УДК: 8Г373.612 ББК: 81.411.2-211

И. В. Евсеева

ФРЕЙМОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ КОМПЛЕКСНЫХ ЕДИНИЦ СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ

В статье предлагается рассматривать комплексные единицы словообразовательной системы с единых теоретических позиций. Для этого в качестве основания исследования языкового материала избирается когнитивная методика фреймовой препозиционалъно-семантической организации лексико-словообразовательного гнезда с одной вершиной. Рассматриваются 48 дериватов слова гриб, реализующих 104 значения, выявляется логико-понятийная упорядоченность ЛСВ в пределах словообразовательной категории, типа и гнезда.

Ключевые слова: словообразовательная категория; словообразовательный тип; лексико-словообразовательное гнездо; фреймовая пропозиционально-семантическая организация

I. V. Evseeva

THE FRAME ORGANIZATION OF WORD-FORMATION SYSTEM’S COMPLEX UNITS

Complex units ofword-formation system within the framework of structural linguistics have been described sporadicly. Inconsistent methods and techniques of research prevailed in the analysis. Contrary to that variety of methods and conclusion, the cognitive approach suggests that the word-for-mation system is a result of complex units ’ interaction, such as derivational categories, derivational types and derivational nests and insists they be consideredfrom uniform theoretical positions.

Key words: derivational category; derivational type; lexical-derivational Nest; framing proposi-tional-semantic organization

В настоящее время в лингвистических исследованиях рассматриваются разнообразные вопросы, связанные с анализом смысловой стороны языка, семантической структуры его единиц, способов номинации и семантической деривации. Описание смысла языковых единиц, конструкций и моделей, в свою очередь, непосредственно связано с проблемами аналитического изучения многообразных фактов концептуализации знания, общих механизмов функционирования единиц и моделей представления знаний, а также конкретных способов категоризации и каталогизации знания, исследование особенностей структу-

рирования и функционирования разных видов знания, закодированных в языковых единицах. Этими проблемами, наряду с системным описанием и объяснением процессов и инструментов усвоения и использования языка в жизнедеятельности человека, сегодня занимается когнитивная лингвистика. Эта область науки о языке имеет ярко выраженную антропоцентрическую направленность, на что лингвисты и специалисты, работающие в смежных с лингвистикой дисциплинах, обратили внимание очень давно. Достаточно назвать такие имена, как В. Фон Гумбольдт, А. Шлейхер, А.А. Потебня, И.А. Бо-

© Евсеева И.В., 2011

дуэн де Куртенэ, Э. Бенвенист, Э. Кассирер, Г.Г. Шпет, Л.С. Выготский, Р. Якобсон, Ю.М. Лотман.

Антропоцентрическая, психологическая и когнитивная линии развития науки о языке, ясное осознание большой объяснительной силы и научной перспективы, которые стоят за функциональным подходом к анализу языковых единиц, моделей и явлений языка, привели учёных к критическому переосмыслению многих лингвистических проблем, казавшихся уже окончательно решенными. Сказанное в полной мере относится и к словообразованию (дериватологии).

Развитие когнитивного направления в языкознании открывает новые исследовательские пути и позволяет по-новому оценить полученные ранее результаты. Появившиеся работы уточняют, а то и пересматривают многие решения, казавшиеся прежде окончательными. Единицы словообразования и словообразовательные явления в рамках когнитивной лингвистики получают новый и весьма перспективный ракурс рассмотрения. Сказанное не означает, что у нас есть какие-то разумные основания полностью отказаться от теоретических положений и построений, разработанных в пределах структурно-системной концептуальной парадигмы. Вопрос стоит лишь об уточнении и развитии идей, высказанных ранее. Так, чрезвычайно важной для словообразовательной и, шире, лингвистической теории по-прежнему остается классификация единиц словообразовательной системы, предложенная еще в 1970-х гг. отечественными учеными Е.С. Кубряковой и Е.А. Земской. В их работах были выделены как самостоятельные следующие единицы дериватологии: элементарные единицы (производящая основа и формант*), простые (производные слова) и комплексные единицы (словообразовательная категория, словообразовательный тип, словообразовательное гнездо с его составляющими). Основными, центральными элементами в построенной классификации считаются производные слова, которые состоят из ещё более простых - элементарных - единиц. Из элементарных и про-

* Под формантом здесь имеем в виду словообразовательный формант - все словообразовательные средства, присоединяющиеся к производящей основе: префиксы, суффиксы, постфиксы, их комбинации и др.

стых единиц по особым правилам складываются единицы комплексные.

В настоящее время под влиянием идей и подходов, разработанных в рамках когнитивной лингвистики, изменился взгляд на центральный объект словообразования - производное слово. В работах когнитивного направления производное слово рассматривается как единица хранения, извлечения, получения и систематизации нового знания (Е.С. Ку-брякова).

Когнитивное направление исследования предложило новые подходы к анализу словообразовательных единиц, иначе, чем в традиционном ключе, описывая и структурируя комплексные единицы словообразовательной системы. В рамках этих подходов словообразовательные единицы определяются нами как имеющие не одну, а две основные функции: они трактуются не только как единицы, содержащие информацию в упорядоченном виде, объективируя данные о мире, но и как порождающие концептуальный и языковой мир знания.

