УДК: 81.11-112 81’342 ББК 81.2. Англ-1

М.А. Пирогова, Т.В. Шуйская

к ВОПРОСУ о МЕТОДАХ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ФОНЕТИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК ГЛАСНЫХ

В статье рассматривается алгоритм работы по определению акустико-артикуляторных характеристик гласных. Методика основана на изучении факторов, обусловивших модификации гласных в спонтанной речи.

Ключевые слова: фонема; аллофонное варьирование; фонетические характеристики; акустический анализ речи

M. A. Pirogova, T. V. Shuiskaya ON THE ISSUE OF THE METHODS OF VOWEL PROPERTIES DEFINITION

The paper offers an algorithm of vowel properties definition. The methodology is based on a study of some significant factors which influence vowel variation in spontaneous speech.

Key words: phoneme; allophones variation; phonetic properties; acoustic speech analysis

Современные фонетические исследования проводятся на основе использования большого разнообразия методов. Наиболее распространены методы слухового и инструментального видов анализа. Известно, что слуховой анализ является весьма субъективным методом исследования [Зиндер, 1979, с. 20]. Как указывает Л.В. Щерба, «даже изощренное ухо слышит не то, что есть, а то, что оно привыкло слышать, применительно к ассоциациям собственного мышления» [Щерба, 1983, с. 90]. Поэтому большая роль в определении фонетических характеристик звуков отводится инструментальному методу анализа [Зин-дер, 1979, с. 20].

Инструментальный, или акустический метод проводится при помощи компьютерных программ обработки речевого сигнала.

При работе с данными программами исследователю необходимы не только лингвистические знания, но и понимание основ акустики речи. Так, Г. Фант, изучив спектры гласных, отмечает, что «фонетические характеристики гласных, в основном, определяются распределением энергии в спектре, что, в свою очередь, в значительной степени зависит от положения формантных частот FI, FII, FIII, FIV и т.д. Эти частоты являются резонансными частотами речевого тракта в процессе генерации звука» [Fant, 1970, с. 21]. Л.В. Бондарко

считает, что различия между гласными можно описать, используя только две форманты -FI и FII, благодаря которым гласные отличаются друг от друга. Значения формант замеряют по пикам интенсивности - максимальным значениям интенсивности в областях FI и FII гласного. Замеры осуществляются на ква-зистационарном участке гласного, где артикуляция практически не изменяется, частоты формант имеют постоянную частоту [Бондарко, 1981, с. 76-80].

При определенном опыте работы с компьютерными программами исследователь может определить формантные значения гласных. Но лингвистическое исследование не нацелено на получение разрозненных цифровых данных без возможности их лингвистической интерпретации. Поэтому возникает вопрос о необходимости создания алгоритма работы для систематизации полученных данных.

При изучении аллофонного варьирования гласных в спонтанной речи необходимо помнить, что те комбинаторные и позиционные условия, в которых оказывается фонема в потоке речи, обусловлены ее модификациями. Таким образом, при составлении алгоритма работы необходимо учитывать комбинаторные и позиционные условия реализации фонемы.

© Пирогова М.А., Шуйская Т.В., 2011

Анализ фонетической литературы показал, что исследователей интересуют комбинаторные изменения английских гласных, которые находятся в речевой цепи в соседстве с согласными разного места образования. Полученные данные, однако, весьма фрагментарны и выведены в результате «субъективного» метода исследования. Рассмотрим основные комбинаторные изменения гласных по данным литературных источников. В начале приведем те комбинаторные изменения гласных, которые не противоречат общей артикуляционной модели производства звуков речи. Кроме того, эти тенденции изменений подтверждены результатами экспериментальнофонетических исследований [Морозова, 2004, с. 30-150; Шуйская, 2008, с. 20-100].

Под влиянием переднеязычных согласных гласные заднего ряда могут оказаться продвинутыми вперед; передние гласные более низкого подъема могут стать более закрытыми [Торсуев, 1977, с. 20].

Среднеязычный /¡/ оказывает влияние на степень продвинутости вперед гласных заднего ряда, высокого подъема [Торсуев, 1977, с.20].

Заднеязычные согласные влияют на окружающие гласные переднего ряда, отодвигая их назад [Там же. С. 21].

Плавный латеральный /1/, который является темным, произносится с некоторым подъемом задней части языка при одновременном прогибе средней части, способен расширять гласный и несколько сдвигать его назад [С1агк, 2000, с. 203].

