УДК 81 ФРАЗЕОСЕМАНТИЧЕСКИЕ ГРУППЫ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ НА СТРАНИЦАХ СОВРЕМЕННОЙ ТАТАРСКОЙ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ

Анисимова Е.П.

Данная статья посвящена проблеме выделения фразеосемантических групп фразеологических единиц в татарской периодической печати. Автором были выделены главные фразеосемантические группы и раскрыты их основные особенности. Рассмотрены следующие фразеологические группы: соматические фразеологизмы; фразеологические единицы с компонентами “душа”; фразеологические единицы с компонентами “язык”; фразеологические единицы с компонентами-анимализмами и с компонентами, обозначающими растения; фразеологические единицы, обозначающие время суток, движение, символику чисел и символику цвета. Выделенные группы фразеологических единиц рассматриваются, согласно методу математической частотности, начиная с наиболее значимых во фразеологическом фонде современных татарских периодических изданий. Также, в данной статье приводятся подробные аргументы и примеры со страниц татарской периодической печати (была проанализирована татарская пресса за 2007 - 2011 г.г.).

Ключевые слова: фразеологические единицы, фразеосемантические группы, соматизмы, семантико-тематические разряды, публицистические фразеологизмы.

PHRASE-SEMANTIC GROUPS OF PHRASEOLOGICAL UNITS IN MODERN TATAR PERIODICAL PRESS

Anisimova E.P.

The article is devoted to distinguishing phrase-semantic groups of phraseological units in Tatar periodic press. The author has distinguished main phrase-semantic groups and determined their main features. The following phraseological groups have been considered: somatic phraseologisms; phraseological units including the component "heart"; phraseological units with the component “language”; phraseological units including components-animalisms and the ones denoting plants; and phraseological units designating time of a day, motion, number symbolism and color symbolism. The distinguished groups of phraseological units are considered in accordance with the method of mathematical frequency of occurrence, starting with the most significant in the phraseological fund of modern Tatar periodicals. In addition, the article provides the detailed arguments and examples from Tatar periodical press (Tatar press for the period from 2007 to 2011 was analyzed).

Keywords: phraseological unit, phrase-semantic group, somatism, semantic-thematic class, publicistic phraseologisms.

Фразеологизмы в языке обладают общими лексическими значениями, которые позволяют выделить их в определенные семантические разряды. По мнению А.Молоткова, такие лексико-семантические фразеологизмы следует именовать семантико-тематическими разрядами, которых объединяет общее лексико-семантическое значение.

Семантико-тематические разряды слов не следует смешивать с лексикограмматическими разрядами, т.е. с фразеологизмами, объединяемыми по морфологическим признакам (именные, глагольные, адъективные,

адвербиальные). Как справедливо отмечает А. Молотков, в составе, например, глагольных фразеологизмов может быть несколько семантико-тематических разрядов фразеологизмов.

Наиболее распространенными семантико-тематическими разрядами фразеологизмов являются: фразеологизмы, связанные с терминологией родства и свойства; фразеологизмы с общим соматическим значением; фразеологизмы, связанные с терминологией животного мира; фразеологизмы, семантика которых связана с терминологией растительного мира и т.д. Этот вопрос исследуется в работе Н.Шанского “Фразеология современного русского языка”.Основываясь на его классификации, мы выделили следующие группы фразеологических единиц: фразеологизмы-соматизмы. Широкое употребление соматизмов в составе фразеологических единиц в значительной степени обусловлено тем, что соматические фразеологизмы представляют собой один из древнейших слоёв в лексике различных языков и входят в ядро основного состава словарного фонда языка.

Д.Скнарев дает следующее определение соматической единице: “Под фразеологической единицей с компонентом-соматизмом или соматической фразеологической единицей обычно понимается фразеологизм, ведущим или зависимым компонентом которого является слово, обозначающее не только внешние физические формы организма человека (голова, рука, нос и т.п.). но и элементы сердечно-сосудистой, нервной и других его систем (кровь, селезенка, мозг, печень и т.п.)”. Действительно, соматические фразеологические единицы занимают значительное место и в татарском языке. Нами были подобраны следующие примеры из картотеки: “баш вату”: “Икенчесе исэ кщеленэ ошаган чалбарныц кайсын алырга белми озак вакыт баш ваткач, икесен дэ сатып алган” [Татарстан Яшълэре.-23.12.10.-№75.-Б.2]; “баш катыру”: “-Башымны катырма эле, шэраб бит ул, нишлэп аракы булсын!” [Мэдэни Щомга.-5.06.09.-№22.-Б.2]; “баш тарту”: “Рублънец кулланышын кщэйтY максатында булса кирэк, МэскэY икенче траншны Берлек дэYлэте (БД) буенча

