О.А. Прохватилова, 2004

ДИСКУССИИ

К ВОПРОСУ О ФУНКЦИЯХ ИНТОНАЦИИ

О.А. Прохватилова

В современной лингвистике под функцией понимается «назначение, роль, выполняемая единицей (элементом) языка при его воспроизведении в речи»1.

Интонация, наряду с ударением, относится к числу суперсегментных единиц языка2. В отличие от единиц сегментного уровня, которые представляют собой линейные сегменты речевой цепи 3, суперсегментные единицы, по выражению М.В. Панова, оказываются «как бы “разлитыми” поверх звукового ряда»4 и не могут существовать сами по себе, отдельно от звуков речи (сегментов), а только вместе с ними. Отсюда их название — суперсегментные (или сверхсегментные). Они как бы накладываются на линейные отрезки.

Являясь единицей языка, интонация должна выполнять определенные функции. В общей теории интонации проблема установления функций интонации считается одной из важнейших я, по мнению И.Г. Тор-суевой, наиболее разработанной5. Однако в специальной литературе отражены противоречивые тенденции не только в вопросе о конкретном содержании функций интонации, но даже в подходе к самой дилемме: обладает ли интонация какими-либо функциями в языковой системе?

Диапазон точек зрения распространяется от утверждения об отсутствии языковой функции у интонации до закрепления за ней четко очерченного списка непересекающих -ся функций. Так, Халдзен полностью отрицает наличие функций интонации на том основании, что она, как считает ученый, передает информацию только в случае отрицания логико-семантического значения слов @ (например, при выражении возмущения: Ну

спасибо!}, в остальных случаях роль интонации сведена к минимуму. Однако преобладающим является подход, утверждающий функционально значимый статус интонации.

Как известно, основоположником функционального подхода к интонации считается Ф. Данеш, который в начате 60-х гг. XX в. поставил вопрос о необходимости изучения функционального аспекта интонации и попытался дать перечень ее функций 6. Ф. Данеш разграничивал первичные и вторичные (модальные) функции интонации. К числу первичных он относил способность интонации превращать слова в высказывания, трансформируя назывные единицы — слова — в коммуникативные — высказывания, а также выделять тему и рему высказывания. Модальные, или вторичные, функции интонации связаны, по Ф. Данешу, с возможностью интонации: а) разграничивать высказывания по их цели и б) передавать эмоциональное содержание звучащей речи 7.

В специальной литературе существуют разные подходы к определению функций интонации и даются различные их перечни. В монографии «Анализ речевой интонации» Л.К. Цеплитис приводит списки функций интонации из 26 работ разных лет, подчеркивая, что при этом «понятия “функция” и “граница между функциями”, лежащие в основе выделения функций, введены в теоретические системы без определений. Остается лишь отметить очевидный факт, что... выделение функций интонации не основано на четких, тем более единых теоретических и методических положениях»8.

Большинство исследователей разграничивают две группы функций интонации, которые в наиболее общем виде можно опре-

делить как относящиеся к экспрессивно-эмоциональной сфере и не относящиеся к нейч. Так, М.И. Матусевич, утверждает, что «мелодика выступает в русском языке в различных функциях, среди которых можно наметить две, четко различающиеся между собой, это: 1) грамматическая, или, точнее, синтаксическая, функция; 2) эмоциональная функция»10. По мнению М.И. Матусевич, «в первый раздел... входят различные синтаксические функции, а именно: а) различение предложений по цели высказывания, то есть повествовательных, вопросительных и побудительных; б) синтагматическая функция;

в) выделение вводных слов и предложений;

г) выделение обращения; д) выделение обособленных слов; е) выделение бессоюзных предложений; ж) мелодика одночленности и двучленное™. Во всех этих случаях... мелодическая сторона является главным средством при их различении и опознавании, она теснейшим образом связана со смыслом. Второй раздел — эмоциональная функция, то есть не только сообщение какого-либо факта действительности, но также и отношение к нему говорящего. Оно может идти в двух планах: интеллектуально-логическом и эмоционально-волевом» 11.

