Р. А. Аюпова

ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКАЯ ЭМОТИВНОСТЬ

В ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКОМ ОПИСАНИИ И В КОНТЕКСТЕ (на материале английского, русского и татарского языков)

Статья посвящается изучению эмотивного компонента фразеологической коннотации. Основываясь на авторитетных мнениях таких ученых, как Н. Ф. Алефиренко, Е. Ф. Арсентьева, В. Н. Телия, А. В. Кунин и др. и на собственных исследованиях, нами определяется место эмотивного компонента в сложном конгломерате фразеологичекого значения. Далее дается описание презентации фразеологической эмотивности на лексикографическом материале английского, русского и татарского языков, акцентируя внимание на необходимости помет в словаре об этом аспекте фразеологического значения.

R. Ayupova

PHRASEOLOGICAL EMOTIVENESS IN LEXICOGRAPHICAL DESCRIPTION AND CONTEXT (based on the English, Russian and Tatar languages)

The article deals with the emotive component of the phraseological connotation. On the basis of the conclusion drawn by such eminent scholars as N. Alefirenko, E. Arsent'eva, V. Telia, A. Koonin and our own research we distinguish the place of the emotive seme in the complicated conglomeration of the phraseological meaning.

Furthermore, the description of the phraseological emotiveness presentation in the English, Russian and Tatar dictionaries is given. The necessity of giving emotiveness code in the dictionary is explained also by the fact that phraseological emotiveness may undergo different changes in its use in contexts. Moreover, the occasional seme of emotiveness may become a usual one.

В современной лингвистике уделяется достаточно большое внимание изучению коннотативного аспекта значения языковой единицы. При всем многообразии подходов к изучению коннотации лингвисты почти единодушно называют коннотацию дополнительным, вторичным аспектом по отношению к денотативному аспекту. По мнению чешского ученого Дж. Вашека, все составляющие семантического значения одинаково важны для коммуникации, однако в зависимости от конкретного коммуникативного намерения семантическая доля каждого из них то увеличивается, то уменьшается. Поэтому он считает, что более объективно было бы говорить о таксономии компонентов, а не об их иерархии.

По определению В. Н. Телии, «коннотация — семантическая сущность, узуально и окказионально входящая в семантику языковых единиц и выражающая эмотив-

но-оценочное и стилистически маркированное отношение субъекта речи к действительности при ее обозначении в высказывании, которое получает на основе этой информации экспрессивный эффект»1.

Мнение А. В. Кунина по этому поводу очень близко к мнению предыдущего автора. Он считает, что коннотация не накладывается на основное содержание фразеологизма, как утверждают некоторые ученые, а находится в сложном единстве с ним, так как «существует не только рациональное, но и тесно с ним связанное чувственное познание действительности»2. По мнению этого автора, коннотативный макрокомпонент фразеологического значения (далее ФЗ) включает в себя эмотивный, экспрессивный, функционально-стилистический и оценочный компоненты. Мы считаем мнение А. В. Кунина в определении места коннотативного макрокомпо-

ЯЗЫКОЗНАНИЕ

нента и отдельных его составляющих в структуре семантики ФЗ наиболее научно обоснованным.

В этой работе более детально рассматривается эмотивный компонент коннотации. Одним из основных методов, использованных в нашем исследовании, является сопоставительно-типологический метод. Материал для анализа (фразеологизмы и контексты с их употреблением) отбирался методом сплошной выборки. Для определения места эмотивного компонента в семантической структуре ФЗ и разграничения этого компонента с другими применялись метод семного анализа, фразеологической дефиниции и компонентного анализа. Способы реализации фразеологической эмосемы в контексте изучались с использованием метода контекстуального анализа.

Еще Ч. Дарвин писал, что у человека не может быть эмоций, не связанных с мышлением, для него характерно эмоциональное мышление. Под последним известный ученый имел в виду такой психологический процесс, содержанием которого является потребность выразить эмоции, связанные с квалификативной деятельностью человека. Все, что представляет для нас хоть малейший интерес, вызывает в нас особую, пусть даже незначительную, эмоцию.

Эмотивность — это «эмоциональность в языковом преломлении, т. е. чувственная оценка объекта, выражение языковыми или речевыми средствами чувств, настроений, переживаний человека»3. Однако рассматривать эмотивный компонент в изоляции от других компонентов лексического значения слова, и прежде всего от денотативного, было бы методически и методологически неверно, так как «никакой элемент системы языка не может быть надлежащим образом оценен, если не принимаются во внимание его отношения с другими элементами той же самой системы»4.

Н. Ф. Алефиренко, Л. Г. Золотых отмечают высокий прагматический потенциал фразеологической единицы (далее ФЕ).

Они считают возможным условное разграничение языковой и речевой коннотации. При этом в составе языковой коннотации ФЕ ими выделяются эмотивный, оценочный и стилистический компоненты, а в речевой коннотации ФЕ — экспрессивный, образный и стилистический компоненты5.

