УДК S1 ’2?

ББКШ100.3 ГСНТИ 16.31.41 Код ВАК 10.02.19

Е. Е. Меньшикова

Иркутск, Россия

ИДЕОЛОГЕМЫ В ТУРИСТИЧЕСКОМ НАРРАТИВЕ

Аннотация. Рассматривается функционирование идеологем в туристическом нарративе. Идеологемы, как лингвосемиотический феномен, взаимодействуя с текстовыми элементами туристического нарратива, служат в качестве яркого смыгслообразующего компонента. Ключевые слова: туристический нарратив; идеоло-

гема; дискурс; концепт; аксиология.___________________

Сведения об авторе: Меньшикова Екатерина Евгеньевна, старший преподаватель кафедрыг английского язы1-ка (вторая специальность).

Место работыг: Иркутский государственный лингвистический университет.

Контактная информация: 664025 Россия, г. Иркутск, e-mail: canoe@list.ru.

Е. Е. Menshikova

Irkutsk, Russia

IDIOLOGEMS IN TOURIST NARRATIVE

Abstract. In the given article functioning of idiologems in tourist narrative is examined. Idiologems as lingvo-semiotical phenomenon interacting with text elements of tourist narrative act as an impressive sense-making component.

Key words: tourist narrative; idiologem; discourse; concept; axiology._____________________________________________

About the author: Menshikova Ekaterina Evgenyevna, Senior Lecturer of the Chair of the English Language (second qualification).

Place of employment: Irkutsk State Linguistic University.

ул. Ленина, 8.

В современных исследованиях понятие «нарратив» постепенно становится одним из ключевых: оно активно используется при изучении феноменов текста, речеповеденческих актов, а также в контексте изучения постоянно меняющегося информационного общества и массовой культуры. Широкий диапазон проблематики нарратива связан с тем, что он наиболее четко отражает структуру новейшей коммуникации и феномены современной культуры. Нарратив как механизм коммуникации рассматривается в качестве стержневого способа общения между людьми.

Согласно Л. В. Татару, «нарратив рассматривается как специфическая форма когнитивной логики, порождающая особый нарративный дискурс, результатом и главной единицей которого является нарративный текст. Нарративный дискурс — это нарративно организованное событие, вовлекающее двух и более людей в информационный обмен с помощью текста, содержащего историю» [Татару 2009: 13], это дискурсивный способ конструирования события и компонент риторической стратегии, представляющей собой индивидуально-авторский и ситуативно обусловленный механизм речевого кодирования установки на адресата. Нарратив ориентирован на усиление предметной составляюшей речи, его воплощение обеспечивается семантической нарративной системой, ответственной за представленность элементов события, или нарративных компонентов, в тексте, а также речевыми актами оперирования нарративным содержанием и композицией как тематическим объединением речевых актов.

Сегодня не вызывает сомнений, что нарра-тивность представляет собой широкоупотребительный способ текстообразования. Как отмечает Б. В. Томашевский, «тексты, называемые нарративными в структуралистском смысле слова, излагают, обладая на уровне изображаемого мира темпоральной структурой, некую историю. Понятие же истории подразумевает событие. Событием является некое изменение исходной ситуации: или внешней ситуации в повествуемом мире (естественные, акциональные и интеракциональные

© Меньшикова Е. Е., 2011

события), или внутренней ситуации того или другого персонажа (ментальные события). Таким образом, нарративными, в структуралистском смысле, являются произведения, которые излагают историю, в которых изображается событие» [Томашевский 1996: 186].

Исходя из вышеизложенного, туристический нарратив определяется нами как зафиксированное в виде текста дискурсивное образование, представляющее собой способ воссоздания фрагмента мира в виде сюжетно-повествовательных событий, происходящих в определенных пространственно-временных рамках.