Довольно часто исследователи различают три функции интонации. В качестве примера можно сослаться на классификацию Н.С. Трубецкого, который в «Основах фонологии» предложил различать три функции «звукового выражения речи»: 1) эксп-ликативную, благодаря которой интонация сообщает, является высказывание законченным или незаконченным, вопрос это или ответ; 2) апеллятивную, когда интонация осознается как средство вызвать те или иные чувства у слушателя; и 3) экспрессивную, дающую возможность идентифицировать личность говорящего, его социальную принадлежность, уровень образования и т. п.12

Приведенная классификация в свое время вызвала критику Л.Р. Зиндера, который считал, что «рассматривать различаемые Трубецким три функции как явления одного порядка едва ли допустимо»13, и предлагал исключить из экспрессивной функции отражение эмоционального состояния говорящего.

Типологические описания интонации во многих работах включают перечни из четырех и более (до 12) функций интонации и. Н.В. Черемисина-Ениколопова, например, выделяет семь основных и две дополнительные функции интонации, которые, как под-

черкивает автор, взаимосвязаны и взаимодействуют. В качестве наиболее общей функции называется коммуникативная, поскольку с ней связаны все остальные функции интонации. Благодаря своей коммуникативной функции интонация: 1) оформляет «предложение... как относительно самостоятельную коммуникативную единицу — в отличие от слова и словосочетания»;

2) «служит установлению контакта между говорящими»; 3) «сигнализирует о завершенности высказывания»; 4) «выделяет информативный его центр» и т. п.15

Важнейшей функцией интонации Н.В. Черемисина-Ениколопова считает смыс-лоразличителъную функцию, которая проявляется в способности интонации разграничивать смысл и отгенки смыслов высказывания.

Кулъминативная, или вершинообразующая, функция интонации, по Н.В. Чере-мисиной-Ениколоповой, тесно связана со смыслоразличительной. Интонация выполняет кульминативную функцию, акустически выделяя в потоке речи слово, на которое падает смысловое ударение.

Интонации также присуща синтезирующая функция, поскольку с помощью этой суперсегментной единицы «слова объединяются в синтагму, синтагмы — в предложение, а смежные предложения — в сверхфразовое единство, нередко равное по объему абзацу»16.

Н.В. Черемисина-Ениколопова называет также делимитативную функцию интонации. Она проявляется в использовании интонации для разграничения речевого потока на сегментные единицы — слова, синтагмы, высказывания и т. п.

Список основных функций интонации в рассматриваемой классификации завершают эмоциональная и экспрессивная функции. Первая из них актуализируется в тех случаях, когда интонация служит «для выражения эмоционального состояния говорящего, его отношения к содержанию речи и к ее адресату»17, вторая — при выделении интонацией образных слов, слов-символов и т. п.

При описании общих акустических и функциональных парметров интонации, кроме основных, автором выделяются также «иные функции, значимые прежде всего стилистически»18. В их числе — апеллятивная и эстетическая функции. Первая, как считает Н.В. Черемисина-Ениколопова, обнаруживает себя «при интонационном выражении ориентации на адресат (ср. интонацию речи, обращенной к взрослым и де-

тям, интонацию речи диктора и разговорнобытовую и т. д.)»19. Вторая — актуализируется в художественном чтении и ораторском искусстве и проявляется «в варьировании темпа, в тонких динамических, мелодических и тембровых модуляциях при оформлении — с помощью интонации — ритмической организации речи, при оформлении гармонической композиции предложения... гармонии композиции абзаца, строфы, художественного целого, при звуковой инструментовке стиха»20.

Наиболее последовательно и теоретически обоснованно описание системы интонационных функций дается Н.Д. Светозаро-вой в монографии «Интонационная система русского языка»21. Автор трактует понятие «языковая функция» вслед за Л.Р. Зиндером, который полагал, что «функцией данного языкового средства следует, очевидно, считать его предназначенность для передачи соответствующей языковой категории»22.

Типология функций интонации строится Н.Д. Светозаровой с учетом их системного характера: каждая функция выделяется на основе относительной независимости от других, но вместе с тем тесно с ними связана. В качестве критериев разграничения функций предлагаются следующие: а) способность интонации формировать особые единицы; б) специфика использования разных средств в разных функциях.