Сегодня едва ли не основной проблемой когнитивной теории языка является описание и моделирование процесса переработки релевантной информации. Для этого когнитивная ветвь науки о языке частично заимствовала, частично разработала самостоятельно метаязык, или язык описания, который был уже использован в системах интеллектуальной (по большей части автоматической или автоматизированной) обработки информации. Основными понятиями и терминами этого метаязыка считаются «схемы», «фреймы», «слоты», «скрипты» и др. В исследованиях по метафоре введен термин «метафорический фрейм» [Хахалова, 2009, с. 270-277].

На наш взгляд, к анализу комплексных единиц дериватологии могут быть успешно применены понятия «фрейм», «слот», «пропозиция». Вслед за М. Минским мы понимаем под фреймом структуру языкового знания, организованного вокруг некоторого понятия, в которой «ассоциирована информация разных видов» [Минский, 1979, с. 7]. Слот (в терминологии М. Минского - терминал) - это элемент фрейма, ориентированный на конкретизацию какого-либо одного аспекта фрейма посредством заполнения «характерными примерами или данными» [Там же]. Слот

определяет адекватные условия, способствующие раскрытию фрейма, а эти условия, в свою очередь, порождают конкретные суждения. Суждения же, включенные в определенную логическую модель и рассматриваемые как элементы знания, опираются на пропозициональные структуры.

Принимая во внимание положение, сформулированное Н.Д. Арутюновой [Арутюнова, 1971], согласно которому предложение и слово строятся по одинаковым глубинным образцам - пропозициональным структурам, - мы понимаем под ними структурно-логические схемы, на которые опираются значения производных слов, а конкретные реализации этих слов называем пропозициями. В основе пропозициональной структуры и пропозиции находится предикат (чаще всего глагол) и его распространители (актанты). Например: слово конюх / человек, который ухаживает за животными / построено в соответствии с пропозициональной структурой (субъект - предикат - объект), где предикат - это ухаживать, а актанты - человек (субъект) и животное (объект). Реализация пропозициональных структур на семантическом уровне вскрывает и эксплицитно демонстрирует системные смысловые и словообразовательные связи между разными значениями производных слов или между значениями базовой единицы и производных. Эти связи объединяют все значения, все лексико-семантические варианты (далее - ЛСВ, в иной терминологии - лексемы*) дериватов в непрерывное семантическое пространство.

Использование таких понятий, как фрейм, слот, пропозициональная структура, пропозиция для анализа комплексных единиц словообразования, дает возможность рассматривать деривационные единицы как иерархически организованные структуры данных, как способы и места хранения информации, за-

* Лексема в понимании представителей Московской семантической школы, возглавляемой Ю. Д. Апресяном, - это слово, взятое ровно в одном из его значений; при этом оно не считается вариантом данного многозначного слова, а признаётся вполне самостоятельной двусторонней единицей языка. В исследованиях по словообразованию лексико-семантическим вариантом принято называть слово в одном из его значений, а само многозначное слово - лексемой. В данной работе, рассматривающей единицы словообразования, мы, следуя традиции, используем в качестве термина метаязыка сочетание «лексико-семантический вариант».

ключенной в базовом слове и производных словах.

Комплексные единицы словообразовательной системы, выделенные в середине и во второй половине XX в. (именно это время считается периодом расцвета отечественной словообразовательной теории, стимулированной известными работами В.В. Виноградова и Г.О. Винокура), скрупулезно описывались нашими дериватологами в 1960-1980-е гг. Анализу и описанию словообразовательных типов посвящали в это время свои труды такие учёные, как P.M. Гейгер, О.П. Ермакова, Л.П. Клобукова, Е.В. Красильникова, Л.В. Сахарный, И.С. Торопцев и др. Словообразовательные гнезда и их составляющие активно исследовали И.В. Альтман, Е.Л. Гинзбург, П.А. Соболева, А.Н. Тихонов, И.С. Улуханов, М.Н. Янценецкая и др. Анализ системных отношений с использованием понятия словообразовательной категории, впервые введенной в лингвистический обиход чешским исследователем М. Докулилом, проводили Г. С. Зенков, Е.А. Земская, PC. Манучарян, И. Ташпулатова, И.С. Улуханов и др.

В настоящее время исследованием словообразовательных типов активно занимаются представители Кемеровской лингвистической школы [Араева, 2009; Белогородцева, 2002; Евсеева, 2000; Жукова, 2002; Проскурина, 2006 и др.], работающие под руководством доктора филологических наук, профессора Л. А. Араевой. В рамках концепции, принятой в этой школе, словообразовательный тип мыслится как языковая категория, представляющая собой один из способов моделирования познания мира. В основе моделирования лежит выделение фреймов и составляющих их пропозиций как форматов, обеспечивающих когнитивное и смысловое системное рассмотрение языковых единиц и явлений, специфическим образом функционирующих в пределах этих единиц. Анализу словообразовательных типов посвящены и отдельные работы ученых из Саратова, работающих под руководством доктора филологических наук, профессора О.Ю. Крючковой [Крючкова, 2009; Дмитриева, 2005]. Словообразовательные типы и модели описываются также в социокультуном аспекте [Коряковце-ва, 2008; Первухина, 2007 и др.].

