Н. А. Фаустова

ИНТОНАЦИЯ КАК ВЫРАЖЕНИЕ ИЛЛОКУТИВНЫХ ЗНАЧЕНИЙ. КОНТРАСТИВНЫЙ АНАЛИЗ РУССКОГО И ФРАНЦУЗСКОГО ЯЗЫКОВ

Работа представлена кафедрой славянских языков и методики их преподавания Московского педагогического государственного университета. Научный руководитель - доктор филологических наук, профессор Т. Е. Янко

Интонация рассматривается как средство выражения иллокутивных значений, таких как тема, рема и их композиции с контрастом. Особое внимание в работе уделяется совпадениям и различиям при выражении иллокутивных значений в рассматриваемых языках.

Ключевые слова: восходящая интонация, нисходящая интонация, интенсивность, контраст, рема, тема.

N. Faustova

INTONATION AS EXPRESSION OF ILLOCUTIONARY MEANINGS. CONTRASTIVE ANALYSIS OF THE FRENCH AND RUSSIAN LANGUAGES

The paper presents the contrastive analysis of French and Russian intonation. The phonological markers of focus, topic and contrast are discussed. The analysis of these two languages reveals similar and different intonation patterns.

Key words: high accent (H), low accent (L), intensity, contrast, focus, topic.

Цель данной работы - анализ французской интонации в сопоставлении с русской. Интонацию мы рассматриваем как средство выражения иллокутивных значений и оформления компонентов речевого акта, таких как темы и ремы. Вслед за Янко (2001) мы считаем, что речевой акт сообщения (а также вопроса и императива) имеет внутреннюю структуру, т. е. состоит из собственно иллокутивного компонента и несобственно иллокутивного коммуникативного компонента [3, с. 24]. В сообщении (повествовательном предложении) собственно иллокутивным компонентом служит рема. В русском языке основным маркером ремы является нисходящий акцент (падение тона) типа ИК-1, по Е. А. Брызгуновой [1, с. 98, 109].

Несобственно иллокутивным компонентом повествовательного предложения служит тема, которая предназначена для функционирования в качестве зачина для совершения речевого акта сообщения. Одним из основных средств выражения темы в русском языке служит акцентный подъем типа ИК-3, по Брызгуновой, характеризующийся тем, что после подъема на ударном слоге следует падение на последующих заударных слогах, если они есть [1, с. 98].

В теории актуального членения и коммуникативной структуры, помимо собственно и несобственно иллокутивных значений, выделяются также значения, которые модифицируют компоненты речевых актов. Такие модифицирующие значения, как контраст и эмфаза, накладываются на значения темы и ремы и образуют контрастные и эмфатические темы и ремы.

Семантика контраста состоит в соотнесении выделенного элемента с известным множеством, из которого делается выбор. Например, в высказывании Воскресная прогулка не состоялась, а субботняя прошла удачно предполагается, что прогулок было

как минимум две. Контраст выражается повышенной интенсивностью и может сочетаться как с темой, так и с ремой. Контрастной теме в русском языке присущ восходящий акцент повышенной интенсивности и в большем, чем при простой теме, диапазоне частот, а контрастной реме - интенсивный нисходящий акцент.

Французский язык, так же как и русский, обладает средствами для формирования речевых актов и выражения таких коммуникативных значений, как тема, рема, контраст и эмфаза. Ниже мы остановимся на некоторых различиях, которые можно наблюдать между русским и французским.

Некоторые различия оказываются связаны с возможностями вторичного ударения, которое характеризует французский. Остановимся на этом. Французский язык, как известно, считается языком с фиксированным словесным ударением, которое приходится на последний слог. Между тем, анализируя французские тексты, мы не раз сталкивались с дополнительным ударением на других слогах, кроме последнего. Некоторые исследователи, в том числе Vaissière, указывают на то, что французский язык имеет систему второстепенных ударений (a double-accentuation system) [6, с. 125]. В многосложных словах дополнительное (pragmatic, по Vaissière) ударение может падать на начало слова, а основное (boundary, по Vaissière) - на конечный слог. Кроме того, интенсивность последнего слога слов часто редуцируется. Так, по Vaissière, в зависимости от контекста, слово «intéressant» может фиксировать основное ударение на последнем слоге («intéresSANT») в случаях подъема тона при вопросе, при маркировке ремы и при восклицаниях. Ударение на предпоследнем слоге («intéRESsant») может быть понято как выражение сомнения. Нередко в случаях выражения ремы более выделяемым становится один из пер-

вых слогов. Это может быть первый слог («INteressant») по причине начального скачка, который обычно содержится на первом слоге в многосложных словах. Это может быть и второй слог («inTEressant»), так как эмфатическое ударение реализуется при помощи гортанной смычки, которая чаще используется в соединении с шумными согласными. Таким образом, рема может выражаться акцентом как на первом слоге, так и на втором или на двух.