В рассматриваемой классификации в качестве важнейшей функции называется функция организации и членения речевого потока. Обладая этой функцией, интонация выделяет в потоке речи высказывания и их смысловые части — синтагмы и ритмические группы. По Н.В. Светозаровой, в экспликации этой функции принимают участие такие интонационные средства, как пауза, мелодика, интенсивность и длительность23,

Вторая функция интонации формулируется как функция выражения связи между единицами шенения, осуществляемая за счет различий в характере пауз, поддержанных различиями темпа, интенсивности, мелодического оформления. При этом подчеркивается, что варьирование интонационных средств может привести к перестройке смыслового содержания высказывания, актуализируя относительную смысловую самостоятельность входящих в него синтагм или манифестируя их взаимосвязь.

В качестве третьей функции интонации Н.Д. Светозарова называет функцию оформления и противопоставления типов высказы-

ваний. Как известно, выделяются три обобщенных коммуникативных категории, которые называются коммуникативными типами высказываний: вопрос, сообщение, побуждение. Встречаются и более частные категории. В рамках сообщения — это утверждение, повествование, в рамках побуждения — просьба, приказ, совет.

Передавая то или иное коммуникативное значение, интонация взаимодействует с лексико-синтаксическим составом высказывания. При этом существует определенная свобода выбора интонации при одном и том же лексико-синтаксическом составе. Изменение интонации может приводить к образованию высказываний разных коммуникативных типов, например24:

1 3 2

Тихо. — Тихо?— Тихо!

Кроме того, возможно также образование вариантов смысла высказывания, как это происходит, например, при выражении побуждения, когда ИК-2 передает требование, а ИК-3 — просьбу. Ср.:

2 3

Закройте дверь! — Закройте дверь!

Еще одна функция интонации — функция выражения отношений между элементами интонационных единиц — связана, по Н.Д. Светозаровой, с присущей интонации способностью противопоставлять высказывания с одинаковым лексико-синтаксическим составом благодаря варьированию в них места интонационного центра. Ср:

Брат уезжает в Москву сегодня вечером.

Брат уезжает в Москву сегодня вечером.

Брат уезжает в Москву сегодня вечером.

Приводя в качестве иллюстрации три варианта высказывания, автор обращает внимание на то, что «при одном и том же типе членения (нерасчлененное высказывание) и коммуникативном типе (сообщение) и при сходстве содержания в целом в каждом из примеров акцентируются разные моменты: место поездки, время поездки, факт поездки»25.

По справедливому замечанию автора, данная функция актуальна только для синтагм или высказываний, состоящих из нескольких слов, смысловые отношения между которыми создают возможность для проявления этой функции.

Пятая функция интонации формулируется Н.Д. Светозаровой как функция выражения эмоциональных значений и оттенков. Относительно правомерности выделения

158

О.А. Прохватилова. К вопросу о функциях интонации

этой функции интонации в специальной литературе существуют разные точки зрения — от ее абсолютизации (В.А. Артемов) до исключения из сферы интонационного описания (И.Г. Торсуева, Т.М. Николаева). Н.Д. Светозарова мотивирует свою позицию, опираясь на утверждение Л .Р. Зиндера о том, что эмоциональная интонация выражает модальность — языковую категорию, присущую любому высказыванию26.

При этом автор предлагает в рамках эмоциональной функции выделять две области: область эмоциональных значений (сомнение, категоричность, сожаление, вызов, упрек и др.) и область общей эмоциональной окраски, эмоционального состояния, настроения 27, — различия между которыми проявляются не только в способах передачи их в письменной и звучащей речи, но и в том, что «первые обладают языковой спецификой, а вторые практически универсальны»28.

Подобное разграничение позволяет автору обратить внимание на то важное обстоятельство, что «специфические интонационные единицы формируются только в области эмоциональных значений (особые интонационные контуры или хотя бы эмоциональные варианты интонационных конструкций с использованием прежде всего тембра, длительности и мелодических конфигураций), общая же эмоциональная окраска достигается модификацией всего интонационного рисунка (с использованием различий в темпе, общем уровне интенсивности и высоты)»29.

