Г. А. Вильданова

ГЕНДЕРНО-ВЕЖЛИВЫЕ ЭВФЕМИЗМЫ В ПРАГМАТИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ

(на материале английского языка)

Работа представлена кафедрой английской филологии Бирской государственной социально-педагогической академии.

Научный руководитель - доктор филологических наук, профессор Ю. В. Горшунов

Статья посвящена анализу прагматической составляющей гендерно-вежливых эвфемизмов. Рассматриваются стратегии вежливости и сопутствующие ей прагматические принципы, диктующие создание и употребление гендерно-вежливых эвфемизмов.

Ключевые слова: эвфемизм, гендер, прагматический принцип, вежливость.

The article is concerned with pragmatic peculiarities of gender-polite euphemisms employed in contemporary English and gives a survey of politeness strategies. Alongside with politeness, other concurrent pragmatic principles generating euphemisms are highlighted.

Key-words: euphemism, gender, politeness, pragmatic principle.

В последние десятилетия возрос интерес к исследованию явления эвфемии. Исследователи пытаются установить, как закономерности функционирования эвфемистических наименований, так и описать их этно-и социокультурные особенности. В связи с распространением политкорректности, расширением сферы услуг и рекламной дея-тельности большой интерес представляет изучение гендерного аспекта эвфемиза-ции. В предпринятом нами исследовании делается акцент на прагматические особенности создания и употребления «гендерновежливых» эвфемизмов в английском языке. «Гендерно-вежливый эвфемизм» определяется нами как эвфемизм, образование и употребление которого в отношении лиц женского/мужского пола (в нашем случае женского) диктуется принципом вежливости.

Прежде всего отметим, что анализ словарей эвфемизмов и художественных произведений демонстрирует «отзывчивость» эвфемистической лексики в аспекте гендерной дифференциации: нами выделены многочисленные эвфемизмы, связанные с темами «мир женщины», «взгляд общества на женщину». Классификация гендерно-вежливых эвфемизмов позволяет выделить две

основные группы: современные политкорректные эвфемизмы и традиционные эвфемизмы. Анализ их прагматической составляющей выявляет различия в функционировании. Так как ведущим прагматическим принципом, лежащим в основе рассматриваемых нами эвфемизмов, является принцип вежливости, представляет интерес дифференциация эвфемизмов, предложенная Г. Н. Мухамедьяновой1. Исследователь предлагает выделять «собственно эвфе-мию» и «отрицательную эвфемию», что связано с понятиями «положительная» (или «позитивная») и «отрицательная вежливость» в популярной теории вежливости П. Браун и С. Левинсона2.

П. Браун и С. Левинсон определяют стратегию позитивной вежливости как достижение языковой солидарности говорящего со слушающим, выражающееся в проявлении внимания и интереса к слушателю, вовлечения слушателя в диалог, стремления к согласию, учета желаний и склонностей слушающего, а также создании атмосферы внутригрупповой идентичности. Стратегии негативной вежливости заключаются в избегании речевых актов угрожающих «лицу» адресата3. А. П. Володин и В. С. Храков-

10 1

ский отмечают, что отрицательная вежливость бывает более формализованной, чем положительная: существует определенный набор стандартных этикетных формул, позволяющих говорящему не задеть чувства собеседника и проявить свое умение пользоваться принятыми в обществе правилами вежливости4.

