Лингвистика

З.Р. Аглеева

Фразеологизированные конструкции с компонентом «куда»

В статье представлены различные типы фразеологизированных конструкций с компонентом «куда», восходящие к придаточной части сложноподчиненного предложения. Выделяются и рассматриваются три группы фразеологизированных конструкций, фразеосхемы и фразеомодели с данным компонентом. Ключевые слова: фразеологизированные конструкции, вербализация, универсальный, этноспецифический, пространственные отношения, постоянный и переменный члены-модели.

Среди фразеологизированных конструкций, генетически восходящих к придаточным частям сложноподчиненных предложений, остановимся на структурах с компонентом куда. Становление фразеологизированных конструкций с этим компонентом (в вариантах куда, коуды, куды, кудЪ) отражено уже в памятниках XIV в., в частности, в грамотах тех лет: А тии идуть исъ Торъжку, куда имъ годно (Дог. гр. Новг. с Мих. Яр. 1307 г.); Далъ есмь имъ свободу, куда имъ любо (Дух. Ив. Ив. 1357-1359 гг.); Куда ходила коса и сЪкира (Новг. Дан. XIV-XV вв.); - А прокъ ихъ разбЪ-жеся, коуды кто видя (Новг. 1 л. 6736 г.); А свиньи ти, княже, гонити за шестьдесятъ верстъ около города; а въ тои шьстидесятъ Новгородцю гонити, князя докладая князя, а дале куды кому годно (Дог. гр. Новг. съ тв. Ал. Мих. 1325-1326 гг.); Далъ есмь волю, куды имъ любо (Дух. Сем. 1353); А кудЪ тЪ воеводы поЪдутъ, и прЪдъ ними бЪжатъ батожники (Копенг. сб. XVII в. Ив. Петл. въ Кит.); Азъ же пришедъ и со игуменомъ, не свЪдущю никому же, разглядавша, кудЪ копати, и знаменавша мЪсто, гдЪ копати кромЪ оустыя (Повесть временных лет 6599 г.); РазбЪжа-лися, кудЪ кто поспЪвъ (Псков. 1 л. 6979 г.). В более поздний период

Лингвистика

в Жалованной грамоте ярославского князя Федора Федоровича Толгско-му монастырю встречаем параллельное употребление вариантов в разных формах: Куды топоръ ходил, куда коса ходила (Жал. гр. Толг. мон. ок. 1400 г.). Уже в этот период наблюдается функционирование и ныне употребительной фразеологической единицы куда угодно (варианты с расширением количества компонентов куда им угодно, куда кому угодно) и устаревшей теперь фраземы куда (куды) (имъ) любо.

Современные фразеологизированные конструкции с компонентом куда можно условно разделить на несколько групп. Конструкции первой группы включают компонент куда, сохранивший пространственную сему «в какое место, в какую сторону»: куда птица не долетит, куда Макар телят не гонял, куда ворон костей не заносил, куда хватает глаз, куда короли пешком ходят, куда глаза глядят, куда ноги (очи) понесут, куда ни взгляни, куда надо (нужно), куда кривая вывезет, куда податься, куда следует, бог знает куда, куда леший сучки не залукнет, невесть куда и т.п. В этих и подобных конструкциях куда выполняет роль пространственного ориентира и выступает в первичном значении: Вот и пошли: шли, шли и пришли в ту сторону, куда ворон человеческих костей еще не заносил (сказка «Фролка-сидень»); Лошади-то останутся, а ты-то пойдешь себе, куда Макар телят не гонял (А.И. Герцен). Фразеологические единицы куда ворон костей не заносил, куда Макар телят не гонял имеют значение «очень далеко, в самые отдаленные места».

