11. Uhlenbeck C.C. Kurzgefasstes Etymologisches W^terbuch der Gotischen Sprache. Amsterdam, 1896.

12. Feist S. Etymologisches W^terbuch der Gotischen Sprache. Halle, 1920.

13. Гухман М.М. Готский язык. М., 1958.

14. Мейе А. Общеславянский язык. М., 1951.

15. Kluge F. Nominale Stammbildungslehre der Altgermanischen Dialekte. 3 Aufl. Halle, 1926.

16. Пименова Н.Б. Семантическая роль фоснов в древнегерманском именном словообразовании // Вестн. Моск. ун-та. 1998. № 1. Сер. 9. Филология.

17. Pimenova N. Zur semantischen Leistung der nominalen Suffixe -о(п)-, -ф in Althochdeutschen und im Gemeingermanischen // Sprachwissenschaft. Bd. 25. Hf. 3. Heidelberg, 2000.

18. Pimenova N.B. Die Funktional-Semantische Verteilung der Eigenschaftsnomina auf -о(п)- und -ida- im Althochdeutschen und die Subjekt-objekt Relation // Zeitschrift fbr Deutsche Philologie. 2002. Bd. 121. Hf. 1.

19. Жирмунский В.М. Происхождение категории прилагательных в индоевропейских языках в сравнительно-грамматическом освещении // Общее и германское языкознание. Л., 1976.

20. Одри Ж. Индоевропейский язык // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1988.

21. Леман В.П. Новое в индоевропеистических исследованиях // Вопр. языкознания. 1991. № 4; 1991. № 5.

22. Чинчлей К.Г. Поле посессивности и посессивные ситуации // Теория функциональной грамматики. Локативность. Бытий-ность. Посессивность. Обусловленность. СПб., 1996.

А.П. Овчинникова

К ВОПРОСУ О МЕТАФОРИЧЕСКОМ УПОТРЕБЛЕНИИ ПРИЛАГАТЕЛЬНОГО FRESH

Томский государственный педагогический университет

В настоящее время исследователи все большее внимание уделяют когнитивному подходу к языку. Как отмечает А.А. Кибрик, «когнитивный подход к языку -убеждение, что языжовая форма в конечном счете является отражением когнитивных структур человеческого сознания, мышления и познания...» [1, с. 126]. Сам термин «когнитивный» означает «ментальный», «относящийся к постижению мира умом человека». В рамках данного подхода получила свое развитие когнитивная лингвистика. «Когнитивная лингвистика - это направление, в рамках которого языж рассматривается как общий когнитивный механизм. В отличие от всех других когнитивных дисциплин, в когнитивной лингвистике исследуются только те когнитивные структуры и процессы, которые свойственны человеку как homo loquens. Когнитивная лингвистика должна заниматься системным описанием и объяснением механизмов человеческого усвоения языка, изучать принципы структурирования этих механизмов» [2, с. 21].

«Концепт», «концептуализация» являются основными понятиями когнитивной лингвистики. Концепты появляются в результате когнитивной деятельности человека. Они являются «знанием, структурированным во фрейм, а это значит, что он отражает не просто существенные признаки объекта, а все те, которые в данном языковом коллективе заполняются знанием о сущности» [3, с. 96]. Концепт - это вся совокупность знаний о свойствах денотата. Материальной базой концепта, его выразителем является слово [3, с. 100]. Он культурно-специфичен, обладает набором определенных признаков, которые отличают его от других концептов. В семантическом пространстве каждого языка наборы концептов и их структурная организация своеобразны и неповтори-

мы. Что является важным для одного этноса, оказывается не существенным для другого. Это ведет к образованию разных наборов концептов в концеп-тосфере разных языков. Даже при наличии тождественных контекстов у разных народов в семантическом пространстве их языков эти концепты могут быть по-разному структурированы, объединены по разным признакам.