партнерына рубльлэрдэ бирмэкче иде. Эмма Мински аннан баш тартты” [Мэдэни Щомга..-26.06.09.-№25.-Б.3]; “аяк басу”: “- Туган авылым Очиленец туфрагына аяк басыйк, аннан синец авылга - Гвберчэккэ, - ди” [Татарстан Яшьлэре. -25.12.10.-№76.-Б.5]; “кулга алу”: “- Сине ник кулга алдылар? - Яца ел бYлэклэрен артык иртэ ала башлаганым очен!” [Татарстан Яшьлэре.-30.12.10.-№78.-Б.8]; “кулга алыну”: “Щинаять эшлэргэ щыенган эни белэн ул кулга алынган, алар 20 елга иреклэреннэн мэхрYм ителергэ момкин ” [Мэдэни Щомга.-23.01.09.-№3.-Б.20] и др. На втором месте по частотности употребления ноходятся духовно-психические процессы человека, а именно фразеологические единицы с компонентами “щан”, “кщел” / “душа”,также нами были зафиксированы компоненты “кот” (древнетюрк. “душа”) и “узэк”, для которого нет точного перевода (типичные реалии тюрок).С нашей точки зрения, такое разнообразие фразеологических единиц с этими компонентами можно объяснить поэтичностью, чувственностью духовного мира тюрок: (“куцелгэ хуш килY”: “Исеме истэ калмаган. “Фэлэн Хосни дисэгез, минем куцелгэ бигрэк тэ хуш килер”,- дип тэ остэде” [Мэдэни Щомга.-16.01.09.-№2.-Б.4]; “щан дустым”: “- Менэ кайда курешергэязган икэн, щан дустым Шэми,

- диде Мохлисулла” [Мэдэни Щомга.-30.10.09.-№43.-Б.15]; “щан щимешем” : “Щан щимешем, доктор, елына бер тапкыр - Яца елга гына булса да, мунчага кереп чыксам, ярамасмы икэн?” [Мэдэни Щомга.-16.01.09.-№2.-Б.13], “куцел ачу” [Мэдэни Щомга.-19.06.09.-№24.-Б.2], “щан ату”: “Куцеле белэн матур кешелэр дэ, Y3 эшлэренэ щаваплы караучы щитэкчелэр дэ, балалары очен щан атып торган аналар дабулуына соенеп кайттым” [Ватаным Татарстан.-Гаилэ.-№4.-апрель, 2009.-Б.1]; “щан коеге”: “Ьэр ата-ананыц баласын щан коеге итеп тYгел, эхлаклы; картлык коненэ ярдэмче итеп курэсе килэ” [Ватаным Татарстан.-30.06.09.-№130.-Б.3]) и др. с одной стороны и большим влиянием ислама, в частности, священной книги мусульман-Корана к душе человека, с другой Такого типа фразеологические единицы чаще всего встречаются в статьях, посвященных культурной жизни. Более того, они

являются общими для всех тюрок, а сами компоненты “щан ” и “куцел ” являются арабо-персидскими заимствованиями, чем и объясняется особая поэтичность данных фразеологизмов. Следующая фразеосемантическая группа

- фразеологические единицы с компонентами “тел”/ “язык” и “сYз”/слово -объединяется в подтему “речь”/ “сейлэм”. Она находится на третьем месте согласно методу математической частотности. Нами были подобраны следующие примеры: “телгэ алу”: “Исемдэ калганнар” дигэн мэшhYP эсэрендэ бэхетсез Тукай бэрэцге алганда аягы киселYе турында телгэ ала” [Татарстан Яшьлэре.-25.12.10.-№76.-Б.5]; “уртак тел табу”: “- ...Шуца курэ безгэ яшь тамашачыларыбыз белэн уртак тел табу бик щицел”[Мэдэни Щомга.-