Рассмотрим выражение тем. Если в русском языке тема, как правило, маркируется восходящим акцентом, то во французском языке мы столкнулись с несколькими типами выражения тематической части. Обратимся к примерам, взятым из французского текста сказки «Outroupi stäche» в актерском исполнении и соответствующим им тонограммам. На приводимых ниже рисунках верхний график соответствует осциллограммам предложений, а нижний -тонограммам. Осциллограмма - это след, который оставляет на бумаге или другом материале игла, возбужденная звуковыми волнами. Тонограмма - это график частоты основного тона в герцах. При работе ис-

пользовалась система анализа устной речи Speech Analyzer.

В анализируемом материале немало примеров, где тема сообщения выражается исключительно подъемом тона. В этом случае французская тема подобна русской, которая также маркируется подъемом на ударном слоге акцентоносителя. Так, на примере 1 на словоформе soudain 'вдруг' мы наблюдаем достаточно высокий подъем тона.

Soudain un jour il reparut et demanda le

bébé.

'Неожиданно однажды он появился снова и потребовал ребенка'

Ударный гласный последнего слога словоформы soudain, выделенный курсорами, несет на себе очевидный подъем.

Другой тип выражения темы - это восходяще-нисходящий тон. В зависимости от сегментного материала темы он может по-разному накладываться на ударные слоги. Обратимся к восходяще-нисходящему акценту, который фиксируется на единственном ударном слоге темы. Рассмотрим пример 2 с темой le roi 'король'.

Le roi était un homme cupide.

'Король был человеком алчным'

[жвашешвпи!

pj Record I

Е G

» 0-

t(sec)

-1 = 1*1

3.000 3.500 4.000 4.500 5.000 5.500 G.000 G.500

7.000

t(sec)

3.000 3.500 4.000 4.500 5.000 5.500 G.000 G.500

7.000

Soudain un jour il reparut et demanda le bébé

Рис. 1

m тзи

Phonetic

; 6 j 0 : -6 t(sec)

IHMHHMHW

1.800

2.000

2.200

2.400

2.600

2.S00

3.000

3.200

Phonetic

400

_ 300

200 100

-|П|ж|

t(

1.800

2.000

2.200

2.400

2.600

2.800

3.000

3.200

Le

roi

était un homme

Рис. 2

cupide.

Здесь мы видим подъем и последующее формы и имеющей, соответственно, бо-падение на словоформе roi. На тонограмме лее одного ударного слога. Обратимся к этот слог выделен курсорами. Аналогичную примеру 3.

картину можно наблюдать во многих других французских предложениях.

Рассмотрим теперь пример темы,

fois.

Alors le petit homme apparut la troisième

'Итак, маленький человечек появился в

состоящей из более чем одной слово- третий раз'

t(sec)

3.000

4.000

5.000

G. ООО

7.000

рпмдтаа

Phonetic

400

_ 300

Г-J

g- 200 100

t(sec)

-|П|х|

Л'Л V

/

\

* +t +

3.000

4.000

5.000

6.000

7.000

Alors le petit homme apparut la troisième fois

Рис. 3

В примере 3 две последовательно расположенные темы: alors 'итак' и le petit homme 'маленький человечек'. Первая тема обозначена подъемом тона и в плане интонации не отличается от русской. На второй же теме le petit homme происходит подъем

тона на petit и падение на словоформе homme. При этом акцентоносителем темы служит словоформа homme. Перед нами пример темы, весьма характерной для французского и практически отсутствующей в русском. Здесь тема характеризуется