Концептуализация - это осмысление поступающей информации, мысленное конструирование предметов и явлений, которое приводит к образованию определенных представлений о мире в виде концептов (т.е. фиксированных в сознании человека смыслов), например концептов дома, времени, пространства, вечности, движения и т.д. [2, с. 22]. Таким образом, смысл концептуализации состоит в том, чтобы проследить путь познания смысла концепта и зафиксировать результат в языке, а основным объектом является сам концепт.

Одна из форм концептуализации - когнитивная или концептуальная метафора.

Как правило, метафора рассматривается как видение одного объекта через другой. Для большинства людей метафора - это поэтическое средство выражения, не принадлежащее к сфере повседневного бытового общения. Более того, метафора обычно рассматривается как одно из проявлений естественного языка - то, что относится к сфере слов, но не к сфере мышления или действия. Однако «метафора пронизывает всю нашу повседневную жизнь и проявляется не только в языке, но и в мышлении и действии. Наша обыденная понятийная система, в рамках которой мы мыслим и действуем, метафорична по самой своей сути» [4, с. 3].

Концептуальная метафора участвует в категоризации понятий, явлений и предметов. В них накапливаются знания человека об окружающей действительности. В основе концептуализации действительности с помощью метафоры лежат различные когнитивные механизмы, анализ которых показывает существование взаимодействия между различными типами метафорических значений и лежащими в их основе когнитивными структурами. По своему источнику когнитивная метафора отвечает способности человека улавливать и создавать сходство между разными индивидами и классами объектов.

Когнитивная роль метафоры проявляется в нео-быгчной систематичности метафорических семантических переносов, а сами метафоры представляют собой согласованные системы, в рамках которыгс мы осваиваем и понимаем наш опыт взаимодействия с окружающим миром. В когнитивных исследованиях метафора предстает как концептуальный феномен, способ думать об одной абстрактной сфере посредством конкретной и более знакомой. Человеческий фактор проявляется в метафорическом процессе в том, что личность, рассматривая действительность посредством метафоры, считает себя единицей меры всех объектов, созданный по его образу и подобию.

Таким образом, метафоры играют роль призмы, посредством которой человек наблюдает за действительностью. Метафоры также являются ярким, эмоционально окрашенным и национально-специфическим средством выфажения действительности. Учитывая, что каждая нация имеет свои специфические черты, метафора не может быть похожей в разнык языках.

Необходимо отметить, что когнитивный аспект метафоры играет важную роль в современной науке. Это связано с переходом в языкознании от описательного метода анализа естественного языка к объяснительному, что возможно только при когнитивном подходе к языку. Когнитивная лингвистика позволяет по-новому взглянуть на суть метафоры. Когнитивная теория метафоры основана прежде всего на теории концептуальной метафоры Дж. Лакоффа и М. Джонсона. Эта теория дает «возможность перехода к системному анализу метафорического смысла в различных речевых высказываниях» [5, с. 72]. Суть данного теоретического положения можно рассмотреть на примере прилагательного fresh - ключевого слова концепта «свежесть» в английском языке. Для этого нам необходимо в первую очередь выявить релевантные значения данного прилагательного. Словари современного английского языка отмечают от шести до тринадцати значений слова fresh. В нашей работе мы предлагаем данные словаря The Penguin Dictionary of English Synonyms and Antonyms [6, с. 192]. Здесь выделяется семь значений прилагательного fresh, причем каждое значение раскрывается при помощи соответствующих синонимов:

Fresh, adj.:

- novel, original, different, unfamiliar;

Old

- additional, extra, more, further, renewed;

Other

- cool, refreshing, invigorating, bracing, brisk, crisp, dear, dean, pure, sweet;

Stale

- energetic, vigorous, lively, hearty, healthy, keen, alert, revived, refreshed, rested, strong, hardy, flourishing, blooming, glowing, fair;

Tired

- inexperienced, green, raw, callow, youthful, artless unsophisticated, untrained;

Exphrienced

- natural, unprocessed, unbred, raw, crude;

- familiar, forward, presumptuous, bold, cheeky, saucy, impertinent, impudent, disrespectful.