Говоря о функционировании идеологем в туристическом нарративе, следует обратиться к экспликации понятия идеологемы. Четкого определения термина «идеологема» не выработано, хотя он широко распространен в научной среде. Г. Ч. Гусейнов дает такое определение идеологе-мы: «...минимальный отрезок письменного текста или потока речи, предмет или символ, который воспринимается автором, слушателем, читателем как отсылка — прямая или косвенная — к метаязыку, или к воображаемому своду мировоззренческих норм и фундаментальных идейных установок, которыми должно руководствоваться общество. Сводя определение к метафоре, можно назвать идеологему простейшим переключателем с естественно-частного на казенно-публичный режим речевого поведения и наоборот» [Гусейнов 2003: 27]. Процесс преобразования слова

в идеологему детально рассматривается в работах Н. А. Купиной. По ее мнению, это «идеологизация слов с помощью догматических добавок: на традиционную семантику слова искусственно накладываются идеологические смыслы» [Купина 1995: 98]. Автор определяет идеологему как «мировоззренческую установку (предписание), облеченную в языковую форму» [Купина 1995: 43], «языковую единицу, семантика которой покрывает идеологический денотат или наслаивается на семантику, покрывающую денотат неидеологический» [Купина 2000: 183]. Л. H. Мурзин понятие «идеологема» соотносит с понятием «ключевое

слово». По мнению автора, одним из средств реализации цельности текста является определенный набор ключевых слов. В качестве сигналов ключевого слова выделяются: его позиция (актант или предикат), положение в тексте (заголовок, начало), отношение к теме и реме [Мурзин 1991].

Как отмечает Е. Г. Малышева, при всем многообразии подходов к определению данного феномена, продиктованном прежде всего кардинальными различиями в объекте и предмете исследования различных научных дисциплин и направлений, общим местом существующих дефиниций является то, что констатировал М. М. Бахтин: идеологема — это экспликация, способ репрезентации той или иной идеологии [Малышева 2009: 32]. М. М. Бахтин понимал и идеологему, и идеологию в самом широком, семиотическом смысле: слово как социальный знак есть идеологический феномен par excellence [Бахтин 1975]. При таком понимании дискурсивная реализация выступает языковым отражением идеологии. Оно не является непременным атрибутом (и тем более своеобразной «визитной карточкой») ни времени, ни пространства, поскольку механизм идеологизации прескриптивен, а потому и не устраняется из общекультурного кода вместе с переменами экономического, политического и иного характера, а сохраняется и трансформируется на лингвогенетическом уровне, являясь одновременно и отличительной чертой, и базовой характеристикой социума. Идеологизация языка представляет собой особый вид актуализации, способствующий формированию у языкового коллектива особого восприятия тех или иных слов. В результате представление о слове иногда оказывалось более значимым, чем само слово [Журавлев 2004].

Е. Г. Малышева под идеологемой понимает единицу когнитивного уровня — «особого типа многоуровневый концепт, в структуре которого (в ядре или на периферии) актуализируются идеологически маркированные концептуальные признаки, заключающие в себе коллективное, часто стереотипное и даже мифологизированное представление носителей языка о власти, государстве, нации, гражданском обществе, политических и идеологических институтах». Идеологема как ментальная единица характеризуется национальной специфичностью, динамичностью семантики, повышенной аксиологичностью, частотностью и разнообразием способов репрезентации знаками различных семиотических систем, в том числе языковой. Употребление вербальных маркеров идеологемы — ключевого слова, клише, устойчивых метафор — является одним из способов ее языковой реализации [Малышева 2009: 35].

Согласно С. А. Журавлеву, идеологема — конкретная цельная единица синкретичной лингвосемиотической природы; это знаковое образование идеологического метауровня; это дискурсивная единица, значимость которой определяется метаконтекстуально. Идеологемы как ценностно мотивированные знаковые образования группируются вокруг того или иного идеологически значимого концепта, служащего основой для формирования аксиологических категорий (аксио-категорий). В результате идеологемы русского

языка С. А. Журавлев распределяет по следующим пяти разрядам: аксиокатегория власти, ак-сиокатегория социального устройства, аксиокате-гория образа врага, аксиокатегория религии, ак-сиокатегория культурно-философских ценностей [Журавлев 2004].

Н. И. Клушина рассматривает идеологему сквозь призму коммуникативной стилистики. По мнению автора, в основе идеологемы лежит «мировоззренчески насыщенное обобщающее слово, чаще всего образное слово, метафора, обладающая мощной суггестивной силой (светлое будущее, империя зла, ось зла, холодная война и т. п.). Такие слова имеют оценочную коннотацию, „иррадиирующую" на весь текстовый континуум и задающую определенную идеологическую модальность тексту. В создании идеологем также участвуют новые, нетипичные ранее контексты. Слова-идеи закрепляют за собой определенный устойчивый смысл, а квазисинонимические и ква-зиантонимические ряды помогают необходимому стилистическому и семантическому переосмыслению мировоззренческого слова-символа» [Клушина 2008: 34].

