М. Ф. Шацкая

ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ АКТАНТОВ И СИРКОНСТАНТОВ ЛОКАТИВНОГО И ТЕМПОРАЛЬНОГО ТИПОВ В УСЛОВИЯХ ЯЗЫКОВОЙ ИГРЫ

В статье содержится теоретический анализ компонентного состава актантов и сирконстантов темпорального и локативного типов, проводятся наблюдения над особенностями трансформирования данных аргументов в условиях языковой игры, отмечаются некоторые виды ситуаций, способствующие возникновению аномальных явлений на уровне глубинной структуры предложения.

Ключевые слова: актант, локатив, семантическая структура предложения, сиркон-стант, темпоратив, языковая игра.

188

M. Shatskaya

FUNCTIONING OF LOCATION AND TIME ACTANTS AND CIRCUMSTANTIALS IN WORD PLAY

The paper is devoted to the componential analysis of location/time actants and circumstantials; it also describes some peculiarities of their transformation in word play and circumstances in which some anomaly changes appear in the deep structure.

Key words: actant, circumstance, location, semantic sentence structure, time, word play.

Актанты и сирконстанты — это главные и второстепенные участники ситуации, однако именно этот критерий для разных задач проявляется непоследовательно [25], поэтому дифференциальные признаки названных выше участников ситуации трудно сформулировать [16; 17; 18; 19; 26; 32]. Достаточно обоснованных критериев, выявляющих актантный статус участника, в настоящее время фактически нет. Е.В. Па-дучева говорит о существовании нескольких определений данного синтаксического понятия, в основе которых лежат следующие принципы [15, с. 72—79]:

1) структурный принцип базируется на информации об участниках ситуации, поданных в словаре при описании значения глагольных лексем: актантами являются те участники, которым соответствует переменные в толковании;

2) принцип семантической обязательности предполагает, что актанты — это обязательные участники обозначаемой глаголом ситуации, а сирконстанты — факультативные. Правда, этот принцип не является общепризнанным. Согласно Ю. Д. Апресяну [1, с. 125], актанты могут быть семантически факультативными.

Также в научной литературе дается характеристика актантов с точки зрения сочетаемости на синтаксическом уровне. Отметим некоторые из имеющихся критериев.

1. Синтаксическая обязательность: актант синтаксически обязателен, т. е. без него предложение неправильно; сирконс-тант не обязателен.

2. Избирательность: актанты избирательны и потому индивидуальны для каждого глагола; а сирконстанты неразборчивы, сочетаются со всеми/многими глаголами.

3. Коммуникативная структура. Сир-констант в исходной теморематической структуре фразы тяготеет к позиции ремы.

4. Синтаксический контроль. Хотя первичной при выявлении участников-актантов считается семантика, на самом деле актантный статус участника не полностью зависим от синтаксиса: какую бы роль ни играл участник, обозначаемый подлежащим или прямым дополнением, он актант; обратное неверно — обстоятельства тоже часто бывают актантами (поселиться в, уехать из, выбрать из) [15, с. 75—76]. Однако, на наш взгляд, это правило следует соотносить и с определенным видом дискурса: так, в комических контекстах, в контекстах, содержащих языковую игру, синтагматическая предсказуемость и для актантов, и для сирконстантов заметно ослабляется.

Учитывая правила композиции смыслов (речь идет о правилах соединения толкования глагола с концептом участника, выраженным в подчиненном члене предложения), констатируем, что для актанта возможность его присутствия в концепте ситуации задана словарем; а для сирконстан-та, соответственно, такой определенности нет. Обобщая «наработки» в лингвистических исследованиях, приведем следующие дефиниции данных участников ситуации:

ЯЗЫКОЗНАНИЕ

актант (аргумент, партиципант, семантическая роль, семантический падеж, семан-тико-синтаксическая функция) мыслится как элемент событийной пропозиции, обязательный участник ситуации, которому соответствует переменная в словарном толковании глагольной лексемы; сиркон-стант — участник события, описываемого в предложении, не входящий в систему обязательных валентностей глагола, в отличие от актанта.

Первоначальная классификация актантов создана уже в теории членов предложения, где были выработаны понятия субъект, объект, косвенный объект, адресат. Дифференцированы представления о многих актантах в исследованиях семантики падежа, в частности в работах Ч. Филлмо-ра [27; 28; 29]. Существенно уточнены понятия об актантах в лексической семантике [1]. В семантическом синтаксисе выработаны несколько списков актантов и сир-константов различной величины и оснований [2; 3; 7; 8; 12; 14; 15; 34].