Посредством синтаксической идиомы куда глаза глядят репрезентируется субконцепт «неизвестное направление» суперконцепта «пространство». Исходная модель - придаточная часть сложноподчиненного предложения - типична по наличию комплекса парадигматических и синтагматических характеристик, обладает категорией предикативности, обозначая ординарное диктумное событие. Процесс фразеологизации придаточной части связан с нейтрализацией компонентов интенсионала семантической структуры. По данной модели созданы и конструкции куда ноги несут, куда глаза поведут (КОСТЫЛЕВ. Так... Уходишь, говорят? ЛУКА. Пора... КОСТЫЛЕВ. Куда? ЛУКА. Куда глаза поведут ... КОСТЫЛЕВ. Бродяжничать значит... Неудобство, видно, имеешь на одном-то месте жить? (М. Горький)), зафиксированная в «Истории о Казанском царстве» куды очи несут. Эти фразеологизированные конструкции совпадают в значении «идти, двигаться, не выбирая пути, без особого направления, куда попало». Несколько по-иному интерпретируется героем М. Горького единица куда глаза поведут - «бродяжничать значит».

Фразеологизированная конструкция куда ни взгляни имеет несколько параллельно функционирующих морфологических вариантов: Все

молчит, все дремлет, - в утреннем покое // Только ржи мелькает море золотое, // Да куда ни глянешь освеженным взором, // Отовсюду веет тишью и простором (А. Апухтин); Куда ни взгляни, везде зелено... (А. Чехов); На всех лицах, куда ни взглянь, виден был праздник (Н. Гоголь); А куда ни взглянешь - звезды (А. Ремизов). Особый интерес вызывают два варианта. В контексте М.Е. Салтыкова-Щедрина Как тут остановить наплыв «лишнего» в партикулярном мире, когда в своей собственной цитадели, куда ни вскинь глазами, - везде лишнее и неподлежащее так и хлещет через край! используется устаревшая форма: словосочетание вскинь глазами употреблено вместо глагола. Архаизирующийся вариант куда ни кинь глаз (глаз в значении «взгляд») представлен необычной формой управления. У А. Ремизова встречаем: Ночь кипит, весенняя - распущены темные косы. И куда ни пойдешь, и куда б ни взглянул, встретишь вестницу мая - печальную Вербу. Рядом употреблены конструкции, которые в тождественной позиции имеют различную временную представленность. Различны и формы наклонения. Здесь налицо тот случай «переплетения временных планов, скольжения по временной оси», о котором упоминают О. А. Крылова и Е.Н. Ремчукова: «.в языке художественной литературы и, в частности, в поэтическом языке XX века, наблюдается смещение, смешение временных планов - прием, создающий полифонич-ность текста, о которой писал М. Бахтин» [1, с. 62].

Достаточно частотны фразеологические единицы куда надо (нужно) и куда следует. Во «Фразеологическом объяснительном словаре русского языка» под ред. А.Н. Баранова и Д.О. Добровольского находим толкование: «Куда надо совет. эвф. В правоохранительные органы (обычно в НКВД, КГБ, ФСБ, прокуратуру, милицию), рассматриваемые как место, куда следует сообщать о непорядках» [2, с. 327]. Пометки сов., эвф. обозначают, что фразеологическая единица возникла в годы советской власти и является эвфемизмом. А. Маринина подбирает и глагол-сопроводитель стучать/настучать, частотный в просторечном дискурсе, предполагающий сему «донести на кого-л.»: - Странно, - рассмеялась она, когда они с Григорием отошли от гостиницы на пару кварталов, - я была уверена, что твоя дежурная по этажу сразу же стукнула, куда надо, что ее постоялец привел к себе иностранную гражданку, и меня ждала проверка документов. Оказывается, я ничего не понимаю в людях. Материалы картотеки позволяют сделать выводы о том, что в значении «в кутузку, в тюрьму, в места ссылки, заключения» данная конструкция, как и куда следует, употреблялась достаточно широко и в царской России: - Господа! Разъясните полисменам новый закон: «Всякого слепца, который шатается без толку по улице, мешая экипажному и пешему движению, - хватать