Итак, рассмотренная система включает лишь пять функций интонации. Н.Д. Светозарова мотивирует отсутствие в предлагаемой классификации иных единиц тем, что они не укладываются в принятое автором понимание термина «функция». «В особенностях интонации, — пишет автор, — отражается индивидуальность говорящего, его психическое и физическое состояние, ситуация общения, стиль речи, жанр речевого произведения, язык, диалект и др. Роль интонации в передаче этой информации очень велика, однако языковых категорий здесь нет, а значит, и нет ни языковых функций, ни языковых единиц»30.

Между тем представляется, что типология, предлагаемая Н.Д. Светозаровой, может быть дополнена еще одной функцией — стилистической. О том, что стилистическая функция интонации является языковой, писал еще Л.К. Цеплитис, обращая внимание

на то, что «носители языка сравнительно ярко чувствуют стилистические нормы, регулирующие употребление языковых средств в тех или иных обстоятельствах»31.

Принимая во внимание приведенный аргумент, добавим, что, выполняя стилистическую функцию, интонация передает соответствующую языковую категорию — стиль. Кроме того, стилистическая функция интонации имеет свою систему средств выражения. По наблюдениям И.Ю. Мыльцевой, «стилистическая функция интонации обслуживается типом И К, выступающей как член синонимического ряда, нейтральными и модальными реализациями ИК, синтагматическим членением, в меньшей степени передвижением интонационного центра»32.

Вопрос о выделении стилистической функции интонации связан с проблемой стилистических свойств этой суперсегментной единицы и активно разрабатывается в последние годы в русле типологического изучения произносительных стилей языка. Мы рассматриваем произносительный стиль как самостоятельное явление, обладающее внутренней системной организацией акустических (звуковых и интонационных) средств, отбор и специфика которых обусловлены взаимодействием ряда экстралин-гвистических факторов. Исходя из такого понимания сущности фоностиля, мы включаем в число факторов, имеющих статус стилеобразующих: 1) сферу функционирования фоностиля; 2) регистр общения (официальный/неофициальный); 3) соотношение смыслового и эмоционального содержания речи; 4) форму речи (монологическую или диалогическую); 5) подготовленность / спонтанность речи; 6) наличие либо отсутствие письменной основы.

Различное соотношение этих факторов позволяет выделить семь произносительных стилей, актуальных для современной звучащей русской речи. Среди них — деловой, информационно-публицистический, рекламный, декламационный, религиозно-про-поведнический, разговорный и нейтральный стили. Каждый произносительный стиль отличается особенностями звучания, которые создаются сочетанием звуковых и интонационных средств33.

Описание акустических параметров произносительных стилей дает целостное представление не только о стилистической парадигме русской звучащей речи, но и о стилистическом потенциале средств инто-

нации — типов интонационных конструкций, синтагматического членения, места интонационного центра, паузы.

Стилистические возможности типов ИК раскрываются в условиях интонационной синонимии, когда значение звучащего предложения выражено в его лексическом составе и синтаксической конструкции, что открывает возможности для синонимичного употребления интонационных типов.

Современными исследователями русской звучащей речи в основном определен перечень позиций, где возможна интонационная синонимия. Назовем те из них, в которых возникают стилистические противопоставления:

1) незавершенность в повествовательном предложении, при выражении которой разные типы ИК придают высказыванию ту или иную стилистическую окраску: ИК-3 — разговорную, ИК-4 — официальную, ИК-6 — нейтрально-повествовательную, например:

3/(4)/(6) 1

Когда придешь,/ тогда и поговорим.../

2) степень проявления признака, состояния, действия, когда синонимия интонационных типов позволяет противопоставить нейтральное (ИК-5 или ИК-3) и разговорное (ИК-6) звучание, например:

5 (6)/(3)

Мне так хорошо с тобой!/

3) перечисление, при интонационном оформлении которого возможна синонимия «разговорной» ИК-3, «официальной» ИК-4, «нейтрально-повествовательной» ИК-6, например:

2

Дама сдавала в багаж:/

3/(4)/(6) 3/(4)/(6) 3/(4)/(6)

диван,/ чемодан,/ саквояж.../

4) вопрос в предложениях без вопросительного слова, где с помощью интонации разграничиваются нейтральный вопрос (ИК-3) и вопрос с оттенком официальности (ИК-4), например:

3 4

Ваш билет ? — Ваш билет ?