Носовые согласные вызывают назализацию предыдущих и последующих гласных. Наза-лизованность гласных возникает в результате вялой артикуляции небной занавески, которая не успевает подняться и закрыть проход в полость носа одновременно с завершением артикуляции согласного и началом артикуляции гласного. Назализация гласных после сонанта меньше, чем перед носовым согласным. В наибольшей степени назализация проявляется между сонантами. Кроме того, наблюдаются различия в степени назализации, связанные с подъемом гласного: гласные высокого подъема назализованы меньше, чем гласные низкого подъема [На^савйе, 2006, с. 504].

Гортанный /Ь/ не оказывает существенного влияния на реализацию гласного и, как от-

мечают зарубежные исследователи, является для гласного «нейтральным» контекстом [Byrd, 2005, с. 3861]. В связи с этим, позицию после гортанного можно приравнять к позиции абсолютного начала слова после паузы. В этой позиции, на наш взгляд, следует рассматривать основной аллофон фонемы. За основной, или типичный, аллофон фонемы обычно принимают аллофон в позиции наименьшей зависимости от окружающих условий [Щерба, 1983, с. 94].

Губные согласные способны отодвигать гласные по ряду назад и делать их более высокими по подъему [Perkell, 1992, с. 2920].

Ряд комбинаторных изменений, указанных в фонетической литературе, представляются сомнительными.

По мнению Г.П. Торсуева, согласные, имеющие собственную огубленность (/w/, /S/, /Z/, /G/, /С/ и /г/), способны влиять на губную артикуляцию гласного. «Необходимая для производства гласного работа губ модифицирует эту собственную огубленность согласного: в движении и конфигурации губ совмещаются губная артикуляция гласного и губная артикуляция согласного при ведущей роли первой. В этом случае, модифицированная гласным собственная огубленность согласного способна влиять лишь на самое начало выдержки гласного, увеличивая объем переднего ртового резонатора и несколько понижая собственный тон начала гласного» [Торсуев, 1977, с. 22].

Сомнительно, однако, чтобы все согласные, обладающие собственной огубленностью (/w/, /S/, /Z/, /G/, /С/ и /г/), имели одинаковое влияние на реализацию гласного. Представляется, что различия в артикуляторных программах согласных должны привести к разной реализации гласного. Например, согласный /w/ характеризуется щелевой артикуляцией с губно-губным и заднеязычным фокусом, а согласные / G/, /С/ - полным переднеязычным контактом и его относительно медленным размыканием.

Как отмечает Г.П. Торсуев, изучение коар-тикуляционного влияния согласных на реализацию гласных проводилось им по данным слухового анализа. Вместе с тем сам исследователь указывает на то, что «даже очевидные артикуляторные различия гласных иногда не оказывают достаточно заметного влияния на слуховой эффект звука, хотя и находят свое

отражение в акустической картине этого звука» [Торсуев, 1977, с. 26].

В связи с вышесказанным, представлялось важным определить особенности реализации гласных в позиции после губных согласных, после /w/, после /г/ и после /S/, /Z/, /G/, /С/ на основании инструментального анализа.

Материалом исследования послужили спонтанные монологические высказывания нормативных дикторов австралийцев. Общий объем проанализированного материала составил 2 часа 15 минут.

В результате проведения инструментального анализа гласных с помощью программы обработки речевого сигнала Wave Assistant было установлено, что согласные /S/, /Z/, / G/, /С/, как правило, продвигают гласные по ряду вперед. В позиции после какуминального /г/ гласные в большей степени отодвинуты по ряду назад, чем при реализации соответствующих гласных после /w/ и после губных согласных.

Тщательный инструментальный анализ гласных австралийского варианта английского языка показал, что при изучении комбинаторных аллофонов гласных согласные должны быть объединены в группы по сходству их влияния на акустико-артикуляторные характеристики гласных.

К позициям для изучения монофтонгов были отнесены следующие:

1) позиция абсолютного начала слова после паузы и после гортанного /h/;

2) позиция после губных согласных;

3) позиция после губно-губного /w/;

4) позиция после согласных, при артикуляции которых происходит подъем средней части спинки языка: /S/, /Z/, /С/, /G/;

5) позиция после какуминального /г/;

6) позиция после латерального /1/;

7) позиция после переднеязычных;

8) позиция после среднеязычного;

9) позиция после заднеязычных;

10) препозиция к латеральному /1/;

11) препозиция к какуминальному /г/.

Алгоритм работы с дифтонгами несколько

отличается от работы с монофтонгами. При анализе формантных характеристик дифтонгов следует учитывать, что каждый дифтонг состоит из двух элементов - ядра и глайда, поэтому определение позиций должно осуществляться для каждого элемента отдельно.

