УДК 81.33

Н.Ю. Печетова

ИНТЕРПРЕТАЦИЯ СОБЫТИЙНОГО КОНЦЕПТА В МЕДИАТЕКСТЕ

Проведён комплексный анализ медиатекстов, целью которого является установить концептуальную организацию медиадискурса. Рассмотрены вербально-ассоциативные сети, составляющие концептуальную основу газетных текстов. Выявлены событийные концепты, актуализирующиеся в процессе вербализации факта-события. Определены концептуальные установки авторов разных по коммуникативному замыслу медиадискурсов.

Ключевые слова: язык СМИ, медиалингвистика, интерпретационный анализ медиатекста, концептуальная организация текста, ассоциативно-вербальная сеть, событийный концепт, факт-событие, концептуальные установки.

В настоящее время тексты массовой информации, или медиатексты, относятся к самым распространенным формам бытования языка, так как вторая половина ХХ-нач. XXI вв. характеризуется стремительным ростом новой сферы речеупотребления - массовой коммуникации. Динамичное развитие традиционных СМИ: печати, радио, телевидения, появление новых компьютерных информационных технологий, глобализация мирового информационного пространства оказывают огромное влияние на процесс производства и распространение слова. Все эти сложные и многогранные процессы требуют не только научного осмысления, но и разработки новых парадигм практического исследования языка СМИ [1].

Внимание российских и зарубежных ученых стали привлекать самые различные аспекты использования языка в СМИ: от лингвостилистических и прагматических до функционально-семиотических. Вопросы языкового обеспечения массовых коммуникационных процессов рассматривались в работах В.Г. Костомарова [2], Г.Я. Солганика [3], С.И. Сметаниной [4] Ю.В. Рождественского [5], Т.Г. Добросклонской [6], М.Р. Желтухиной [7], Т.В. Чернышовой [8], Т. ван Дейка [9] и др. Структура и содержание медиаречи изучались в рамках самых различных школ и направлений: с точки зрения функциональной стилистики, социолингвистики, прагматики, семиотики, психолингвистики, дискурсивного анализа, когнитивной лингвистики, лингвокультурологии.

Обращение филологов к изучению газетнопублицистической речи привело к созданию самостоятельной филологической дисциплины, получившей название медиалингвистика. Её объектом является язык средств массовой информации и текст как фактурная реализация языка СМИ.

Медиалингвистика занимается изучением всей сложной структуры текстов СМИ - «влиянием способов создания и распространения медиатекстов на их лингвоформатные особенности, вопросами функциональножанровой классификации, фонологическими, синтаг-

ПЕЧЕТОВА Наталья Юрьевна - ст. преподаватель кафедры русского языка ФЛФ ЯГУ

E-mail: rasko2000@yandex.ru

магическими и стилистическими характеристиками, интерпретационными свойствами, культуроспецифическими признаками, идеологической модальностью, праг-малингвистической ценностью» [6, с. 269].

Лингвистика СМИ как самостоятельная научная дисциплина имеет в своем арсенале комплекс методов, направленных на изучение языка СМИ: дискурс-анализ, когнитивный подход, критическая лингвистика, контент-анализ. Такое многостороннее изучение медиатекстов послужило основанием для того, чтобы считать язык СМИ объектом междисциплинарного и полиаспектного медиалингвистического исследования: «Изучение языка массовой коммуникации - актуальная задача для филологов, которые призваны рассматривать СМИ в широком контексте, позволяющем понять и объяснить влияние социальных, политических и культурных факторов на функционирование языка в обществе. Решение этой задачи возможно только на междисциплинарном уровне, в тесном сотрудничестве филологов с журналистами, психологами, философами, социологами, кинематографистами». Таким образом, изучение языка СМИ включает «комплексный анализ языка СМИ на междисциплинарном уровне в собственном лингвистическом, семиотическом, риторическом, герменевтическом и культурологическом аспектах» [10, с. 3-4].

Тексты печатной прессы, а именно тексты газет, подвергаются комплексному языковедческому анализу в первую очередь, поскольку они являются одним из основных и традиционных средств массовой коммуникации.