Проблематика изучения словообразовательных гнезд и множество подходов к ним в последнее время значительно расширились. Так, сегодня словообразовательное гнездо лингвисты рассматривают не только как микросистему, являющуюся средоточием взаимодействия грамматических, словообразовательных и лексических отношений [Казак, 2004; Коломонова, 2009], но и как логическую конструкцию, которая моделирует действительность посредством системы коррелирующих друг с другом мотивировочных признаков [Крючкова, 2004].

Лингвисты, развивая принципы объединения однокоренных слов в лексические микросистемы и словообразовательные гнезда, при описании гнезд учитывают как смысловой, так и структурный аспекты [Авдеева, 2007; Ширшов, 1996]. Ученые занимаются построением гипотетических, потенциальных гнезд [Изотов, 1997], разрабатывают модели комплексного описания словообразовательных гнезд [Бояринова, 2006; Свечкарева, 2007 и др.]. Эти работы в той или иной степени демонстрируют применение когнитивного подхода к анализу гнезд и переосмысление лингвистических теорий и их фрагментов в свете возникающих парадигм знаний и их типологии.

К важным для нас исследованиям, в которых словообразовательное гнездо анализируется с позиций когнитивной лингвистики и с точки зрения функционально-деятельностного аспекта, относятся труды М.Г. Шкуропацкой, в которых гнездо рассматривается как проявление противоположно направленных тенденций, исходящих из лексической и словообразовательной системности слов [Шкуро-пацкая, 2003]. Типологическое освещение деривационных процессов дано в докторской диссертации М.Д. Тагаева, где гнездо предстает как морфемно-словообразовательная концептосфера [Тагаев, 2004]. Идея пропозиционального моделирования гнезд была высказана в трудах М.А. Осадчего [Осад-чий, 2009], который разработал методику пропозиционально-фреймового моделирования гнезда однокоренных слов и апробировал её на диалектном материале. Внимание заслуживает исследование А.М. Кыртепэ [Кыртепэ, 2010], направленное на выявление семантико-когнитивной структуры словоо-

бразовательных гнезд и словообразовательной категории со значением женскости. Это одна из первых работ, в которой исследователь попытался подойти к разным комплексным единицам с единых позиций. Плодотворная идея единого подхода к двум основным единицам словообразовательной системы не была реализована последовательно и в полном объеме - гнездо у автора представлено как пропозиционально-фреймовая структура, тогда как категория описывается с точки зрения семантической организации.

Когнитивная парадигма знаний позволяет по-новому взглянуть и на организацию словообразовательной категории. Так, Е.С. Ку-брякова уточняет типологические признаки при построении типологии этой комплексной единицы дериватологии, обращая внимание на малоизвестные черты их внутренней организации [Кубрякова, 2006]. Г.В. Белякова в рамках своей докторской диссертации [Белякова, 2007] разработала метод когнитивнодеривационного исследования словообразовательной категории.

Так, изучение комплексных единиц словообразования в рамках когнитивной парадигмы является не только актуальным, но и весьма перспективным. К сожалению, все существующие работы до сих пор были направлены на раскрытие когнитивной сущности какой-то одной из основных комплексных словообразовательных единиц. Иными словами, лингвисты разрабатывали и продолжают разрабатывать когнитивные методы анализа применительно только к одной словообразовательной единице. Мы же считаем, что, несмотря на несомненные отличия между этими комплексными единицами, они обладают рядом фундаментальных сходных черт. Это и иерархическое устройство, сходство процессов и отношений формальной и смысловой выводимости производных слов, наполняющих комплексные единицы, а также непрерывность смыслового пространства, организованного системными семантическими и словообразовательными связями между значениями производных единиц и / или между значениями базовой единицы и производных. Сказанное, как мы полагаем, позволяет применить к комплексным единицам словообразования один и тот же аналитический подход,

раскрывающий и моделирующий выявляемую общность.

Наибольшим сходством между собой обладают словообразовательный тип и словообразовательная категория, так как их выделение базируется на таком важном тождестве, как единство словообразовательной семантики, с учётом которого разные типы входят в одну категорию, т.е. предстают как части одного целого. Говоря о сходстве в организации комплексных единиц, мы в первую очередь делаем упор на их формальносмысловую составляющую. Поэтому, на наш взгляд, с точки зрения когнитивной лингвистики, значимым является исследование не словообразовательного гнезда, в котором семантика представлена имплицитно, а лексикословообразовательного гнезда, где учитывается семантика дериватов, позволяющая выявить смысловые связи между ними.

Учитывая, что именно в совокупности комплексные единицы словообразования образуют словообразовательную систему языка, центральной проблемой характеристики единиц словообразовательной системы является разработка единого подхода к их анализу и единых методов их описаний с опорой на имеющиеся достижения как в области структурно-системной, так и когнитивной лингвистики. Решение данной проблемы позволит, на наш взгляд, дать более полное и более систематическое описание деривационных единиц, которые активно участвуют в формировании языковой картины мира. Перспективной в этом плане считаем методику фреймовой пропозициональносемантической организации деривационных единиц.