30.10.09.-№43.-Б.9]; “сYЗ йортY”: “Гайбэт сойлэY, CYЗ йортY, вакытны бушка уздыру, кYпсYЗлелек, кончелек, ялганга, хэрэмгэ керY, хэйлэ-мэкер, алдашу, язмышыцнан ризасызлык, эйлэнэ-тирэдэге кешелэр, яисэ тереклек иялэре белэн начар могамэлэдэ булу, тэкэбберлек-эгоизм кебек киц таралган гонаЫардан арыну щицел тYгел” [Мэдэни Щомга.-21.08.09.-№33.-Б.2]и др.Следует отметить следующий неоспоримый факт: данные фразеологические единицы с компонентами “язык”, “слово” возникли у разных народов практически в одно и то же время. Это можно объяснить схожестью процессов речи, говорения, схожестью физиологических органов речи, при помощи которых мы произносим звуки, слова, предложения и т. п. Кроме физиологических актов речи у разных народов наблюдается полное или частичное совпадение актов мышления, перенос прямого значения с одного предмета на другой, вследствие чего и возникли и возникают фразеологизмы. Фразеологические единицы с компонентами-анимализмами, то есть с названиями животных, а также фразеологические единицы с компонентами, обозначающими растения, занимают четвертое место согласно методу математической частотности. Такого типа фразеологические обороты не занимают значительного места во фразеологическом фонде современных татарских периодических изданий. Нами были выявлены и проанализированы следующие примеры: “эт тэ юк”:

“Пляж комлыгында эт тэ юк - халык таралышып беткэн” [Мэдэни Щомга.-

16.01.09.-№2.-Б.13]; “эте дэ,бете дэ”: “Нигэ яшереп торырга - сэхнэне чыннан да ыбыр-чыбыр басты, щэмэгать. Эте дэ, бете дэ щырчы, дигэндэй” [Мэдэни Щомга.-30.10.09.-№43.-Б.2]; “ат башы хэтле”: “Э Казанда ат башы хэтле урыс CYзе астында татарча тэрщемэсе ку_ренер-^ренмэс кенэ” [Мэдэни Щомга.-И туган тел...-№10.-Б.11]; “тавык ЧYплэп бетергесез”: “Э бит илдэ хэл ителмэгэн эчке проблемаларны тавык ЧYплэп бетергесез” [Мэдэни Щомга.-23.01.09.-№3.-Б.3]; Алланыц “кашка тэкэсе”: “Ул хокук саклау вэкиллэренэ юлларда милиция хезмэткэрлэренец генэ Алланыц “кашка тэкэлэре” була алмавын, hэрбарчабызныц бертигез хокукка ия булуын искэ тошергэн” [Ватаным Татарстан.-31.07.09.-№№154-155.-Б.2]; “ыштан тобеннэн бет эзлэY”: “Эше булмаганныц ыштан тобеннэн бет эзлэве шулдыр инде” [Ватаным Татарстан.-12.08.09.-№164.-Б.5];“тэгэрмэч эчендэ ботерелгэн тиен кебек”: “Дорес, 6 млн.сум бик зур акча. Моныц очен конен тонгэ ялгап эшлэп, тэгэрмэч эчендэ туктаусыз ботерелгэн тиен кебек, никадэр коч, егэр сарыф итYлэрен элеге егетлэр Yзлэре генэ белэ булыр” [Мэдэни Щомга.- И туган тел...-№10.-Б.14] и др. Как было сказано выше, анимализмы не играют существенной роли в тюркских языках; они в основном заимствованы из других языков и становятся достоянием собственных. Особое значение для языка прессы играют специфические, публицистические фразеологизмы. Одним из средств обогащения лексики и фразеологии татарского языка являются кальки. Особенности историко-социального фона, на котором происходило формирование современного лексикофразеологического состава татарского языка, позволяют заметить, что фразеология татарского языка является ярким примером для исследования процесса калькирования. Калька представляет собой, прежде всего, результат пересечения языковых систем, относящихся к двум различным культурным сообществам. В нашей картотеке присутствуют такие примеры, как: “кара исемлек”: “Дорес, министр “кара исемлек”кэ элэккэн бу тобэк исемен эйтергэ

телэмэгэн” [Мэдэни Щомга.-17.04.09.-№15.-Б.23]; “ышаныч телефоны”: “Моныц очен Эчке эшлэр министрлыгы кэрэзле “ышаныч телефоны ” тэкъдим итэ” [Ватаным Татарстан.-3.04.09.-№№59-60.-Б.19]; “кайнар линия”: “Бер ай элек Казанныц хокук яклау узэге, мэктэплэрдэ законсыз рэвештэ акча щыю очракларын ачыклау максатыннан, “кайнар линия” телефоннары аша эти-энилэрдэн шикаятьлэр щыйган иде” [Мэдэни Щомга.-10.07.09.-№27.-Б.3]; “ботендонья пэрэвезе”: “Татарстанда “ботендонья пэрэвезе”н уз

