Е.А. Сорокина

К РЕКОНСТРУКЦИИ НАИМЕНОВАНИЙ ДРЕВНЕГЕРМАНСКОГО ЖИЛИЩА

Современная археология накопила огромное количество сведений о древнегерманских жилищах, включая технику постройки и материал изготовления, которые зависели от климата, ландшафта, растительности и т.д., что, в свою очередь, объясняет многообразие их наименований в древнегерманских языках. Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что все это разнообразие сводится к преобладанию двух типов зданий: так называемого «длинного дома» и землянки или «грубенхауса». Существо проблемы, на наш взгляд, состоит в том, что учеными редко предпринимаются попытки совместить археологические данные с лингвистическим материалом, который не только позволит установить название каждого типа дома, но и определит их назначение в период прагерманской языковой общности.

Для проведения семантической реконструкции - процедуры восстановления древнего, или предшествующего, значения слова1 - обратимся к древним германским языкам. Выбор готского, древнеанглийского и древнеисландского языков в качестве объекта исследования объясняется не только их архаичностью, но и принадлежностью к различным подгруппам германской группы языков: восточной, западной и северной, что подтверждает возможность существования реконструированных слов в период прагерманской языковой общности.

Итак, в трех исследуемых языках были выявлены слова, восходящие к прагерманскому периоду и имевшие значение «дом, жилище». Во-первых, *Ьй-/*Ьймап~ > гот. Ьаытт «жилище», др. - англ. Ьйг «жилище, дом», др. - исл. Ьйг «жилище». Во-вторых, *кй2- > гот. Ииъ. «дом, жилище», др. - англ. Ийъ «дом, жилище», др. - исл. Ийъ «дом, жилище». Для проведения успешной реконструкции значений обратимся к анализу контекстов, в которых они использовались.

Начнем с прагерманского *Ьй-/*Ьйwan-. В готском Евангелии существительное Ьаиап встречается всего четыре раза. При этом скудость материала ни в коем случае не умаляет значение готских примеров для реконструкции, так как их ценность, не в последнюю очередь, определяется данными древнегреческого языка, которые позволяют сделать ряд интересных наблюдений. Во-первых, не-

1 См.: Трубачев О.Н. Труды по этимологии: Слово. История. Культура: В 2 т. М.: Языки славянской культуры, 2004. Т. 1. С. 123.

сомненно, это было жилище, так как древнегреческие слова ohc^T^piov и катожцтфюу (Kai-oiKtfifyiov), переводимые готским bauains, имеют значение «местопребывание, жилье».

Во-вторых, использование для перевода др. - греч. noMxsv^a «государство» исследуемого нами слова позволяет предположить, что у готов данный тип жилища мог располагаться на возвышении. Ср.: ip unsara bauains in himinam ist, paproei jah nasjand usbeidam fraujan Iesu Xristu, - f)fiÖv yáp тО noMrsvpa Ev oÚpavoTq Únápxsi, E oú ка/ оютфа áreK0exójueda KÚpiov щооОу xpi°TÓv, - «если наше убежище на небесах, то откуда мы спасение ждем господина нашего Иисуса Христа» (Phil. 3:20).

Напомним, что др. - греч. nóhq «город» первоначально обозначал укрепление - áKpó-nohq «верхняя часть города на горе, крепость» - по типу литовского pilis и латышского pils «замок», а также древнеиндийского pur «крепость», которым изначально могли называть окруженные рвами или частоколом укрытия1.

Г отский материал также дает возможность предположить, что строительство такого дома было трудоемким и требовало совместных усилий нескольких человек, на что указывает использование слова mipgatimridai (mip - ga «все вместе», timrjan «строить») в представленном ниже примере. Ср.: in pammei jah jus mipgatimridai sijup du bauainai gudis in ahmin - «где вы все вместе строите жилище для Бога в Душе» (Eph. 2: 22).

Таким образом, мы приходим к выводу, что готским словом bauains, предположительно, могли называть сооруженное совместными усилиями людей жилище, которое, возможно, находилось на возвышении в центре укрепленного поселения.

Англосаксонские тексты также подтверждают рукотворный характер жилищ, называемых древнеанглийским словом bur. Ср.: ... wolde hyre on pwre byrig bur atimbran - «... построило бы дом для себя в городе» (Riddle 27). Как видно из примера со словом bür употребляется глагол a-timbran «строить», который, как и готский timrjan, восходит к одному прагерманскому слову, соответствующему и.-е. корню *dem- «соединять, скреплять, строить». Ср.: лув. tama- «строить», греч. ös^rn «строю»2.

1 См.: Шрадер О. Индоевропейцы. М.: Едиториал УРСС, 2003. С. 58 - 59.