восходяще-нисходящим движением тона с нисходящим акцентом на ударном слоге акцентоносителя. Таким образом, во французском тема фактически может маркироваться как подъемом на ударном слоге акцентоносителя (ср. темы soudain в примере 1 и alors в 3), так и падением (ср. тему le petit homme в 3). Падению предшествует подъем, который может совершаться на том же слоге, что и падение (ср. пример 2), или на предшествующих акцентоносителю других словоформах более чем однословной темы (ср. 3). Ниже при рассмотрении контрастной темы в примере 4 будет показано, что подъем может приходиться и на вторичное ударение многосложной словофор-

В русском языке на словоформе воскресная наблюдается подъем тона. Во французском же, использующим второстепенное ударение, мы наблюдаем иную картину. Здесь, помимо основного ударения на последнем слоге словоформы dominicale, присутствует дополнительное ударение, падающее на первый слог do-. Таким образом, восходящий акцент, приходится на слог do- с второстепенным ударением плюс падение на основном ударном слоге -cale.

Итак, во французском тема может маркироваться как подъемом, так и падением на ударном слоге акцентносителя. Возникает

мы темы. Падение при этом фиксируется на конечном слоге.

Обратимся к теме, на которую накладывается контраст. В качестве примера рассмотрим французский эквивалент русского предложения Воскресная прогулка не состоялась, а субботняя прошла удачно:

La promenade dominicale n'a pas au lieu, par contre celle de samedi c'est bien passée.

В примере 4 выбор, необходимый для контраста, производится из множества, включающего в себя как минимум два элемента - воскресную прогулку и субботнюю. Соответственно, контрастной темой является словоформа dominicale 'воскресная' (она отмечена курсорами):

вопрос, стоит ли за различием в реализации тем какое-либо смысловое различие. Наша гипотеза состоит в том, что во французском в ряду множественных тем первая тема, выражающая время, место или логическую связь событий, имеет тенденцию реализоваться с подъемом на ударном слоге акцентоносителя (ср. soudain, alors), т. е. как в русском, а вторая (третья) тема, непосредствено предшествующая реме и соответствующая участникам ситуации, может реализоваться в режиме «подъем-падение» (ср. le petit homme с подъемом на petit и падением на homme). В случае же одиночной темы падение на акцентоноси-

ишшшвиа Phonetic jGraph Types |

E 6- o g Cleo S -G- il. i* i" i — LHÉ^JHI JHL^...... , IH..... л

чтит

tfsec] 3.000 3.500 4.000 4.500

ЕЩ : »-ап^ ¡1

Phonetic

-|П|Ж|

150

L 100

50 t(sec)

3.000

3.500

4.000

4.500

La ргошепаёе dominicale n a pas au lieu Рис. 4

теле темы говорит о ее большем коммуникативном весе, чем в случае темы с подъемом, так как тема с падением по интонационному выражению равна цельному предложению, имеющему рему. Этот вопрос требует дальнейшего исследования.

В заключение отметим, что одно из основных различий в выражении иллокутивных значений интонационными средствами между русским и французским лежит в области выражения тем, которые во французском могут

выражаться, как и в русском, подъемом на ударном слоге акцентоносителя, но также и падением на ударном слоге акцентоносителя. В последнем случае падению предшествует подъем тона, который реализуется на вторичном ударении единственной словоформы ак-центоносителя или на ударном слоге словоформы, предшествующей акцентоносителю. Кроме того, характерное восходяще-нисходящее движение тона может реализоваться и на единственном слоге темы.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Русская грамматика. М.: Наука, 1982. Т. 1. 709 с.

2. Халдояниди А. К. Интонация и тема-рематическая организация высказывания в русском языке // Языки коренных народов Сибири. Новосибирск, 2001. Вып. 9. С. 200-220.

3. Янко Т. Е. Коммуникативные стратегии русской речи. Языки славянской культуры. М., 2001.

384 с.

4. Beyssade C., Marandin J.-M. & Rialland A. Ground / focus revisited. A perspective from French // Selected papers of LSRL. 2001. Р. 83-98.

5. Molnar V. Contrast from a Contrastive Perspective // Information structure in a Cross-Linguistic Perspective. 2002. Р.147-161.

6. Vaissière J. Phonetic Explanation for Cross-linguistic Prosodic Similarities // Phonetica. 52. 1995. Р. 123-30.