ГРАММАТИКА

ИМЯ ДЕЙСТВИЯ В СИСТЕМЕ СОБЫТИЙНОЙ ЛЕКСИКИ: ПЕРЕСЕКАЕМОСТЬ ГЛАГОЛЬНОЙ И ИМЕННОЙ ЛЕКСИКИ

Н.Г. Долженко

В современном русском языке широкое распространение получили субстантивные отглагольные образования. Наиболее интересны из этих образований - девербативные существительные со значением отвлеченного действия. Подобного типа образования входят и составляют ядро семантикословообразовательной категории потша асйогш -имена действия.

Мы рассматриваем следующие из них:

а) отглагольные дериваты с суффиксами:

-ни.)- (-ени]~): учить и учиться — учение', общаться - общение; говорить - говорение', гореть - горение-, изготовить и изготовлять - изготовление', собирать - собирание', петь - пение; рисовать - рисование, отбеливать - отбеливание, и т.д. - наиболее продуктивная семантико-слово-образовательная группа рассматриваемых лексем;

-к(а): доставить и доставлять - доставка-, разминать и разминаться - разминка', оснастить и оснащать - оснастка', подкормить и подкармливать - подкормка, пробежать - пробегать и пробежаться — пробежка, кормить и кормиться — кормежка', долбить — долбежка;

-тщ- (-т 7-): развить - развивать и развиться — развиваться - развитие', прибыть - прибытие', взять —взятие', изъять - изъятие', всплыть -всплытие', мыть и мыться - мытьё-, шить — шитьё',

нулевая аффиксация: вывезти и вывозить -вывоз', перехватить и перехватывать - перехват', разыскать и разыскивать - розыск', распустить и распускать - роспуск', вывихнуть - вывих, разгромить - разгром, пересмотреть и пересматривать -пересмотр;

-б(а): молотить -молотьба, косить - косьба, стрелять - стрельба, учиться - учеба', молить — мольба;

-аж: дублировать - дубляж, пилотировать — пилотаж, шантажировать - шантаж;

-н(я): возиться - возня, толкаться - толкотня, болтать - болтовня',

-от(а): пахать - пахота, дремать - дремота, зевать - зевота',

другие суффиксы участвуют в передаче обозначенного значения (значения отвлеченного действия) менее регулярно: -ств{о): издеваться -издевательство', -тв{а): молиться — молитва-, -зн болеть — болезнь',

б) «исконные существительные с процессуальным значением, не соотносительные с глаголами, типа гам, гул»1, значительное место в нашей картотеке занимают конструкции с существитель-

ными шум (шуметь), звук (звучать), крик (кричать) и подобными именами существительными, не мотивированными глаголами;

в) по способности репрезентировать событие и характеризоваться процессуальной (событийной) семантикой в круг исследуемых синтаксем мы включаем сложные слова с глагольным корнем: ледоход, снегопад, сердцебиение, кровообращение, книгопечатание, кораблекрушение, чаепитие и т.д.

Для обозначения подобных лексем мы используем термины девербатив (и девербативный оборот) (передающие его деривационно-семантический аспект) и имя действия (отражающий се-мантико-синтаксический и функциональный аспекты). Термином девербатив / девербативное существительное обозначаем отглагольные дериваты (образования, четко и однозначно мотивированные производящим глаголом и словообразовательно, и семантически). Имя действия используем шире, для обозначения всех перечисленных групп и образований.

Традиционно имя действия определяется как производная номинация с пересекающимися глагольными и именными свойствами как в семантическом, так и в синтаксическом плане2. Так же подмечено, что «примечательным свойством производного слова является его способность совмещать казалось бы взаимоисключающие значения -значения разных частей речи - в одной и той же структуре. Такое совмещение представляется вполне естественным в рамках синтаксической конструкции, однако в рамках такой лексической единицы, как слово, оно заслуживает особого внимания»3. В данной статье мы попытаемся с обозначенных позиций проанализировать место имен действий (в том числе и отглагольных дериватов) в системе русской событийной лексики.

