастлива, и ты будь счастлив».

Отдельного внимания заслуживают высказывания, в которых частицы актуализируют местоимение мы. Например:

[Каменская — Артему Андреевичу]:

— Ведь мы же с вами юристы, профессионалы, у нас должно быть развитое правосознание, я знаю о том, что вы и ваш дядя участвуете во взяточничестве, и вам не стыдно, и мне не противно (А. Маринина).

Личное местоимение мы не является ад-ресатотивом активного типа, но значение адресованности реализуется в высказывании благодаря семантике данного местоимения: мы — «я + кто-либо другой или другие» [12, с. 151], в данном примере мы — «я и вы (в значении ед. ч., «вы» — вежливая форма обращения к собеседнику)». Местоимение мы используется говорящим для того, чтобы подчеркнуть значимость действий, совер-шенных совместно с адресатом: «именно ты / вы и я делаем (сделаем или сделали) что-либо». Частица служит для логического выделения личного местоимения мы и вносит индивидуальные семантические оттенки значения в высказывание — значение аргументации: «Вы и я точно знаем, что мы — интеллигентные люди». Такая аргументация важна для дальнейшего развития мысли собеседника: только основываясь на этом знании, Настя сможет привести убедительные доводы.

2. Частица актуализирует глагол в форме 2-го лица ед. или мн. ч.

1. [Даша — Юре]:

— Не бояться с тобой садиться, пьешь ведь? — спросила я (Д. Донцова).

2. - А что, Игорь Сергеевич очень сердился на Тарасова за попытки убраться в помещении отдела?

— Очень. Даже не представляете, как он сердился (А. Маринина).

В данных высказываниях частицы актуализируют глагол в форме 2-го лица ед. или мн. ч. Усиливая направленность реплики адресату, подчеркивая значимость действия, которое нужно совершить адресату или уже совершается им, частицы вносят в высказывания следующие смысловые оттенки:

1. Оттенок значения, который можно охарактеризовать как констатация факта (частица ведь), основанная на том, что говорящему известны какие-то события из жизни адресата (пример 1): «Мне достоверно известно, что ты пьешь».

2. Оттенок акцентирования (пример 2): с помощью даже говорящий показывает, что выделяемый компонент обозначает что-то необычное, наименее ожидаемое. Высказывание в данном случае можно интерпретировать следующим образом: «Вы могли предположить, что он будет сердиться, но как он будет сердиться, вы не представляли».

В разговорной речи активно используются высказывания, имеющие структуру «частица (как правило, вот) + ментальный глагол в форме 2-го лица или в форме повелительного наклонения»: «вот послушай / слушай», «вот увидишь», «вот смотри» и т. д. В подобных конструкциях сконцентрирован личный опыт говорящего, который готов поделиться своим опытом, знаниями с адресатом. Частица усиливает значимость слов говорящего для адресата сообщения.

[О-Юми — Фандорину]:

— ...Мы не даем чувству умереть, мы срезаем его, как цветок. Это немного больно, но зато потом не остается ни обиды, ни горечи. Ты мне так нравишься! Ради тебя я придумаю что-нибудь особенно прекрасное, вот увидишь! (Б. Акунин).

Данное высказывание имеет значение: «Когда событие, о котором я говорю, произойдет, ты поймешь, как / что я была права». Зачастую подобные выражения употребляются в восклицательных конструкциях, сопровождаются стилистическими фигурами, придающими дополнительные эмоциональноэкспрессивные оттенки значения высказыванию. Такие конструкции содержат призыв, непосредственно акцентируют внимание собеседника на каком-либо событии или заставляют обратить внимание на личность адресанта, на правоту его слов и поступков.

З. Частица актуализирует глагол-императив.

Глагол в форме императива самодостаточен, ему не требуется «поддержка» в оформлении адресованности ни от местоимений 2-го лица, ни от обращений. Хотя никаких ни морфологических, ни синтаксических ограничений в таких употреблениях в языке не существует, императивные высказывания регулярно включают частицы.