итучелэрнец артуы кузэтелэ”[Мэдэни Щомга.-10.07.09.-№27.-Б.3]; “салкын сугыш”: “Коннэрдэн бер конне кызныц энисе белэн Дилус арасында салкын сугыш башланган” [Татарстан Яшьлэре.-25.12.10.-№76.-Б.3] и др. Фразеологические единицы, обозначающие время суток, представлены компонентами “кон”/ “день”, “тон”/ “ночь”, “ай”/ “месяц”. Они также представляют собой довольно немногочисленную фразеосемантическую группу, поэтому мы их поместили на пятое место. Примеры: “ай усэсен кон усу”: “Илhам, экиятлэрдэ язылган кебек эйтсэк, ай усэсен кон усте, инде 4 яшенэ щитеп килэ, балалар бакчасына йори” [Мэдэни Щомга.-24.04.09.-№16.-Б.5]; “конен тонгэ ялгап эшлэу”: “Дорес, 6 млн.сум бик зур акча. Моныц очен конен тонгэ ялгап эшлэп, тэгэрмэч эчендэ ботерелгэн тиен кебек, никадэр коч, егэр сарыф итулэрен элеге егетлэр узлэрегенэ белэ булыр” [Мэдэни Щомга. - И туган тел...-№10.-Б.14]; “тон йокыларын качыру”: “Уйласац, уелып китэрлек хэллэр. Клара апаны гына тугел, мэсьэлэлэрне хэл итэрлек вэкалэтле кэнэфилэрдэ утыручы миллэт хадимнэрен дэ хафага салып, тон йокыларын качырсын иде алар” [Мэдэни Щомга.-19.12.08.-№50.-Б.11]и др. Фразеологические единицы, обозначающие движение, направление движения располагаются на шестом месте. Эта фразеосемантическая группа представлена компонентом “юл”/ “дорога”, “путь” и глаголами действия, такими, как “ачылу”/ “открыться”, “ачу”/ “открыть”, “биру’7 “дать” , “кую”/в данном случае в значении “уступить”. Эти компоненты образуют следующие сочетания: “юл алу”: “Авылыбыздан кузгалып, “Волга”машинасыныц

тэрэзэсеннэн терсэкне чыгарып Казан шэhэренэ таба юл алганда, уйланып барам” [Мэдэни Щомга.-29.06.05.-№26.-Б.2]; “юл ачылу” : “ Эйе, халыкара аралашу щае тугач, анысына да юл ачылды”[Ватаным Татарстан.-12.08.09.-№164.-Б.2]; “юл ачу” [Мэдэни Щомга. -16.01.09.-№2.-Б.11], “юл бирмэу” : “А.Косыгинныц искиткеч нэтищэле башлангычына балта чапкан кочлэр...бер генэ яцалыкка да юл бирмэу очен югары уяулык белэн корэшкэ басты ” [Ватаным Татарстан.-10.04.09.-№№64-65.-Б.5]. Как нам кажется, эта группа достойна отдельного внимания в свете языковой картины мира, то есть всестороннего изучения в качестве отдельного концепта. Фразеосемантическая группа, обозначающая символику чисел, на страницах современной татарской прессы также встречается нечасто. В нашей картотеке нами были зафиксированы следующие довольно емкие примеры: “щиде тон уртасында” : “Комэнле хатын щиде тон уртасында ирен уяткан” [Мэдэни Щомга.-18.07.08.-№28.-Б.13]; “щиде юл чаты”: “Тугызны тэмамлаган самими авыл баласын щиде юл чатына чыгармакчылар” [Мэдэни Щомга.-19.12.08.-№50.-Б.11]; “дурт куз белэн коту”: “Аннары - математика. Бу юлы инде мэктэп янына барып тормадым, улымны дурт куз белэн дигэндэй ойдэ коттем” [Мэдэни Щомга.-8.05.09.-№18.-Б.5]; “ике икец-дурт”: “Моныц белэн кем бэхэслэшсен, ике икец - дурт дигэн суз бит бу!”[Мэдэни Щомга. -16.01.09.-№2.-Б.2.] и др.У тюркских народов, в том числе и у татар, символика чисел восходит к глубокой древности. Определенные числа являются сугубо тюркскими реалиями, дословно не переводимыми на другие языки. Это объясняется верованиями тюрок и их священной книгой Кораном. Каждое из чисел имело свою трактовку и свое предназначение. Наиболее часто употребляемые числа: 3, 7, 9, 40, 80, 90, 99. Их можно встретить в выше указанных фразеологизмах. Следует отметить, что подобные фразеологизмы отличаются особым постоянством, устойчивостью и эмоциональностью. Фразеосемантическая группа “символика цвета ” представлена такими фразеологическими единицами, как “кызыл авыз”: “Шул сэбэпледер, аны