Филологические

науки

Лингвистика

и тащить куда следует». - Что значит «куда следует»? - спрашивали потом сержанты друг у друга (А. Аверченко). При этом и значение ее, и сфера употребления значительно шире, чем указанные в словарях. Куда следует и куда надо - это еще и просто органы власти (Сколько предательства было совершено во имя книги и в связи с Ней! Она была орудием шантажа («Если эта ваша моя бывшая жена Соня не разменяет квартиру, я сообщу куда следует, какие книги У ВАС в доме»), объектом наглого присвоения ..., а также книга являлась той формой собственности, которую не грех было «увести» или просто не вернуть (Л. Петрушевская)), и место поселения, ссылки (И вот Юзик уже медалист школы! Вот он уже студент! Вот он уже защищает кандидатскую диссертацию, и, следуя по папиному крамольному пути, доказывает, что рукописи Ивана Грозного -поддельные! Теперь уж его берут под белы ручки и везут, куда надо, на этот раз недалеко, с небольшими тратами. Поручают ему нарубить лес на Вологодчине, неподалеку от села под названием Ярцево (В. Астафьев)). М. Булгаков в романе «Мастер и Маргарита» употребляет эти конструкции и в прямом значении (- Турникет ищете, гражданин? - треснувшим тенором осведомился клетчатый тип, - сюда пожалуйте! Прямо, и выйдете куда надо. Маргарита открыла дверь на лестницу и проверила, тут ли карточка. Карточка была на месте, Маргарита попала туда, куда нужно было), и во фразеологическом (Ничего нет проще, как переслать ваше заявление куда следует, и если, как вы полагаете, мы имеем дело с преступником, все это выяснится очень скоро). Отличительной особенностью конструкции является то, что эллиптируется часть, имеющая значение «отправить, выслать, отвести и т.д.» и восстанавливается она в зависимости от предыдущего контекста. Допустимы две семантические группы: кроме названной выше, возможны глаголы с семой «сообщение». Имплицитно глаголы этих двух групп взаимосвязаны, т.к. предполагается наличие общей семы. По существу, это редуцированные тавтологические модели, где эллиптируется инфинитив: сволокли, куда надо сволочь; проще переслать, куда следует переслать; отправить, куда следует отправить; выслать, куда следует выслать; сдать, куда следует сдать; отвести, куда следует отвести. Интересно, что и в прямом значении эллиптируются глаголы в форме инфинитива попала туда, куда нужно было попасть; выйдете (в значении «попадете»), куда надо выйти. Но большая часть терпеливо и честно несла крест, толклась возле машин, обещая писать подругам без передыху письма и непременно приехать, куда надо, в качестве мужа; Я уговорил его не вмешиваться в мои действия, исполнять мои команды, не перечить ни в чем, убеждал, что река умнее нас, сама несет куда надо (В. Астафьев).

Вторая группа включает амбивалентные единицы, в которых компонент куда может выступать как в прямом (пространственно-местном значении), так и в переносном значении (куда деваться, куда денешься, кто куда, хоть куда, куда (уж) дальше и т.п.). Этот процесс связан с глубокими когнитивными изменениями. Утрачивая значение пространственного ориентира, местоименное наречие куда меняет частеречную принадлежность (переходит в частицу) и выражает модально-оценочное значение. Так, в паре хоть куда в прямом значении и в качестве редуцированной фразеосинтаксической идиомы сталкиваемся с переходом пространственных отношений в атрибутивно-предикативные с дополнительным оттенком оценочности, что объяснимо с когнитивной точки зрения. Рассмотрим этапы этого перехода: готов уехать хоть куда (куда угодно) ^ (с тобой) хоть куда (хоть на край света) (В ту же минуту он предлагал вам ехать куда угодно, хоть на край света, войти в какое хотите предприятие, менять все, что ни на есть, на все, что хотите (Н. Гоголь)). В данных языковых единицах довольно часто имплицитно присутствует сема оце-ночности (положительной оценки, выделения из группы): готов хоть куда, хоть на край света не с каждым, не с любым, а только с дорогим, близким или очень хорошим. Полный вариант с глаголом движения (перемещения) объективирует типичные пространственные отношения (хотя возможно и наличие причины, побудившей ехать, бежать, уйти, уехать). Редуцированный вариант постепенно утрачивает сему пространственности / движения и приобретает оттенок значения «готов на все, на многое». Хоть куда1 (первичное значение) ^ хоть куда2 (непрямое значение) ^ хоть куда3 (фразеосинтаксическая идиома). Дифференциальная сема Д1 «хороший» служит интенсификатором (средством усиления) значения и входит в семантическую структуру фразеологизированной конструкции в виде коннотативной семы К1 - «высокого качества, высшей степени», «отличный, очень хороший»: Однако же, я не вижу в нем ничего худого: парень хоть куда (Н. Гоголь); Словом, Теркин, тот, который // На войне лихой солдат, // На гулянке гость не лишний, // На работе хоть куда (А. Твардовский). Причем признаком, соответствующим значению «отличный, очень хороший», могут характеризоваться и неодушевленные предметы: Все хорошо, не правда ль, обошлось? И свадьба хоть куда (А. Пушкин). В качестве фразеосинтаксической идиомы хоть куда3 может замещать в предложениях-высказываниях и позицию обстоятельства, обладая значением «очень хорошо, отлично (делать что-либо)»: - Да! - сказал он с веселым видом. - Я воюю хоть куда (А. Пушкин).