1. Серж насупился и сказал:

— Надоело быть поцем! Будут деньги в носках — возьму! И поделим на всю бригаду!

— Нет, Серж, не возьмёшь!

— Возьму!

— Не возьмешь!

— Возьму!

— Ну, хорошо! Возьмёшь. Всё, что есть в носках, твоё! И сами носки. Я ей свои подарю на долгую память. Только не нервничай. Всё будет хорошо. Сейчас закисью подышишь — тебя отпустит (Т. Соломатина).

2. А в приеме ромалы.

— Ой, доктор, чтоб у Машки всё хорошо, так у вас тут из кранов шампанское будет литься и всех золотом увешаю. — Это барон. Машка — его дочь.

— Да оставьте себе ваше шампанское. Вы нам лучше лекарства купите из списка. Вашей Маше не сгодится — другому кому (Т. Соломатина).

Наряду с актуализацией императивного значения частицы вносят в высказывания следующие оттенки значения:

1) оттенок просьбы и оттенок ограничения проявления действия (пример 1): «Я тебя прошу: делай, что считаешь нужным / что хочешь, но не нервничай»;

2) усилительный оттенок значения (пример 2): высказывание с да представляет собой настойчивое требование / приказ совершить действие — «Не предлагайте мне покупку шампанского, купите лекарства».

Отдельного описания требуют высказывания с частицей уж (уж извини (те), уж прости (те)), которые используются в тех случаях, когда говорящий блокирует развитие диалога по причинам, являющимися существенными для него, но не для адресата. Форма выражения отношения — императивная конструкция — показывает, что говорящий в силу положения или авторитета должен был предпринять какое-то действие, но не выполнил его по причине невнимательности или неактивности.

[Громова — Владимиру Ивановичу]:

— А пока, может быть, вы мне расскажете, как обстояли дела у Верченых с противоположным полом?

— С мужчинами? Уж простите, но сплетни мне пересказывать неохота! (Н. Александрова).

В данном примере говорящий какими-то действиями провоцирует адресата на выполнение определенного действия; в свою очередь, адресат блокирует развитие диалога, используя императивную конструкцию уж простите, равную по значению вежливому отказу: «Нет, сплетни мне пересказывать не хочется». Отметим, что частица уж вносит в данные высказывания оттенок этикетного отказа (ср.: простите).

Собственно периферийными средствами выражения адресованности считаем частицы, которые а) актуализируют только глагол в форме прошедшего времени; б) функционируют в сочетании с адресатотивами неактивного типа; в) функционируют в диалоге как самостоятельная реплика. О том, что реплика адресована конкретному лицу, понят-

но из диалога, который происходит между участниками речевого акта. На адресата также может указывать ремарка автора.

1. Бывшая любовница привезла хахалю большую бутылку дорогой водки и похвасталась:

— Вот не захотел на мне жениться и счастье упустил (Д. Донцова).

2. Потом Елена Владимировна вдруг спросила [у Дежкина]:

— Почему скрывались целую неделю? Почему даже не позвонили? (В. Дудинцев).

3. — Вот, пожалуйста, — сказал он [Воробьянинов] Лизе с запоздалой вежливостью, — не угодно ли выбрать? (И. Ильф, Е. Петров).

4. — Так как бы Михаила Иваныча разыскать?

— Мишку-то?

— Вот именно (С. Довлатов).

5. Вы все-таки никому не говорите, что меня видели, — просительно сказал Ипполит Матвеевич, — могут и впрямь подумать, что я эмигрант.

—Вот! Вот! Это конгениально! (И. Ильф, Е. Петров).