В вопросе о наборе актантов, их классификации и даже наименовании нет единства. В типологию аргументов чаще всего привносится классификация пропозиций, в результате говорят о субъекте действия, состояния, восприятия и т. д. [10]. Более рациональным представляется различать актанты по признакам «собственно актантным»: принадлежности к предметам, лицам, событиям, а также по особенностям межактантных отношений — в частности, их число, степень равноправия и подобных — в тех случаях, когда это существенно для выражения, т. е. фиксируется в каких-либо формальных различиях. Однако, на наш взгляд, для более полного описания всех семантических нюансов необходимо учитывать весь опыт описания глубинных падежей, существующий в настоящее время в семантическом синтаксисе. Попытка такого исчисления семантических ролей представлена в настоящей статье на примере актантов субъектного типа.

Следует различать актант как элемент плана содержания, или роль в ситуации, и актант как позицию в структуре предложения, предназначенную для определения ролей. При совпадении того и другого имеют место изоморфные структуры (см. понятие диатезы*), при расхождении — неизоморфные (ср.: Он в гневе и Гнев охватил его). В последнем случае есть смысл говорить о ролях и квазиролях: актант, названный местоимением его, выполняя роль субъекта, занимает в данном предложении квазироль объекта. Роли и квазироли всегда различаются в предложении: если актант занимает чужую позицию, создается эффект метафоры или метонимии [10, с. 134]. Возможность актанта выступать в различных квазиролях небезгранична так же, как небезграничны возможности позиций быть занимаемыми различными актантами. Актантные позиции, кроме того, могут замещаться сирконстантами и про-позитивными именами, что дает особые смысловые эффекты. В свою очередь, актанты могут занимать сирконстантные позиции. Так, субъекту свойственно выступать в квазироли локатива: В зале засмеялись. В городе росла тревога. Данное явление в настоящее время известно под термином диатетический сдвиг**.

Е. В. Падучева отмечает, что синтаксическое оформление участника определяется не только ролью, но и таким параметром, как коммуникативный ранг. «Ранг — это место участника в иерархии степеней тематичности... Семантическая роль определяется поведением участника в обозначаемой глаголом ситуации — это, например, Агенс, Инструмент, Адресат, Место. А ранг — это прагматическая характеристика: она определяет участника через его отношение к фокусу внимания говорящего. Субъект и объект — это участники, входящие в центр зоны внимания; остальные участники относятся к периферии этой зоны; кроме того, участник ситуации может быть синтаксически невыразим при данном глаголе, т.е. находиться, так ска-

Затем добавила, слегка нахмурив брови:

— Если вы чем-то недовольны, пишите заявление.

— Я доволен, — говорю.

После тюрьмы я был всем доволен [9, т. 3, с. 347].

Авторство знаменитого высказывания «Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва» из-за отсутствия документальных подтверждений относят то к политруку Дееву, то к политруку Клочкову [22]. В наше время цитата легко узнаваема. Созданный на базе ее парафраз должен ре-ализовывать одну из валентностей глагола отступать (несов. к отступить 'отойти назад под напором наступающего неприятеля') — Финитив. Выбор лексемы должен согласовываться с экзистенциальной пресуппозицией, однако это условие не выполняется, позицию названного участника ситуации занимает лексема запад: Куда податься. Для тебя, Веллер, Монголия заграница, сказали когда-то на филфаке, не понимая, за каким хреном и благами я-то влез в комсомольскую работу. Велика Россия, а отступать нам приходится на запад [4, с. 32].

Появление Коагенса может быть обусловлено меной клишированного высказывания (Куда вы идете?), которое используется в первой реплике персонажа только в контактоустанавливающей функции, на коммуникативно расчлененную конструкцию, в которой возможен потенциальный сирконстант-Локатив, но в ходе языковой игры предпочтение отдается другой необязательной валентности глагола идти (с кем-то вместе): Жалкая развязность Борьки и хмурая озабоченность Башмакова, в очередной раз забывшего стащить с пальца обручальное кольцо, приводили к тому, что хорошенькие, знающие себе цену москвички на вопрос: «Девушки, куда вы идете?» — отвечали: «С вами — до ближайшего милиционера!» [20, с. 41].