Третью группу составляют фразеологические единицы, потерявшие сему локативности и употребляющиеся в значении «очень» (например,

Филологические

науки

Лингвистика

куда как: Куда как чуден создан свет! пофилософствуй, ум вскружится (А. Грибоедов). Куда как воспитан!).

Особое место занимает группа, представляющая собой фразеосхемы, в том числе и коммуникемы. Д.Н. Шмелев, анализируя фразеомодели и фразеосхемы, обращал внимание на своеобразную роль местоименных наречий, которые теряют первичное значение и выступают в новой для себя функции: «В отличие от “свободных” синтаксических конструкций, в которых реализуется независимое и прямое значение входящих в них слов и грамматических форм, рассматриваемые конструкции строятся по определенной фразеологической схеме. Значения опорных слов данной фразеосхемы оказываются сдвинутыми» [3, с. 133].

Союз-частица куда входит как постоянный компонент в свободные / несвободные синтаксические конструкции, в лексические фразеологизмы и т.д., поэтому нередко трудно определить статус языковой единицы с данной лексемой. На необходимость различать сходные языковые явления обращали внимание многие лингвисты. Омонимичны, а потому требуют особого внимания при определении коммуникемы и языковые единицы, являющиеся их непосредственной производящей базой. Так, синтаксическая конструкция «Куда (+ там / ему ...) + V inf » (разг.) стала непосредственной производящей базой коммуникемы Куда (-ы) <уж> там! Союз-частица куда придает отрицательный характер всему предложению, нередко меняя значение конструкции на противоположное (Куда там в гости! Отъездились уже; Куда мультик смотреть! Спать пора!). Коммуникема Куда (-ы) <уж> там! приобретает значение «выражение подчеркнутого отрицания, несогласия, опровержения иногда в сочетании с иронией, возмущением и т.п.»: (Язасомневался: - Нет. Куда там впятером с дружиной тягаться! - Зачем же тягаться, - сказал Данило, - приглядеть только (А. Белов); Какая выдержка! Какой героизм! -воскликнул потрясенный Эраст Петрович. - Куда там спартанскому мальчику с его лисенком! (Б. Акунин); - Ну?! Порядочно. Как говорится: старость не радость. Небось, и женишка уже припасла? - Куда там! (Глубокая морщина сразу выползла откуда-то на ее безмятежный лоб). Разве теперь можно обзаводиться семьей? Все так дорого (А. Аверченко). Примеры включают лексемы, вербализующие эмоции (сомнение, огорчение, потрясение). Коммуникемы, будучи явлением живой речи, употребляются главным образом в монологической речи при подтверждении или отрицании высказанного, в ответных репликах диалога. Конкретное значение языковой единицы и ее статус в языке могут быть установлены только в дискурсе. Так, представленные контексты из иронических детективов Д. Донцовой позволяют сделать вывод о том, что

конструкция куда там! является фраземой со значением «как бы не так», «вовсе нет», а не омонимичной коммуникемой: Их свадьба была, можно сказать, нашей последней надеждой. Ведь после того как погибли барон и баронесса, мы старались заменить родителей! Да куда там. Никого не слушал; - Может, она полюбила дочку, - предположила я, - такое случается даже с маргиналами. - Куда там, - отмахнулась Зина.