Широкое распространение, высокая продуктивность, разнообразие и специфика семантикосинтаксического функционирования имен действия (в частности, девербативов) отсылают исследователя прежде всего к словарю. Лексикографическое описание, толкование в словарях также представляет определенный интерес для полноты картины описания и изучения рассматриваемых словоформ и образований, определения их места в лексической системе современного русского языка.

Словообразовательная мотивировка в словарных дефинициях большей части отглагольных дериватов подкрепляется семантической. Так, подавляющее большинство дериватов, образованных посредством суффикса -ни/- (-ени]-), толкуются по

значению производящего глагола (и словообразовательно, и семантически мотивируются глаголом). Например: «ВНЕДРЕНИЕ. Действие по знач. глаг. внедрить - внедрять и внедриться - внедряться. Внедрение достижений науки в производство. Внедрение новых идет, обращаемся к толкованию значения соответствующего глагола: «ВНЕДРИТЬ. Заставить утвердиться в чем.-л,, заставить прочно войти во что-л.; укоренить. Внедрить в производство.» и «ВНЕДРИТЬСЯ. Проникнув, прочно утвердиться где-л.; укорениться.» [МАС] Проюводный девербатив семантизируется производящим глаголом. Словарная дефиниция отглагольного деривата в этих случаях отсылает к толкованию значения соответствующего глагола. То же наблюдается при толковании отглагольных дериватов с суффиксами -к(а), -тщ- (-т1)-) и -б(а).

«ПРИБЫТИЕ. Действие по глаг. прибыть (в 1 знач.) Прибытие поезда. Прибытие делегации» и «ПРИБЫТЬ. 1. Прийти, приехать, приплыть, прилететь. Поезд прибыл на станцию. Пароход прибыл к пристани» [МАС].

«ПАХОТА. 1. Действие по знач. глаг. пахать» и «ПАХАТЬ. Обрабатывать землю плугом» [МАС].

Дериваты, образованные посредством нулевой аффиксации, не получают столь последовательной интерпретации: одни из них толкуются по значению мотивирующего глагола, другие получают иное определение. Например: «РОСПУСК. Действие по глаг. распустить - распускать» [МАС] и «РАЗГРОМ. 1. Полное поражение кого-, чего-л. Разгром врага. Разгром эскадры. 2. Разрушение, разорение, опустошение. Разгром города. Разгром страны» [МАС]. Оба приведенных примера словообразовательно мотивируются глаголом, однако семантизируются в одном и том же словаре по-разному (первый - по производящему глаголу, второй - посредством синонимического ряда, причем, отметим, что данный ряд опять же включает девербативные существительные).

Значение большинства из дериватов с остальными суффиксами толкуются в словарях посредством подбора синонимов, основная масса которых в свою очередь является девербативами либо, шире, именами действия.

«ВОЗНЯ. 1. Беспокойное, беспорядочное движение, обычно сопровождаемое шумом. 2. Дело, занятие, доставляющее много забот, хлопотливого труда; хлопоты» [МАС].

«ЗЕВОТА. Непроизвольные одиночные дыхательные движения, совершаемые с широко открытым ртом», но «ЗЕВАНЬЕ. Действие по знач. глаг. зевать, а также звуки этого действия» и «ЗЕВАТЬ. 1. Непроизвольно глубоко вдыхать воздух широко раскрытым ртом, сразу же затем его выдыхая (при желании спать, при усталости и т.п.)» [МАС].

Таковы основные способы толкования рассматриваемых словоформ, подачи имен действия

и, в частности, девербативных существительных в толковом словаре.

Словарный материал предоставляет возможности и для различных подходов к классификации имен действия. Проанализировав собранный языковой материал в плане лексикографического описания, т.е. его семантики и представления в толковом словаре, мы выделили три аспекта, три основания классификации исследуемых словоформ.

I. По характеру номинируемых денотативных сфер мы выделяем имена действия, обозначающие:

1) природные явления: затмение (солнца, луны), землетрясение, снегопад, ледоход, наводнение;

2) явления в общественной и общественно-политической жизни людей: переворот, перестройка, переговоры, выборы, разоружение;

3) явления в духовной и культурной жизни общества: книгопечатание, книгоиздание, (эпоха) Возрождения;

4) терминологическая и специальная лексика различных областей знания: сопротивление, напряжение (в электрической цепи), сопромат (сопротивление материалов), умножение, спряжение;

5) физические действия (как конкретного, так и абстрактного плана), репрезентирующие различные (простые и сложные) бытовые ситуации: вывоз, пахота, израсходование, подметание, мытье.