Идеологема предполагает целенаправленное воздействие со стороны адресанта на сознание адресата с помощью заранее заданной идеи. Идеологема ложится в основу публицистического текста и организует все текстовое пространство. Идеологема, включенная в коммуникативную ситуацию, получает дополнительные смыслы, встраивается в публицистическую картину мира, создаваемую средствами массовой коммуникации, и становится центральным понятием публицистического дискурса. Идеологема — это воплощение вербальными средствами идеологических, политических, социальных установок, которые должен усвоить адресат и которые формируют в обществе определенную устойчивую идеологию, способствующую сплочению социума. Идеологе-ма подчиняет себе остальные интенциональные категории публицистического текста и дискурса, поскольку формулирование идеологем происходит с помощью выбора определенных номинаций, имеющих или «присваивающих» из контекста положительную или негативную оценочность, а утверждению идеологем способствуют такие интен-циональные категории воздействующего текста, как тональность, создающая необходимый контекст и усиливающая авторскую и социальную оценку, а также интерпретация, задающая однозначное декодирование адресатом авторской идеи [Клушина 2008: 35].

Идеологема, таким образом, по своей сути неоднозначное явление. Ее значение — «это словно стенд-вертушка, на котором означающее постоянно оборачивается то смыслом, то формой, то языком-объектом, то метаязыком, то чисто знаковым, то чисто образным сознанием» [Барт 1996: 248].

В рамках данной статьи мы опираемся на понимание идеологемы как лингвосемиотического феномена, предполагающего целенаправленное воздействие со стороны адресанта на сознание адресата и во взаимодействии с текстовыми элементами туристического нарратива выступающего в качестве яркого смыслообразующего компонента.

Важным является вопрос о классификации идеологем. В современных исследованиях предлагаются некоторые типологические и видовые классификации, сильно зависящие от цели и объекта конкретного исследования. Так, А. П. Чудинов, рассматривая специфику функционирования слов-идеологем в современном политическом дискурсе, выделяет два основных вида идеологем в зависимости от использования представителями разных политических партий и движений. В первом случае имеется в виду слово, смысловое содержание которого неодинаково понимается сторонниками различных политических взглядов; особенно часто эти различия связаны с эмоциональной окраской слова, на которое переносится оценка соответствующего явления. Второй тип идеологем — «наименования, которые используются только сторонниками определенных политических взглядов, соответствующие наименования передают специфический взгляд на соответствующую реалию» [Чудинов 2003: 43—44].

Е. Г. Малышева предлагает классификацию идеологем по нескольким базовым основаниям. Так, для выделения типов идеологем релевантными оказываются прежде всего следующие характеристики: специфика концептуализируемой ими информации (данный параметр описания подчеркивает когнитивную природу изучаемого явления); актуальность / неактуальность идеоло-гемы в современной идеологической картине мира и современных дискурсах разного типа (прежде всего в политическом и публицистическом, а также во взаимосвязанных с ними); особенности прагматической и коммуникативной характеристик идеологемы (аксиологические характеристики содержания идеологемы, специфика ее понимания и восприятия носителями языка и пр.). Автор предлагает следующую классификацию:

«1. В связи с характером концептуализируемой информации:

- идеологемы-понятия (например, народ, флаг, гимн, демократия);

- идеологемы-фреймы (олимпиада, спорт, съезд, Государственная дума);

- идеологемы-гештальты (свобода, равенство);

- идеологемы-архетипы (Ленин, Сталин, Брежнев, Горбачев, Ельцин, Путин, Николай).

2. С точки зрения сферы употребления и понимания носителями языка:

- идеологемы общеупотребительные, понимаемые по-разному (народ, свобода);

- идеологемы общеупотребительные, понимаемые одинаково (спорт, отечество, гимн);

- идеологемы ограниченного употребления, понимаемые одинаково (советские солдаты-освободители (ср. оккупанты)).

3. С учетом прагматического компонента (оценочного потенциала, специфики восприятия носителями языка, в том числе представителями разных политических партий):

- идеологемы с положительным аксиологическим модусом (родина, флаг, отечество);

- идеологемы с отрицательным аксиологическим модусом (террор, фашизм);

- идеологемы со смешанным аксиологическим модусом (патриотизм, президент, воля, демократия, народ).