Подобного рода конструкции имеют достаточно широкий диапазон оттенков, остановимся на некоторых из них. На первый взгляд, в контексте М. Горького (Акулина Ивановна, сделай милость, пройдись разок! ... Утешь! - Что ты, свет, что ты, сударь Григорий Иваныч? - посмеиваясь и поеживаясь, говорила бабушка. - Куда уж мне плясать? Людей смешить только...) фразеосхема предполагает неуместность действия (в данном случае - танца), но приведенное описание танца доказывает обратное: бабушка прекрасно понимает свои возможности, знает, на что она способна, но тем не менее отнекивается, используя расхожую фразу, которая чаще всего звучит из уст стариков, неудачников или людей, критически оценивающих все вокруг происходящее. Фразеосхема может иметь при себе и элемент сравнения, сопоставления порой разноплановых явлений, выявление преимущества одного лица (предмета) перед другим: Война, пожалуй, самый доходный бизнес, куда там наркотикам и нефти... (Т. Устинова); Клавиатура у Разлогова всегда валялась отдельно от монитора, и, чтобы напечатать что-нибудь, он долго и бестолково ее искал, зато уж печатал, как из пулемета по врагам строчил, куда там секретарше Варе! (Т. Устинова); А надо еще дочь в люди вывести - у нее сегодня выпускной утренник в школе, формочку шерстяную наденет, в кудри белый бант вплетет, чулочки капроновые натянет да как пойдет!.. Куда там приезжим стиляжкам! Не нарядом - крепкой сибирской натурой их расшибает Тайка (В. Астафьев). В подобных предложениях-высказываниях обязателен субъект, представленный существительным или местоимением в форме дательного падежа. В роли субъекта может выступать неодушевленное существительное (наркотикам и нефти).

В отдельных случаях данная конструкция употребляется для усиления отрицания, причем повтор лексемы, обозначающей отрицаемое действие или состояние, может быть представлен эксплицитно или легко восстанавливаться из контекста: Глафира глубоко вдохнула и выдохнула. Зачем Андрей принес его сюда, да еще забыл на самом видном месте?! Он же знает, что ей ... неприятно. Куда там «неприятно»! Она эти фотографии видеть не может! И не хочет! И не будет на них смотреть!; Отдохнуть? Куда там! Мировой бизнес рухнет, финансовые рынки встанут, банки обанкротятся - все работает, пока шеф на месте. (Т. Устинова).

Филологические

науки

Лингвистика

Сомнение в своих возможностях, неверие в себя транслируются формой местоимения первого лица: - Да, прекрасно, - говорил он, вдумываясь в назначение профессора. - ... Сколько и самому для себя занятий, сколько средств: библиотека, живые толки с собратами, можно потом за границу, в Германию, в Кембридж... в Эдинбург, - одушевляясь, прибавлял он, - познакомиться, потом переписываться... Да нет, куда мне! - прибавлял он, отрезвляясь, - профессор обязан другими должностями, он в советах, его зовут на экзамены . Речь на акте надо читать ... Я потеряюсь, куда мне! Нет, буду учителем в провинции! (И. Гончаров). В употребленных в этих предложениях конструкциях присутствует и сема «самоуничижение», иногда и нарочитое.

Когда речь идет о постороннем человеке, помимо выражения сомнения, может присутствовать и пренебрежительная оценка: - Поди-ка на цыпочках, тихохонько, посмотри, спит ли Сашенька? - сказала она. -Он, мой голубчик, проспит, пожалуй, и последний денек: так и не нагляжусь на него. Да нет, куда тебе! Ты того и гляди, влезешь как корова! Я лучше сама (И. Гончаров); Тетушка Татьяна Степановна прибавила, что куда ей, деревенщине, соваться в такой богатый и модный дом, с утра до вечера набитый гостями, и что у ней теперь не веселье на уме (С. Аксаков). Обратим внимание на слова эмоциональной оценки: как корова, деревенщина.