II. По характеру и типу передаваемых значений нами выделяются:

1) однозначные отвлеченные имена действия: обобщенная номинация абстрактных (большей частью) и конкретных действий - имена действия в «чистом» виде: анализирование (анализировать), бросание (бросать), заказывание (заказывать), закладывание (закладывать), познавание (познавать) и т.д.;

2) многозначные отвлеченные имена действия: первое (основное) значение мотивируется производным глаголом), остальные значения развиваются на основе передачи понятий ментального уровня; здесь мы отмечаем следующие подгруппы:

а) многозначные имена действия, мотивированные глаголом абстрактной семантики - эта отвлеченность значения проявляется (ощущается) во всех значениях производного имени: «ПОЗНАНИЕ 1 .Действие по знач. глаг. познать. 2. Процесс приобретения знаний, постижения закономерностей объективного мира. Теория познания. 3. Мн. ч. Совокупность знаний в какой-л. области. Совершенствовать языковые познания» [МАС], «ИСКАНИЕ 1. Действие по глаг. искать (в 1 и 2 знач.).

2. Мн. ч. Устремление к чему-л. новому, попытка найти новые пути (в науке, искусстве и т.п.).

3. Устар. Стремление, старание добиться чего-л. путем лести, угодничества; искательство [МАС], «НАЗНАЧЕНИЕ 1. Действие по знач. глаг. назначить - назначать. 2. Распоряжение о направлении,

зачислении на какую-л. должность, работу и т.п., а также документ с таким распоряжением. 3. Основная функция чего-л., предназначенность для чего-л.» [МАС]. В последнем примере наблюдается развитие значения, близкого к конкретному, или даже конкретного (см. назначение как документ: назначение у него на руках). Подобного типа слова находятся на границе с именами действия из следующей подгруппы:

б) многозначные имена действия, первое значение которого мотивируется производящим глаголом абстрактной семантики, следующие значения при их отвлеченности все же (по разным причинам, связанным с их денотативным содержанием, их денотативной сферой) тяготеют к конкретным значениям или воспринимаются как конкретные. Например: «ВЫРАЖЕНИЕ 1. Действие по знач. глаг. выразить - выражать. 2. То, что является внешним проявлением, отражением чего-л. 3. Какая-л. особенность во внешнем виде чего-л. (лица, глаз и т.п.), отражающая внутреннее состояние человека. 4. Слово, фраза, оборот речи. 5. Формула, выражающая какие-л. математические отношения» [МАС]. Три первых значения являются абстрактными, четвертое и пятое при их материальной выраженности (например, записанное слово, фраза или математическая формула) тяготеют к конкретизации. «ЗАКЛИНАНИЕ 1. Действие по знач. глаг. заклинать. 2. Словесная формула, обычно сопровождающаяся особыми действиями, которая, по суеверным представлениям, обладала магическими свойствами. 3. Страстная мольба, просьба» [МАС], «ЗАБЕГ 1. Разг. Действие по знач. глаг. забежать - забегать. 2. Спорт. Бег на определенное расстояние во время соревнований» [МАС], забегом называют и 1руппу спортсменов, вместе бегущих определенную дистанцию (первый, второй и т.д. забег). Конкретные значения в перечисленных примерах не отмечаются, однако последние из приведенных значений при материальной невыраженности включают элементы конкретизации (записанное выражение, произнесенное заклинание, старт первого забега);

в) имена действия, называющие и действие, и состояние, мотивированные невозвратными и возвратными глаголами: «ЗАВЯЛИВАНИЕ. Действие по знач. глаг. завяливать и состояние по знач. глаг. завяливаться»; «ЗАТОРМАЖИВАНИЕ. Действие по знач. глаг. затормаживать и состояние по знач. глаг. затормаживаться», «ЗАТОВАРИВАНИЕ. Торг. Действие по знач. глаг. затоваривать и состояние по знач глаг. затовариваться [МАС];