В примерах 1, 2 частица актуализирует глагол в форме прошедшего времени мужского рода ед. ч. (пример 1), прошедшего времени мн. ч. (пример 2). О том, кому адресована реплика, понятно из диалога, который происходит между участниками коммуникации: частица функционирует в неполных предложениях, где легко восстанавливается подлежащее: «Вот ты [хахаль] не захотел на мне жениться...» (пример 1); «Елена Владимировна спросила у Дежкина» (пример 2). В этом случае использование глагола в форме множественного числа объясняется пропуском местоимения вы, которое представляет вежливую форму обращения к собеседнику. Кроме того, в примере 2 частица функционирует в вопросительном высказывании, которое является специализированным средством адресованности, потому что обязательно направлено собеседнику. И в том, и в другом случае частицы выпол-

няют функцию актуализации: выделяют, подчеркивают важное для адресанта действие, но его по каким-то причинам не совершил собеседник, и на это адресату указывает говорящий: в первом случае — «ты не захотел жениться», во втором — упрек в том, что не позвонил.

В примере 3 частица реализует значение адресованности совместно с адресатотивом неактивного типа — междометием пожалуйста. Частица усиливает иллокутивную силу сообщения, побуждает к действию — «выбрать какое-то блюдо». На направленность реплики конкретному адресату указывает авторская ремарка сказал он [Воробья-нинов] Лизе.

В примерах 4, 5 частицы функционируют в качестве самостоятельных высказываний. В обоих случаях частицы используются для подтверждения слов адресата: в высказывании 4: «Да, вы правы, именно его»; в примере 5 — для одобрения и одновременно признания правильности слов говорящего: «Вы, несомненно, правы, об этом никто не должен знать». В этом случае для придания высказыванию большей выразительности автор использует повтор частицы Вот! Вот!, оценочное слово конгениально, усиливающее эффект оценочного высказывания.

Таким образом, частицы, не содержащие в своем составе компонента ты / вы, могут быть околоядерными, периферийно-ядерными или собственно периферийными средствами адресованности в зависимости от того, какой компонент адресованного высказывания они актуализируют.

Отдельного внимания заслуживают час-тицы-адресатотивы, функционирующие совместно с обращением — синтаксическим средством выражения адресованности.

Обращение является эквивалентом 2-го лица, регулярно вступает в синонимическую связь с адресатором — местоимением 2-го лица, замещает его в контексте высказывания. Отметим те свойства обращения, которые позволяют определить его место в системе средств выражения адресованности.

Как считают исследователи, занимающиеся проблемой выделения средств адресованности (см., например, работы Р. М. Гайсиной, В. Е. Гольдина, И. Д. Чаплыгиной и др.), «обращение специализировано в функции адресованности, оно позволяет говорящему установить психологическую и коммуникативную связь, регулировать процесс речевого взаимодействия...» [10, с. 189].

Обращение антропоцентрично, поэтому, исходя из данного принципа, В. Е. Гольдин считает обращение основным средством реализации адресованности, так как выводит его коммуникативную функцию из общеметодологической категории общения, проявляющейся как на вербальном, так и на невербальном уровнях: обращение — одно из главных средств универсального характера, выработанных языком для обслуживания человеческого общения, для установления связи между высказываниями и субъектами общения, для интеграции разных сторон и компонентов ситуации общения в единый коммуникативный акт.

Зачастую функция обращения сочетается с оценкой лица (например, обращение подбирается согласно модели поведения говорящего или с учетом его внешних данных, привычек, места жительства адресата и пр.).

— Вот спасибо вам, мадамочка, — сказала вдова, — уж я теперь знаю, кто трефовый король (И. Ильф, Е. Петров).

Обращение мадамочка содержит иронично-положительную оценку, возникающую за счет использования суффикса -очк-с уменьшительно-ласкательным значением: мадамочка (от мадам — «наименование замужней женщины во Франции, дореволюционной России и некоторых других странах» [5, т. 2, с. 291]) + суффикс -очк-. Обращение к гадалке свидетельствует о положительном к ней отношении вдовы: вдова назвала гадалку мадамочкой, потому что последняя сообщила приятную для адресата информацию.

Частицы в адресованном высказывании наряду с местоимением и глаголом в форме

2-го лица ед. и мн. ч. актуализируют обращение, так как оно эквивалентно местоимению 2-го лица ед. или мн. ч.