Газетное чтение имеет свои особенности: быстрота движения глаз при чтении, фиксация взгляда на ключевых словах и т.п. Для того чтобы понять, о чем будет идти речь в той или иной публикации, читателю порой достаточно пробежать глазами газетный текст, отметить заголовок, остановиться на определенных словах, несущих смысловую нагрузку. «Определённые функциональные слова могут переключать центр внимания на те знаменательные слова, ценность которых с точки зрения интересов читателя установлена с большей степенью вероятности» [11, с. 413-414]. Такими знаменательными словами становятся ключевые слова - опорные слова, словосочетания, выделяемые в пределах конкретного текста на

основании концентрации в них основной смысловой нагрузки текста. Ключевые слова - это центры семантического притяжения, своеобразные узлы ассоциативносемантической, ассоциативно-вербальной сети, вокруг которых группируются другие единицы текста [8]. По

О.А. Андрееву, Л.Н. Хромову [12], ключевые слова обозначают признак предмета, состояние, действие. Это «понятия, передающие смысл, предметные отношения, содержание сообщения» [13, с. 53].

На выделении ключевых слов основан интерпретационный (смысловой) анализ текстов. Рассуждая о природе интерпретации дискурса, В.З. Демьянков утверждает, что «филологический «интерпретационизм» (синонимы: интерпретирующий подход, интерпретивизм), разработанный к концу 20 в., основан на следующем положении: значения вычисляются интерпретатором, а не содержатся в языковой форме» [14, с. 121]. Эти «значения вычисляются» по «опорным пунктам», к которым «относятся в тексте слова, конструкции, мысли и т.п., на которые опираются при использовании инструментов интерпретации» [15, с. 121].

Понимание текста невозможно без его интерпретации. Интерпретация в филологии затрагивает две стороны: понять самому и объяснить или обосновать это понимание другим [15]. Использование интерпретационных методов в комплексном лингвистическом анализе позволяет лингвисту не только понять текст (т.е. глубоко вникнуть в его смысл), но и сделать предположение относительно смысловой (а через него - и когнитивной) направленности публицистического текста.

Интерпретация - необходимый и закономерный этап комплексного лингвистического анализа, используемого в ходе изучения лингвокогнитивной направленности газетно-публицистических текстов. Её использование наиболее эффективно в тех случаях, когда необходимо выявить имплицитные компоненты плана содержания анализируемого текста. Интерпретация понимается нами как операция, направленная на истолкование слов, знаков, жестов (в нашем случае, ключевых слов как опорных пунктов интерпретации и событийных концептов). Интерпретация неразрывно связана с пониманием. «Понимание же - это представление смысла, т.е. той информации, с помощью которой выделяются денотаты. Чтобы понять текст, необходимо соответствующим образом его интерпретировать» [16, с. 24]. Таким образом, интерпретация - это необходимый этап представления речевого смысла высказывания (текста). Однако смысл текста относится к пласту неявного знания, это скрытый подтекст. Поэтому возможны разные интерпретации текста его автором, читателем, а в случае изучения и лингвистом-исследователем.

При интерпретации текста необходимо опираться на первоначальное его восприятие, «которое протекает обычно непроизвольно, так что слова объединяются в сознании читающего как бы сами собой, помимо его

намерения. Окончательное же восприятие текста устанавливается на основе известных размышлений читающего, взвешивания возможных вероятностей при выборе в качестве более правдоподобного того или иного варианта объединения слов» [17, с. 6]. По мнению Т.В. Чернышовой [8], адресат при восприятии высказывания извлекает из него смысл, опираясь не только на окружающий контекст, но и на ментально-языковой, в случае интерпретации газетно-публицистического текста - на социально-политический контексты. «Нужным» смыслом высказывания (т.е. тем, который намеренно закладывается адресантом для «своего» адресата) среди множества возможных интерпретаций оказывается тот, который поддерживается окружающим контекстом: как ближним (анализируемый фрагмент текста), так и дальним (весь текст в целом).

