УДК 81’246:[811.341.4+811ю602] ББК 81.002.1 Т 46

Тихонова А.П.

Кандидат филологических наук, доцент кафедры английской филологии Адыгейского государственного университета, e-mail: aza.tihonova@mail.ru

Хаттско - адыгские лексические параллели (лингвокультурный аспект языкового знака)

(Рецензирована)

Аннотация:

Проводится сопоставление хаттских и адыгских лексических единиц, что позволило доказать родство хаттского и адыгских языков на лексическом уровне. Выявлены словообразовательные аффиксы и корневые элементы, используемые при словосложении. Показано, что для восстановления логико-понятийной структуры древних слов возможно обращение к современным языкам.

Ключевые слова:

Генетические связи, праязык, корреляции.

Tikhonova A.P.

Candidate of Philology, Associate Professor of English Philology Department, Adyghe State University, e-mail: aza.tihonova@mail.ru

The Khattsky - Adygsky lexical parallels (linguocultural aspect of a language sign)

Abstract:

The Khattsky and Adygsky lexical units are compared to prove the relationship of the Khattsky and Adygsky languages at lexical level. Word-formation affixes and the root elements used at a word composition are revealed. It is shown that it is possible to appeal to the modern languages in order to restore a logic-conceptual structure of ancient words.

Keywords:

Genetic linkages, parent language, correlations.

Наше исследование стало возможным благодаря достижениям в изучении хеттского, хаттского и кавказских языков. Однако задачу исследования хаттского языка нельзя считать до конца решенной, так как ученые до сих пор не в состоянии перевести и трех строк одноязычного (т.е. не снабженного еще в древности переводом на хеттский язык) хаттского текста.

Данная статья представляет собой попытку доказать генетическое родство хаттского и абхазо-адыгских языков и дать перевод некоторых слов, которые не поддаются переводу и интерпретации с помощью хаттско-хеттской билингвы.

Одни исследователи (Я. Браун, И.М. Дунаевская, И.М. Дьяконов; Вяч.Вс. Иванов, З.И. Керашева) находят сходство хаттского языка с абхазо-адыгскими (северо-западнокавказскими) языками [1: 352; 2: 82; 3: 160-163; 4: 94], а другие (например, А. Камменхубер со ссылкой на Е. Лароша) - считают поиски генетических связей хаттского языка с языками северо-западного Кавказа бесперспективными при разрыве письменной традиции длительностью в 3000 лет [5: 36]. Однако о какой письменной традиции может идти речь, если не существует текстов, написанных самими хаттами? Вполне возможно, что хаттский

язык существовал только в устной форме и дошел до нас только благодаря хеттским писцам. Адыгские языки фактически до начала 20 в. также оставались бесписьменными и существовали в виде устных диалектов, т.е. в самых благоприятных условиях для сохранения архаичных форм. Кроме того, уже существует богатый лингвистический опыт по установлению генетических связей современных европейских языков с санскритом. По данным, приводимым А.В. Дыбо и Г.С. Старостиным, для 90% лексических единиц английского языка могут быть найдены соответствия в праязыке. [6: 125].

Генетическое родство языков можно считать доказанным при наличии фонетических, лексических и грамматических соответствий даже при разрыве между ними в несколько тысячелетий [6: 121]. Р. Раск считает, что на протяжении одного человеческого поколения народ может изменить свои верования, традиции, установленные обычаи, законы и институты, может подняться до известной степени образованности или вернуться к грубости и невежеству, но язык при всех этих переменах продолжает сохраняться, если не в первоначальном виде, то, во всяком случае, в таком состоянии, которое позволяет узнавать его на протяжении целых тысячелетий. (цитируется по З.И. Керашевой) [4: 93].

По словам Яна Брауна, хаттский при дальнейшем углубленном его изучении может сыграть для адыгских языков роль санскрита [1: 352].