О десемантизации значений местоименных наречий, синонимии или тождественности модальных значений, приобретенных ими в результате фразеологизации, говорит и тот факт, что они могут быть взаимозаменяемыми или употребляться в одном контексте: Мария Тимофеевна весело, с прибаутками рассказывала о чем-то отцу Сисою, а этот угрюмо, недовольным голосом отвечал: «Ну их! Где уж! Куда там!» (А. Чехов). Замена одного из этих наречий другим не влияет на общий характер предложения, хотя каждое из них придает высказыванию несколько особую смысловую окраску. Нивелировка смысла еще в большей степени наглядна при рассмотрении следующего контекста: Тетка продолжала вещать дальше, но Жанне надоела дурацкая история, она швырнула трубку, не забыв отключить ее от сети, и попыталась заснуть. Куда там, Морфей. Злая на весь свет, Жанна сначала пошла пить кофе (Д. Донцова). Куда там в этой конситуации соответствует Какой там сон! (никакого сна).

Отметим случаи, когда анализируемая конструкция семантически тождественна противительным союзам но, однако, частице не или совпадает по значению со словом нет (Пить мне захотелось еще больше, я схватила «Речную», попыталась отвинтить крышечку. Куда там, она была прикручена насмерть (Д. Донцова); - У него с этими

секретаршами серьезно? - Да куда там! - Ворон почуял, что гроза миновала, и слегка приободрился. - Ничего серьезного (А. Маринина) (Да куда там! соответствует нет, конечно; ну что ты!). При наличии в контексте слова-предложения нет эта конструкция усиливает отрицание и тождественна по значению ну что ты: Так ты, если себя цивилизованным считаешь, возьми шаньпанского и со своей благоверной супружницей на брудершафт распей. Ан нет! Куда там (В. Абрамов). Таким образом, все названные выше случаи можно объединить когнитивной ситуацией: выражение отрицания, недоверия к сказанному, сделанному или к чьим-либо возможностям.

Компонент куда может включаться в различные модели. Частотна модель «куда + наречие в сравнительной степени»: Похоже, в эдинбургском Дозоре куда шире использовали труд наемных людей, чем это принято у нас. Мы быстро выехали из туристического центра и покатили куда-то в сторону залива; Светлана покачала головой и укоризненно посмотрела на меня. Я развел руками - да, виноват, зря встрял. Мама выспросила бы куда больше... (С. Лукьяненко).

Эта константа может входить и в модель «куда + прилагательное в сравнительной степени»: Не такой уж он и безмозглый. Куда глупее я, ударивший знаком смерти существо, которое и так не является живым; Вторая заметка была куда подробнее. Про «технические неполадки» уже не было ни слова. Текст был немножко суховатым, даже педантичным (С. Лукьяненко).

Приводимые ниже иллюстрации включают несколько видоизмененный вариант модели - введение еще одной константы (сравнительного союза чем) - «куда + прилагательное в сравнительной степени + чем», «куда + наречие в сравнительной степени + чем»: Сегодня русский улыбнется, а европеец политкорректно промолчит, услышав от азиата, что его предки были русыми и голубоглазыми. Но в этих словах куда больше правды, чем кажется нашим современникам; На самом деле даже без инициации, без первого входа в Сумрак, Иной способен куда на большее, чем простой человек. А с Егором все еще сложнее. В детстве он входил в Сумрак (С. Лукьяненко). Позиция переменного компаратива может замещаться словосочетанием «прилагательное в сравнительной степени + существительное в родительном падеже + чем».

Постоянный член модели может иметь при себе факультативный элемент ж (же): Как мне показалось, выглядели они на свой реальный возраст, то есть на двадцать-тридцать лет. ... в ташкентском Дозоре, по словам Алишера, сотрудники моложе. Это куда ж еще моложе, школьников, что ли, на работу берут? (С. Лукьяненко).

Филологические

науки

Лингвистика

При невозможности образования простой сравнительной степени в состав модели вводятся прилагательное или наречие в форме составной сравнительной степени. И аналитическая, и синтетическая формы степени сравнения одинаково возможны, но отличаются частотностью употребления. - Вероятно, нет, сэр, - согласился Пападаполус куда более мирно. Он распознал за враждебностью офицера АЗА измотанность и боль; Они могут позволить себе для затравки потерять пару боевых эскадр. Все равно, потом хевениты способны причинить нам куда больший ущерб (Д. Вебер). С подобным сталкиваемся и при наличии соотносительного слова чем: - Очень хорошо, мистер Маккеон. Уверена, что отрываю вас от дел куда более важных, чем разговоры со мной. Мой багаж уже доставили? (Д. Вебер).