Итак, прилагательное fresh обладает большим количеством значений, которые составляют семантическую структуру слова. Содержательная сторона каждого значения состоит из элементарных смысло-выгс компонентов - сем. В первом значении актуализируется сема, которую можно выразить при помощи синонимов «novel, original», антонимом к данному значению является слово «old». Во втором значении отмечается сема, представленная следующим синонимичным рядом: «additional, extra, renewed», в качестве антонима к этому значению можно определить слово other. В третьем значении выявляется сема, представленная такими синонимами, как «cool, refreshing, invigorating, crisp, clear, clean, pure, sweet», антонимом к данному значению может служить слово stale. Анализ языкового материала, однако, показывает, что чаще всего прилагательное fresh используется в значении «not spoiled or stale» (в среднем 7 из 10 примеров), хотя в словарях оно занимает, как правило, третье или четвертое место. Необходимо отметить, что семантический анализ схож во многом с концептуальным. Так, в семантическом поле слова выделяются центральные и периферийные значения, при этом центр содержит основу всего семантического комплекса. Однако чем ближе значение расположено к периферии, тем значительнее ослабляются смысловые связи и существует большая вероятность взаимодействия данного значения с другими семантическими полями. Данные периферийные зоны можно охарактеризовать как «скрытые» компоненты значения, так как они выявляются только при сочетании с определенными субстантивами [7].

Антонимическая оппозиция fresh - stale включена в число пятидесяти основных языжовыгс координат, которые отражают специфически человеческое, ментальное восприятие мира [8, с. 36]. Существование такой оппозиции позволяет считать, что значение «not stale» может быть основным (инвариантным) значением. Следовательно, мы можем предположить, что первые

два значения, представленные в данном словарном описании, являются переносными значениями.

Анализ языкового материала показывает, что прилагательное fresh выражает некую норму свойства предмета. Так как прилагательные зависят от объектов, которые они определяют, то и их значение зависит от свойств конкретного объекта [9]. Так, прилагательное fresh может выражать свежесть, определяемую по запаху, цвету, консистенции, внешнему виду, вкусу, осязанию и т.д. в зависимости от тех свойств, которые имеет тот или иной объект, определяемый данным прилагательным. Например, «свежие цветы» обладают определенным запахом, цветом, внешним видом и т.д., «свежее яблоко» тоже имеет определенный запах, цвет, внешний вид, но у него еще есть и конкретный вкус. Объектами, определяемыми прилагательным fresh, являются, как правило, продукты питания (фрукты, овощи, напитки, хлеб и т.д.), а также предметы одежды (обычно нижнее белье и некоторые предметы верхней одежды: рубашки, кофты и т.п.), постельные или кухонные принадлежности. Часто бывают «свежими» ветер и воздух. Необходимо отметить, что при помощи прилагательного fresh мы можем определять предмет или объект как свежий (fresh) только какой-то определенный отрезок времени, по истечении которого данный предмет или объект становится менее свежим (less fresh), а позднее его можно определить словом stale. Следовательно, оппозиция fresh - stale является градуальной (fresh > less fresh > stale).

Как известно, данное прилагательное является оценочным или «чистым предикатом», таким образом, его употребление и значение во многом определяется человеком, который является субъектом оценки, хотя существуют такие ситуации, в которых прилагательное может обозначать и объективные свойства предмета, не связанные с мнением говорящего или слушающего. Многие ученые считают, что не следует строго разграничивать субъективное и объективное значения. «Способность человека приписывать значение проявляется по определенным закономерностям, благодаря чему значения не являются случайными или крайне личностными, но не из-за того, что они базируются на объективном значении, а из-за развития мозга под воздействием того, что можно назвать необходимыми биологическими предпосылками и необходимым опытом. Являясь общими для всех людей, они совместно развивают мозг, приписывающий значение определенными путями. Хотя эти пути (способы) принадлежат индивиду, их едва ли верно будет назвать субъективными, ибо они являются общими для всех нас. Способность приписывания значения исходит от индивидуального мозга и не является объективной, но в этом нет ничего личностного или случайного, поэтому оно не является субъективным» [10, c. 129]. Таким образом, объективное и субъективное не имеют четкого разграничения и взаимодействуют друг с другом. В то же время Марк Тернер, например,