3) многозначные имена действия, первое значение которых - отвлеченное действие, второе -конкретно-предметное значение: «ВЫРАБОТКА

1. Действие по глаг. выработать - вырабатывать (в 1,2 и 3 знач.). 2. То, что выработано; количество выработанного. \\ Разг. Количество полученного за выработанное; заработок. \\ Разг. Отделка, качество выполнения. 3. Обычно мн. ч. Место добычи

полезных ископаемых», «ДРАПИРОВКА 1. Действие по знач. глаг. драпировать и драпироваться.

2. То, во что или чем задрапирован кто-, что-л.

3. Занавеска, портьера», «ЗАСОЛ 1. Действие по знач. глаг. засолить - засаливать. 2. Раствор для засаливания. 3. То, что засолено; соления», «ОБОРУДОВАНИЕ 1. Действие по знач. глаг. оборудовать. 2. Совокупность различных устройств, приспособлений, приборов, механизмов и т.п., необходимых для чего-л.» [МАС].

Как показывают приведенные выше примеры, отглагольные дериваты, у которых развивается конкретное значение, обозначают обычно результаты мотивирующего действия, т.е. конкретные предметы, продукты (то, что получилось) в результате действия, обозначенного производящим глаголом. Реже развивается значение места, где проявляются результаты мотивирующего действия или устанавливается какая-либо иная связь (в частности, результативно-локальное значение, локально-целевое): «ВЫЕМКА 1. Действие по глаг. вынуть - вынимать (в 1 знач.). 2. Спец. Изъятие определенных предметов и документов при обыске, проверке, обследовании. 3. Углубление, впадина. 4. Вырез в платье, обуви», «ВЫЕЗД 1. Действие по глаг. выезжать (в 1 знач.) \\ Устар. Посещение знакомых, театров, балов и т.п. 2. Место, через которое выезжают откуда-л. 3. Лошади с экипажем, упряжью» [МАС], выгул, вылом и т.д.

Конкретное значение может развиваться у отглагольного деривата, образованного практически с помощью любого из суффиксов, которые «работают» в сфере образования имен от глаголов (см. приведенные выше примеры). Однако можно отметить, что более других «специализируется» на выражении конкретного значения суффикс -к(а). Причем его эффективность особенно высока в приставочных образованиях: вы-: выпилка, вырезка, выписка (документ), и ср.: выкройка (только конкретное значение), но: выкормка (только значение действия), выдумка (только отвлеченные значения) (два последних примера в словаре не толкуются как мотивированные глаголом, но семантизируются с помощью соответствующих глаголов), то же при безаффиксном словообразовании: выпуск, вырез, высев; за-: заправка, запряжка, заколка, зарядка, зарисовка и запуск, засев, запрос', до-: доработка, пере-: перестройка, про-: прополка и другие.

III. По словообразовательным возможностям производящих (мотивирующих) глаголов выделяем:

1) глаголы, от которых образуется одно имя действия: восстановление (восстановить), выдумывание (выдумывать), взбалтывание (взбалтывать);

2) глаголы, от которых образуются два (и более) имени действия: взбивание (взбивать) и взбивка (взбить - взбивать); выпиливание (выпиливать) и выпилка (выпилить - выпиливать); вы-

рабатывание (вырабатывать) и выработка (выработать - вырабатывать); вырезание (вырезать) и вырезка (вырезать - вырезать - вырезывать) - в данном случае разные имена мотивируются разными категориальными видовыми значениями производящего глагола: глаголы несовершенного вида мотивируют имена с суффиксом -нщ (-енщ), имена с суффиксом -к(а) мотивируются как глаголом несовершенного вида, так и глаголом совершенного вида, так как имена действия подобной структуры способны передавать и результативное значение (обозначать то, что образуется, появляется как результат действия мотивирующего глагола).