Таким образом, интерпретационный компонент языкового значения обусловлен контекстом и обнаруживается при исследовании интенционального содержания высказывания. В структуру интенциональности, наряду с другими компонентами, входят направление сознания на предмет; осознанность, включенность в замысел деятельности. Интенциональность выступает своего рода звеном, связывающим данные нам в единстве восприятия и разделяемые только с целью анализа план выражения и план содержания с авторским замыслом» [18, с. 9697]. Таким образом, интерпретационный анализ позволяет достаточно точно судить о намерениях автора текста, уровне их осознанности и, следовательно, о социальнополитических пристрастиях автора публикации, относящегося в той или иной части общества, интересы которой он отстаивает через газетно-публицистический текст.

Текст (в том числе и газетный), выступающий как самостоятельное интеллектуальное образование и взаимодействующий с культурным контекстом, для читателя является не только объектом восприятия, но и равноправным собеседником. Поэтому читатель старается понять не автора, а текст. При этом каждый реципиент образует собственный мир текста, что объясняется различием концептуальных систем индивидов: «мы воспринимаем, познаем только такие объекты, которые мы способны «схватить» посредством содержащихся в нашей концептуальной системе смыслов, и это представляет собой способ интерпретации этих знаков-объектов, способ их осмысления нами»[19, с. 383].

Интерпретационный анализ газетного текста с опорой на ключевые слова позволяет выявить те понятия, которые представляют определённый интерес для читателя, составляют его «мир текста», отражают его языковую картину мира. Точно так же смысловой (интерпретационный) анализ помогает установить замысел автора публикации и проследить, каким образом он представляет в тексте описываемое событие, как подает его адресату, т.е. выявить понятия, отражающие авторскую позицию. Эти основные понятия становятся событийными кон-

цептами, которые в тексте организуются в определённые когнитивные структуры, представленные на языковом уровне текста в виде ассоциативно-вербальной сети, узлами которой они и являются. Событийный концепт рассматривается как «оперативная содержательная единица памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга, всей картины мира, отраженной в человеческой психике» [20, с. 90], как структурный компонент концептуальной организации текста, которая актуализируется в сознании адресата-интерпретатора в процессе концептуального освоения события, получившего в тексте статус вербального факта.

Интересным представляется рассмотреть на примере отдельно взятого текста, как реальное событие превращается в вербальный факт, отражающий авторский замысел, какие когнитивные структуры работают в тексте (как выстраиваются в них ассоциативно-вербальные сети, какие событийные концепты рождаются). В ходе интерпретационного анализа мы определим когнитивную организацию данного текста и сможем выявить концептуальные установки, заложенные автором для восприятия читателями. Предполагаем, что одно и то же событие может быть интерпретировано авторами по-разному, это зависит от многих факторов - вида печатного издания, читательской аудитории, коммуникативного замысла журналиста. В связи с этим интерпретационному анализу были подвергнуты разные публикации об одном событии.

Статья Е. Карпова «Сходил на днях на фильм «Тайна Чингис Хана»» опубликована в региональной газете «Эхо столицы» № 19 (1728) от 13 марта 2009 года. Она посвящена выходу на экраны полнометражного фильма якутского режиссера А.С. Борисова о легендарном Чингисхане. Следует отметить, что фильм снимался очень долго, выход на экраны несколько раз переносился, а на его производство были потрачены большие по меркам республики средства. 12 марта 2009 года премьера фильма состоялась, и во многих СМИ как в Якутии, так и за её пределами вышли отклики на него.

В ходе смыслового анализа в первую очередь были выявлены ключевые слова (приводятся последовательно по тексту):

- наш фильм

- очень красивые пейзажи, феноменально красивые пейзажи, то, что киноэкспедиция моталась по всем закоулкам и окраинам Сибири и Монголии, оправдалось этими величественными картинами; пейзажи изумительно органично вписали в себя родных в этой среде мохнатых и малорослых якутских и монгольских лошадок, бескрайние степи

- после лубочных поделок вроде советских сказок о татаро-монгольских ордах (чудище поганое!) и голливудских страшилок об огроменных и звероподобных монголах это как бальзам на душу; генетическая память о предках в игре актёров

- Хироки Тагава - островной азиат; Тактаров, обла-

чённый в снаряжения степных богатуров, «обазиатил-ся»