2 Гамкрелидзе Т.В., Иванов В.В. Индоевропейский язык и индоевропейцы. Реконструкция и историко-типологический анализ праязыка и протокультуры. Тбилиси: Изд-во Тбилисского унта, 1984. С. 742.

Анализ контекстов позволил выявить ряд назначений данного типа жилищ. Во-первых, однозначно, это было жилое помещение, возможно отдельно стоящее здание с несколькими помещениями, так как в следующем примере из «Беовуль-фа», отец видит пустующую залу в доме сына, в которой когда-то проходили веселые пиры. Ср.: gesyhd sorhcearig on his suna búre winsele wéstne windge reste réote berofene - «он видит, печальный и скорбящий, в доме сына пустую залу для пиров (win «вино»), по которой гуляет ветер, лишенной радости» (Beow., 2456). Во-вторых, búr мог использоваться для сна и отдыха. Ср.: Pà wæs éaôfynde /pé him elles hwaér gerúmlicor / ræste sóhte bed æfter búrum - «Было легко найти человека в ту пору, который искал бы, где отдохнуть, кровать среди помещений» (Beow., 140).

Проведенный анализ позволяет предположить, что англосаксонское слово bür могло обозначать построенный людьми дом с несколькими помещениями, которые использовались для сна, отдыха, пиров. При этом оно часто употреблялось для обозначения женского жилища. Ср.: pa geascode he pone cyning lytle we-rode on wifcyppe on Merantune hine pær beradpone bur - «он понял, что король уехал к даме в Мертон, поехал за ним, осадил (ее) дом» (ASChr., 755).

Примечательно, что и в древнеисландских текстах также отмечены случаи, когда словом búr называли жилье, где отдыхали и занимались рукодельем женщины. Ср.: Brynhildr i búri / borôa rakâi, /hafôi hon lyâi / ok lönd um sik - «Брюн-хильд в покоях / полотно ткет, / имеет она слугу и землю у себя»(Оёёг, 17). При этом в текстах нами не установлено ни одного упоминания об окнах в таких домах, но дверь, несомненно, присутствовала. Ср.: en Benteinn komst út i búr ... og stóá fyrir innan dyrin viâ brugâiâ sverâ ... - «но Бентейн укрылся в доме ... и стоял перед дверью с обнаженным мечом.» (Inga Haralds. 6). В примере из «Саги о Гисли» отмечается наличие перегородок (pili) в доме, а также использование búr в качестве места, где готовят еду. Ср.: en pili er à millum búrsins ogpess er Helgi là i. Porgerâur gengur i brott úr búrinu. Klifur Helgi upp à piliâ og sér aâ par var manni matur deildur - «А между кухней и местом, где лежит Хельги, была дощатая перегородка. Торгерд выходит из кухни, а Хельги залезает на перегородку и видит, что там кому-то готовят еду» (25).

Значение «место для хранения имущества, кладовая» подтверждается примерами из «Саги об Эгиле» и «Книги о занятии земли». Ср.: en brutu upp búr hans og báru út gripi og vöru - «Они разорили его клеть и растащили драгоценности и товары» (Eg.S., 78); peir brutu par upp g0rvibúr og tóku vöru mikla og lausafé -

«Они взломали кладовую и забрали множество продуктов и имущества» (ЬапёпашаЬок, 2:45). Использование слова Ьйг для обозначения кладовой у древних исландцев объясняется специфическими климатическими и ландшафтными условиями жизни людей в Скандинавии. Из-за долгих и суровых зим необходимо было заготавливать еду для себя и корм для домашнего скота, а также строить для них теплое укрытие, что объясняет обнаруженные археологами остатки длинных скандинавских домов от 20 - 30 и более метров, где часть дома отводилась под стойло для скота. Для древних исландцев слово Ьйг обозначало не только жилище людей, но и хранилище для движимого и недвижимого имущества. Эта особенность древнеисландского дома позволила в дальнейшем использовать данное слово для обозначения кладовой.

Проведенная нами реконструкция значений гот. Ьаиаіт, др. - англ. Ьйг и др. - исл. Ьйг, позволяет предположить существование в период прагерманской языковой общности особого типа жилища, для возведения которого требовались совместные усилия нескольких людей, расположенного на возвышении, возможно огороженного, с дверью, но без окон, состоящего из нескольких помещений, используемых в качестве места отдыха и еды, хранения имущества и скота.