Адресованные высказывания, содержащие в своем составе и обращение, и частицу, могут иметь следующую структуру:

• Частица + местоимение 2-го лица + обращение + глагол в форме 2-го лица или императив. В этом случае частица логически выделяет, подчеркивает все компоненты адресованного высказывания, поэтому, с точки зрения участия в реализации значения адресованности, она располагается на периферии, близкой к центру функциональносемантического поля Ты-категории, является околоядерным средством адресованности. Например:

— Это уж... как тебе вожжа попадет... — он [Слива] засмеялся натужно... — Юрькондратьич так и сказал — мол, неизвестно, захочет ли вернуться, а вещи все равно отдай, потому что не намерен Юрькондратьич мелочиться с тобой, Катя...

Он даже вспотел, исполняя обязанности парламентера.

— Только ты, Кать, пойдем! Он очень просит. Истомился... (Д. Рубина).

Высказывания, подобные приведенному, можно назвать «идеальными» с точки зрения структуры. Как правило, для разговорной речи или для имитации под разговорную речь характерно отсутствие какого-либо компонента. В этой связи выделены следующие модели высказываний:

• Частица + глагол в форме 2-го лица + обращение.

1. Варичев захохотал, отошел к письменному столу и нажал кнопку звонка. Вбежала Раечка.

— Вот, отстучишь сейчас, Раиса Васильевна, приказ (В. Дудинцев).

• Частица + местоимение 2-го лица + обращение.

2. Незнакомец:

— И самое ужасное, что ложь во всем. Она окружает нас с пеленок, сопровождает на каждом шагу, мы ею дышим, носим

ее на своем лице, на теле. Вот, сударыня, вы одеты в светлое платье, корсет и ботинки с высокими каблуками (А. Аверченко).

• Частица + обращение.

3. Обе перспективы оказались настолько не заманчивыми для студента, что сказал:

— Что вы, господа! Это простой зубной порошок. Он не вредный... Ну хотите — я съем его? (А. Аверченко).

В этих случаях частица актуализирует один из компонентов адресованного высказывания (как правило, обращение) или все высказывание, поэтому частицы в высказываниях, имеющих подобную структуру, находятся между ближней и дальней периферией, функционируют в качестве периферийно-ядерных адресатотивов.

Кроме актуализации компонентов адресованного выказывания частицы вносят в них прагматические оттенки значений. В примерах 1, 2 частица вот актуализирует значение указания: говорящий указывает собеседнику на предмет, желая, чтобы последний совершил над ним действие: «Я даю тебе приказ, а ты его отстучишь» (пример 1); говорящий выделяет объект из ряда

В

1. Наиболее близко к центру функционально-семантического поля Ты-категории расположены частицы, содержащие в своем составе компонент ты / вы, так как в контексте адресованного высказывания ты / вы утрачивает формальность, актуализирует направленность реплики адресату. Выделено пять составных частиц-адресатотивов: вот тебе и, вот тебе, что ты / вы, да что ты / вы, ишь ты. На примере анализа частиц вот тебе и, вот тебе сделан вывод о том, что данные единицы способны наиболее полно реализовать значение адресованности.

Частицы что ты / вы, да что ты / вы отнесены к околоядерным адресатотивам, потому что их значение понятно без расширения контекста, вследствие чего адресованное высказывание не требует иных компонентов, дополняющих его семантику.

однородных и вводит ситуацию в поле зрения говорящих: «Именно вы, сударыня, одеты в светлое платье, корсет и ботинки с высокими каблуками». В примере 3 частица что вы используется для выражения удивления, испуга по поводу чьих-либо слов или поступков. Употребление высказывания что вы, господа! обусловлено действиями мужиков, вызвавших испуг у студента.

Итак, обращение непосредственно апеллирует к собеседнику, соответственно является «эквивалентом» 2-го лица, в адресованном высказывании оно может быть актуализировано частицами.

Частицы, функционирующие в адресованных высказываниях совместно с обращением, располагаются на околоядерном и / или периферийно-ядерном участке плоскости ФСП Ты-категории. Околоядерными адресатотивами являются частицы, актуализирующие местоимение 2-го лица + обращение + глагол в форме 2-го лица; периферийно-ядерными — частицы, актуализирующие либо глагол в форме 2-го лица, либо местоимение 2-го лица и/или обращение.