- слова «олонхо» (якутский эпос), «уруй» (слава), «осуохай» (народный якутский танец) в исполнении Чингис Хаана; сюжеты олонхо говорят о глубокой древности сказания; олонхо создавалось не на территории Якутии; мы, народ саха, тюрки с самым таинственным прошлым

В другом российском фильме Чингис Хаан предстает поборником старинных обычаев отцов, символом толерантности; наш Чингис Хаан - его прямая противоположность, он ниспровергатель косных обычаев, законодатель-реформатор, решивший объединить разрозненные племена под единым флагом и законом; избранный небесами вождь; государственный муж, жестокий диктатор, великий полководец, подмявший под себя всё человеческое; он не останавливается перед убийствами близких ему людей, он шлёт на явную гибель своего брата - всё ради идеи, всё ради объединения

Все привыкли, что фильмы апеллируют к европейской публике, делаются по канонам мирового кинематографа; фильм-то действительно азиатский; не в том ключе, как модные корейские и японские, а именно в степняцком сибирском, какого ранее не было

Русский дубляж никак не соответствует ни мимике, ни жестам персонажей; уступка массовому зрителю, которому удобнее воспринимать дублированную картину

Проповедник в сюжете не лишний, но всё равно раздражает; с успехом справился бы с идеей пацифизма один шаман; сам священник - историческая личность, монах-францисканец

Фильм получился; не без ошибок, но добротный; стоил затраченных средств, трудов, долгого ожидания; ориентирован на своего зрителя

Кроме указанной статьи, на этой же газетной полосе приведены мнения о картине обычных зрителей:

1) Анфиса Алексеева, пенсионерка: «Наконец, это свершилось, и надо сказать, не зря были потрачены эти годы и большие средства. Кино смотрится на одном дыхании. Особенно хочется отметить сцены битв. Они получились неожиданно очень зрелищными и захватывающими. Великолепная игра наших маститых актеров: прекрасна Степанида Борисова в роли матери, удивителен по силе духа Ефим Степанов и неповторимый Алексей Павлов».

2) Елена Хантаева: «Красота местностей, где проходили съёмки, впечатляет. Прекрасный подбор актёров. Очень понравился исполнитель главной роли. Единственное, иногда создавалось ощущение театрализован-ности, декорациям, бутафории не хватало лоска, но, возможно, это даже не является минусом. В то время ведь не было никакого гламура».

3) Николай Павлов, таксист: «Конечно, картина на Голливуд не тянет, тем не менее отрадно, что якутская

лента не ударила лицом в грязь и вышла во всероссийский прокат. В целом, фильм понравился, но есть моменты, которые меня смутили. К примеру, я так и не понял назначения героя с крестом, на протяжении всего фильма неясно, кто он, откуда, и, собственно, зачем. Второе - не очень качественный дубляж, видно было, что порой он не совпадал с тем, как актёры говорили. Понравились сцены битвы и кровожадность убийств. Перед выходом фильма переживал, что не будет хватать зрелищности, но создатели постарались».

4) Иван Несмеянов: «Я никогда не сомневался, что предки Чингис Хаана были якутами».

5) София Булчукей, ИА <^а№а1іїе»: «Считаю, что фильм удался. Оскар, конечно, ему не светит, потому что этот фильм не голливудского масштаба и даже не российского. Этот фильм азиатский. Он не захватывает с первых моментов и больше показывает размеренную жизнь монголов того времени. Заметно, что создатели картины пытались усидеть на нескольких стульях: угодить и республиканскому правительству, и тюрко-монгольскому зрителю, и российскому массовому зрителю. Одно из многих достоинств фильма - то, что якутский фильм стал известен на мировой арене. Особо понравилось, что были задействованы якутские мотивы: олонхо, осуохай, элементы одежды и многое другое. Главный исполнитель роли Чингис Хаана Эдуард Ондар настолько вжился в роль, что естественно выглядит в образе человека сильного духом и великого на поступки. Сильно завышена роль христианского миссионерства, а шаманизм показан слишком с мрачной стороны. Хотя шаманизм нам ближе всего. В целом, прекрасная работа оператора, удачная работа актёров, местами даже гениальная, однако монтаж оказался рваным. Зрители, которые не совсем в курсе истории о Чингис Хаане, могут не понять сюжет».