4. В связи с актуальностью / неактуальностью идеологемы в современной идеологической картине мира:

- идеологемы-историзмы (советский народ, социалистическое соревнование, КПСС, царь);

- новоидеологемы, или современные идеологемы (финансовый кризис, принуждение к миру, парламент, национальная идея, монетизация льгот, толерантность);

- реактуализованные идеологемы (губернатор, дума);

- универсальные идеологемы (Родина, флаг, гимн, патриотизм)» [Малышева 2009: 37].

Применительно к публицистическому дискурсу Н. И. Клушина выделяет социальные и личностные идеологемы. Социальные идеологемы отражают установки и ориентиры общества на конкретном отрезке его развития. Концептуальными для публицистического дискурса являются идео-логемы «модель будущего/прошлого», «образ

друга/врага», «образ государства», «самоидентификация народа», «национальная идея» и др. Это базовые, онтологические идеологемы любого социума, имеющие, однако, конкретное этноспеци-фическое наполнение. Идеологемы характеризуются определенной временной закрепленностью, и в то же время проспективны. Если идеологемы расположить по оси времени, то можно выделить исторические, современные и футурологические идеологемы, отражающие историю и поиск для общества идей (например, исторические идеоло-гемы держава, мессианизм и футурологическая национальная идея) в современной российской публицистике.

Личностные идеологемы складываются вокруг руководителя государства, любого значительного политического лидера, героев/антигероев своего времени. Личностные идеологемы складываются, например, вокруг каждого руководителя государства, начиная с образа «царя-батюшки» и заканчивая образом президента. Подобные идеологемы укореняются в массовом сознании с помощью стереотипов, тиражируемых СМИ, например: вождь мирового пролетариата (о Ленине), гениальный вождь и учитель (о Сталине), генеральный конструктор (о Хрущеве), верный ленинец (о Брежневе), архитектор перестройки (о Горбачеве), царь Борис (о Ельцине). Такие стереотипные номинации приводят к образованию психологически обусловленного постоянного языкового навыка. Знаки оценки данных стереотипных номинаций зависят от шкалы ценностей, принятой в каждом конкретном издании [Клушина 2008: 36].

Идеологемы репрезентируются не только в базовых дискурсах (идеологическом, политическом, информационно-массовом, публицистическом), но и в других типах дискурсов: рекламном, спортивном, учебном, научном, религиозном, развлека-

тельном, бытовом, а также в туристическом, — «впрочем, даже в рамках большинства дискурсов, для которых идеологема не является содержательной доминантой, названная когнитивная универсалия реализует свою важнейшую суггестивную функцию» [Малышева 2009: 35].

Важнейшим условием существования идеоло-гемы является ее актуализация в пределах того или иного метаконтекста. При соблюдении этого условия она обретает ценностный характер, становится идеологически значимой для большей части языкового коллектива. Актуализация идеологемы, как правило, проходит в два этапа: во-первых, в рамках идеологического дискурса, благодаря чему идеологема и получает свой статус; во-вторых, в рамках какого-либо частного дискурса, т. е. в конкретной своей реализации, когда идеологема, попадая в языковое окружение, начинает взаимодействовать с элементами текста и выступать в этом тексте в качестве яркого и неоднозначного смыслообразующего компонента [Журавлев 2004].

Туристический нарратив актуализирует как социальные, так и личностные идеологемы. Среди основных социальных идеологем туристического нарратива выделяется идеологема «национальный образ».

Национальный образ — идеальное конструирование этнической общностью как носительницей культуры определенных представлений о себе, о своих типических чертах, особенностях национального характера, а также о своей стране. Национальный образ — одна из важнейших составляющих национального самосознания. Суждения о характерных чертах и особенностях своего народа непременно соотносятся с представлениями о характерных свойствах других народов и их представителей. Национальный образ воплощает в себе единство всеобщего (универсального) и единичного (уникального). Ядром национального образа выступают культурные архетипы — первичные идеи и представления, заложенные в основу национальной культуры и достаточно устойчивые, несмотря на динамику культуры. Национальный образ может рассматриваться как знаковое выражение представлений нации о своей сущности и роли в истории. Именно постижение и принятие национального образа в рамках определенной национальной культуры позволяет индивиду как члену национально-государственного образования постичь базовые понятия и ценности своей культуры, осознать свою принадлежность к национально-государственному целому, соотнести себя с определенной нацией и культурой [Борисенко 2008: 8—9].

