И.Я. Конончук

ИЗ ИСТОРИИ ФОРМИРОВАНИЯ ПОНЯТИЯ «ПОРЯДОК» У РИМЛЯН

Рассматриваются истоки формирования у народов Европы представления об одном из ключевых понятий культуры, о понятии «порядок». В ходе лингвистического описания лексем указанной семантики устанавливается доминирование римского влияния на европейские культуры. Статья посвящена выяснению генетических связей латинского огёо и определению реконструируемого значения данного субстантива.

Ключевые слова: генетическое родство языков; семантика; семантическая реконструкция.

Характерной чертой развития мировой цивилизации на современном этапе является активный процесс взаимопроникновения, взаимодействия и взаимовлияния культур. В этой связи особую значимость приобретают сформированные в разные периоды у разных народов представления о таких ключевых понятиях культуры, как правда, красота, истина, свобода, добро, счастье, судьба и т.п. Разноаспектные описания данных понятий, отражающих картину мира каждого народа, помогают лучше познать различия мировых культур, способствуют установлению общих черт в их формировании, что ведет к оптимизации межкультурного взаимодействия в современном обществе. Языковые единицы, номинирующие ключевые понятия культуры, представляются нам интересными не только в историко-культурном плане, но и в собственно лингвистическом (определение исторической глубины формирования и генетических связей указанной группы лексем). К числу культурно-значимых понятий, безусловно, относится понятие «порядок». Этим определяется интерес к основным лексическим единицам, обозначающим порядок прежде всего в европейских языках.

Обращение к словарям основных языков современной Европы показало, что с семантикой «порядок», например в романских языках, на данном этапе функционируют следующие единицы: исп. orden, фр. ordre, ит. ordine. С точки зрения происхождения все указанные единицы восходят к лат. ordo «порядок». Свое представление о порядке было у древних носителей германских языков: др.-англ. tawian, teawian «готовить», ср.-англ. tawen, tewen, новоангл. to taw «готовить, выделывать (кожу)», гот. taujan - «делать», ga-tewjan - «назначать», др.-в.-нем. zawen, ср.-в.-нем. zouwen «торопиться что-либо делать», др.-исл. tawido «я сделал, я изготовил», гот. *tewa «строй, (правильный) порядок» [1. С. 231; 2. C. 343]. Таким образом, в германских языках представление о завершенности, подготовленности какого-либо дела тесно связано с представлением о приведении его в надлежащий порядок [2. C. 343].

Однако в современных немецком и английском языках понятие «порядок» передается лексемами, этимологически восходящими к тому же латинскому источнику, что и в романских языках: нем. Ordung «порядок, упорядочение», англ. order «порядок». Распространение в европейских языках для номинации понятия «порядок» лексемы, заимствованной из латинского языка, свидетельствует о римском влиянии в становлении этого социально-важного термина. Что же вкладывали в это понятие сами древние римляне?

Обращение к латинско-русскому словарю [3. С. 542] и анализ фактов употребления слова ordo у античных авторов позволили нам расположить отмеченные словарем значения в определенной хронологической последовательности и предположить направления изменения семантики рассматриваемой единицы.

Так, значение «порядок, план (ordo dictionis «порядок произнесения речи»)» зафиксировано уже у Плавта, творчество которого относят к концу III - началу II в. до н.э., т.е. к концу периода архаической латыни. Значение «порядок» у лексемы ordo отмечено также у другого представителя указанного периода, Теренция (II в. до н.э.): (in) ordine «по порядку, в порядке, как следует, надлежащим образом», ex ordine «по порядку». Позже представление о порядке как определенном следовании каких-либо предметов нашло отражение в появлении у латинского субстантива значения «ряд, вереница», под которым понимается несколько однородных предметов, расположенных или поставленных в линию один за другим, один возле другого. С этой семантикой (ordo arborum «вереница деревьев») слово зафиксировано у Варрона (конец II - начало I в. до н.э.) и Цицерона (первая половина I в. до н.э.), далее у Цезаря (directo ordine «по прямой линии»), Вергилия (ordine ponere «располагать в ряд»), творчество которых относится к I в. до н. э. В этом же значении ordo встречается и у более поздних (вторая половина I - начало II в. до н.э.) авторов, у Овидия (per bis quinque dies et junctas ordine noctes «в течение десяти дней и ночей подряд» и Плиния Старшего (ordo dentium «ряд зубов»).