буген дэ соцреализм имезлеге суырып дан казанган “кызыл авызлы” халык язучылары белэн бергэ “куренекле” дип йортуне дэвам итэлэр” [Ватаным Татарстан.-3.04.09.-№№59-60.-Б.15]; “кара эш”: “Элбэттэ ки, алаша кебек, кара эш эшлэуне хурлык санап, горур малкай камыт кияргэ бик атлыгып тормый hэм еш кына, протест йозеннэн, барган шэпкэ шып туктап кала торган иде” [ Мэдэни Щомга.-16.01.09.-№2.-Б.23]; “кара конгэ” [Ватаным Татарстан.-15.08.09.-№167.-Б.2], Цвета также определяют семантические особенности того или иного фразеологического оборота. Цвета являются символами. В публицистических фразеологизмах типа “яшел ут” кабыну” [Ватаным Татарстан.-10.04.09.-№№64-65.-Б.4]/ “загорелся зеленый свет” (дать кому-либо дорогу) компонент “яшел”/ “зеленый” играет роль знака. Так как мы знаем, что любой язык - это знаковая система, то цвет - это знак -символ. В данном случае “зеленый” ассоциируется с третьим цветом светофора и означает побуждение к действию, разрешение.

Таким образом, в данной статье мы осветили главные вопросы и проблемы татарской фразеосемантики, нами были выделены и аргументированы основные фразеосемантические группы татарских фразеологических единиц на страницах современной татарской прессы.

Список литературы

1. Ватаным Татарстан. январь-декабрь, 2007.

2. Ватаным Татарстан. январь-декабрь, 2008.

3. Ватаным Татарстан. январь-декабрь, 2009.

4. Ватаным Татарстан. январь- декабрь, 2010.

5. Ватаным Татарстан. январь-декабрь, 2011.

6. Мэдэни Жрмга. январь-декабрь, 2007.

7. Мэдэни Жрмга. январь-декабрь, 2008.

8. Мэдэни Жрмга. январь-декабрь, 2009.

9. Мэдэни Жрмга. январь-декабрь, 2010.

10.Мэдэни Жрмга. январь-декабрь, 2011.

11. Татарстан Яшьлэре. январь-декабрь, 2007.

12. Татарстан Яшьлэре. январь-декабрь, 2008.

13. Татарстан Яшьлэре. январь-декабрь, 2009.

14. Татарстан Яшьлэре. январь-декабрь, 2010.

15. Татарстан Яшьлэре. январь-декабрь, 2011.

References

1. Vatanym Tatarstan. Jan.-Dec., 2007.

2. Vatanym Tatarstan. Jan.-Dec., 2008.

3. Vatanym Tatarstan. Jan.-Dec., 2009.

4. Vatanym Tatarstan. Jan.-Dec., 2010.

5. Vatanym Tatarstan. Jan.-Dec., 2011.

6. Medeny Zhomga. Jan.-Dec., 2007.

7. Medeny Zhomga. Jan.-Dec., 2008.

8. Medeny Zhomga. Jan.-Dec., 2009.

9. Medeny Zhomga. Jan.-Dec., 2010.

10. Medeny Zhomga. Jan.-Dec., 2011.

11. Tatarstan Yashlere. Jan.-Dec., 2007.

12. Tatarstan Yashlere. Jan.-Dec., 2008.

13. Tatarstan Yashlere. Jan.-Dec., 2009.

14. Tatarstan Yashlere. Jan.-Dec., 2010.

15. Tatarstan Yashlere. Jan.-Dec., 2011.

ДАННЫЕ ОБ АВТОРЕ Анисимова Елена Павловна, аспирант

Казанский (Приволжский) Федеральный университет

ул. Кремлевская, д. 18, г. Казань, Республика Татарстан, 420008, Россия

lenok. 1133@mail. ru

DATA ABOUT THE AUTHOR Anisimova Elena Pavlovna, graduate student

Kazan (Volga) Federal University

18, Kremlevskaya str., Kazan, Republic of Tatarstan, 420008, Russia lenok. 1133@mail. ru

Рецензент:

Мугтасимова Г.Р., к-т филол. наук