Итак, предметом нашего исследования являются в основном слова, образованные от глаголов, перешедшие в разряд имен, но сохранившие семантические связи с исходным глаголом. Особенности функционирования данных абстрактных существительных со значением действия (имен действия) давно привлекали внимание исследователей. Синкретизм существительного и глагола в именах действия вызывал интерес многих лингвистов4. В свете нашего подхода к проблеме интерес представляет учение Е. Куриловича, В. Пор-цига об абстрактных существительных, первичной функцией которых становится сведение предложения к словосочетанию [см. обзор: Общее языкознание, Внутренняя структура языка, 1972: 308— 318], учение о словах-предикатах, предикативных словах, событийных словах (О. Есперсен - еще один его термин - нексусные существительные; Ю.Д. Апресян, который считает их «суть свернутые предложения»)5 замечания Г.А. Золотовой о том, что разные семантические типы существительных обладают разной склонностью к прямому преобразованию в предложение6. Важно ее же замечание о том, что предложно-падежные формы существительного выступают в функции как атрибута, так и предиката7.

Существительное, мотивированное глаголом и обозначающее в наиболее обобщенном виде процесс, действие, естественно сохраняет семантические связи с глаголом (ср.: звучать - звучание -звук, рисовать - рисование - рисунок, петь - пение -песня и т.д., где вторые компоненты носят явный процессуальный характер, в отличие о третьих парадигматических компонентов, которые репрезентируют определенный результат действия, обозначенного глаголом и предыдущим именем). Очевидно, и этот факт неоднократно отмечается у многих исследователей и не вызывает никаких сомнений, что семантическое наполнение деверба-тивного существительного, унаследованное им от мотивирующего глагола, его семантико-синтакси-ческое функционирование в предложении позволяет подобным именам быть носителями информации о сложных явлениях действительности: событиях, ситуациях8.

Однако девербатив не только наследует глагольные свойства, он приобретает и признаки

имени9, таким образом, как бы занимая промежуточное положение между глаголом и именем, движется от глагола к имени (если иметь в виду его происхождение и деривационный аспект). Ясно, что это промежуточное положение девербатива между двумя центральными и противоположными друг другу частями речи предопределяет его двойственное положение: грамматический статус словоформы и синтаксическую предложенческую позицию, предложенческую номинацию. Синтаксическое положение и грамматический статус словоформы девербатив приобретает благодаря реализации его именных свойств (и в первую очередь морфологических категорий имени), предложен-ческая позиция, предложенческая окраска семантики связана со свойствами, оставленными девер-бативу глаголом. Это положение не раз высказывалось как в исследованиях по лингвистической семантике, так и в семантическом синтаксисе.

Н.Д. Арутюнова отмечает способность имен действия (в особенности суффиксальных) при образовании предложений «возвращаться» в свое глагольное состояние (Общее языкознание. Внутренняя структура языка, 1972. С. 315). В.А. Белошап-кова указывает на возможность сохранения номинативного содержания предложения при замене предиката соответствующим именем существительным, которое называет выражаемый предикатом признак, например: Мальчик читает книгу -чтение книги мальчиком10

Таким образом, имя действия, соединяет в себе свойства имени и глагола (на морфологическом уровне), признаки словоформы и предложения (на синтаксическом уровне).

Ведущий признак, показатель семантического пространства, объединяющего имена и глаголы, -событийность. Словарные дефиниции раскрывают основополагающие в данном аспекте понятия «событие» и «действие» следующим образом:

«СОБЫТИЕ. То, что произошло, случилось, значительное явление, факт общественной или личной жизни. \\ О том, что представляет собой выдающееся происшествие, явление, выходящее за рамки обычного течения жизни» [МАС].

Словарь В.И. Даля: «Событие - все, что сбылось, сталось, сделалось, случилось; случай, происшествие, или быль, факт; истинное, невымышленное дело; замечательный случай.»

Процесс, лежащий в основе семантики каждого глагола, является ведущей чертой семантического пространства события, или событийного семантического пространства, «...понятие «про-цессуальность» имеет всеобъемлющий и универсальный характер»11.

«ПРОЦЕСС 1. Последовательная смена ка-ких-л. явлений, состояний и т.п., ход развития че-го-л. \\ Совокупность последовательных действий, направленных на достижение определенного результата.» [МАС].