5) вопрос в предложениях с вопросительным словом, когда синонимичные интонационные типы противопоставляют нейтральную (ИК-2) и официально-деловую (ИК-4) стилистическую окраску, например:

2 4

Как вас зовут ? — Как вас зовут ?

Если стилистические возможности интонационных типов достаточно полно раскрыты в работах современных лингвистов, то стилистический потенциал других интонационных средств еще ждет своего описания. Отметим лишь некоторые моменты.

Так, финальное расположение интонационного центра (на последнем слове синтагмы) является стилистически нейтральным. Перенос центра ИК в середину или начало синтагмы выступает маркером экспрессивно окрашенной речи: в разговорном произносительном стиле, как показывают исследования, интонационный центр обычно находится в инициальной части синтагмы.

Стилистически значимым является наличие факультативных центров, их место в пределах синтагмы, а также акустические способы выделения. Так, по нашим наблюдениям, в религиозно-проповедническом фоностиле факультативные центры фиксируются обычно в начале синтагмы, что приводит к созданию просодической рамки, придающей речи благозвучие 34. В разговорном произносительном стиле факультативных центров несколько в рамках одной синтагмы, в результате чего образуются многоцентровые интонационные структуры. Это приводит к впечатлению особой сконцентрированности мысли, когда сжато передается то, что могло быть развернуто в несколько синтагм и фраз, а также повышает эмоциональность речи.

При рассмотрении стилистического потенциала синтагматического членения релевантными оказываются такие параметры, как длина синтагмы, а также соотношение синтагм разной длины в пределах высказывания и фразы.

Значимыми при определении стилистических возможностей пауз являются сочетаемость разных типов пауз (межсинтаг-менных и внутрисинтагменных), стабильность или варьирование длины пауз, преобладание того или иного способа акустического выделения пауз.

Итак, стилистическая функция входит в систему функций интонации, поскольку не оставляет сомнений ее предназначенность для передачи такой языковой категории, как стиль. Необходимость исчерпывающего описания интонационных средств, выступающих в качестве стилеобразующих в том или ином произносительном стиле, открывает перспективу для дальнейших исследований в этой области.

160

О. А. Прохватилова. К вопросу о функциях интонации

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М., 1966. С. 506.

2 См., например: Касаткин Л.Л. Фонетический, фонематический и орфоэпический анализ // Диброва Е.И., Касаткин Л.Л., Щеболе-ва И.И. Современный русский язык: Анализ языковых единиц: В 3 ч. Ч. 1. М., 1995. С. 5—20. Своеобразную точку зрения на состав суперсегментных единиц находим у Л.К. Цеплитиса, который считает, что «в суперсегментной системе можно выделить по крайней мере две подсистемы в зависимости от их языковой функции, а именно — асемантические, участвующие, например, в создании слогов, слов, словосочетаний (ударение, ритм), и семантические, объединяемые в понятие интонации... Исходя из семантических признаков, интонацию можно определить как относительно автономное понятие». (См.: Цеплитис Л.К. Анализ речевой интонации. Рига, 1974. С. 65.)

3 Под сегментными, или линейными, единицами понимаются «звуки языка или их сочетания, располагающиеся последовательно друг за другом» (см.: Матусевич М.И. Современный русский язык: Фонетика. М., 1976. С. 14); М.В. Панов называет их как бы кусками (сегментами) речевой цепи (см.: Панов М.В. Русская фонетика. М., 1967. С. 31). В качестве сегментных, или линейных, называются обычно звуки языка или их сочетания, располагающиеся последовательно друг за другом: слог, фонетическое слово, речевой такт, фраза.

4 Панов М.В. Указ. соч. С. 16.