Говоря об идеологеме «национальный образ» в туристическом нарративе, мы имеем в виду образ страны, который не тождествен образу государства. В контексте бинарной оппозиции двух философских парадигм — целерационального и коммуникативного действий — образ государства, являясь компонентом «мягкой силы», предстает как инструмент геополитической конкуренции; это упрощенный символичный образ всей совокупности институтов власти государства, основанный как на их реальной деятельности, так и создаваемый стихийно или целенаправленно на основе

мифов и стереотипов массового сознания, формирующий устойчивые политические мотивации людей. Образ страны предстает как совокупность культурно-ценностного потенциала страны и ее народа. Образ страны трактуется как результат обобщения гетерогенных, гетеросубстратных, ге-терохронных сведений о стране.

Основываясь на классификации национальных образов, предложенной Э. М. Галумовым [Га-лумов 2003], мы выделяем в рамках идеологемы «национальный образ» в туристическом нарративе географический образ, природно-ресурсный, цивилизационно-культурный образ, социально-ментальный образ, национально-ценностный образ.

Туристический нарратив проецирует в массовое сознание политико-географический образ страны, представляющий собой концентрацию ведущих географических знаков, символов, черт страны: Россия — самая удивительная страна в мире! Это самая большая страна. Одна восьмая часть мировой суши, 11 часовых поясов с востока на запад, 14 морей и три океана. Самый богатый природный потенциал и климатическое разнообразие: от Северного Ледовитого океана, тундры, тайги, смешанных лесов до южных степей и субтропиков. В России проживает более 100 народностей со своей уникальной культурой, традициями, бытом, национальной кухней. Россия — это пятая часть всех лесов планеты. Русская тайга — самый большой лес в мире и самое крупное и чистое в мире пресноводное озеро — Байкал, самая протяженная автотрасса в мире — 10 тысяч километров от Москвы до Владивостока. Называя Россию страной контрастов, имеют в виду присущее ей бесконечное разнообразие. В России можно выбрать отдых на любой вкус, какими притязательными эти самые вкусы не были: от жаркого черноморского побережья с золотыми песчаными пляжами и комфортабельными отелями до экстремальных сафари по трассам зимней Карелии.

На политико-географический образ наносится привлекательный природно-ресурсный образ — концентрация ведущих признаков и символов национальных ресурсных богатств в природном, ландшафтном или климатическом отношении: Еще один плюс в копилку преимуществ отдыха в России — это безграничное разнообразие и неоспоримое великолепие русской природы. Воспетая великими русскими поэтами, природа России поражает своей непредсказуемостью и живописностью. Знойные прикаспийские полупустыни сменяются бескрайними степными просторами и сочными заливными лугами. На равнинах вырастают величественные горы, увенчанные снеговыми коронами, а тихие речушки превращаются в бурные горные потоки. За лесными массивами открывается таинственная тайга с вкраплениями небесно-голубых озер.

Природно-ресурсный образ служит основой для цивилизационно-культурного образа, представляющего собой концентрацию национальных культурных знаков, символов и черт народа, страны в историческом и цивилизационном измерении: Что касается отдыха культурного, то

здесь так же Россия предоставляет самый широкий спектр возможностей. Обилие достопримечательностей — архитектурных ансамблей, музеев, дворцов, мемориальных комплексов — позволит всем желающим приобщиться к великому и прекрасному, приоткрыть завесу прошлого и прикоснуться к настоящему, окунуться в атмосферу русской культуры. Каждый российский город хранит страничку нашей богатой истории, и поэтому даже самый маленький, провинциальный городок России имеет неоценимую значимость.

На природно-цивилизационно-культурный фон накладывается социоментальный образ народа как концентрации ведущих социальных признаков, символов, черт народа в ментальном отношении. Социально-ментальный образ идентифицирует народ с характерными, наиболее типичными социально-психологическими признаками: Отдых в России — это и ознакомление с бытом, культурой, традициями и обычаями людей, которые живут в гармонии с окружающей природной средой, возможность увидеть традиционные жилищные и хозяйственные постройки, местных жителей в национальной одежде, а также возможность принять участие в традиционных праздниках, попробовать блюда национальной кухни и купить в качестве сувениров предметы традиционного быта.

Завершает череду перечисленных образов национально-ценностный образ — концентрация ведущих знаков и символов, выражающих государственные интересы, цели и устремления в национально-идейном отношении: Россия — огромная страна с огромным туристическим потенциалом, который сейчас раскрывается во всем своем многообразии. Она щедра и хлебосольна, самобытна и вместе тем современна, величественна и в то же время изящна, проста, но со своей загадкой, которую под силу разгадать каждому. Стоит только сделать первый шаг ей навстречу!