Сопоставление хаттских лексических единиц и их современных адыгских соответствий из текстов проводилось с учетом сделанных А.Хамменхубер исправлений описок и ошибок хеттских писцов. При этом мы придерживаемся мнения, что, несмотря на выпадение лексических единиц из словарного состава в ходе развития языка, их следы могли сохраниться в сложных или производных словах. Хаттские слова даются в латинице, их адыгские соответствия в кирилице.

Хаттские и адыгские слова или их компоненты считаются нами родственными, если совпадает их графическое написание и значение, взятое из хаттско-хеттской билингвы. При совпадении написания и отсутствии перевода значение слова или его компонентов восстанавливается через исследование адыгских языков.

Несмотря на неоспоримую значимость хаттско-хеттской билингвы, хеттские заимствования из хаттского языка представляют собой транслитерации, логико-понятийная структура которых остается нераскрытой, поэтому обращение к адыгским языкам для установления когнитивной структуры хаттского слова представляется, на наш взгляд, оправданным.

По данным И.М. Дьяконова, хаттский вариант аккадской клинописи, которой записаны хаттские тексты, позволяет различать всего 13 согласных - т, р. п, t, л, с, к, h, I, г, w, f и ] -последний не во всех случаях и 4 гласных а, г, и, е - последний не во всех случаях. Между тем, колебания в написании некоторых слов позволяют подозревать также существование фонем, не получивших своего графического выражения [7: 169]. Поэтому одному хаттскому согласному, по нашим предположениям, могут соответствовать несколько адыгских звуков: хатт. t - адыгейск.. т, т1; хатт. р - адыгейск. п, п1; хатт. к - адыгейск. к, къ, к1; хатт. I -адыгейск. л, лъ; хатт. h - адыгейск. х, хъ, хь; хатт. г - адыгейск. ц, ц1; хатт. л - адыгейск. ш, шъ, ш1.

Как показало изучение текстов, в хаттском, как и в современных адыгских языках, существуют неслоговые гласные [и] и []], которые встречаются в комплексе с основными гласными и образуют дифтонги._______________________________________________________

Хаттский язык Адыгейский язык и родственные ему языки

иа ^а1 иа - орудие уа ^а] уатэ - молоток

иі М1 - притяжательная приставка уи рш] уиунэ - твой дом

ии р№и1 ииг - страна у ^и] унэ - дом

ие М ие1 - жилье, дом уэ ^е] - небо, бог (убых.)

]а Паї -имеет я Па] ябгэ - злой

Це Неї Іе иеі - его дом м а с - ь ж е е1 а е

Ц ГШ - притяжательная приставка и ГШ ины - большой

Во внимание также принимаются звуковые корреляции согласных в адыгских и абхазском языках и их диалектах по звонкости - глухости, мягкости - твердости и т.п. Сравните: адыгейск. тыгъэ - каб. дыгъэ (солнце), адыгейск. ку - каб. гу (подвода, повозка), адыгейск. ч1э, убых. ц1э, каб. шъ1э (дно). Таким образом, можно считать родственными такие хаттско-адыгские соответствия как каб. бын - дитя, быны - дети, хатт. pinu - сын, ребенок; адыгейск. гъуч1ы - железо, гъуч1э - кузнец; хатт. huzza - железо.

Существуют также корреляции гласных в абхазо-адыгских языках и варьирование гласных в зависимости от ударения внутри одного языка. Сравните: адыгейск.. бзэ - абхаз. бза (язык), сикіал (мой мальчик ) - к1элэ Іуш (умный мальчик). Таким образом, в хаттском языке также допускается колебание гласных, как, например, в слове «отец» ta, te в составе сложных слов.

При словообразовательном анализе хаттских лексических единиц путем сопоставления их с соответствующим материалом адыгских и родственных им языков мы исходим из следующих принципов:

- словообразовательный аффикс выделяется только в случае его повторяемости с одним и тем же значением в нескольких контекстах;

- допускается возможность омонимии словообразовательных и грамматических аффиксов.