Такое представление о прагерманском типе дома соответствует тому, что мы знаем из археологических раскопок. Так, одно из древнейших древнегерманских поселений, датируемое VI в. до н. э., располагалось в Эзинге на холме у маленькой речки Хюнзе и представляло собой окруженные забором два деревянных строения с дверьми. Каждый дом был разделен на отдельные помещения, одно из которых, вероятно, служило стойлом для скота1. От прямоугольных строений остались по пять деревянных столбов, глубоко вбитых в землю. Несомненно, для строительства такой мощной основы для дома требовались значительные усилия. Итак, все полученные данные указывают на то, что прагерманским словом **Ьй-/*Ьйwan- мог называться древнегерманский «длинный дом».

Готское слово Ит встречается в текстах всего лишь один раз в Евангелии от Иоанна, и к тому же не самостоятельно, а в сочетании со словом gud «бог». Причем в греческом варианте ему соответствует слово со значением «храм», «святыня» (крф). Ср.: ік 8Іпієіпо laisida іп gaqumpai]аИ іп gudhusa, рагєі 8Іпієіпо Iudaieis gaqimand, jaИ ріи^о пі гodida waiИt. - жОутотє ¿ЬІда^а ¿V отауту^каї

1 См.: Тодд М. Варвары. Древние германцы. Быт, религия, культура. М.: Центрполиграф, 2005. С. 57.

év тф Ієрф, Окои nàvreç о І buôahi auvépxovxai - «Я всегда учил в синагогах и в храме, где все Иудеи собираются» (John 18: 20).

Обращает внимание тот факт, что переводчик для древнегреческого слова храм использовал слово-композит gudhusa, а не просто hus. По-видимому, на момент перевода Евангелия у готов отсутствовал специальный термин для названия храма Божьего. Однако следует отметить, что для обозначения дома на небесах (himina) использовалось готское bauains.

Это сопоставление позволяет предположить, что изначально слово hus имело несколько иное значение, чем просто «дом». Во-первых, оно могло обозначать место, которое использовалось в сакральных целях. Опираясь на данные древнегреческого языка, а именно, присутствие у ispôv «храм» однокоренного слова ¡spa «жертва», «жертвоприношение», можно предположить, что готское gudhusa являлось местом, где приносились жертвы богам.

Во-вторых, древние германцы были язычниками и считали, что место поклонения богам не может быть заключено внутри стен, причем ритуальные действия они проводили в рощах и дубравах1. Возможно, первоначально hus обозначал место, где хранились сакральные предметы и дары для богов. Археологами обнаружены ритуальные ямы под алтарями, которые содержали керамические сосуды и другие предметы2. Предположение об изначальном значении слова hus как «ямы для хранения чего-либо» подтверждается не только археологическими, но и лингвистическими данными. Ученые считают, что к прагерманскому *hud-s-a восходит не только готское huzd «богатство», «сокровище», но и др. - англ. hu-dan < *hudjan «прятать», «скрывать», «укрывать»3.

Изучение древнеанглийских и древнеисландских текстов позволяет выявить, что др. - англ. hüs и др. - исл. hus обозначали примитивное строение, возведение которого не вызывало особых трудностей. Конструкция такого дома, очевидно, была очень простая. Вероятно, сначала выкапывалась яма или углубление, вбивалась деревянная балка или опора, которые поддерживали крышу. Такое строение казалось утопленным в земле. Ср.: др. - исл. Ok er peir gengu i husit, sâu peir, at einn stolpi helt pvi upp - «Они вошли в дом и увидели столб, ко-

1 См.: Тацит К. Сочинения в 2-х томах. Т. 1. Анналы. Малые произведения. Т. 2. История. Санкт-Петербург: «Наука», 1993.

2 См.: Тодд М. Указ. соч. С. 172.

3 Pokorny J. Indogermanisches etymologisches Worterbuch. Bern&München: Francke Verlag, 1959. Р. 951.

торый поддерживал его (дом)» (Yngvars saga viöförla, 6); af járni váru ok allir timbrstokkar í húsinu, en grafit í jórd nidr. - «Железом обиты были также все балки в доме, и дом был закопан в землю» (Fáfnismál, 44), др. - англ. On dam seápe ufan se eádiga wer, Güthlac, him hüs getimbrode - «Над ямой святой человек, Гут-лак, построил себе дом» (Guthl, 4 Gdwin 26, 9). В последнем примере обращает внимание употребление личного местоимения в дательном падеже him и глагола getimbrode, стоящем в форме 3 л. ед. ч., указывающих на то, что Гутлак сам себе построил дом. Следует также отметить, что в древнеанглийском языке глагольная приставка ge- уже не несла значения совместности действий, как, например, в готском языке.

В свою очередь, простота и легкость постройки данного типа строения приводила к его недолговечности. Оно быстро приходил в негодность под воздействием погодных условий. Ср.: др. - англ. Ne mwg hwlepa gehwwm hus on munte /lange gelwstan, fordwm him lungre on / swift wind swaped - «не может каждый человеческий дом на горе / долго оставаться / из-за неожиданных и быстрых порывов ветра» (Meters of Boeth. 7: 20).