Развитие семантики латинского ordo шло по пути конкретизации (ограничения) самих предметов, поставленных в линию в определенном порядке и в силу такого их расположения номинированных ordo: линия (ряд) любых предметов > линия (ряд) мест, воинов. Так, уже у Цицерона (первая половина I в. до н.э.) словарями отмечено значение «ряд мест в театре, скамьи»: in quattuordecim ornibus sedere (поговорка) «сидеть на четырнадцати рядах, т. е. принадлежать к сословию всадников (которые по своему социальному статусу занимали в зрительном зале четырнадцать первых рядов)». В текстах Цезаря и Ливия (вторая половина I -начало II вв. до н.э.) зафиксировано значение «строй, шеренга, фронт»: ordines habere (servare, observare) «держать равнение», ordines explicare «развернуть (расширить) фронт». Развитие семантики шло также в направлении увеличения количества самих линий (рядов) предметов, о чем свидетельствуют случаи употребления слова ordo в значении военного термина «отряд, центурия» в произведениях Цезаря (ordinem ducere «командовать центурией»), а также к обозначению

множества предметов, обладающих рядом признаков, позволяющих включать их в некую общность. Об этом свидетельствуют значения «слой, пласт», «сословие, звание, общественный слой», отмеченные у Цицерона (ordo mercatorum «сословие крупных торговцев»), Цезаря (ordo caespitum «слой дерна»), Саллюстия (I в. до н.э.) (homines omnium ordinum «люди всех сословий»). Согласно словарям, самое позднее из значений суб-стантива ordo - значение «группа, толпа», т.е. множество предметов без конкретизации способа их расположения. Именно с такой семантикой слово зафиксировано у Ювенала (ordo comitum «группа товарищей), расцвет творчества которого приходится на период послеклассической латыни. Зафиксированные у Цезаря и Ливия случаи употребления рассматриваемой лексемы в значениях «должность центуриона, командование центурией или манипулом; центурион», видимо, следует считать результатом метонимического переноса, который может быть представлен следующим образом: отряд, центурия > глава центурии > его должность, его действие.

Таким образом, соотнесение значений и фактов фиксации субстантива ordo в текстах античных авторов позволяет рассмотреть изменение его семантики в определенной хронологической последовательности. На первом месте, с точки зрения времени фиксации в источниках, стоит значение «порядок, план», на втором -«ряд, вереница». Далее следует расположить появившиеся у рассматриваемой единицы примерно в одно и то же время такие значения, как «ряд мест в театре, скамьи», «строй, шеренга, фронт», «слой, пласт», «сословие, звание, общественный слой», «должность центуриона, командование центурией или манипулом; центурион». Хронологически последним следует считать значение «группа, толпа». Обращает на себя внимание то обстоятельство, что словарное значение «порядок», под которым понимается некое правильное, последовательное расположение предметов, отмечено для лексемы ordo как периферийное (в словаре И.Х. Дворецкого указанное значение обозначено последним, восьмым) [3. С. 542]. По факту фиксации единицы у Плавта и Теренция данное абстрактное ее значение следует считать самым ранним. Большая часть значений, появившихся у лексемы преимущественно в период классической латыни, свидетельствует об ее активном использовании разными античными авторами для номинации не только конкретных предметов (ряд, строй, шеренга, фронт, центурион), но и абстрактных понятий (слой, сословие, общественный слой, должность, командование). Все производные значения рассматриваемой единицы обладают общим мотивировочным признаком «расположение, следование по определенному порядку, соответствие принятому порядку».

Обращение к дериватам латинского ordo выявило, что почти во всех производных рассматриваемой единицы нашло отражение представление об определенном порядке, соответствии чего-либо. К дериватам существительного ordo относятся адъективы: ordinarius, a, um «расположенный (находящийся) в определенном порядке», «соответствующий обычным правилам,

обычный, надлежащий, нормальный», т.е. отвечаю-

щий установленному порядку, ordinalis, e «порядковый», образованные при помощи суффиксов -arius и -alis соответственно, указывающих на принадлежность, свойство; наречие ordinatim «в должном порядке, по порядку, последовательно, правильно, как следует», образованное с помощью адвербиального суффикса -tim.

Дериватом ordo также является глагол ordino, avi, atum, are «располагать в порядке, приводить в порядок, правильно распределять, выстраивать», «устраивать, возбуждать», «рассматривать или рассказывать по порядку», «управлять, руководить, назначать, распределять», «составлять» [3. С. 542]. Т.е. глагол ordino обозначал действие, связанное с расположением чего-либо друг с другом, друг за другом, в соответствии с определенным порядком. Следует отметить, что в семантике глагола ordino выделяется значение «устраивать, возбуждать», т. е. начинать, инициировать что-либо, на наш взгляд, не мотивированное значением производящей основы существительного ordo. Появление значения «начинать», по-видимому, может быть истолковано влиянием глагола ordior, orsus sum, ordiri, дериватом которого является сам субстантив ordo.