Как показал анализ практического материала, в хаттском языке можно выделить суффикс -л со значением деятеля, эквивалентного адыгскому суффиксу -ш1(э) образованного от глагола ш1эн «делать ч-л., знать ч-л.», как в словах пxъа-шІэ «плотник, столяр» от слова пxъэ «дерево-древесина», ца-ш1э «зубной врач» от слова цэ «зуб».

В комментарии к тексту 1, в котором речь идет о богине Katahzipuuri, «pala a-an-za^=ma ure^ huzza^^ai-^u» (И она позвала к себе всемогущего кузнеца) А. Камменхубер пишет: «Мы не можем решить, какое из двух слов шел или huzzaллai значит кузнец» (2: 48). Хаттское слов шєл (сравните с каб. ур «деревянный молот») буквально означает «молот знает, знающий», хатт. слово huzzaл буквально означает «железо знает, знающий» т.е. в обоих случаях речь идет об одном и том же человеке, о кузнеце, а лai-лu представляет собой определение к слову кузнец.

В тексте 8 слово a-ta-niuaл делается понятным, если его сопоставить с каб. мывэ = нывэ = (камень) [Рогава: 8, 29] niuaл - «каменщик» (буквально «камень знает, знающий»). Например: Aulinkatti katti a-ta-niua^ Бог Шулинкати, царь - отец-каменщик.

Сравните в тексте четыре названия Лaktu-nuua - гора Шакдунува со словом niua «камень».

Сюда же можно отнести слово ЫШл - «воспитатель» (от kan «воспитанник»), буквально «тот, кто берет на воспитание». Сравните с адыгским къан « воспитанник» (чаще всего мальчик из знатного рода, отдававшийся по обычаям адыгов на воспитание в другую знатную семью). Хетты заимствовали из хаттского слово tuh-kanti «взятый на воспитание» (по А.Камменхубер, tuh в хаттском означает «брать»). Оно используется для обозначения высшего хеттского сановника, который, как правило, оказывался царским сыном.

В хаттском также можно выделить суффикс -el/il(i) отглагольного происхождения (сравните с адыгейск. илъ «лежит, находится») c двумя значениями:

1) со значением «вместилища», например uel/uil «дом, жилье, где живет человек» от корня u «человек» (Сравните с толкованием у А.К. Шагировым) [9:139]. Топоним Hatuлili буквально означает «место, где обитают хатты». Сравните этот топоним с топонимами Хатукай и Хатажукай на территории Адыгеи, свидетельствующие о пребывании хаттов на Северном Кавказе.

Слово ua-zari-el, производное от ua-zar «овцы», по словам А.Камменхубер, не поддающееся переводу, можно было бы перевести как «овчарня». Сравните с адыгейск.: цы-лъ (от цы «шерсть») - корзина для хранения шерсти, щыгу-лъ (щыгу «соль») - «солонка», лэпсы-лъ (от лэпсы «мясной суп») - миска для мясного супа.

2) со значением «тот, кто ведает тем, что обозначено в корне».

Хеттизированная форма божества, охраняющего душу, Kuduili, которая состоит из двух корней ки «душа», du «хранилище» и суффикса —ііі, буквально обозначает «хранитель души». Сравните: каб. ду «хранилище в виде сапетки для кукурузы в початках и кочанах».

Название придворной должности haggazuel «кравчий, ведающий царским столом», делается понятной, если мы сопоставим корни слова с современными адыгскими и абхазскими словами: хатт. ha «ячмень» (вероятнее всего напиток из ячменя), адыгейск. хьэ «ячмень», хьалыгъу «хлеб», игъэчъын «лить что-либо из чего-либо»; абх. а-куатэара с тем же значением «лить, наливать», соответственно хаттский корень ggazu означает «наливает». Буквально haggazuel означает «тот, кто наливает напиток».

Из способов именного словообразования в хаттском, послужившим субстратом для хеттского языка, широко распространено словосложение корневых имен. По мнению исследователя хеттского языка Вяч.Вс. Иванова, корневые имена в хеттском языке ближе всего стоят к глаголам и, может быть, отражают эпоху неразличения имени и глагола [10: 198].