Когнитивная методика фреймовой пропозиционально-семантической организации единиц словообразовательной системы вбирает в себя идеи таких лингвистических направлений, ориентированных на изучение словообразования, как: (1) синтаксическое (свертывание лексико-семантического варианта деривата в синтаксическую структуру - пропозицию); (2) ономасиологическое (установление мотивационных связей каждого ЛСВ производного слова с его производящим); (3) функционально-семантическое (выявление деривационного потенциала производных слов, наполняющих комплексные

единицы словообразования, и наиболее существенных для человека и его жизнедеятельности словообразовательных смыслов).

Вбирая идеи разных направлений, когнитивное, имеет свои установки: дериваты, объединяясь в группы по наличию общих признаков, организуются во фреймы - сетевые модели, узлы (слоты) которых опираются на пропозициональные структуры. Семантическое наполнение этих структур - лексикосемантические варианты - связаны между собой отношениями разной природы и разной степени близости; одни из них соответствуют всем прототипичным признакам категории (являются «лучшими образцами»), другие обладают лишь некоторыми признаками, составляя периферию этой категории. Несмотря на наличие полного или частичного набора признаков конкретной категории, все ее единицы связаны по принципу «фамильного сходства» (Л. Витгенштейн). Главным средством связи ЛСВ выступают метонимия и метафора - важнейшие источники сведений об организации мышления человека.

Объектом деривационного моделирования, на наш взгляд, может выступать как любая комплексная единица словообразования (категория, тип, гнездо), так и простая (многозначное производное слово), которые демонстрируют изоморфизм в пропозициональносемантической организации.*

В качестве основной единицы фреймового моделирования нами выбрана пропозиционально-семантическая структура, составляющая основу каждого значения деривата, а также ЛСВ полисеманта, моделирующая микроситуацию. В совокупности эти микроситуации, связываясь между собой по принципу сети, образуют фрейм. Каждая из деривационных единиц имеет свою основу фреймовой организации. Так, базой фреймовой организации полисемичного деривата является производящее слово. Объединения дериватов словообразовательного типа образу-

* На поразительное сходство в концептуальной организации многозначного слова и словообразовательного типа впервые обратил внимание Ю. Д. Апресян, который указывал на связь между регулярными моделями многозначности и словообразовательными типами [Апресян, 1995, с. 193]. С.М. Толстая говорит о тождественных отношениях в организации многозначного слова и лексико-словообразовательного гнезда: «носителем многозначности (единицей многозначности) является не только слово как набор лексем, но и целое лексикословообразовательное гнездо» [Толстая, 2008, с. 30].

ются на основе мотивирующих (большей частью непроизводных) слов, соединяющихся в тематические категории, каждая из которых подразделяется на ряд субкатегорий - субфреймов (например: фрейм «человек» подразделяется на категориальные субфреймы «соматические объекты» (органы, части тела, части частей тела и др.), «родственные связи», «болезни» и др.). Каждый из них вбирает в себя ряд лексических субфреймов: «органы» - глаз, сердце, грудь и др. Базу фреймовой организации лексико-словообразовательного гнезда составляет вершина гнезда - непроизводное слово.

В основу нашей фреймовой модели легла единица, имеющая пропозициональносемантическую организацию; для нас важным является смысловое наполнение пропозициональных структур, их реализация в виде значений слов, ЛСВ, так как связь, сцепление между собой дериватов можно проследить именно на уровне семантики.

Применение методики фреймовой пропо-зиционально-семантической организации единиц словообразовательной системы покажем на примере лексико-словообразовательного гнезда с вершиной гриб.

Лингвистические исследования комплексных единиц словообразования ранее проводились на материале какой-то одной подсистемы русского языка. Мы же рассматриваем дериваты и литературного русского языка, и диалектов, анализируем их на уровне «лингвистического макроконструкта», т.е. потенциальной модели, которая вбирает в себя дериваты разных языковых пластов и элементы которой (с той или иной степенью полноты) реально существуют в некоторой ЯЗЫКОВОЙ подсистеме. Привлечение в качестве исследовательского материала дериватов литературного языка и диалектных слов способствует более полной демонстрации непрерывности смыслового пространства организации единиц словообразования.

В организации гнезда с вершиной гриб участвуют 48 дериватов, реализующих 104 лексико-словообразовательных значения (многие из дериватов являются многозначными). Все значения в рамках гнезда объединяются между собой не только принадлежностью к одному фрейму «гриб», но и посредством внутренних пропозиционально-смысловых

связей. Созданию столь большого количества дериватов от слова гриб и еще большего количества значений способствуют, в первую очередь, заложенные в базовом слове потенции, которые формируют специфичные ситуации - слоты, отражающие ряд признаков. Так, грибы предполагают действия, или операции, которые можно обозначить следующими предикатами расти, разводить, собирать, любить собирать, изучать, продавать, готовить, солить, мариновать, есть, любить есть, хранить, напоминать и др. Каждая из названных операций имеет пропозициональную структуру, основу чего создают предикаты, которым свойственен свой набор актантов (субъект, место, инструмент, результат и др.).

Выявленные значения производных единиц, наполняющих гнездо с мотивирующим словом гриб, эксплицируют на языковом уровне (в границах данного гнезда) наши апперцепционные знания о реализуемых ситуациях; при этом логические связи этих ситуаций предстают вполне очевидными и эксплицитными.