Для первых элементов дифтонгов были учтены следующие фонетические позиции:

1) позиция абсолютного начала слова после паузы и после гортанного /Ь/;

2) позиция после губных согласных;

3) позиция после губно-губного ^/;

4) позиция после согласных, при артикуляции которых происходит подъем средней части спинки языка: ^/, /Е/, ЛЕ/, /dZ/;

5) позиция после какуминального /г/;

6) позиция после латерального /1/;

7) позиция после переднеязычных;

8) позиция после среднеязычного;

9) позиция после заднеязычных.

Для изучения формантных характеристик вторых элементов дифтонгов учитывались следующие фонетические позиции:

1) препозиция к переднеязычным;

2) препозиция к заднеязычным;

3) препозиция к губным согласным;

3) препозиция к губно-губному ^/;

4) препозиция к согласным, при артикуляции которых происходит подъем средней части спинки языка: /2/, /8/, /С/, /С/;

5) препозиция к латеральному /1/;

6) препозиция к гласному;

7) позиция абсолютного исхода слова.

Не все гласные удалось представить во всех указанных фонетических позициях, что объясняется особенностями их дистрибуции и лексическим наполнением текстов.

Помимо комбинаторных изменений, характер гласных в потоке речи зависит от действия просодических факторов. Важнейшим из них является ударение. Звук, находящийся под ударением, имеет более энергичную и более четкую артикуляцию, чем безударный звук, который подвержен редукции [Зиндер, 1979, с. 231]. Необходимо отметить, что в английском языке существует четыре степени ударности: главноударный гласный, гласный с второстепенным ударением, безударный гласный с полной реализацией и безударный редуцированный гласный [Бондарко, 1998]. Главноударный гласный в большей степени сохраняет свои системные признаки, чем гласный других степеней ударения.

Существенное влияние на модификации гласных оказывает темп речи. При медленном темпе гласные произносятся более тщательно, чем при быстром темпе [Зиндер, 1979, с. 233].

Качество гласного зависит также от его места в слове или синтагме: находится он в абсолютном начале или в абсолютном конце. «По сравнению с абсолютным концом абсолютное начало слова, связанное с выведением органов произношения из состояния покоя, требует сосредоточения внимания говорящего. Начало фонации - это более активный процесс, чем конец ее. Поэтому произношение звуков, стоящих в абсолютном начале, должно отличаться большей интенсивностью, большей определенностью. Они должны в меньшей степени подвергаться редукции, чем звуки, стоящие в абсолютном конце» [Там же].

Важно отметить, что реализация гласных зависит от стиля речи и степени ее подготовленности. «Спонтанная речь может быть представлена как речь с более размытыми характеристиками звуковых единиц. Причинами этого являются: более быстрый темп речи в целом; смысловая избыточность, возникающая за счет контекста и допускающая большую вариативность фонетических реализаций значимых единиц» [Бондарко, 1998, с. 144]. О невозможности реализации всех слов в их полном типе произнесения, в реально звучащей речи, говорил еще Л.В. Щерба. Определенная инертность артикуляторного аппарата создает тенденцию к облегчению артикуляторных задач говорящего. Это приводит к количественной и качественной редукции фонетических единиц, которая становится возможной благодаря избыточности текста.

Как известно, при качественной редукции происходит изменение, размывание акустических характеристик звуковых единиц. При количественной редукции сокращается их длительность. «Частным случаем количественной редукции звука является элизия, т.е. его полное выпадение. Элизия - процесс, встречающийся в большей или меньшей степени во всех стилях речи. Но наиболее распространены случаи элизии в небрежной речи, по сравнению с тщательным произнесением, и в спонтанной речи, по сравнению с неспонтанной» [Бондарко, 1998, с. 16-17]. Основная причина элизии - ослабление артикуляции. Для слушающего это остается незаметным, так как восприятие устного текста происходит не пофонемно, а в целом. В этом заключается так называемый «принцип экономии произносительных усилий», который позво-

ляет говорящему выдавать то же количество информации при меньших затратах [Мартине, 2006, с. 206].