В процессе общественно-исторического освоения предметного мира человек познает вещи и явления через свой собственный опыт. При этом вполне закономерно, по мнению А.Н. Абрегова, что мотивирующие признаки, положенные в основу номинации, могут быть самыми различными [11: 13].

В названиях хаттских богов и правителей, образованных путем сложения именных корней друг с другом, просматриваются архаичные черты первобытно-родовой общины, а именно, главенствующая роль отца.

В осмыслении действительности первобытный человек использует элементы более знакомой и понятной ему среды, отсюда отождествление бога с отцом.

Например, хаттское слово бог-правитель ТаЬагпа содержит следующие именные корни: іа «отец», Ьаг «большой», па «око», буквально «око большого отца», т.е. того, кто все видит. Сравните с адыгскими корнями: ты «отец», бэ «много», бэрэ «долго», нэ «глаз».

В названии бога Теїіріпи просматриваются следующие корни: іе «отец», ріпи «сын, ребенок». Что касается корня Іі, возможна его двоякая интерпретация: адыгейск. лъы «кровь» (имя) или в ауслауте лъы-п «лежать, класть» (глагол) (т.е., приносить в жертву) богу сына.

Хаттское слово Таиапаппа «правительница» содержит следующие именные корни: іа «отец», иа «небо, бог», паппа «мать».

В словосложении особое место также занимают элементы, обозначающие символьные функции различных частей тела. Например, в роли символа человека как такового или через его характеристику-признак выступают такие корни, как (1) хатт. па, адыгейск. нэ «глаз», (2) хатт. ре, адыггейск. пэ «нос», (3) хатт. ^а, адыгейск. шъхьэ «голова».

Название бога Та^арипа состоит из следующих корней: іа «отец», ^а «голова, глава», сравните с адыгейск. шъхьэ «голова, глава, начальник», от которого происходит основа ^ари « верхушка», па «око»: буквально «око верховного отца».

Хаттское имя божества ЫШ-^ари, которое, по словам А. Каменхубер, не поддается переводу, состоящее из корней ЫШ «царь, бог» и лЬари «верхушка», может быть переведено как «верховный царь, бог». Сравните с адыгским словом шъхьапэ «верхушка».

В хаттском слове реиіі «передняя часть дома» первым элементом слова выступает корень ре «нос».

Особое место в хаттском языке занимают сложные слова с глагольными корнями типа han-uaл(u)-iі «трон, бог трона», которое состоит из han «господин», иал(и) «небо», іі «стоит, находится».

Хаттское слова іаІ(и)іі «пол» буквально означает «покрытие, на котором стоят». Сравните хатт. іаі(и) с адыгейск. телъ « лежит сверху (на)».

Хеттизированное имя хаттского божества P/Uel-uahisi легко членится на составные корни и расшифровывается как «боги дома» (т.е. боги, охраняющие домашний очаг): иеі «дом», иа «бог», ^ -показатель множественного числа, т.е. uah «боги», isi - находятся,

буквально сидят. Сравните с адыгейским -ис «сидит (в), находится (в)» : Ар унэм ис - Он (она) дома (буквально в доме).

В современных адыгских языках есть сложные слова, построенные по этой же словообразовательной модели: лъэмыджтес «сторож моста» (лъэмыдж «мост», тес «сидит на», буквально: тот, кто сидит на мосту); шъхьалытес «мельник» (шъхьалы «мельница», тес «сидит на», буквально: тот, кто находится на мельнице).

Таким образом, как показал анализ хаттского лексического материала и его абхазоадыгских соответствий, мы имеем дело с родственными языками, для восстановления понятийно-логической структуры которых возможно обращение к современным языкам. В результате анализа нам удалось дать структурную интерпретацию и перевод ряда хаттских слов, считавшихся специалистами непереводимыми.