Как видно из приведенного выше примера, такой дом мог располагаться на возвышенности или холме. Ср.: др. - англ. penden paér wunad/ on héahstede húsa sélest. - «пока здесь на высоком месте лучшие дома остаются» (Beow., 285); др.-исл. Pá reid Sigurdr, til pess er hann fann á fjallinu hús. - «Вот ехал Сигурд, пока не увидел на холме какой-то дом» (Skáldskaparmál, 48).

Как любое жилище, оно имело крышу и двери, причем чаще не одну, а несколько, в противоположность, например, окнам, о которых в текстах не упоминается. Ср.: др. - англ. ond se cyning sylfa, /ondponne gebete /nu gebrosnad is, / hus under hrofe. - «и сам король ремонтирует, сейчас прогнивший дом под крышей» (Christ, 10); Cume an spearwa ond hrwdlice pwt hüs purhfleo, cume purh öpre duru in , purh öpre út gewite - «Иди один воробей и быстро, лети через дом, войди через одну дверь, через другую уходи» ^onv. Edwin, 56); др. - исл. hljóp hann á braut ok fal sik á fjalli nökkuru, gerdi par hús ok fjórar dyrr, at hann mátti sjá ór húsinu í allar wttir - «убежал (Локи) от них и укрылся на одной горе, построил себе там дом с четырьмя дверями, чтобы глядеть из дому во все стороны» (Gylfaginning, 50).

Предположительно, данное строение имело также и сакральный характер и могло быть местом захоронения. Ср.: др. - англ. Pa bwd he his pegn on wfenne pwre neahte pe he of worulde gongende wws pwt he in pwm hüse him stöwe

gegearwode, pwt he gerestan meahte. - «он попросил своего слугу - вечером, когда время покинуть этот мир приблизится - чтобы он место в этом доме для него подготовил, где он сможет обрести покой» (Acc. C^d., 32); др. - исл. Pat var horgr, er gyójurnar áttu, ok var hann allfagr. Pat hús kalla menn Vingólf. - «Это было место поклонения, святилище богинь, было оно прекрасно. Этот дом называют люди Вингольв» (Gylfaginning,14).

Возможно, использование hüs в качестве места захоронения объясняет присутствие в древнеанглийском языке слова-композита ban-hus «тело», где ban «кость», т.е. «дом для костей».

Особенностью древнеисландского дома hús, которое не было нами установлено в древнеанглийских текстах, являлось то, что он мог использоваться для хозяйственных нужд, например, в качестве кузницы. Ср.: Par nwst geróu peir hús er peir logóu afla í, ok par til geróu peir hamar ok tong ok steója ok paóan af oll tól onnur. - «Рядом построили они дом, в котором поставили кузнечный горн, а в придачу сделали молот, щипцы, наковальню и остальные орудия (Gylfaginn ing,14).

Отмеченные в древнеанглийских и древнеисландских текстах примеры, где словами hüse и hús обозначался обычный жилой дом, вероятно, относятся к более поздним периодам. Действительно, увеличение численности населения, усиление неравенства между людьми, а также простота и легкость возведения привели к использованию данного типа жилища в качестве постоянного места проживания.

Проведенная выше реконструкция позволяет заключить, что у древних германцев словом *huz- обозначали особый тип строения на кургане или холме, который изначально мог использоваться в сакральных целях как место для хранения / захоронения жертвоприношений богам. Затем, простота и легкость возведения такого типа строения способствовали в дальнейшем использование его в хозяйственных целях. Именно такое строение и могло называться «грубенхаус».

По археологическим данным такой тип жилища представлял собой поставленное над выкопанной в земле неглубокой ямой строение около 3,5 м в диаметре, построенное из различных материалов: обмазанного глиной плетня, деревянных столбов или дикого камня. Конические крыши из соломы опирались на сте-

ны и поддерживались центральным столбом1. Благодаря инструментам, найденным в таких домах, археологи предполагают, что они зачастую использовались как кузницы, гончарные или ткацкие мастерские2.

Примечательно, на том же месте в Эзинге, где ранее располагались два «длинных дома», в IV в. н.э. произошли значительные перемены. Тип строений изменился. Вместо домов с помещениями на холме в беспорядке были рассеяны многочисленные землянки3.

1 См.: Монгайт А.Л. Археология Западной Европы. Бронзовый и железный века. М.: Изд-во "Наука", 1974. С. 114.

2 См.: Тодд М. Указ. соч. С. 88.

3 См.: там же. С. 59.