5 Торсуева И. Г. Дискретный характер интонации и возможности ее типологического изучения //Ученые записки 1-го МГПИИЯ им. М. Тореза. Вып. 42. М., 1968. С. 116.

6 См. подробнее: Danes F. Sentence intonation from a functional point of view. Word, 1960. Vol. 16. № 1. P. 34-54.

7 Там же. С. 48.

8 Цеплитис Л.К. Указ соч. С. 204.

9 Ср.: определение двух важнейших аспектов интонации, сформулированное Л.Р. Зиндером: «В интонации следует различать два аспекта: один, который можно назвать коммуникативным, поскольку интонация сообщает, является ли высказывание законченным или незаконченным, содержит ли оно вопрос, ответ и т. п. <...>. Другой, который можно было бы назвать эмоциональным, состоит в том, что в интонации заключена определенная эмоция, которая всегда отражает эмоциональное состояние говорящего, а иногда и намерение его (впрочем, не всегда осознаваемое им) определенным образом воздействовать на слушающего». (См.: Зиндер Л.Р. Общая фонетика. М., 1979. С. 268-269.)

10 Матусевич М.И. Указ. соч. С. 243.

и Там же.

12 См.: Трубецкой Н.С. Основы фонологии. М., 2000. С. 22-34.

13 Зиндер Л.Р. Указ. соч. С. 269.

14 См.: Цеплитис Л.К. Указ. соч. С. 203—204; Николаева Т.М. Фразовая интонация славянских языков. М., 1977. С. 4—6.

15 Черемисина-Ениколопова Н.В. Законы и правила русской интонации. М., 1999. С. 11—24.

16 Там же. С. 21.

17 Там же. С. 23.

18 Там же.

19 Там же.

20 Там же. С. 24.

21 Светозарова Н.Д. Интонационная система русского языка. Л., 1982.

22 Зиндер Л.Р. Предисловие // Интонация. Киев, 1978. С. 6.

23 Светозарова Н.Д. Указ. соч. С. 18.

24 В интонационной транскрипции использованы следующие обозначения: / — граница синтагмы; цифра над строкой — тип интонационной конструкции, проставляется над гласным центра интонационной конструкции (ИК).

25 Светозарова Н.Д. Указ. соч. С. 21.

26 Там же. С. 22.

27 Ср.: «Наблюдения над звучащей речью показывают, что эмоциональное содержание речи в наиболее ярких своих проявлениях тяготеет к двум основным типам: эмоциональным состояниям и эмоциональным реакциям говорящего». (Брызгунова Е.А. Эмоционально-стилистические различия русской звучащей речи. М., 1984. С. 12.)

28 Светозарова Н.Д. Указ. соч. С. 23.

29 Там же.

30 Там же. С. 24.

31 Цеплитис Л.К. Указ. соч. С. 210.

32 Мыльцева И.Ю. Стилеобразующая функция интонационных средств русского языка: Автореферат дис. ... канд. филол. наук. М., 1991. С. 16.

33 Подробнее об этом см.: Прохватилова О.А. К вопросу о фоностилистической парадигме русской звучащей речи // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 2: Языкознание. Вып. 2. Волгоград, 2002. С. 58—63; Она же. Лингвистические особенности восприятия звучащего информационно-публицистического текста // Czlowiek. Swiadomosc. Kommunikacja / Internet. Mi^dzynarodowa Konferencja Naukowa «Jezyk rosyjski w prestrzeni j^zykowej і kulturowej Europy і swiata». Warszawa, 1—12 maja 2002 r. Warszawa, 2003. S. 108— 113; Она же. Просодические характеристики нейтральной русской речи // Festschrift — 10 Jahre wissenschafiliche Zusammenarbeit der Universitetaeten Koeln und Wolgograd 1993—2003. Юбилейный сборник. 10 лет международного сотрудничества между Кельнским и Волгоградским университетами. Koeln, 2003. S. 82—91; Она же. Корректировочный курс русской фонетики. Волгоград, 2002.

34 См.: Прохватилова О.А. Православная проповедь и молитва как феномен современной звучащей речи. Волгоград, 1999.