Примечания:

1. Браун Я. Хаттский и Абхазо-адыгский языки // Нартский эпос и кавказское языкознание: материалы VI Междунар. майкопского коллоквиума Европейского Общества кавказологов. Майкоп, 1992. С. 352-357.

2. Дунаевская И.М., Дьяконов И.М. Хаттский (протохеттский) язык // Языки Азии и Африки. М., 1979. Т. 3. С. 79-83.

3. Иванов Вяч.Вс. К этимологии некоторых миграционных культурных терминов // Этимология. М.: Наука, 1980. С. 157-166.

4. Керашева З.И. Язык - ценный источник для познания истории народа // Вестник АГУ Майкоп, 2008. № 2. С. 93-97.

5. Каменхубер А. Хаттский язык // Древние языки Малой Азии. М.: Прогресс, 1980. С. 23-98.

6. Dybo A.V., Starostin G.S. In Defense of the Comparative Method, or the End of the Vovin Controversy // Memory of Sergei Starostin. Orientalia etClassica. Papers of the Institute of Oriental and Classical Studies. Issue XIX. Aspects of Comparative Lingistics. М., 2008. P. 119-258.

7. Дьяконов И.М. Языки древней передней Азии. М.: Наука, 1967. 492 с.

8. Рогава Г.В. К вопросу о структуре именных основ и категориях грамматических классов в адыгских (черкесских) языках. Тбилиси: Изд-во Академии наук Грузинской ССР, 1953.

9. Шагиров А.К. Этимологический словарь адыгских (черкесских) языков. М.: Наука, 1977. Т. 1. 290 с.; Т. 2. 224 с.

10. Иванов Вяч.Вс. Хеттский язык. М.: УРСС, 2001. 294 с.

11. Абрегов А.Н. Исследования по лексике и словообразованию адыгейского языка. Майкоп: Изд-во АГУ, 2000. 201 с.

Список сокращений

адыгейск. - адыгейский язык (the Adyghe language) абх. - абхазский язык (the Abkhazian language) каб. - кабардинский язык (the Kabardian language) убых. - убыхский язык (the Ubykh language) хатт. - хаттский язык (the Hattian language)

References:

1. Brown Ya. The Hattian and the Abkhaz-Adyghe languages // The Narts’ epos and Caucasian linguistics: materials of the VI International Maikop colloquium of the European society of scientists studying the Caucasus, 1992. P. 352-357.

2. Dunayevskaya I.M., Dyakonov I.M. The Hattian (Protohittite) language // Languages of Asia and Africa. M., 1979. V 3. P. 79-83.

3. Ivanov Vyach. Vs. On the etymology of some migratory cultural terms // Etymology. M.: Nauka, 1980. P. 157-166.

4. Kerasheva Z.I. Language as a valuable source for perceiving a history of people // The AGU Bulletin. Maikop, 2008. No. 2. P. 93-97.

5. Kamenkhuber A. The Hattian language // Classic languages of Asia Minor. M.: Progress, 1980. P. 23-98.

6. Dybo A.V., Starostin G.S. In Defense of the Comparative Method, or the End of the Vovin Controversy // Memory of Sergei Starostin. Orientalia etClassica. Papers of the Institute of Oriental and Classical Studies. Issue XIX. Aspects of Comparative Lingistics. M., 2008. P. 119-258.

7. Dyakonov I.M. Languages of the ancient Western Asia. M.: Nauka, 1967. 492 pp.

8. Rogava G.V. On the question of the nominal stem structure and categories of grammatical classes in the Adyghe (Circassian) languages. Tbilisi: Publishing house of the Georgian SSR Academy of Sciences, 1953.

9. Shagirov A.K. Etymological dictionary of the Adyghe (Circassian) languages. M.: Nauka, 1977. V. 1. 290 pp; V. 2. 224 pp.

10. Ivanov Vyach. Vs. The Hittite language. M.: URSS, 2001. 294 pp.

11. Abregov A.N. Researches on the vocabulary and word-formation of the Adyghe language. Maikop: AGU Publishing house, 2000. 201 pp.