По мнению Г. Н. Мухамедьяновой, политкорректные, так же как и общеупотребительные, эвфемизмы обладают общей позитивной направленностью и созданы по принципу положительной вежливости. Но учитывая тот факт, что многие политкорректные эвфемизмы превращаются в своеобразные этикетные формулы, игнорирование которых в современном англоязычном социуме равносильно грубости, предположим, что именно в области соблюдения языковой политкорректности позитивный и негативный виды вежливости пересекаются. О. Ф. Иванова характеризует политкорректность как «некий добровольный общественный договор, основанный на принципе “не оскорбить”, нарушение которого, однако, чревато более или менее серьезным наказанием» и говорит о тенденции постепенного его превращения в обязательный и даже принудительный режим политкорректности5 . У потребление политкорректных гендерно-вежливых эвфемизмов не всегда означает, что говорящий уважительно относится к собеседнику. Политкорректный тезаурус превратился в набор стандартных этикетных формул, позволяющих говорящему не задеть чувства собеседника и проявить свое знание существующих в англоязычном обществе правил политкорректной вежливости, стал «инструментом» негативной вежливости. Вслед за Г. Н. Мухамедьяновой мы полагаем, что изначально политкорректность была проявлением позитивной вежливости, но в настоящее время стандартизированный характер политкорректных терминов переносит политкорректность в область негативной вежливости.

Что касается традиционных гендерновежливых эвфемизмов, полагаем, что их

употребление, напротив, является демонстрацией позитивной вежливости. Стилистическое разнообразие выявленных нами традиционных гендерно-вежливых эвфемизмов делает возможным их факультативный выбор в соответствии с социальным статусом коммуникантов и тональностью ситуации. Таким образом достигается включение собеседника в свою группу. Приемлемый, прагматически оправданный в определенном контексте вариант эвфемизма «роднит», сближает говорящих, позволяет возвысить «положительное лицо» собеседника.

Следует отметить, что, помимо «магистрального» прагматического принципа вежливости, нами были выделены некоторые «сопутствующие» принципы, диктующие образование и употребление гендерновежливых эвфемизмов. Выявленные различия обусловлены прагматическими задача -ми: политкорректные наименования идеологически направлены на устранение дискриминации по половому признаку в обществе. Представляется любопытным тот факт, что политкорректные эвфемизмы, обозначающие названия лиц по профессии, не только элиминируют пол и повышают статус женщины, но и способствуют повышению профессионального статуса любого человека, вне зависимости от ее/его пола, в силу отсутствия индикатора пола. Например, эвфемизм credit and collection manager (работник кредитного отдела) заменил credit man, одновременно элиминировал половую принадлежность и «повысил» в служебной лестнице. Таким образом, происходит «двойное» облагораживание подразумеваемого понятия, наблюдается взаимодействие прагматических принципов вежливости и регулятивного воздействия на аудиторию.

Анализ прагматики традиционных гендерно-вежливых эвфемизмов обнаруживает сочетаемость в отдельных случаях прагматических принципов вежливости, языковой игры, иронии и экономии (термины Ю. В. Горшунова)6. Принцип языковой игры, как отмечает Ю. В. Горшунов, акти-

вен при создании разговорной лексики и продиктован прагматической потребностью самовыражения, установкой на языковую игру7. По нашему мнению, прагматический принцип языковой игры продуктивен при создании некоторых гендерно-вежливых эвфемизмов посредством рифмования (так называемый рифмованный сленг): thousand pities, tale of two cities вместо вульгаризма titties. Разумеется, так как данные эвфемизмы репрезентируют сниженный стиль, их употребление ограничено ситуациями неформального общения.

Прагматический принцип языковой игры тесно сопряжен с принципом иронии. Языковая игра, основанная на преувеличении, недомолвке, каламбуре и пр., выступает одним из прагматических факторов, участвующих в создании (и употреблении) эвфемизмов с юмористической окраской8. И это неудивительно: юмор, ирония позволяют «отстраниться», дистанцироваться от неприятных явлений, «неудобных» понятий, дать выход своим эмоциям в шутливых выражениях. Например, эвфемизмы warpaint («боевая раскраска» - макияж), on the shelf («залежавшийся товар» - незамужняя женщина), fishing fleet («рыболовная флотилия» - дамы в поиске мужей) - демонстрация взаимодействия прагматических принципов вежливости и иронии. Часто данные принципы регулируют создание эвфемизмов-окказионализмов - перифрастических оборотов, построенных на метафоре, аллюзии и т. д. Например, в следующей выдержке грубоватая острота вуалирует понятие «глупая женщина» и позволяет говорящему выразить иронию: «An O’Keefe Hotels manager, who hadn’t known his chief executive was listening, had declared of Dodo not long ago: “Her brains are in tits; only trouble is, they’re not connected".»9.