Согласно экспериментальным данным, гласные чаще всего подвергаются выпадению в тематических участках высказывания в силу наименьшей информативной значимости таких слов в речи [Морозова, 2004, с. 90; Шуйская, 2008, с. 66]. Самым частым случаем является элизия гласных /q/ и /I/ в безударных слогах многосложных слов и в цепочке односложных служебных слов в распространенных межпаузальных группах [Гинтовт, 1988, с. 16]. Выпадение [q], /I/ и других гласных может приводить к сокращению количества слогов в слове, следовательно, к изменению ритмической организации слова и потока речи вообще. В спонтанной речи элизия гласных часто влечет за собой образование разных сочетаний согласных: potato [pteltqV], police [ptis], correct [krekt], tomato [tmeltV], believe [Miv] и др.

Необходимо отметить, что помимо рассмотрения комбинаторно-позиционных условий, при изучении аллофонного варьирования гласных, следует учитывать особенности их акустико-артикуляторных характеристик на участках разной информативной на-груженности.

Подобное исследование варьирования гласных предполагает определение акустикоартикуляторных характеристик сегментов на малоинформативных и информативно нагруженных участках высказывания.

Известно, что информативность различных отрезков текста представляет собой неравнозначную величину. Одни из них содержат более важную информацию, другие менее значимую, повторяют уже известное.

Следует отметить, что понятие информативности высказывания разными авторами обозначается по-разному: коммуникативная перспектива высказывания, смысловая интенция, актуальное членение предложения.

Положения теории актуального членения предложения освещены в трудах отечественных и зарубежных лингвистов: В. Матезиу-са, К.Г. Крушельницкой, Ф. Данеш, И.И. Ков-тунова, Г.А. Вейхман, О.И. Москальская, Г. А. Старцева, Т.М. Николаева и др.

Исследователи сходятся во мнении, что тема выражает предмет сообщения и не состав-

ляет для говорящего главной цели высказывания, а «рема» представляет основное содержание сообщения и является коммуникативным центром высказывания [Шатуновский, 1996, с. 230; Шевякова, 1976, с. 89].

Необходимо указать, что изучение акустических характеристик сегментов на участках разной информативной нагруженности проводилось на материале немецкого и английского языков [Гусева, 1998, с. 40-170; Морозова, 2004, с. 30-203; Шуйская, 2008, с. 67-200]. Изучение образцов фонетической организации немецкой и английской спонтанной речи показало, что на участках коммуникативной нагруженности дифференциальные признаки фонем выражены ярче, чем на малоинформативных участках, и приближаются к полному типу произнесения. Учитывая высокую степень варьирования фонем, С.И. Гусева закономерно приходит к выводу, что именно участки ремы поддерживают стабильность фонологической системы и препятствуют «размытости» фонем под влиянием комбинаторных условий [Гусева, 1998, с. 150-170]. Важно обратить внимание на то, что схожесть полученных данных в результате исследования на материале английского и немецкого языков свидетельствует об общей тенденции в тема-рематической организации спонтанных высказываний на языках, входящих в германскую группу.

Выделение темы и ремы проводится исследователями неоднозначно. При этом среди различий в подходах, которые встречаются в концепциях разных авторов, общим является то, что деление на тему и рему рассматривается как смысловое членение предложения (высказывания), не жестко связанное с грамматическим выделением подлежащего и сказуемого [Ковтунова, 1976, с. 51].

Как известно, в определении тематических и рематических участков высказывания важную роль играют просодические характеристики текста. По мнению К.Г. Крушель-ницкой, вся система интонационных средств (фразовое ударение, повышение и понижение тона, паузы) служит, прежде всего, выражению коммуникативной интенции говорящего [Крушельницкая, 1956, с. 60]. И.И. Ковтуно-ва указывает, что «тема, расположенная в начале предложения, выделяется повышением тона; рема, расположенная в конце предложе-

ния, выделяется фразовым ударением, сочетающимся в повествовательных предложениях с понижением тона» [Ковтунова, 1976, с. 52].

Необходимо отметить, что в английском и немецком языках порядок слов является фиксированным в отличие от относительно свободного порядка слов в русском языке, поэтому, в частности, у интонации в английском языке «больше коммуникативных обязательств», что, несомненно, выражается в ярком интонационном выделении рематических участков [ЬаЬгесИ!;, 1994, с. 170].

Итак, основными критериями разграничения темы и ремы являются семантический и просодический. Семантический критерий заключается в том, что если тема является основным пунктом коммуникации, внося в предложение что-то уже известное или воспринимаемое как известное, то рема оказывается ядром коммуникации, внося новую информацию. Под просодическим критерием понимается большая просодическая выделен-ность рематических участков по сравнению с тематическими.