Частицы вот тебе и, вот тебе, ишь ты удалены от ядра поля Ты-категории, потому что данные единицы не самостоятельны в выражении значения адресованности: высказывания, в которых они функционируют, обязательно требуют дальнейшего развертывания. Частицы вот тебе и, вот тебе, ишь ты — периферийно-ядерные адресатотивы.

2. Расположение частиц, не содержащих в своем составе компонент ты/вы, зависит от тех компонентов адресованного высказывания, которые актуализирует частица.

Околоядерными средствами выражения адресованности являются частицы, которые одновременно актуализируют:

а) местоимение 2-го лица ед. или мн. ч., глагол в форме 2-го лица ед. или мн. ч., обращение;

б) местоимение 2-го лица, глагол в форме 2-го лица;

в) местоимение в форме 2-го лица, императив.

К периферийно-ядерным адресатотивам относятся частицы, актуализирующие один из адресаторов:

1) местоимение 2-го лица (+ / - обращение);

2) глагол в форме 2-го лица ед. или мн. числа (+ / - обращение);

3) глагол в форме повелительного наклонения;

4) адресатотив активного типа — обращение.

Собственно периферийные частицы-адре-сатотивы — это частицы, которые функционируют в высказывании в качестве самостоятельных реплик и / или в совокупности с аресатотивами неактивного типа, и / или с глаголами в форме прошедшего времени.

Таким образом, положение частиц на периферии функционально-семантического поля Ты-категории зависит:

Библиографич

1. Азнабаева Л. А. Принципы речевого поведения адресата в конвенциональном общении. — Уфа: Башкирский ун-т, 1998. — 182 с.

2. Апресян Ю. Д. Избранные труды. Т. 2. Интегральное описание языка и системная лексикография. — М., 1995. — 767 с.

3. Григорьева С. А., Григорьев Н. В., Крейд-лин Г. Е. Словарь языка русских жестов. —

М.: Яз. рус. культуры; Вена: Венский славистический альм., 2001. — 256 с.

4. Рогожникова Р. П. Словарь эквивалентов слова: наречные, служебные, модальные единства. — М.: Рус. яз., 1991. — 254 с.

5. Словарь русского языка: в 4 т. / под ред.

А. П. Евгеньевой. — М.: АН СССР, 1958.

6. Словарь служебных слов русского языка / под ред. Е. А. Стародумовой. — Владивосток, 2001. — 363 с.

1) от компонентного состава частиц (составные частицы, включающие компонент ты / вы);

2) от компонентов — адресаторов или адресатотивов активного и неактивного типа, которые актуализирует данная единица в адресованном высказывании.

3. Размытость семантики частиц обусловливает изменение места частиц на плоскости функционально-семантического поля Ты-категории. Одна и та же частица способна занимать различное положение по отношению к ядру поля Ты-категории, например: частица вот функционирует в адресованном высказывании как околоядерный, периферийно-ядерный или собственно периферийный адресатотив; частицы ведь, да, только и другие являются околоядер-ными или периферийно-ядерными адреса-тотивами и т. п.

ский список

7. Словарь структурных слов русского языка / под ред. В. В. Морковкина. — М.: Лазурь, 1997. — 423 с.

8. Стародумова Е. А. Частицы русского языка. Разноаспектное описание. — Владивосток, 2002. — 420 с.

9. Ушаков Д. Н. Толковый словарь русского языка: в 4 т. — М., 1938.

10. Фразеологический словарь современного русского литературного языка: в 2 т. / под ред. проф. А. Н. Тихонова.— М.: Флинта: Наука, 2004. — 832 с.

11. Чаплыгина И. Д. Ты-категория: семантика и структура: монография. — Петропавловск-Камчатский: КГПУ, 2003. — 350 с.

12. Шанский Н. М., Тихонов А. Н. Современный русский язык. Ч. 2. — М., 1981. — 270 с.