Моделирование национальных образов в туристическом нарративе актуализирует интерес к истории страны, посещение исторических памятников и памятных мест, тематических лекций по истории и других мероприятий; интерес к старинным традиционным или современным постановочным культурным мероприятиям или «событиям» (праздникам, фестивалям) и участию в них; интерес к религии или религиям страны, посещение культовых сооружений, мест паломничества, тематических лекций по религии, знакомство с религиозными обычаями, традициями, ритуалами и обрядами; интерес к археологии страны, посещение памятников древности, мест раскопок, участие в археологических экспедициях; интерес к культуре этноса (народа или народности), объектам, предметам и явлениям этнической культуры, быту, костюму, языку, фольклору, традициям и обычаям, этническому творчеству; посещение родины предков, знакомство с культурным наследием своего исконного народа, этнических заповедных территорий, этнических тематических парков; интерес к представителю этноса в развитии, с точки зрения эволюции; посещение страны с целью зна-

комства с современной «живой культурой»; интерес к взаимодействию природы и культуры, к природно-культурным памятникам, посещение природно-культурных ансамблей, участие в культурноэкологических программах и т. д.

Конструирование национальных образов в туристическом нарративе осуществляется с помощью комплекса вербальных и невербальных средств. Отбор языковых средств, используемых адресантом туристического нарратива для именования различных событий/фактов внеязыковой действительности, позволяет говорить о реализации в тексте определенных стратегий, направленных на конструирование/поддержание образа страны в сознании единичного и/или коллективного адресата. Стратегия является системой, составленной из организованных по принципу иерархии компонентов, предполагающей отбор фактов и их подачу в определенном освещении с целью воздействия на интеллектуальную, волевую и эмоциональную сферу адресата.

Можно выделить номинативные и дискурсивные стратегии создания национальных образов в туристическом нарративе. Номинативные стратегии состоят в выборе из совокупности всех потенциально возможных изофункциональных гетерогенных средств именования как отдельных элементов картины мира (предметов, процессов, качеств и т. д.), так и ее фрагментов (ситуаций или комплексов ситуаций, связанных друг с другом причинно или аддитивно, постоянно или случайно). Решая задачу сообщения и задачу воздействия, номинативные стратегии в туристическом нарративе выполняют ряд взаимосвязанных функций, основными из которых являются следующие: номинативная, информативная, эстетическая, дифференцирующая, воздействующая, рекомендательная, аттрактивная.

В туристическом нарративе выделяются номинативные стратегии прямой/косвенной идентификации, прямого/косвенного атрибуирования, стратегия акцентирования определенного рода информации, стратегия обозначения через контраст, стратегия модальности и др. Номинативные стратегии реализуются по таким макротекстовым объектам, как номинация «Я», коннотативность, акциональность. В качестве средств реализации названных стратегий могут выступать вербальные (лексические, грамматические, морфологические, синтаксические, стилистические) средства в совокупности с различного рода невербальными средствами.

Национальный образ страны формируется в первую очередь выбором лексики, служащей для номинации и оценки страны в целом и различных ее составляющих. В отличие от других языковых средств лексический состав, в частности ключевые слова, наиболее эксплицитно представляет объект. Ключевые лексемы, вербализующие национальный образ, служат для номинации таких аспектов, как исторические территории, архитектурные сооружения и комплексы, зоны археологических раскопок, художественные и исторические музеи, народные промыслы, праздники, бытовые обряды, выступления фольклорных коллективов, актуальная культура сегодняшнего дня (художест-

венная, а также образ жизни населения: кухня, костюм, особенности гостеприимства и пр.), природа, ландшафт и др.