Анализ словарных дефиниций имен показы-

вает, что имена событий соотносятся с такими дефинициями-суждениями, в которых ключевыми словами являются глаголы или другие слова с ярко выраженным процессуальным значением. Процессуальное значение, иными словами, является идентифицирующим.

Итак, в определении названных выше понятий, в их толковании, как видим, активно используются в качестве слов-идентификаторов именно глаголы.

Сравним словарные статьи:

«АБОРДАЖ. Старинный способ морского сражения - подход к неприятельскому кораблю вплотную и сцепление с ним для рукопашного боя» [МАС] - подход (подойти), сцепление (сцепить, сцепиться). Представлен комплекс событий, связанных отношением логической последовательности с конкретизацией позиции объекта, способа первого действия и целенаправленности второго (к тому же целевая установка также предполагает сложный комплекс ситуаций, репрезентированных именем бой).

«АДАПТАЦИЯ 1. Биол. Приспособление организмов, органов чувств к окружающим условиям. 2. Пед. Приспособление (облегчение) текста для начинающих изучать иностранные языки» [МАС] - приспособление (приспособиться, приспосабливаться; приспособить, приспособлять). Словообразовательное гнездо приведенного понятия включает и глагольные слова: «АДАПТИРОВАТЬСЯ. Приспособиться (приспосабливаться) к новым или изменившимся условиям» и «АДАПТИРОВАТЬ. Пед. Приспособить (приспособлять), облегчить (облегчать) текст для начинающих изучать иностранные языки» [МАС].

«АБСТРАГИРОВАНИЕ. Действие по знач. глаг. абстрагировать и абстрагироваться» - данное имя мотивируется глаголом, его словарная дефиниция отсылает к глаголу, от которого оно образовано и чью семантику обобщает приведенное имя: «АБСТРАГИРОВАТЬ. Мысленно отбросить (отбрасывать) несущественные свойства, связи предмета и выделить (выделять) его основные, общие свойства, связи и отношения, мыслить что-л. в отвлечении от несущественных признаков» и «АБСТРАГИРОВАТЬСЯ. 1. От чего. Мысленно отвлечься (отвлекаться) от тех или иных сторон, свойств или связей предметов и явлений с целью выделения существенных и закономерных их признаков» [МАС].

Сложная, многогранная процессуально-собы-тийная картина мира, окружающей нас действительности охватывается (передается) в языке как глагольной, так и именной лексикой. Можно утверждать, что сюда входит вся глагольная лексика (нет глаголов, не представляющих хотя бы одного события) и значительный пласт именной лексики, которую, представляется, следует назвать именами события.

Словарный материал и дефиниции словаря

предоставляют нам возможность выделить следующие пласты именной событийной лексики:

1) собственно имена события - это первообразные, исходные имена существительные, не мотивированные и формально не связанные с глаголом, но передающие сложную ситуацию или сложный комплекс ситуаций, который при толковании, при развернутой дефиниции-рассуждении предполагает раскрытие своего значение посредством глагольных слов, других слов процессуальной семантики, например: абордаж (см. словарную статью из МАС, приведенную выше), авантюра, авария и т.д.

Ясно, что семантическая нагрузка данного типа имен далеко не одинакова. Как и у глаголов, здесь можно выделить монопропозитивные и по-липропозитивные имена. Далеко не однородны и их словарные дефиниции.

Эти имена не имеют глаголов в своем словообразовательном гнезде, но все они семантизируются с помощью глагольных слов, часто посредством именно имен действия (отглагольных именных дериватов, сохранивших семантику глагола);

2) имена события, входящие в словообразовательное гнездо глагола. Эта группа также характеризуется неоднородностью своего состава: большую часть, очевидно, составляют имена, от которых образуются глаголы (в словарных статьях идентифицирующую функцию при толковании глагола выполняет именно данное имя, другими словами, имя мотивирует глагол); сюда же входят слова, мотивировка которых не столь однозначна, вызывает разные толкования (см. размышления об обратной словообразовательной соотнесенности и словах типа ремонт, тоска у Е.И. Коряковце-вой12): адсорбция - ср. толкования в словаре: «АДСОРБЦИЯ Физ., хим. Поглощение частиц газа или растворенного вещества поверхностным слоем жидкого или твердого вещества» и «АДСОРБИРОВАТЬ. Физ., хим. Произвести (производить) адсорбцию» [МАС];