Заметим, что в качестве разновидности может выступать конструкция, в которой меняется не только значение модели, но и вид подчинительной связи - это происходит в случае дистантного расположения предлога и имени существительного, «разорванных» моделью: Масса беглеца подразумевает больший размер поля компенсатора и, следовательно, меньшую, чем у «Бесстрашного», возможность разгона, но грузовое судно разрушится и от куда меньшего ускорения; Либералы были так озабочены тем, чтобы не позволять Мантикоре «эксплуатировать несчастных туземцев», что оставили даже не лазейку, а двери настежь для куда менее принципиального народа (Д. Вебер).

Модель может замещать синтаксическую позицию любого члена предложения, в том числе и главного: Успокойся. Сейчас куда важнее схватить нежить (С. Лукьяненко); Он подошел к столу Каннинга и склонился над развернутым планом местности. Бумажная карта куда менее подробна и проста в обращении по сравнению с голографической - зато она не значится в электронной базе консульства (Д. Вебер). Модель может выступать в качестве главной части сложноподчиненного предложения: На Востоке, знаешь ли, сила и деньги - не главное. Куда важнее, чтобы за тебя поручился кто-то свой (С. Лукьяненко).

В большинстве приведенных иллюстраций исходное наречное местоимение куда, перейдя в разряд частиц, является своего рода фразеологизи-рованным средством выражения компаративности, оно чаще всего имеет значение «более». Несколько особняком стоят предложения, в которых константа куда лишена своих значений (не имеет семы «пространство» или «более»), семантически опустошена и может быть опущена без потери общего значения: Повели его под конвоем, так как смущенный сантехник выражал желание сбежать куда подальше от наших телевизионных дел (Е. Логунова).

тэ V.

В материалах нашей картотеки встречаются и случаи, когда компонент куда выполняет роль противительного союза или имеет синкретическое значение, когда накладываются, например, семы противительности и интенсивности или темпоральности: - Здесь не меньше месяца никто не живет, - согласился я. ...- Не месяц, куда дольше. Хозяин отсутствовал как бы не с самой зимы (С. Лукьяненко). (Куда совмещает значения: куда равно «а», «значительно», «намного», сема темпоральности куда усиливается темпоральным конкретизатором словосочетанием как бы не с самой зимы).

Коннотативная функция компонента куда наиболее наглядна в конструкциях, в которые им привносится экспрессивность (ср.: более выгодно - выгоднее - значительно выгоднее - куда выгоднее). Одновременно введение данного компонента снижает стиль высказывания. Частотность употребления рядом компонента куда и аналитических форм более/ менее - больше/меньше подтверждает семантическую опустошенность компонента куда: Более того, планета лежит в трех световых минутах от предполагаемого внутреннего кольца модулей, а у наших бортовых сенсоров куда более широкий радиус действия, чем у модульных; Дама Эстель слегка опустила спинку кресла и сложила руки на коленях. Голос ее стал куда менее настороженным; Нимиц на секунду перестал хрустеть сельдереем, а затем продолжил с куда меньшим удовольствием (Д. Вебер).

Итак, фразеосинтаксические конструкции, в состав которых входит компонент куда, очень часто экспрессивно окрашены. Нередко трудно определить частеречную принадлежность компонента, тип конструкции (частотна функциональная омонимия), оттенки значения и т.п. Интересны эти языковые единицы и в сопоставительном плане, что поможет выявить степень их универсальности или этноспецифичности.

Библиографический список

1. Крылова О. А., Ремчукова Е.Н. Вариативность грамматических форм как источник текстовой экспрессии // Филологические науки. 2001. № 2.

С. 57-64.

2. Фразеологический объяснительный словарь русского языка / Под ред. А.Н. Баранова и Д.О. Добровольского. М., 2007.

3. Шмелев Д.Н. Синтаксическая членимость высказываний в современном русском языке. М., 1976.

Филологические

науки