Так, например, природа и ландшафт представлены целым спектром дескрипторов пространства: изумительная природа; девственно экзотическая природа; романтичная и причудливая природа; живописные природные красоты; божественной красоты природа; потрясающая воображение природа; мир нетронутой, живой, отзывчивой природы; дикая первозданная природа; ошеломляющие пейзажи; сказочно красивые пейзажи; диковинные растения и экзотические животные; чистая лазурь неба; бархат ночного неба; экзотическая флора и фауна; удивительный, потрясающий подводный мир; удивительные экзотические цветы, пьянящие своим ароматом; таинственные зеленые тропические джунгли; буйное многоцветье флоры; фантастическое разнообразие животного мира; завораживающие пейзажи с оазисами и цветущими садами; золотистые песчаные пляжи; белоснежные пляжи с золотистым песком; яркое солнце; ласковое солнце; кристально чистые зеленоголубые воды; кристально чистая вода цвета сапфира; безбрежный сияющий океан; искрящиеся на солнце воды океана; изумрудная вода; бирюзовые лагуны; великолепные коралловые рифы с экзотическими морскими обитателями; изумрудная вода; чистейшая вода; утопающая в зелени экзотика с озерами, лагунами, водопадами; горы в серебристой дымке; розовые закаты; таинственные пещеры; манящий сказочный мир; райская страна; райский остров; райские пейзажи; сказочный мир, полный райских наслаждений; волшебное место; неизведанный мир экзотики; потрясающий, таинственный и необычный мир; мир неземных красок; мир невероятных ощущений; мир древних тайн и удивительных приключений; затерянный мир; романтическое и уникальное место; страна покоя, умиротворения, уюта; экзотическое, самое идеальное место для отдыха; тихое, солнечное и романтическое место; удивительно прекрасный подводный мир; мир солнца и света; таинственный, ни с чем не сравнимый мир; волшебный мир; кусочек рая на Земле; мир яркий, обворожительный и т. п.

Номинативные стратегии тесно связаны с дискурсивными. Дискурсивные стратегии — это выбор аранжировки номинативных стратегий для достижения определенной цели в конкретных дискурсивных условиях. К дискурсивным стратегиям создания национального образа в туристическом нарративе можно отнести стратегию мелиориза-ции, мифопоэтическую стратегию, стратегию эв-фемизации, стратегию суггестивной метафориза-ции и метонимизации, стратегию «идеальной презентации», стратегию гиперболизации и др.

Так, например, мифопоэтическая стратегия представлена в туристическом нарративе культурными локусами. Локус — воспроизводимый в нарративе пространственный объект, являющийся местом действия или созерцания. Такие локусы наделяются в культуре символическим значением: их номинации связывают мир денотатов с миром реальности — в последнем денотаты обрас-

тают набором ассоциаций, характерных для сознания, сами же номинации в языковом сознании наделяются соответствующими коннотациями. Культурные локусы — ландшафтные или рукотворные образования, являющиеся в текстах воспроизводимым местом действия и обладающие символическим значением, т. е. соединяющие различные сферы реальности: мир денотатов (объективная реальность) и мир эмоций и ассоциаций, этими денотатами вызываемых (психическая реальность).

Мифопоэтическая стратегия представлена в туристическом нарративе такими локусами, как локус желаемых встреч, локус воплощенного рая и абсолютного счастья, локус ирреального мира и сомкнутых пространств, локус сказки и сна, локус таинства, возвращения в детство, локус инициации и т. д. Они актуализируются такими лексико-дами, как загадочный, замечательный, потрясающий, неотразимый, изумительный, неповторимый, живописный, восхитительный, чарующий, райский, необычный, удивительный, захватывающий, дивный, впечатляющий, уникальный, незабываемый, диковинный, особенный, исключительный, неземной, экзотический и т. п., а также психологическими ассоциативами: мир красоты, мир тайны, мир приключений, мир мифологизированного прошлого, мир природы, мир воображения, мир мечты, мир таинства и приключений, мир романтики, мир сказки и т. д.

Конструирование национального образа в туристическом нарративе исходит из логики знакомства с некой «terra incognita», обусловленной последовательностью вопросов. Данная последовательность демонстрирует очередность продвижения образа страны в наше сознание и выглядит следующим образом: где находится страна, что в ней интересного (в плане культурно-исторических достопримечательностей и в плане природных достопримечательностей), каков народ страны (ментальность, духовные ценности и т. д.), что в стране производят (умеют делать), каковы устремления народа и т. д.

При актуализации идеологемы «национальный образ» в туристическом нарративе на первый план выходит понятие «бренд-имидж» страны. Если национальный образ подразумевает представления о стране и ее народе, бытующие в сознании находящихся в ее культурном поле или соприкасающихся с ним групп населения, то имидж — понятие более узкое: «оно определяет ту составляющую национального образа, которая формируется под воздействием направленных на его конструирование ресурсов и технологий, в первую очередь находящихся в непосредственном расположении заинтересованного государства» [Борисенко 2008: 18—19]. Под имиджем страны следует понимать стройную и последовательную систему ассоциаций, выстраивающуюся в сознании аудитории при упоминании страны. Как самостоятельное социальное явление, имидж страны имеет свою специфику, отличающую его, в частности, от имиджа государства. Если последний исходит из задачи достижения преимущества государства в глобальной конкуренции, то имидж страны лишен политической окраски и вмещает в

себя главным образом культурно-ценностный потенциал страны и ее народа [Г ринев 2009].