Концептуальный анализ данных высказываний позволил сделать следующие наблюдения. В репликах пенсионерки, таксиста, двух людей, просто названных по имени и фамилии, а также представителя одного из республиканских информационных агентств (известной в республике журналистки) находим следующие ключевые слова:

1) якутский фильм: этот фильм азиатский; якутский фильм стал известен на мировой арене; фильм удался; якутская лента не ударила в грязь лицом и вышла во всероссийский прокат; это свершилось

2) фон фильма: красота местностей, где проходили съемки, впечатляет

3) Чингисхан: исполнитель роли Чингис Хаана... естественно выглядит в образе человека сильного духом и великого на подвиги

4) колорит фильма: задействованы якутские мотивы: олонхо, осуохай; элементы одежды и многое другое; предки Чингис Хана были якутами

5) дубляж: не очень качественный дубляж - видно было, что порой он не совпадал с тем, как актеры говорили;

6) другие персонажи (христианский проповедник): не

понял назначения героя с крестом - не ясно, кто он, откуда и зачем; сильно завышена роль христианского миссионерства, а шаманизм показан с мрачной стороны, хотя шаманизм нам ближе всего.

Рассмотрим интерпретационные ряды:

1) наш, якутский, фильм:

1) якутский фильм стал известен на мировой арене; фильм удался; якутская лента; 2) красота местностей, где проходили съемки, впечатляет; 3) задействованы якутские мотивы: олонхо, осуохай; элементы одежды и многое другое; предки Чингис Хаана были якутами; шаманизм нам ближе всего

2) фильм азиатский: этот фильм азиатский;

3) Чингисхан - великий человек: главный исполнитель роли Чингис Хаана... естественно выглядит в образе человека сильного духом и великого на подвиги

4) минусы фильма - дубляж и христианский проповедник: не очень качественный дубляж, сильно завышена роль христианского миссионерства

Как видим, ключевые слова, выявленные в репликах зрителей, практически совпадают с набором ключевых слов, выявленных в газетной статье. Кроме того, можно утверждать, что совпадают направления интерпретации между ними, поэтому считаем возможным рассматривать их в общей вербально-ассоциативной сети данного текста.

Уже при выборке ключевых слов можно было пронаблюдать, какие смыслы вкладывает автор в отдельные фрагменты своей статьи. Дальнейшая обработка выделенных языковых единиц, составляющих концептуальную основу текста, дала возможность вывести событийные концепты, которые автор имплицирует в тексте статьи. Наглядным образом они представлены в табл. 1.

Таблица 1

Концептуальная основа медиатекста с событийным концептом «наш фильм»

Ключевые слова Концепты

Очень красивые пейзажи, феноменально красивые пейзажи, величественные картины, красота местностей впечатляет Красота сибирской (азиатской) природы

Генетическая память предков в игре актёров, «наш» фильм, Хироки Тагава - островной азиат, Тактаров «обазиатился», этот фильм азиатский, фильм-то действительно азиатский, русский дубляж не соответствует мимике и жестам актёров; не очень качественный дубляж Азиатский фильм

Якутские слова «олонхо», «осуохай», «уруй», олонхо - древнейшее сказание, народ саха - тюрки с самым таинственным прошлым, задействованы якутские мотивы: олонхо, осуохай; элементы одежды Фильм с якутскими элементами; возможно, Чингисхан - предок якутов

В другом российском фильме Чингис Хаан - поборник старинных обычаев отцов, символ толерантности; наш Чингис Хаан - его прямая противоположность, он ниспровергатель косных обычаев, законодатель-реформатор, решивший объединить разрозненные племена под единым флагом и законом; всё ради идеи, всё ради объединения Чингис Хаан объединил азиатские народы

Проповедник в сюжете не лишний, но раздражает; сильно завышена роль христианского миссионерства; не понял назначения героя с крестом; шаманизм показан с мрачной стороны; справился бы с идеей пацифизма один шаман Шаманизм - религия азиатов

Якутская лента не ударила в грязь лицом, якутский фильм стал известен на мировой арене; фильм удался, фильм получился; стоил затраченных средств, трудов, долгого ожидания, это свершилось Фильм получился

В результате анализа мы выявили 6 событийных концептов:

1 - красота сибирской (азиатской) природы

2 - азиатский фильм

3 - фильм с якутскими элементами; возможно, Чингисхан - предок якутов

4 - Чингис Хаан объединил азиатские народы

5 - шаманизм - религия азиатов

6 - фильм получился

Данные концепты хорошо сочетаются друг с другом и укладываются в авторскую концептуальную установку. В процессе концептуального освоения события автор статьи Е. Карпов переводит его в такой вербальный факт - фильм о Чингисхане азиатский, и ‘уже - якутский. Основная мысль текста, вытекающая из анализа смысловых связей между ключевыми словами, - фильм о Чингисхане - наш фильм. Главное событие - выход фильма в свет; событие 2 - отзыв о фильме в прессе. Основной мотив, направляющий вектор ассоциации при интерпретации текста как автором публикации, так и комментаторами: фильм о Ч-Х - «наш фильм».

Статья Ольги Шумяцкой, помещённая в «Новой газете» (№ 25 (1439), 13 марта 2009 г.), носит заголовок «Великий Монгол надоел», который определённым образом отражает концептуальное поле всего текста статьи. Рассмотрим, на каких ключевых словах оно выстраивается.

Великий Монгол надоел Очередная «Тайна Чингис Хана»

Очередная попытка национального идеологического проекта

Мы уже видели немецкого и японского «Чингисханов» и «Монгола» Сергея Бодрова

Фильм снят на деньги Правительства Республики Саха (Якутия) и якутской алмазной компании

Изумляет масштаб содеянного и затраченные на это усилия и средства - фильм стоил 10 миллионов долларов

Чингисхан за словом в карман не лезет Не моргнув глазом, заявляет он [Чингисхан]

Простая неграмотная монгольская женщина XII века, мама будущего Чингисхана, восклицает: «Твоя идея объединения мне не близка!»

Зрителю ничего понять не удастся В чём заключалась его тайна?

Нет внятной истории, рассказанной внятным языком

Каждому кинотеатру, согласившемуся взять «Тайну» в прокат, спонсоры фильма обещали подарить по алмазу

В табл. 2 представлены концепты, которые отражают позицию автора, раскрывают его коммуникативные замыслы, реализуемые им при вербализации события.

Таблица 2

Концептуальная основа медиатекста с событийным концептом «не наш фильм»

Ключевые слова Концепты

Великий Монгол надоел; очередная «Тайна Чингис Хана»; очередная попытка национального идеологического проекта; мы уже видели немецкого и японского «Чингисханов» и «Монгола» Сергея Бодрова Чингисхан надоел

Фильм снят на деньги Правительства Республики Саха (Якутия) и якутской алмазной компании; изумляет масштаб содеянного и затраченные на это усилия и средства - фильм стоил 10 миллионов долларов; Каждому кинотеатру, согласившемуся взять «Тайну» в прокат, спонсоры фильма обещали подарить по алмазу Фильм сделан по заказу

Чингисхан за словом в карман не лезет Не моргнув глазом, заявляет он [Чингисхан] Простая неграмотная монгольская женщина XII века, мама будущего Чингисхана, восклицает: «Твоя идея объединения мне не близка!» Чингисхан не великий, обычный человек, современный нам

Идея состоит в торжестве сильной государственной власти Воплотить идею в фильме не уда-

Зрителю ничего понять не удастся лось

В чём заключалась его тайна?

Нет внятной истории, рассказанной внятным языком

Данная статья содержит следующие событийные концепты:

СК-1 - Чингисхан надоел СК-2 - заказной фильм СК-3 - Чингисхан не великий СК-4 - идейный фильм не получился Выявленные событийные концепты дают возможность установить замысел автора, воплощённый в вербально-концептуальной сети текста: Чингисхан как носитель национальных идей не нужен, «надоел», он обычный человек, фильм о нем - это заказ отдельной национальной республики, этот идеологический проект не удался. Основная мысль текста, вытекающая из анализа смысловых связей между ключевыми словами, - фильм о Чингисхане не наш фильм. Мотив, направляющий вектор ассоциации при интерпретации текста автором публикации: фильм о Ч-Х не нужен.