Нарушение законов формальной логики ведет к аннулированию тождества актантов-Локативов в первом и во втором описании расстояния до гастронома. Воз-

можно, через языковую игру автор произведения хотел показать, что времени на обратный путь уходит больше в связи с видом приобретаемого продукта:

— Мало водки. Ты самый юный. Иди в гастроном.

— А далеко? — спрашиваю?

— Туда — два квартала и обратно — примерно столько же [9, т. 1, с. 70].

Отсутствие такого участника ситуации, как Финитив, обусловлено фразеологично-стью значения (контекстуальное сближение реплики персонажа с фразеологизмом Ну тебя (вас, его и т. п.) к черту (или ко всем чертям) 'употребляется как пожелание избавиться, отделаться от кого-либо надоевшего, неприятного' [24, т. 4, с. 669]). Однако опора на пресуппозицию и предыдущий контекст влечет за собой появление актанта Финитив к генеральше:

— Уйду я от нее к чертям собачьим!

— К чертям или к генеральше? [20, с. 276].

II. Темпоратив — сирконстант, определяющий временную отнесенность пропозиции. Формы выражения: Вчера было холодно, Дело случилось осенью.

Близок по значению к Темпоративу такой участник ситуации, как Срок. Семантическое содержание его производно от понятий времени и количества, т. е. срок — это количество времени: Отпуск на два месяца; Арендовать на год. Как отмечает Ю. Д. Апресян, «валентность срока выступает в качестве семантической при предикатах по крайней мере трех классов: а) предикатах со значением приобретения права на временное пользование, ср. арендовать на год, одалживать до получки, подписка на полгода, абонемент на два месяца, проездной на месяц; б) предикатах со значением продолжения, ср. длиться (тянуться, храниться) год; в) предикатах со значением перерыва, ср. отпуск на два месяца, пятиминутный перерыв, десятиминутная перемена, перекур на час» [1, с. 129].

На наш взгляд, следует говорить о таких участниках ситуации, дающих темпоральную характеристику, как Начало и Конец

теристике участников ситуации Локатив и Срок: Все «покаянки», которые КПСС и КГБ требовали от «диссидентов», тоже были ритуальными. Это нашло отражение в том самом анекдоте, где зэк под диктовку гэбэш-ника пишет из тюрьмы брату в Америку: «Дорогой брат! Наконец-то я нашел МЕСТО и ВРЕМЯ написать тебе, что мы живем все лучше и лучше» [21, с. 282].

Итак, на основании проведенных наблюдений над функционированием актантов и сирконстантов локативного и темпорального типов в условиях языковой игры было выявлено: для таких участников ситуации, как Локатив и Темпоратив, возможны их перекодировки и ролевой син-

тез (см. об этом подробнее в работе [33]). В происходящих трансформациях главную роль играет перемена лексической семантики языковой единицы. К наличию названных феноменов также ведет переосмысление морфологической отнесенности лексем и обращение к информации, заложенной в логической и экзистенциальной пресуппозициях. Автор произведения, порождая языковую игру, обращается к прецедентным источникам и мотивированному нарушению законов логики, что, в свою очередь, отражается и на лексическом, и на синтаксическом уровнях, благодаря чему «провоцируется» появление названных выше видов лингвальных явлений.

ПРИМЕЧАНИЯ

* Диатеза — «соответствие между ролями и синтаксическими позициями» (а следовательно, рангами) участников [15, с. 51]. Диатеза — «это то же, что актантная, ролевая структура... Но термин актантная структура неоднозначен — он может употребляться также в значении набора ролей лексемы, так что у лексем, которые различаются только диатезой, актантная структура будет общей» [15, с. 62; см. об этом также: 13; 25; 31; 32 и др.].

** Диатетический сдвиг — изменение конфигурации, набора морфолого-синтаксических позиций, сопоставленных каждому из участников; т.е. при этой трансформации меняются только ранги участников, а роли и другие аспекты значения слова остаются неизменными [см. об этом: 15].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Апресян Ю. Д. Лексическая семантика: синонимические средства языка. — М.: Наука, 1974. - 367 с.

2. Богданов В. В. Семантико-синтаксическая организация предложения. — М.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1977. — 208 с.

3. Васильева Э. П. О взаимоотношении означаемого и означающего в предложении // Вестник СамГУ. Филология. — 1998. — № 1. — С. 38—40.

4. Веллер М. Долина идолов. — М.: Изд-во АСТ, 2006. — 544 с.

5. Веллер М. Легенды Невского проспекта. — М.: Изд-во АСТ, 2007. — 416 с.