Грибы, которые являются низшими растениями, не образующими цветков и семян и размножающимися спорами, растут активнее после мелкого теплого дождя ‘ (объ-

1 /*" г у*** /

ект - предикат - объект) : грибник 1 (ди-ал.), грибдвник 1 (диал.), грибдви 1 (диал.), грибовйк 1 (диал.)). Имея специфичную корневую систему (объект - предикат - объект): грибница 1 (лит.), грибы растут в определенных местах (место - предикат - объект): грибнй 2 (диал.), грибница 2 (диал.). Ученые, изучающие грибы (субъект - предикат

- объект): грибовёд (лит.), занимаются наукой о грибах, исследуя виды грибов и их осо-/ **** /— \ оенности (конъюнктор - предикат- объект):

грибовёдение (лит.). Постепенное уменьшение количества грибов в связи с массовой вырубкой леса, а также обычная удаленность городов от лесных массивов способствовали то-

* Здесь и далее подчеркивается значение производных слов, представленных в скобках.

** В скобках фиксируем пропозициональные структуры, на которых основываются значения дериватов.

* * *Прииллюстрациипроизводныхслов,наполняющихгнездо, значения полисемичных образований (ЛСВ), фиксируются индексами 1,2,...

**** Конъюнктор, как вид актанта пропозиции, не обозначает участника ситуации, это условная единица, символизирующая ситуацию.

му, что появилась необходимость в создании специальных теплиц для разведения грибов (место - предикат - объект): грибница 3 (лит.). Грибы прагматически значимы для человека, в первую очередь, как продукт питания. Чтобы получить грибы в пищу, их нужно сначала собрать. Сборщики грибов тоже получили свое наименование (субъект - предикат - объект): грибник 3 (лит.), грибница 4 (лит.), грыбнйк 1 (диал.), грибдвник 2 (диал.). Среди сборщиков грибов выделяются еще и любители собирать грибы (субъект - предикат - объект): грибник 4 (лит.), грыбнйк 2 (диал.), грибдвик 2 (диал.), грибница 4 (лит.), грыббвница 1 (диал.), грибдвица (диал.), а также мастерицы находить и собирать грибы (субъект - предикат - объект): гриббвница 1 (диал.) и грыббвница 2 (диал.). Собираются грибы в определенную емкость (средство

- предикат - объект): гриббвница 2 (диал.) / корзина/, грибдвня (диал.), грибдвенка (диал.) /лукошко/. Одни люди собирают грибы для личного использования, а другие - с целью продажи, поэтому и продавцы грибов получили свое наименование (субъект - предикат

- объект): грибник 5 (диал.). Если есть продавцы, т.е. и скупщики грибов (субъект - предикат - объект): грибдвник 3 (диал.).

Из грибов варят суп, похлебку (результат - предикат - средство): грибник 6 (диал.), грибдвник 4 (диал.), грибница 5 (прост., диал.), грыбнйца (диал.), грибница (диал.), гриббвница 3 (диал.), грыббвница 3 (диал.), с ними стряпают пироги, грибник 6 (диал.), грибница 6 (диал.), грибдвик 3 (диал.), грибовйк 2 (диал.), грибдвник 5 (диал.), готовят грибы отварные с маслом, грибник 7 (диал.), грибница 7 (диал.), гриббвница 4 (диал.), тушеные, грибница 8 (диал.), грибы, жаренные без сметаны, грибница 9 (диал ), гриббвница 5 (диал.) и грибы, жаренные со сметаной, грибница 10 (диал.), гриббвница б (диал.).

Для жарки грибов используют специальную сковороду с высокими краями (средство

- предикат - результат): грибница 11 (диал.).

В рассматриваемом нами гнезде особо выделяются дериваты грибной (лит.), гриббвный (диал.), грыббвный (диал.) /относящийся к грибам, им свойственный, из них приготовленный/, восходящие к ЛСВ, который называет пищу (Из грыбов все делали: солили, ма-

риновали, суп грыбовный варили [Словарь русских говоров южных районов Красноярского края, 1988]) или место произрастания (Я не знаю грибные места. Грибовное место здесь недалеко [Словарь русского языка, 1981-1984]).

Специалисты (субъект - предикат - объект): грибовары (лит.), работающие на пунктах по засолке и маринованию свежесобранных грибов (место - предикат - объект): грибоварня (лит.), варят их в специальных емкостях (средство - предикат - объект): грибоварка (лит.). Заготавливают грибы впрок еще при помощи сушки. Этим занимается отдельный работник, нанизывающий грибы на что-либо (субъект - предикат

- объект): грибонйз (диал.).

Специальное название получили люди, любящие есть грибы (субъект / субъект-животное - предикат - объект): гриббвница 7 (диал.), грибница 12 (диал.), а также животные. грибница 13 (диал.) /корова/ и насекомые: грибоед (диал.) /жук/, охотно их потребляющие.