Глагол ordior, orsus sum, ordiri зафиксирован в следующих значениях: 1) (ткац.) навивать основу или ткать; 2) начинать; 3) говорить, обращаться; 4) начинаться [3. С. 542].

Анализ дериватов рассматриваемого глагола позволяет выделить доминирование значений, связанных с понятием начинания чего-либо, например orsus, us m «начинание, начало», orsa, orum n «начинание, начало»; «речи, слова»; exordior, orsus sum, ordiri «закладывать основу (ткани), начинать ткать»; «приступать, затевать, замышлять, начинать». Словообразовательную цепочку последнего продолжает субстантив exorsus, us m «начало, вступление» и далее существительное exorsa, orum n «начало, вступление»; «начинание». К дериватам глагола ordior также относятся возникшее путем сложения основ адъектива primus «первый» и ordior существительное primordium ii n «начало, первоначало, основа», «возникновение, зарождение, происхождение», «начало царствования» и глагол redordior, ordiri «распускать», образованный с помощью префикса re-, выражающего обратное действие. Значения, связанные с представлением о начале, мотивированы, по-видимому, производящим глаголом ordior, так как перед началом процесса тканья необходимо было натянуть, сновать, расположить в ряд, навивать нити, которые станут основой для полотна. Исследование семантики дериватов ordior показало, что значение термина ткацкого ремесла сохраняется только в префиксальных дериватах рассматриваемого глагола redordior, exordior и в производном последнего, в существительном exordium, ii n «закладывание основы (ткани)». Другие дериваты ordior, в том числе и ordo, стали обслуживать разные сферы жизни и не получили статуса терминов ткацкого ремесла.

Исследование зафиксированных словарем значений глагола ordior и всех его производных не отвечает на вопрос, как на основе значений конкретного начинательного действия указанного глагола в латинском языке сформировалось абстрактное представление о

порядке как расположении в соответствии с определенными правилами, нашедшее отражение в семантике субстантива ordo. Является ли это значение семантической инновацией латинского языка или имеет какие-то другие истоки? Чтобы получить ответ на эти вопросы, обратимся к рассмотрению генетических связей ordior.

Выяснение родственных связей глагола ordior и обращение к данным этимологического словаря латинского языка позволило установить включенность глагола в гнездо родственных лексем, объединенных общим корнем *ar-: *r- [4. Bd. 2. S. 221]. К данному корню относят: др.-инд. aramkar-, alamkar «приводить в порядок» и «служить», ara-ti- «слуга», ra-ti «готовый», ar-p-ayati «прикреплять, привязывать»; rtu- «определенное время; порядок»; aram, alam «надлежащим образом, довольно»; греч. артою «прилаживать, прикреплять», «примыкать друг к другу, сомкнуться», «устраивать, приготовлять», аро^скю (корень ар-) «ладить, прилаживать, прикреплять, сплачивать, соединять, снабжать», apa^evo^ «соединенный, прикрепленный», бар «супруга», оар^ю «беседовать с кем-либо», ар0цю^ «связанный дружбой», ар0цо^ (корень ар-) «союз, согласие», 5ац-ар, 5ац-ар-т-о^ «супруга, жена», арескю «улаживать, удовлетворять, нравиться», аретл «совершенство, доблесть», авест. raiti «готовый к службе, слуга», aram «подходящий, соответствующий», aram-piSwa, rapiSwa «полдень» (= время, подходящее для еды), тохар. А arwar, B arwer, arwar «готовый» и др. [4. Bd. 2. S. 221; 5. Bd. 1. S. 69].

Сопоставление значений указанных единиц позволяет выделить в их семантической структуре доминанту, на основании которой, на наш взгляд, все представленные выше лексемы могут быть распределены на две основные группы: лексические единицы с семантической доминантой «соединять (одно с др.), прикреплять (одно к др.)» и единицы с преобладанием в их семантике значения «быть годным, подходящим, соответствующим, удовлетворяющим чему-либо».