полагает, что разграничение объективного и субъективного значений связано с концептуальной метафорой [11]. И действительно, употребление метафоры в конкретной ситуации или контексте обусловлено мнением говорящего, т.е. является субъективным. Здесь необходимо отметить, что выбор той или иной метафоры в конкретной ситуации связан с ассоциацией субъекта. «Ассоциация - это связь между некими объектами или явлениями, основанная на нашем личном, субъективном, опыте. Опыт этот может совпадать с опытом культуры, к которой мы принадлежим, но всегда является также и сугубо личным, укорененным в прошлом опыте отдельного человека» [12, с. 189]. Следовательно, использование метафоры в нашем случае для обозначения признака предмета или характеризации явления обусловлено ассоциативным восприятием субъекта и его прежним опытом. Данное теоретическое предположение можно рассмотреть на следующем примере:

At Newbury, she gave fresh instructions (Wheatley. The Devil Rides Out).

Здесь у объекта, т.е. у «инструкций», не проявляются такие признаки, как запах, вкус, цвет или внешний вид. Инструкции воспринимаются как дополнительные, еще одни, но так как данное существительное определяется именно прилагательным fresh, то мы можем предположить, что здесь автор хотел подчеркнуть и усилить «новизну» инструкций. Употребление в данном высказывании метафорического эпитета является субъективным, т.е. обусловлено мнением автора высказывания. Для того чтобы определить, чем оперирует автор, используя метафорический эпитет, необходимо вернуться к прямому значению прилагательного fresh. Как уже отмечалось выше, данное прилагательное имеет значение «свежий» и определяет, как правило, существительные, обозначающие продукты питания, предметы одежды, кухонные и постельные принадлежности, а также употребляется со словами «ветер» и «воздух». Такие сочетания, как «свежий хлеб» или «свежий кофе», могут вызывать у человека определенные ассоциации и эмоции. Например, «свежий хлеб» ассоциируется, как правило, с хрустящей корочкой, румяностью булки, определенным запахом, вкусом и т.п. Если присутствует чувство голода, данный объект может вызывать у человека физиологическое возбуждение в предвкушении наслаждения чем-то вкусным и приятным. При ином состоянии может возникнуть эмоциональное безразличие или же чувство отвращения. В целом оценочное прилагательное fresh относится к так называемой сенсорно-вкусовой, или гедонистической, группе оценки значений [13, с. 27]. Гедонистическая оценка по своей природе направлена на само ощущение, независимо от типа предмета или явления, которое вызывает это ощущение. Каузатор ощущения может осмысляться как приятный, так и неприятный в зависимости от опыта субъекта, производящего оценку, так

как человек различает в ощущениях намного больше свойств, чем зафиксировано в его понятийной системе. Таким образом, при употреблении метафорического эпитета fresh автор высказывания переносит на объект определенные эмоции, связанные с его чувственным опытом использования данного прилагательного в своем прямом значении «свежий». Оценка объекта, в данном случае инструкций, может быть как отрицательной, так и положительной в зависимости от восприятия субъектом ситуации в целом. Рассмотрим другой пример:

Upstairs a fresh problem had obviously arisen. «Let me out» bawled the erstwhile lover (Sharpe. Vintage Stuff).

В данном случае у субъекта оценки (автора) актуализировались ассоциативные связи с основными признаками, которые выражаются прилагательным fresh, вызывающие соответствующие ощущения или эмоции. Так, «свежая проблема» качественно отличается от предыдущих: возможно, она сложнее или имеет в своей основе какой-то новый аспект, а также требует новыгс подходов к ее решению. Переносное значение прилагательного fresh здесь соотносится с его прямым значением на основе состояния возбуждения, а также каких-либо других отрицательных или положительных эмоций, вызванных предметом или явлением (в данном случае - проблемой). Автор переносит признак одной (традиционной) группы объектов (продукты питания, предметы одежды и т.д.) на объект совершенно другого рода (problem), основываясь на своем чувственном опыте и ассоциативнык связях, существующих в его сознании.