Представленные значения производных слов одного гнезда образуют семантическую сеть, «узлы», т. е. темы производных, которой соотносятся со словом гриб. Сами эти «узлы» тоже в указанной логической последовательности обусловливают появление друг друга. Иными словами, иерархия и связи узлов определяются тут принципом цепочечной метонимии, когда значение одного производного слова семантически связано со значением другого, которое провоцирует появление следующего и т.д.

В описываемом нами гнезде помимо указанных значений отмечаются значения производных слов, напрямую связанные со значением базового слова посредством метонимического и метафорического типов переноса.

К метонимическим образованиям относятся значения деривата грибдк 1 (лит.) (растительный микроорганизм - возбудитель брожения, а также заболеваний кожи и других наружных покровов), к которому восходит прилагательное грибковый (диал.) (.грибковый налет, грибковое заболевание), и глагол грйбнутъ (диал.) /подвергаться брожению, кваситься, киснуть/.

К ЛСВ, характеризующимся метафорическим типом переноса,* относятся такие дериваты, как грибовйк 3 (диал.) /растение, сходное с грибом, - наросты на деревьях, нечто среднее между грибом и трутом (чага), здесь имеет место сходство и по форме, и по способу произрастания/; грибок 2 (диал.) /деревянная болванка в форме гриба, используемая при штопании чулок/; грибдвница 7 (диал.) /водяное растение - кувшинка, кубышка/ - сходство бутона растения по форме со шляпкой гриба); грибня’к 1 (диал.) /черный, губчатый в виде гриба камень, попадающий в рыболовные снасти со дна озера/ и грибня’к 2 (диал.) /торфяной грунт дна, неровный, с ямами/: в обоих случаях здесь наблюдается сходство по форме, структуре; грибйна (диал.) /участок озерного дна, где находятся размытые водой, похожие на грибы известняки/; грибки (диал.), грибочки (диал.), грйбчики (диал.), гриб-цы ’ (диал.) /мерзлые кочки на дороге, мерзлая грязь/ - сходство по форме: этимологически лексема гриб связана со словом горб, имеющим первоначальное значение /морщина, складка/; грибанчик (диал.) /прозвище сморщенного старика/; грибастик (диал.) /толстый человек, в складках/; грибатка 1 (диал.) /внутреннее сало убитого животного/ - данное значение семантически восходит к /морщина, складка/, грибатка 2 (диал.) /женский воротничок в мелких складочках, украшенный жемчугом или бисером/, грибатка 3 (диал.) / кружева, оборки, подзор, обшивка сборками/

- прослеживается сходство с пластинчатыми грибами, у которых нижняя сторона шляпки состоит из множества пластинок, складок. Со вторым значением слова грибатка 2 связано собирательное существительное грибъё (диал.); грибоватик (диал.), грибоуха (диал.) /нижняя женская рубашка с оборками на рукавах и плечах/; грибочек 1 (диал.) /фасон рукава женской одежды - рукавчик грибочком/; грибок 3 (диал.), грибочек 2 /девичий свадебный головной убор/; грибок 4 (диал.) /оборки на платье/, грибок 5 (диал.) /кринка в виде гриба, шляпка которого служит крышкой/; грибан 1 (диал.) /мужчина с толстыми

* Для дериватов, образованных на основе метафоризации, характерны особые виды пропозициональных структур. Как правило, каждое метафорическое значение раскладывается на три структурные схемы, в последней из которых указывается акгантная функция производящего слова. Более подробно см. [Араева, Евсеева, 2010].

губами/, грибан 2 (диал.) /угрюмый, вечно недовольный мужчина/, ср.: губы в отдельных диалектах называют грибами. К данному деривату относятся также прилагательные грибатый (диал.) и грибастый (диал.).

Метафорическими образованиями являются еще и производные грибаха (диал.) /женщина с большими, толстыми губами/; грйбатъея 1 (диал.), грйбитъея 1 (диал.), грибанитъея 1 (диал.) (хмуриться, становиться угрюмым), грйбатъея 2 (диал.), грйбитъея 2 (диал.), грибанитъея 2 (диал.) / гримасничать, корчить рожи/, грйбатъея 3 (диал.), грйбитъея 3 (диал.), грибанитъея 3 (диал.) /морщить лицо, дуть губы, начинать плакать/, а также грибйтик (диал.) /плакса/, ср. первоначальное значение слова гриб - нечто клейкое, слизистое. Наконец, к метафорическим образованиям относятся прилагательное грибовидный (лит.) /имеющий форму гриба/, от которого посредством метонимического переноса образовано существительное грибовйдностъ (диал.) /свойство по прилагательному грибовидный/.

Продемонстрированный лингвистический макроконструкт представляет собой потенциальную модель, элементы которой с определенной степенью полноты возможны в той или иной подсистеме языка.

Анализ дериватов, наполняющих словообразовательное гнездо с вершиной гриб, показал, что семантико-словообразовательные связи, последовательно проявляющие себя в структуре гнезда, соединяют постепенно все дефиниции производных слов, образованных от одной мотивирующей единицы. Ядро рассмотренного гнезда составляет прототипичное ЛСВ - блюдо, приготовленное из грибов (реализация пропозициональной структуры «результат - предикат - средство»). Весьма продуктивна в данном гнезде структура «субъект - предикат - объект», по которой образуются наименования лиц-сборщиков грибов, любителей собирать грибы, есть грибы, а также лиц, занятых в заготовке грибов. Это обусловлено взаимодействием семантики форманта с семантикой мотивирующей единицы. Мотивирующие единицы, в свою очередь, стремятся к реализации заложенных в них семантических потенций, что способствует порождению периферийных ЛСВ. Эта

антиномия вызывает определенную подвижность смысловой организации гнезда.