В.С. Расторгуева и Д.И. Эдельман указывают, что из производных, восходящих к и.-е. корню *ar-:*r-, уже в доарийскую эпоху выделились слова, получившие статус культурно-исторических терминов. Наиболее характерным, по мнению исследователей, является имеющее этическо-религиозную окраску *arta-:* rta-«подходящий, правильный» и далее «истина; справедливость; мировой порядок, право; закон; священный порядок; персонифицированное божество истины, мирового порядка Арта, Аша» [7. Т. 1. С. 206-207]. Отсюда др.-инд. rta- «подходящий, правильный», rtam «священный порядок», rtena «как полагается, как принято», ав. arata-, grata- «закон, право, священное право», asa-«закон, право, священный порядок; Арта, Аша (божество истины, мирового порядка), др.-перс. arta- «закон, право, священное право, справедливость». [6. Bd. 1. S. 56; 7. Т. 1. С. 207]. В.Н. Топоров, рассматривая др.-инд. rta- и др.-иран. arta- «закон, истина», отмечает, что «rta- соединяет, смыкает друг с другом во Вселенной вещь с вещью», истина (rta) мира понимается как правильная организованность составляющих его объектов [8. С. 462]. Таким образом, нечто правильное и истинное в индоиранских языках понималось как нечто со-

единенное, скрепленное друг с другом. Сюда же, по всей видимости, следует отнести и ав. гаШ- т «судья; третейский судья (т.е. тот, кто выносит решение в соответствии с установленным порядком, законом); тот, кто во время суда составляет приговор и объявляет его; тот, кто обладает авторитетом; главный в своем ряду; судебное решение» [7. Т. 1. С. 205]. Представление о мировом порядке у индоиранских народов может быть соотнесено с понятием социального порядка у римлян, которое нашло отражение в оМо «сословие, звание, общественный слой».

Понятие о единстве компонентов, представляющих в совокупности нечто упорядоченное, целое, организованное, явно имеет место в семантике арм. ай «структура, конструкция, форма», тохар. А га:ак, В ге&е «войско, боевой строй». К этому же и.-е. корню *аг-:*г-с наращением 4- (*гЪ, *агЪ) [6. В± 1. 8. 56-57] относится и латинский субстантив аг1ш, а ит «узкий, тесный», «тугой, туго натянутый», «плотно облегающий», «плотный, густой, непроглядный», «частый», «крепкий, глубокий», «строгий, точный», «скудный, ограниченный», «жестокий, сильный», «стеснительный, неблагоприятный, трудный»», «угнетенный, подавленный», «слабый, сомнительный», «близкий, интимный» [3. С. 78-79]. Генетически близкими единицами, восходящими к и.-е. корню *аг-:* г-, являются также лат. ате, а^ f «ремесло, искусное владение, мастерство», т.е. умелое сочетание, правильная последовательность, порядок действий, и лат. агта, огит п «оружие, снаряжение, инструменты», т.е. в установленном порядке определенный набор предметов, вещей, необходимый, годный для чего-либо.

В семантике греч. ap0pov «сустав, член» и латинского эдШ, ш т (*аг4-и-8), «сочленение, сустав», поэт. «член, тело (мн.ч.)», «сила мощь» проявляется прежде всего связь с понятием «соединение». Однако этимологический анализ, устанавливающий родство данных существительных с другими лексемами, восходящими к и.-е. корню *аг-:*г-, дает основание считать, что под суставом понимается не всякое соединение, а такое соединение составляющих, при котором элементы очень хорошо подогнаны друг к другу и только в этом случае, по-видимому, составляют тесную смычку друг с другом. Значение «тело», зафиксированное у латинского субстантива а1гш в форме множественного числа, с нашей точки зрения, может быть интерпретировано как «единство (сорасположенных в определенном порядке) составляющих его частей, членов».

Обращение к словарям индоевропейских языков показало, что и.-е. корень *аг-:*г- имел значение «(при)соединять, подгонять друг к другу (первоначально в строительном производстве при возведении деревянных или, вероятно, каменных сооружений), подходить, быть в пору, сочетаться» [5. В± 1. 8. 55]. В основе исходной семантики указанного корня лежит представление о конкретном конструктивном действии, представляющем соединение подходящих друг другу элементов, деталей, используемых при возведении конструкций из дерева или камня. В процессе рассмотрения генетически родственных и.-е. корню *аг-:*г- лексем в разных языках были выявлены лексические единицы с модификацией рассматриваемого корня *(а)п-,

*(a)n-, *rei-, в семантике которых значение «соответствие чему-либо» определяется, прежде всего, как «соответствие определенному числу, количеству»: греч. ар10до<; «число, количество, мера», ^ргто<; «бесчисленный», др.-ирл. rim «число», do-rlmu «считать»; кимр. rhif «число»; др.-сканд. rim «счет, вычисление»; др.-сакс. unrim «несметное количество»; англосакс. rim «число»; др.-в.-нем. rim «ряд, очередность, число». Следует отметить, что в семантике некоторых единиц есть значение «порядок, очередность»: лат. ritus, us «религиозный обряд, принятый порядок», rite «по установленному обряду, по обычаю, как принято». Обращает на себя внимание не зафиксированный в родственных латинских лексемах оценочный компонент семантики отдельных единиц рассматриваемой группы, например: аркад. ёп-аргто^ «отборный», аргца^ег

арцо^ег «(безл.) прилично, пристойно», аpe^юv «лучше», арюто^ «наилучший».