Сравнение в процессе исследования прилагатель-ныгс fresh и new является, как мы считаем, неотъемлемой частью семантического анализа метафорического эпитета fresh. Прилагательное new выбрано нами в связи с существованием определенных областей, в которых данные прилагательные сходны по своей семантике, т.е. являются синонимами. Как известно, синонимами называются те слова, в значениях которых выделяется как минимум одна общая сема. Те же семы, по которым значения данных синонимов различаются, как нам кажется, помогут наиболее полно описать семантику прилагательного fresh. Рассмотрим следующие примеры:

The light drew down to gray and new people came, welcomed by Joe and Arla (Greenberg. Founder’s Praise).

It would not be long before the train reached Nuremberg, and she wanted everything settled before fresh passengers came on board (Greene. Stambul Train).

В первом случае «новые люди» являются «дополнительными» к тем, которые уже прибыли или где-то находятся. Во втором примере пассажиры представлены не только как «дополнительные», «еще одни», но и как качественно отличающиеся от предыдущих: их внешний вид, поведение и т.д. являют-

ся новыми, они могут дать свежую информацию. Следовательно, автор хотел эмоционально подчеркнуть и усилить «новизну» людей, используя прилагательное fresh в качестве метафорического эпитета. Определяя объект прилагательным new, автор констатирует факт появления «дополнительных» людей, что вовсе не означает их «новизну», в то время как прилагательное fresh имеет значение «новизны, свежести», хотя и «дополнительность» тоже подразумевается. Все новое, ранее не известное или не использованное, а также качественно отличное от предыдущего, для нас становится свежим. В то же время использование в конкретной ситуации метафорического эпитета обусловлено мнением субъекта, который описывает эту ситуацию. У каждого человека существуют свои ассоциации с конкретным предметом, один и тот же объект может по-разному восприниматься людьми, следовательно, и у автора есть свои ассоциации с данными пассажирами, что и явилось причиной использования метафорического эпитета.

Таким образом, когнитивная сущность метафоры, следовательно, и метафорического эпитета состоит в том, что она является способом, обеспечивающим перенос знаний из одной концептуальной области в другую, несет информацию, дополняющую представления человека о связи между предметами. Использование метафоры нельзя относить либо только к субъективному, либо только к объективному. Эти два аспекта взаимодействуют между собой в процессе метафоризации, дополняя друг друга. Также необходимо отметить, что употребление метафоры обусловлено ассоциациями человека, его восприятием и видением мира и соответствующими эмоциями, возникающими в той или иной ситуации. Анализ употребления метафорического эпитета fresh помогает нам понять свойства когнитивныгс структур и процессов человеческого ума, так как метафора - это один из основныгс способов отображения действительности и новыгс знаний в языке.

Анализ языкового материала показывает, что значение «not stale» у прилагательного fresh можно определить как ядерное, несмотря на то, что согласно словарному описанию данное значение занимает, как правило, третье или четвертое место. Первые два значения, выделенные в выше упомянутом словарном описании, являются периферийными и актуализируются в различной степени в разныгс контекстах и при сочетании с различными субстантивами, как правило, при помощи метафорического переноса. Эти значения находятся в периферийной зоне концепта «свежесть», так как они входят в семантическую структуру прилагательного fresh, выфажая признаки «новизны» и «дополнительности», и одновременно могут принадлежать сфере деятельности других соответствующих концептов. Данные значения также характеризуются высокой частотностью употребления и сочетаемостью с большим количеством различных

субстантивов, что и явилось причиной выделения их рые наряду с базовым слоем включают еще целый

среди других значений прилагательного fresh. ряд слоев, различающихся по степени абстрактнос-

В целом концепт «свежесть» можно отнести к ти. Таковы большинство концептов, вербализуемык

числу многоуровневый, т.е. таких концептов, кото- многозначными лексемами [14].

Литература

1. Кибрик А.А. Когнитивные исследования по дискурсу // Вопр. языкознания. 1994. № 5.