Таким образом, использование разных видов лингвистического анализа (и, прежде всего, анализа интерпретационного) позволяет выявить событийные концепты, работающие в процессе выстраивания вербального факта, и установить, какие концептуальные установки закладывал автор в концептуальную структуру текста.

Л и т е р а т у р а

1. Мартыненко Н.Г. Особенности телевизионного речевого общения // Вестник Якутского госуниверситета. - 2005. - Т. 2

- № 1. - С. 37-40.

2. Костомаров В.Г. Языковой вкус эпохи. Из наблюдений над речевой практикой масс-медиа. - СПб., 1999. - 178 с.

3. Солганик ГЯ. Общая характеристика языка современных СМИ в сопоставлении с языком СМИ предшествующего периода // Язык массовой и межличностной коммуникации. - М.: Медиа-Мир, 2007. - 324 с.

4. Сметанина С.И. Медиатекст в системе культуры (динамические процессы в языке и стиле журналистики конца ХХ в.).

- СПб., 2002. - 211 с.

5. Рождественский Ю.В. Теория риторики. - М.: Флинта; Наука, 2004. - 367 с.

6. Добросклонская Т.Г. Вопросы изучения медиатекстов: Опыт исследования современной английской медиаречи. 2-е изд. - М., 2005. - 277 с.

7. Желтухина М.Р. Тропологическая суггестивность масс-медиального дискурса: о проблеме речевого воздействия тропов в языке СМИ. - М.: Ин-т языкознания РАН; Волгоград: Изд-во ВФ МУПК, 2003. - 213 с.

8. Чернышова Т.В. Тексты СМИ в ментально-языковом пространстве современной России / Науч. ред.и предисл. Г.Д. Голева. Изд.3-е, испр. - М.: Книжный Дим «ЛИБРОКОМ», 2009. - 296 с.

9. Дейк ван Т.А. Язык. Познание. Коммуникация. - М., 1989. - 356 с.

10. Володина М.Н. От редактора // Программы курсов по специализации «Язык средств массовой информации»». - М.,

2000. - 31 с.

11. Шенк Р., Лебовиц М., Бирнбаум Л. Интегральная понимающая система // Новое в зарубежной лингвистике: Прикладная лингвистика. Вып.ХП. - М., 1983. - 467 с.

12. Андреев О.А., Хромов Л.Н. Техника быстрого чтения. -М., 1991. - 120 с.

13. Одинцов В.В. Стилистика текста. - М., 1980. - 124 с.

14. Демьянков В.З. Интерпретация политического дискурса в СМИ // Язык СМИ как объект междисциплинарного исследования. - М., 2003. - С. 38-54.

15. Демьянков В.З. Лингвистическая интерпретация текста: универсальные и национальные (илеоэтнические) стратегии // Язык и культура. Факты и ценности: к 70-летию Юрия Сергеевича Степанова / Отв. ред. Е.С. Кубрякова, Т.Е. Янко. - М.,

2001. - С. 127-149.

16. Брандес М.П. Стиль и перевод. - М., 1988. - 86 с.

17. Мучник Б.С. Основы стилистики и редактирования. -Ростов-на-Дону, 1997. - 56 с.

18. Дунаев А.В. Интерпретационный компонент в структуре интенционального содержания высказывания // Проблемы интерпретационной лингвистики: Автор - текст - адресат. -Новосибирск, 2001. - С. 312-328.

19. Павиленис Р.И. Проблема смысла. - М., 1983. - 432 с.

20. Кубрякова Е.С., Демьянков В.З., Панкрац Ю.Г., Лузин Л.Г Краткий словарь когнитивных терминов. - М., 1996. - 156 с.

N.Yu. Pechetova

The interpretation of the event concept in a media text

The author gives a comprehensive analysis of media texts which aims to establish a conceptual organization of media discourse. The verbal-associative network forming the conceptual basis of newspaper texts are considered in the article. Identified event-concepts, actualized in the process of verbalization of the fact-events. The conceptual directions of various authors on the communicative intention of media discourses are defined.

Key words: language media, media linguistics, interpretative analysis skills, conceptual organization of the text, associative verbal network, event concept, fact-event, conceptual direction.

— —