Причинно-следственная связь между ядер-ными и периферийными значениями дериватов наглядно демонстрирует, каким образом в конкретном гнезде отражается характер пропозиционально-смысловых связей. По сути, представленные значения в их взаимосвязи манифестируют работу одного из типов долговременной памяти человека, в которой «понятие выступает как «узел», который всегда или почти всегда связан какими-то отношениями с другими «узлами», образуя семантическую сеть» [Меркулов, 1999, с. 51].

Последовательность ЛСВ производных слов, наполняющих лексико-

словообразовательное гнездо (а также словообразовательную категорию и тип), образует текст, полностью представляющий собой конкретное гнездо (категорию или тип), что даёт основание говорить о дискурсивной организации этих единиц. ЛСВ дериватов благодаря присущим им семантическим связям предопределяют друг друга, актуализация одного из них затрагивает всю систему отношений. Словообразовательное гнездо (категория, тип), на наш взгляд, обладает ярким прогнозирующим свойством, позволяющим выявить его деривационный потенциал, который зависит от степени антропоцентричности базовых слов и их производных.

Итак, комплексные единицы словообразования можно трактовать как когнитивные структуры с целостной концептуальной организацией. Эти структуры не только обеспечивают категориальное и семантическое упорядочивание языковых и культурных знаний о базовых и производных словах, но предстают как порождающие среды.

Несмотря на принципиальные отличия одной комплексной словообразовательной единицы от другой, они обладают рядом общих характеристик, которые связаны с иерархическим устройством, формальной и смысловой выводимостью производных слов, наполняющих комплексные единицы, а также с непрерывностью смыслового пространства, организованного системными семантическими и словообразовательными связями между значениями производных единиц или между значениями базовой единицы и производных слов.

Когнитивный подход позволяет применять к анализу комплексных единиц словообразования единые подходы и методы. Рассмотрение этих единиц с общей теоретической позиции ярко демонстрирует их принадлежность к одной языковой подсистеме.

Фреймовое устройство комплексных единиц, базирующееся на пропозициональносемантической организации дериватов, вскрывает логико-понятийную упорядоченность ЛСВ в пределах словообразовательной категории, типа и гнезда. Смысловая связь дериватов происходит посредством ассоциаций по сходству и смежности (метафора, метонимия).

Библиографический список

1. Авдеева, Ю.А. Структурно-семантический и лингвокультурологический анализ словообразовательных гнезд с исходными словами старый - новый, old - new в русском и английском языках [Текст]: дис. ... канд. филол. наук: 10.02.01 /Ю.А. Авдеева.

- Майкоп, 2007.

2. Апресян, Ю.Д. Избранные труды [Текст]: в 2 т. / Ю.Д. Апресян. - М.: Языки русской культуры, 1995.

3. Араева, Л.А. Словообразование и синтаксис: типы пропозициональных структур [Текст] / Л.А. Араева, И.В. Евсеева // Сибирский филологический журнал. - 2010. - № 4. - С. 145-149.

4. Араева, ЛА. Словообразовательный тип [Текст] / Л.А. Араева. - М.: ЛИБРОКОМ, 2009.

5. Арутюнова, Н.Д. О номинативном аспекте предложения [Текст] / Н.Д. Арутюнова // Вопросы языкознания. - 1971. - № 6. - С. 63-73.

6. Белогородцева, Е.В. Словообразовательный тип «глагол + -тель» (синхронно-диахронный аспект) [Текст]: дис. ...канд. филол. наук: 10.02.01 /Е.В. Белогородцева. - Кемерово, 2002.

7. Белякова, Г.В. Словообразовательная категория суффиксальных локативных существительных в современном русском языке [Текст]: монография / Г.В. Белякова. - Астрахань: Астраханский ун-т, 2007.

8. Бояринова, Л.З. Отсубстантивное диалектное словообразовательное гнездо [Текст] / Л.З. Бояринова // Культура как текст. - 2006. - Вып. 6. - С. 196-200.

9. Дмитриева, О.И. Динамическая модель русской внутриглагольной префиксации [Текст]: дис. ... д-ра филол. наук: 10.02.01 / О.И. Дмитриева. - Саратов, 2005.

10. Евсеева, И.В. Словообразовательный тип как экспонент когнитивных процессов [Текст]: дис. ... канд. филол. наук: 10.02.01 / И.В. Евсеева. - Кемерово, 2000.

11. Жукова, Т.В. Словообразовательный тип и многозначное производное слово как системные взаи-

модетерминанты (на материале отыменных существительных с суффиксом -ник) [Текст]: дис. ... канд. филол. наук: 10.02.01 / Т. В. Жукова. - Кемерово, 2002.

12. Изотов, В.П. Гипотетическое словообразовательное гнездо: проблемы, поиски, решения [Текст] / В. П. Изотов // Словообразовательное гнездо и принципы его описания. - М., 1997. - С. 9-10.