2. Болдырев Н.Н. Когнитивная семантика. Тамбов, 2000.

3. Телия В.Н. Метафоризация и ее роль в создании языковой картины мира // Роль человеческого фактора в языке. Язык и

картина мира. М., 1988.

4. Lakoff G., Johnson M. Metaphors we live by. Chicago; London, 1980.

5. Толочин И.В. Когнитивная теория метафоры и системная природа поэтического смысла // Проблемы семантического описания единиц языка и речи: Мат-лы докл. Междунар. науч. конф., посвящ. 50-летию МГЛУ. Минск, 1998.

6. The Penguin Dictionary of English Synonyms and Antonyms / Ed. by R. Fergusson. Harmondsworth, 1992.

7. Демьянков В.З. Когнитивная лингвистика как разновидность интерпретирующего подхода // Вопр. языкознания. 1994. № 4.

8. Osgood C.E. et al. The Measurement of Meaning. Urbana, 1957.

9. Блох М.Я. Теоретические основы грамматики. М., 2000.

10. Залевская А.А. Введение в психолингвистику. М., 1999.

11. Turner M. Design for a Theory of Meaning // The Nature and Ontogenesis of Meaning / Eds. by W. Overton, D. Palermo. Lawerenc Erlbaum, 1994.

12. Фрумкина Р.М. Психолингвистика. М., 2001.

13. Вольф Е.М. Функциональная семантика оценки. М., 2002.

14. Попова З.Д., Стернин И.А. Очерки по когнитивной лингвистике. Воронеж, 2001.

Е.А. Голубовская

ЛЕКСЕМА йиТСН КАК СРЕДСТВО РЕАЛИЗАЦИИ ЭТНИЧЕСКИХ СТЕРЕОТИПОВ

Томский государственный педагогический университет

В статье рассматривается одна из групп язытавык средств реализации этнических стереотипов на примере национальные предубеждений носителей английского языка против голландцев и немцев, отра-женныгс в лексеме Dutch и соответствующих фразеологических единицах. Эти стереотипы, сложившиеся в определенный период времени на уровне общественного и языкового сознания, традиционно объясняются Англо-голландскими войнами XVII в., а также сходством современного Dutch по форме со своим этимоном Duch, от которого также произошло и немецкое «Deutsch».

Данная работа представляет собой результаты третьего этапа исследования. На двух предыдущих этапах мы выывили вербальное содержание фразеологического концепта «Dutch - плохой», определенного нами по методу описания метафорических моделей Д. О. Добровольского [1]. Был проанализирован материал различных лексикографических источников, а также рассмотрены примеры воспроизведения фразеологизмов с Dutch как готовых единиц языка. В большинстве случаев они служат демонстрацией автоматического словоупотребления созданный образцов, их функционирования в речи.

Практический материал исследования, отраженного в данной работе, основан на актах творческой номинации. Здесь представлен анализ единиц, полученных в результате неузуального образования слов

и устойчивых словосочетаний. Наша задача состоит в том, чтобы определить, каким образом их возникновение связано со стереотипом относительно голландцев и немцев.

Особенность таких единиц заключается в их зависимости от конкретного контекста. В работах большинства исследователей такие средства именуются окказионализмами [2-4]. В данной статье мы рассматриваем «окказиональные фразеологические неологизмы» или «обновленные писателями фразеологизмы». Явление фразеологических окказионализмов рассматривается нами на примере авторских образований с Dutch, обнаруженных в текстах английской и американской литературы XIX и XX вв.

В результате проведенного исследования мы выделили две группы окказиональных единиц. К первой из них правомерно отнести авторские единицы, однократно образованные в том или ином контексте по аналогии с узуальными образцами. Их отсутствие в изученных нами лексикографических источниках позволяет рассматривать таковые в качестве окказионализмов. Во вторую группу мы включили примеры окказионального употребления в художественной литературе уже имеющихся языжовыгс единиц, семантика и структура которыгс в той или иной степени определяются фактором языкового контекста. В составе каждой группы, в свою очередь, могут быть выделены подгруппы, что продемонстрировано в схеме.