Следует отметить тот факт, что использование иронии имплицирует критическую оценку адресата, а так как гендерно-вежливые эвфемизмы направлены на максимальное сокрытие, смягчение «отрицательного» понятия, можно предположить, что праг-

матический принцип иронии в некоторой степени вступает в конфликт с принципом вежливости, снижает его воздействие. Мы полагаем, что эвфемистический эффект повышается в том случае, если ирония направлена коммуникантом на себя или подобные эвфемизмы употребляются в таком речевом контексте, где они представляются приемлемыми, тональность которого поощряет их использование (например, в кругу близких людей). Например, ироничное выражение no spring chicken (not young) в следующей выдержке является эвфемизмом, так как употребляется в разговоре между любовниками: ’I’m sleeping with a grandfather!’ ‘Hey’ - he grinned, - ‘you ain’t no spring chicken ’10.

Помимо прагматических принципов иронии и языковой игры, Ю. В. Горшунов выделяет прагматический принцип экономии как сопутствующий принципу вежливости при создании и употреблении эвфемистических сокращений11. Несмотря на то что анализ гендерно-вежливых эвфемизмов демонстрирует малочисленность сокращений, имеющиеся единицы обладают большим эвфемистическим потенциалом и скрывают подлинную сущность обозначаемого понятия. Например, аббревиатуры PG (pregnant), PMS (premenstrual syndrome), PMT (premenstrual tension) приемлемы с точ-ки зрения общественных лексических норм.

Анализируя и сопоставляя политкорректные и традиционные гендерно-вежливые эвфемизмы, мы приходим к выводу что «прагматический паспорт» последних гораздо богаче. Употребление традиционных гендерно-вежливых эвфемизмов нередко маркировано территориально, социально, по половому и возрастному признакам. Например, такой эвфемизм, как no better than she should be, прагматически маркирован по возрастному параметру, так как в основном используется дамами «в летах» в отношении молодых женщин «легкого поведения»12; территориально маркированным является эвфемизм kugel (proud wealthy young woman), его употребление ограничено ЮАР13.

Проведенное исследование позволяет следование прагматических принципов по-

сделать вывод о неоднородности прагма- зволяет смоделировать и объяснить меха-

тики гендерно-вежливых эвфемизмов, а ис- низм их создания и употребления.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Мухамедъяноеа Г. Н. Эвфемия в общественно-политической лексике: Автореф. дис. ... канд. фил. наук. Уфа, 2005. С. 17.

2 Brown P., Levinson S. Politeness: Universals in language usage. Cambridge, 1978.

3 Ibid. P. 243.

4 Храковский В. С., Володин А. П. Семантика и типология императива. Л., 1986. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: www.rol.ru

5 Иванова О. Ф. Эвфемистическая лексика как отражение ценностей англоязычных культур: Дис. на соис. учен. степени канд. филол. наук. М., 2004. С. 57.

6 Горшунов Ю. В. Прагматика аббревиатуры. М., 1999. С. 13.

7 Там же. C. 33.

8 Там же. C. 34.

9 Hailey A. Hotel. СПб., 2006. С. 99.

10 Collins J. Lucky. London, 1986. P. 330.

11 Горшунов Ю. В. Эвфемистическая лексика в прагматическом аспекте // Вестник БГПИ. Бирск, 2003. С. 56.

12 Holder R. W. Dictionary of Euphemism. N. Y., 2003. P. 270.

13 Neaman J., Silver C. Book of Euphemism. London, P. 40.