Имидж в определенной степени идеализирует объект, либо преувеличивая его выгодные черты, либо наделяя его дополнительными социальными, психологическими качествами в соответствии с ожиданиями тех, на кого направлен туристический нарратив. Туристический нарратив способствует созданию многоуровневого контекста ассоциативных связей со страной, основанного на туристической привлекательности.

Помимо социальных идеологем, туристический нарратив актуализирует также и личностные идеологемы. Данная сфера включает имена известных политических деятелей, как современности, так и былых лет, имена глав государств и первых леди различных стран, названия правящих династий, имена выдающихся полководцев. Среди основных личностных идеологем туристического нарратива выделяются такие, как «Царь», «Иван Грозный», «Петр I», «Екатерина II» и т. д.: Наш город, существовавший уже в XII в., расцвел к „золотому веку Екатерины". История города связана с именами Афанасия Никитина, Ивана Грозного, Петра I, Екатерины II, Матвея Казакова, Карла Росси и др. Вы увидите уникальные памятники архитектуры XVI—XVIII веков: Собор Белая Троица, Императорский путевой дворец, построенный для царской семьи, городские купеческие усадьбы. Вы узнаете, почему Новый мост старее Старого моста, как появилось выражение „Филькина грамота", как Петр I строил мост в Твери и много других тайн и легенд.

Таким образом, туристический нарратив актуализирует как социальные, так и личностные идеологемы, которые связаны с национальной идентификацией: связь с определенной территорией, природные богатства, культурное наследие и высшие достижения культуры, исторические события, общераспространенные суждения о национальном характере.

ЛИТЕРАТУРА

Бахтин М. М. Слово в романе // Вопросы литературы и эстетики. — М. : Художественная литература, 1975. С. 132—179.

Барт Р. Мифологии. — М. : Изд-во им. Сабашниковых, 1996.

Борисенко И. В. Национальный образ России: философско-культурологический анализ : автореф. дис. ... канд. филос. наук. — Ростов н/Д, 2008.

Г алумов Э. А. Международный имидж России: стратегия формирования. — М. : Известия, 2003.

Гусейнов Г. Ч. Советские идеологемы в русском дискурсе 1990-х. — М. : Три квадрата, 2003.

Гринев И. В. Роль национальной российской культуры в формировании международного имиджа страны : автореф. дис. ... канд. филос. наук. — М., 2009.

Журавлев С. А. Идеологемы и их актуализация в русском лексикографическом дискурсе : автореф. дис. ... канд. филол. наук. — Казань, 2004.

Клушина Н И. Интенциональные категории публицистического текста: на материале периодических изданий 2000—2008 гг. : автореф. дис. ... д-ра. филол. наук. — М., 2008.

Купина Н. А. Тоталитарный язык: словарь и речевые реакции. — Екатеринбург ; Пермь, 1995.

Купина Н. А. Языковое строительство: от системы идеологем к системе культурем // Русский язык сегодня / РАН, Ин-т рус. яз. им. В. В. Виноградова. — М. : Азбуковник, 2000. Вып. 1. С. 182—189.

Мурзин Л. Н, Штерн А. С. Текст и его восприятие. — Свердловск : Изд-во Урал. ун-та, 1991.

Малышева Е. Г. Идеологема как лингвокогнитивный феномен: определение и классификация // Политическая лингвистика. — 2009. Вып. 4 (30). С. 32—41.

Татару Л. В. Точка зрения и ритм композиции нарративного текста (на материале произведений Дж. Джойса и В. Вулф) : автореф. дис. ... д-ра. филол. наук. — Саратов, 2009.

Томашевский Б. В. Теория литературы. Поэтика : учеб. пособие. — М. : Аспект Пресс, 1996.

Чудинов А. П. Метафорическая мозаика в современной политической коммуникации : моногр. — Екатеринбург : Изд-во Урал. гос. пед. ун-та, 2003.

Статью рекомендует к публикации д-р филол. наук, проф. М. В. Пименова