Вероятно, к данному корню восходит и праслав. *r§d^<*re-n-d-. Отсюда: укр. ряд, др.-рус. рядъ, ст.-сл. рлдъ «ряд, разряд, место (в строю, по должности)», «удел, судьба, жребий», болг. ред «порядок, строка», с.-хорв. рёд «ряд», словен. red «ряд, порядок, вереница», чеш. rad «порядок, класс (бот.), строй», словац. rad «ряд, очередь, порядок», польск. rz^d, «ряд, порядок», «государственный строй», «направление, правительство», в.-луж. rjad, н.-луж. red «ряд, порядок» [9. Т. 2.

С. 133-134]. Из балтийской группы родственными являются лит. rinda «ряд, линия», susirindoti «стать рядами», латыш. rinda «ряд, линия, строчка (текста)», rist, riedu «приводить в порядок». Приведенные славянские и балтийские параллели свидетельствуют о доминировании в их семантике, так же как и в других генетически родственных единицах, значения «ряд, порядок, соответствие заданному порядку».

Таким образом, проведенное исследование показало, что субстантив огёо имел статус социально-значимого термина «порядок» в конце III - II в. до н.э. Обзор родственных данному слову лексем выявил, что во многих из них нашло отражение, с одной стороны, значение «соединять», с другой - «располагать по порядку, в ряд». Анализ генетических связей латинского оМо позволил установить его включенность в гнездо слов, восходящих к и.-е. корню *аг-:* г- «(при)соединять, подгонять друг к другу, подходить, быть в пору, сочетаться». Трансформация исходной семантики конструктивного технического действия индоевропейского корня привела в латинском языке, с одной стороны, к появлению ремесленного термина ткацкого производства огШог со значением конкретного действия «сновать, навивать основу» (т.е. располагать нити основы в определенном порядке, в ряд), с другой стороны, способствовала формированию социально-значимого термина «порядок». В основе абстрактного понятия «порядок» лежит представление о конкретном синкретичном действии, связанном с процессом одновременного соединения и расположения (в ряд) отдельных компонентов, четко соответствующих (по каким-либо признакам), подходящих друг другу, что способствовало прочности, правильности конструкции. По всей вероятности, значение «порядок» лексемы огёо не следует считать семантической инновацией, проявившейся в латинском языке, поскольку в ней нашло отражение общее представление о порядке как расположении предметов (понятий), связанных (соединенных) друг с другом, в соответствии с установленным правилом, местом, критерием, обычаем и т.п., сформированное у генетически родственных лексем, восходящих к и.-е. корню *аг-:* г- «(при)соединять, подгонять друг к другу, подходить, быть в пору, сочетаться».

ЛИТЕРАТУРА

1. Алексеева Л.С. Древнеанглийский язык. М., 1971.

2. Lehman H.W. A Gothic etymological dictionary. Leiden, 1986.

3. Дворецкий И.Х. Латинско-русский словарь. М. : Рус. язык, 1996.

4. Walde A. Lateinisches etymologisches Worterbuch / ed. by J.B. Hofmann. 3rd ed. Heidelberg : Winter, 1938-1956. Bd. 1-2.

5. Walde A. Vergleichendes Worterbuch der indogermanischen Sprachen / ed. by J. Pokorny. Berlin, 1926-1932. Bd. 1-3.

6. Pokorny J. Indogermanisches etymologisches Worterbuch. Bern-Munchen, 1951-1959. Bd. 1-2.

7. Расторгуева В. С., Эдельман Д.И. Этимологический словарь иранских языков : в 2 т. М., 1999.

8. Топоров В.Н. Исследования по этимологии и семантике. М., 2006. Т. 2 (кн. 2).

9. ЧерныхП.Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка : в 2 т. М.: Рус. язык, 1994. Т. 1-2. Статья представлена научной редакцией «Филология» 7 сентября 2011 г.