13. Казак, М.Ю. Интегративная теория словообразовательного гнезда: грамматическое моделирование; квантитативные аспекты; потенциал; прогнозирование [Текст]: автореф. дис. ... д-ра филол. наук: 10.02.01 / М.Ю. Казак. - Белгород, 2004.

14. Коломонова, О.И. Словообразовательные гнезда глаголов движения в смоленских говорах [Текст]: автореф. дис.... д-ра филол. наук: 10.02.01 /О.Н. Коломонова. - Смоленск, 2009.

15. Коряковцева, Е.И Nomina abstracta в современном русском языке: социокультурные факторы роста продуктивности словообразовательных моделей [Текст] / Е.И. Коряковцева // Активные процессы в современном русском языке. - Н.Новгород: Издатель Ю. А. Николаев, 2008.

16. Крючкова, О.Ю. Соотношение функциональных и когнитивных типов словообразовательных моделей [Текст] / О.Ю. Крючкова // Актуальные проблемы современного словообразования: материалы междунар. науч. конф. (Кемерово, 1-3 июля 2009 г.) / Под общ. ред. проф. Л.А. Араевой. - Кемерово: ИНТ, 2009. - С. 220-225.

17. Крючкова, О.Ю. Концепт и словообразовательное гнездо (Содержание концепта ВЛАСТЬ по данным этимологии родственных словообразовательных гнезд) [Текст] / О.Ю. Крючкова // Лингвистические и культурологические аспекты коммуникации: сб. науч. ст. - Ч. IV. - Саратов, 2004.

18. Кубрякова, Е.С. К построению типологии словообразовательных категорий [Текст] / Е. С. Кубрякова // Актуальные проблемы современного словообразования: Тр. Междунар. науч. конф. (г. Кемерово, 1-3 июля 2005 г.). - Томск: Изд-во Том. ун-та, 2006. - С. 90-96.

19. Кыртепэ, AM. Макроединицы словообразования как формы языковой объективации концепта (на материале словообразовательных гнезд и словообразовательной категории со значением женскости в русском языке) [Текст]: дис. ... канд. филол. наук: 10.02.01/ А. М. Кыртепэ. - Саратов, 2010.

20. Меркулов, И. П. Когнитивная эволюция [Текст] / И.П. Меркулов. - М.: РОССПЭН, 1999.

21. Минский, М. Фреймы для представления знаний [Текст] / М. Минский / Пер с англ. О.Н. Гринбау-ма; под ред. д-ра техн. наук Ф.М. Кулакова. - М.: Энергия, 1979.

22. Осадчий, М.А. Однокоренная лексика русских народных говоров: Фреймовая структура гнезда [Текст] / М. А. Осадчий - М.: ЛИБРОКОМ, 2009.

23. Первухина, ИЮ. Продуктивные типы и модели современного словообразования (на материале нижегородской прессы конца XX - начала XXI века)

[Текст]: автореф. ... канд. филол. наук: 10.02.01 / И. Ю. Первухина. - Н.Новгород, 2007.

24. Проскурина, А.В. Внутренняя форма словообразовательного типа: на примере словообразовательного типа «С + -ин(а)» [Текст] / А.А. Проскурина // Актуальные проблемы современного словообразования: Тр. Междунар. науч. конф. (1-3 июля 2005 г., Кемеровский гос. ун-т). - Томск: Изд-во Томского ун-та, 2006. - С. 376-370.

25. Свечкарева, Я.В. Деривационный потенциал номинаций времен года в динамическом аспекте: на материале русского языка ХІ-ХХ вв. [Текст] / Я.В. Свечкарева. - Томск, 2007.

26. Словарь русских народных говоров южных районов Красноярского края / Под ред. О.В. Фельде (Борх-вальд). - Красноярск: Краснояр. гос. ун-т,1988.

27. Словарь русского языка: в 4 т. / Под ред. А.П. Евге-ньевой. - 2-е изд., испр. и доп. - М.: Рус. яз., 1984.

- 4 т.

28. Тагаев М.Дж. Полипарадигмальное описание мор-фемики и словообразования [Текст] / М.Дж. Тагаев. - Бишкек: НИИ регионального славяноведения Кирг.-Рос. слав, ун-та, 2004.

29. Толстая, СМ. Пространство слова. Лексическая семантика в общеславянской перспективе [Текст] / С.М. Толстая. - М.: Индрик, 2008.

30. Хахалова, С. А. Фрейм как способ хранения метафорического оружия в области бессознательного [Текст] / С.А. Хахалова // Пространство и метафоры языка: структура, дискурс, метатекст: материалы III межвуз. науч. конф. по актуальным проблемам теории языка и коммуникации (Москва, 26 июня, 2009 г.) / под ред. Н.В. Иванова. - М.: Книга и бизнес, 2009. - С. 270-277.

31. Ширшов, И.А. Границы словообразовательного гнезда [Текст] / И.А. Ширшов // Филологические науки. - 1996. - № 5. - С. 43-54.

32. Шкуропацкая М.Г. Деривационное измерение лексики: системный аспект [Текст] / М.Г. Шкуропацкая. - Изд-во Алт. ун-та, 2003.