Следует упомянуть, что Е.А. Абдалина предлагает «осуществлять внутри ремы просодически многоступенчатые членения, выделяя внутри ремы предъядерную часть и собственно акцентное ядро» [Абдалина, 1973, с. 8]. Мнение Е.А. Абдалиной стоит учитывать при изучении аллофонного варьирования фонем. Действительно в составе ремы и темы имеются участки разной просодической выделенности. Экспериментально доказано, что, реализуясь на просодически маркированных участках, которые составляют основную часть ремы, гласные в меньшей степени подвержены модификациям своих акустикоартикуляторных характеристик, чем сегментные единицы темы, которые характеризуются большим количеством просодически немаркированных участков. В связи с этим, важно проводить анализ акустико-артикуляторных характеристик гласных отдельно на просодически маркированных участках темы и ремы, и отдельно на просодически не маркированных. Кроме того, необходимо учитывать также то, что даже на просодически выделенных участках темы и ремы отмечаются различия в реализации гласных.

Библиографический список

1. Абдалина, Е.А. Интонационные средства выражения ремы в простом предложении в современном английском языке: дис. ... канд. филол. наук / Е.А. Абдалина. - М.: МГУ 1973.

2. Бондарко, Л.В. Фонетика современного русского языка/ Л.В. Бондарко. - СПб.: Изд-во, 1998.

3. Бондарко, Л.В. Фонетическое описание языка и фонологическое описание речи/ Л.В. Бондарко. -Л.: Изд-во ЛГУ, 1981.

4. Гинтовт, К.П. К вопросу о стилистических модификациях звуков речи в английском языке // Функциональный анализ фонетических единиц английского языка/ К.П. Гинтовт. - М., 1988.

5. Гусева, С.И. Коммуникативная перспектива и реализация сегментных единиц (экспериментальнофонетическое исследование на материале немецкого языка): монография/ С. И. Гусева. - Благовещенск: АмГУ, 1998.

6. Зиндер, Л.Р. Общая фонетика / Л.Р. Зиндер. - Л.: Изд-во Ленинградского университета, 1979.

7. Ковтунова, И.И. Современный русский язык: Порядок слов и актуальное членение предложения / И.И. Ковтунова. - М.: Просвещение,1976.

8. Крушельницкая, К.Г. К вопросу о смысловом членении предложения/ К.Г. Крушельницкая // Вопросы языкознания. - 1956. - № 5. - С. 55-67.

9. Мартине, А. Механизмы фонетических изменений: Проблемы диахронической фонологии/ А. Мартине. - М.: КомКнига, 2006.

10. Морозова, О.Н. Аллофонное варьирование гласных (эксприментально-фонетическое исследование на материале канадского варианта английского языка): дис. ... канд. филол. наук / О.Н. Морозова. - СПб., 2004.

11. Торсуев, Г.П. Константность и вариативность в фонетической системе/ Г.П. Торсуев. - М.: Наука, 1977.

12. Шатуновский, И.Б. Семантика предложения и нереферентные слова (значение, коммуникативная перспектива, прагматика)/ И.Б. Шатуновский. -М.: Языки русской культуры,1996.

13. Шевякова, В.Е. Актуальное членение предложения / В.Е. Шевякова. - М.: Наука, 1976.

14. Шуйская, Т.В. Аллофонное варьирование гласных на участках разной информативной нагруженно-сти (экспериментально-фонетическое исследование на материале спонтанной речи носителей австралийского варианта английского языка): дис. . канд. филол. наук / Т.В. Шуйская. - СПб., 2008.

15. Щерба, Л.В. Русские гласные в количественном и качественном отношении/ Л.В. Щерба. - Л.: Изд-во Ленинградского университета, 1983.

16. Byrd, D. Interacting effects of syllable and phrase position on consonant articulation / D. Byrd, S. Lee, D. Riggs, J. Adams. - JASA. - 2005. - Vol. 118, № 6.

17. Clark, J., An Introduction to Phonetics and Phonology/ J. Clark, C. Yallop. - Oxford: Blackwell, 2000.

18. Fant, G. Acoustic theory of speech production / G. Fant. - The Hague PARIS. Second printing, 1970.

19. Hardcastle, W. Coarticulation. Queen Margaret University College, Edinburg, UK/ W. Hardcastle. - Encyclopedia of language and linguistics second edition, Keith Brown, 2006.

20. Labrecht, K. Intonation structure and sentence form. Topic, focus, and the mental representation of discourse referents/ K. Labrecht. - Cambridge, 1994.

21. Perkell, J.S. Temporal measures of anticipatory labial coarticulation for the vowel /u/: Within and cross subject variability/ J.S. Perkell and M. L. Matthies. - 1992. - Vol. 91.