3) имена действия — отглагольные дериваты (девербативы, или девербативные имена существительные), которые полностью и однозначно мотивируются производным глаголом. Это вполне определенно и однозначно указано в словарных дефинициях: «АКЦЕНТИРОВАНИЕ. Действие по знач. глаг. акцентировать» и «АКЦЕНТИРОВАТЬ. 1. Лингв. Поставить (ставить) акцент. 2. Перен. Выдвинуть (выдвигать) на первый план, подчеркнуть (подчеркивать) ту или иную мысль, деталь и т.п.» [МАС]. При семантизации отглагольного имени указано, что оно обозначает действие. В приведенном случае отглагольный дериват наследует и первое, и второе значение мотивирующего глагола.

«ВЛОЖЕНИЕ 1. Действие по знач. глаг. вложить. 2. То, что вложено, помещено внутрь (преимущественно о чем-л. дополнительном, представляющем ценность). 3. Денежная сумма, вложенная в какое-л. предприятие» и «ВЛОЖИТЬ.

1. Положить, поместить внутрь \\ перен. Пронизать, наполнить чем-л. (слова, произведение и т.п.) \\ перен. Отдать, посвятить кому,- чему-л. (мысль, чувство, жизнь и т.д.). 2. Поместить, отдать для хранения, использования (деньги, денежные средства, капитал.» [МАС] В нашем случае интересно первое (отвлеченное) значение отглагольного деривата.

Итак, сфера событийной лексики, которая охватывает и способна передавать практически любое явление окружающей нас действительности, включает как глаголы, так и имена. Условная классификация событийной именной лексики, представленная выше, показывает ее разнообразие, неоднородность на всех уровнях.

Третья группа - имена, четко и однозначно мотивированные глаголами, — занимает особое место - находится на границе имен и глаголов, можно сказать, являет собой пересечение глагольной и именной лексики, их общую зону, общее пространство.

1 Коряковцева Е.И. Имена действия в русском литературном языке: история, словообразовательная семантика: Дне. ... д-ра филол. наук. М., 1995. С. 52.

2Кубрякова Е.С. Части речи в ономасиологическом освещении. М., 1978. С. 84; Коряковцева Е.И. Имена действия в русском литературном языке: история, словообразовательная семантика: Дис. ... д-ра филол. наук. М., 1995. С. 62-63.

3 Кубрякова Е.С. Типы языковых значений: Семантика производного слова. М., 1981. С. 191.

4 Щерба Л.В. О второстепенных членах предложениях // Избранные работы по языкознанию и фонетике. Т.1. Л., 1958. Кубрякова Е.С. Части речи в ономасиологическом освещении.

Бабайцева В.В. Система членов предложения в современном русском языке. М., 1988.

Бабайцева В.В. Явления переходности в грамматике русского языка. М., 2000.

5 Есперсен О. Философия грамматики. М.,1958. С 154-155. Апресян Ю.Д. Синтаксис и семантика в синтаксическом описании // Единицы разных уровней грамматического строя языка и их взаимодействие. М., 1969. С. 305.

6 Золотова Г.А. О взаимосвязи лексики и грамматики в подклассах имен существительных // Памяти академика Виктора Владимировича Виноградова. М., 1971. С. 84-90.

7 Там же. С. 168.

8 Ульянцева С.Г. Семантико-синтаксические связи девербативных существительных в современном русском языке в сопоставлении с украинским: Дис. ... канд. филол. наук. Киев, 1982. С. 158; Ва-кулко Н.Г. Выражение дополнительной предикации посредством девербативного оборота в структуре простого предложения: Дис. ... канд. филол. наук. М., 1989. С. 40.

9 Золотова Г.А. Цит. соч. С. 35.

10 Белошапкова В.А. Современный русский язык. Синтаксис. М., 1977. С. 128.

11 Коряковцева Е.И. Цит. соч. С.71.

12 Там же. С. 86-87.