6. Веллер М. Разбиватель сердец. — М.: Изд-во АСТ, 2006. — 384 с.

7. Воронина Д. Д. О функции и значении семантического субъекта в строе русского предложения: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. — М., 1976. — 18 с.

8. Гак В. Г. К проблеме синтаксической семантики // Инвариантные синтаксические значения и структура предложения / Под ред. Н. Д. Арутюновой. — М.: Наука, 1969. — С. 78—84.

9. Довлатов С. Собрание сочинений: В 4 т. — СПб.: Азбука-классика, 2005.

10. Золотова Г. А. Очерк функционального синтаксиса. — М.: КомКнига, 2005. — 352 с.

11. Лисоченко Л. В. Высказывания с имплицитной семантикой (логический, языковой и прагматический аспекты): Монография. — Ростов н/Д.: Изд-во Рост. ун-та, 1992. — 160 с.

12. Мельчук И. А. Русский язык в модели «Смысл<=>Текст». — М.; Вена: Школа «Языки русской культуры», Венский славистический альманах, 1995. — 682 с.

13. Мельчук И. А., Холодович А. А. К теории грамматического залога // Народы Азии и Африки. — 1970. — № 4. — С. 111—124.

ЯЗЫКОЗНАНИЕ

14. Никитин М. В. Основы лингвистической теории значения. — М.: Высшая школа, 1988. — 168 с.

15. Падучева Е. В. Динамические модели в семантике лексики. — М.: Языки славянской культуры, 2004. - 608 с.

16. Падучева Е. В. Коммуникативное выделение на уровне синтаксиса и семантики // Семиотика и информатика. — 1998. — № 5. — Вып. 36. — С. 3-23.

17. Падучева Е. В. Семантические роли и проблема сохранения инварианта при лексической деривации // НТИ. Сер. 2. — 1997. — № 1. — С. 18—30.

18. Плунгян В. А., Рахилина Е. В. Парадоксы валентностей // Семиотика и информатика. — М., 1998. — Вып. 36. — С. 108—119.

19. Плунгян В. А., Рахилина Е. В. Сирконстанты в толковании? // Metody formalne w opisie jezykow sfowianskich. Z. Saloni (red.). — Bialystok, 1990. — S. 201—210.

20. Поляков Ю. M. Треугольная жизнь: Романы, повесть. — М.: ЗАО «РОСМЭН-ПРЕСС», 2007. — 682 с.

21. Попов Е. Подлинная история «Зеленых музыкантов». — М.: Вагриус, 2001. — 336 с.

22. Радиостанция «Эхо Москвы» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http:// www.echo.msk.ru/programs/victory/46841/

23. Сковородников А. П. О понятии и термине «языковая игра» // Филологические науки. — 2004. — № 2. — С. 79—87.

24. Словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. А. П. Евгеньевой. — М., 1981—1984.

25. Успенский В. А. К понятию диатезы // Проблемы лингвистической типологии и структуры языка. — Л., 1977. — С. 65—83.

26. Филиппенко М. В. Адвербиалы с плавающей и фиксированной сферой действия // Семиотика и информатика. — Вып. 36. — М., 1998. — С. 120—140.

27. Филлмор Ч. Дело о падеже // Новое в зарубежной лингвистике. — М., 1981. — Вып. X. — С. 369—495.

28. Филлмор Ч. Дело о падеже открывается вновь // Новое в зарубежной лингвистике. — М., 1981. — Вып. X. — С. 496—530.

29. Филлмор Ч. Основные проблемы лексической семантики // Новое в зарубежной лингвистике. — М., 1983. — Вып. XII. — С. 72—122.

30. Храковский В. С. Диатеза и референтность // Залоговые конструкции в разноструктурных языках. — Л., 1981. — С. 5—38.

31. Храковский В. С. Пассивные конструкции // Типология пассивных конструкций: Диатезы и залоги. — Л., 1974. — С. 27—39.

32. Храковский В. С. Понятие сирконстанта и его статус // Семиотика и информатика. — М., 1998. — Вып. 36. — С. 141—153.

33. Шацкая М. Ф. Семантический синкретизм в условиях языковой игры // Филологические науки. — 2008. — № 4. — С. 62—71.

34. Шмелева Т. В. Семантический синтаксис: Текст лекций из курса «Современный русский язык». — Красноярск: Изд-во Красноярск. ун-та, 1988. — 54 с.