По мнению В. И. Шаховского, эмотив-ное значение вряд ли может существовать в чистом виде, оно является лишь компонентом смыслового содержания языковой или речевой единицы, «окрашивающим эмоциональностью ее самостоятельное значение»6.

На основе общеизвестного деления человеческих эмоций на два класса — положительные (мелиоративные) и отрицательные (пейоративные), Е. Ф. Арсентьевой разработана шкала, на которой расположены десять эмосем в следующей последовательности: ласкательности, шутливости, иронии, неодобрения, пренебрежения, предосудительности, презрения, уничижительности, грубости, бранности. Автор дает подробное описание каждой из этих эмо-сем, при этом отмечая, на каком отношении субъекта к предмету или лицу, о котором идет речь, каждая эмосема основана.

Этот автор также пишет о подвижности эмосем, особенно тех, которые в приведенной шкале располагаются рядом, и об их адгерентности, т. е. возможности появления другой семы или замены эмосемы в контексте в зависимости от интенций автора. Е. Ф. Арсентьева выделяет четыре основных критерия формирования эмосем: критерия компонентного состава, оценоч-ности ФЕ, семантического и экстралингвистического.

Авторы «Оксфордского словаря английских идиом» А. П. Кови, Р. Макин и И. Р. Маккейг считают, что только «определенные идиомы служат для выражения эмоционального состояния и / или выражения неодобрительного или пренебрежительного отношения к людям, событиям, о которых идет речь»7. Ими выделяются три группы идиом подобного рода:

1. Идиомы, выражающие раздражение, гнев говорящего и / или оскорбительное или презрительное отношение к другим. Они считаются табу, так как в них упоминается бог, или органы выделения и половые органы. В качестве примера авторы приводят следующие ФЕ God damn (it) (taboo) черт возьми!, проклятие!, тьфу, пропасть!; get stuffed (taboo) заткнуться.

2. Идиомы, выражающие унизительное или пренебрежительное отношение к предмету или человеку, о котором идет речь, например: a flea pit derogatory дешевый театр, кинотеатр, the rag-tag and bobtail (of smth) (derogatory) сброд, подонки общества, отбросы.

3. Идиомы, выражающие легкую иронию и насмешливое отношение к человеку или предмету , о котором идет речь, например: a shrinking violet (facetious) стеснительный человек, человек, неуверенный в себе; the object of one's affection (s) (formal) предмет обожания (чей-либо).

Таким образом, согласно А. П. Кови, Р. Макин и И. Р. Маккейг, пометы (taboo) — табу, (derogatory) — пренебрежительный, (facetious) — шутливый, использованные в их словаре выражают эмотивную сему заглавной ФЕ.

Как уже отмечалось ранее, ФЕ отличаются от других языковых единиц тем, что они больше выполняют прагматическую функцию, чем номинативную. Поэтому эмоционально-оценочный компонент играет особо важную роль в структуре ФЗ. Следовательно, он должен быть соответствующим образом представлен в лексикографическом описании ФЕ в словаре. Определяя место эмотивного компонента в словарной статье, нельзя не отметить, что он, несомненно, в определенной мере выражается и дефиницией. Однако это лишь косвенное выражение, в зависимости от своей компетенции, взглядов на жизнь: у пользователя может быть свое мнение, отличное от общепринятого в данном обществе. Поэтому в наиболее авторитетных словарях эмотивный компонент выражает-

ся пометами, в которых называются конкретные чувства, выраженные данной ФЕ.

Поскольку любой словарь является достоянием того или иного языкового общества (а двуязычный словарь — двух языковых обществ), он должен выражать общепринятое в данном обществе мнение. С этой точки зрения очень важно, чтобы была определенная система представления каждого компонента ФЗ в словарной статье. Выработка единой системы и общих требований к каждому элементу семанти-зации ФЕ в словаре способствовала бы повышению качественного уровня фразеологических словарей. Наличие общих критериев оценки, объема и достоверности информации о каждом компоненте ФЗ, в свою очередь, препятствовало бы появлению некомпетентных словарей.

По мнению А. В. Кунина, в англоязычной лексикографии и фразеографии недостаточно разработаны пометы, так, полностью отсутствуют пометы положительной оценки. Отрицательная оценка обозначается пометой derog. (= derogatory). А. В. Кунин считает, что некоторые ФЕ с отрицательным эмотивным зарядом помечаются также impol. (= impolite) — невежливое, taboo — табу, vulg. (=vulgar) — вульгарное.

Правоту русского ученого, изучавшего английскую фразеологию, подтверждают наши исследования. Так, «Оксфордский словарь английских идиом» вышеупомянутых авторов, по их же мнению, содержит только две пометы эмосемы (derogatory) и (facetious). «Словарь американских идиом», составленный Адамом Маккеем, содержит помету vulg. (=vulgar), что, по мнению автора, выражает эмосему. В словаре американских идиом Ричарда Спеарса, нет ни одной пометы, представляющей эмотив-ный компонент ФЗ. То же самое можно сказать о словаре американских идиом, составленном А. Маккеем, М. Ботнером и Дж. Гейтсом. Следует также отметить, что все эти авторы известные лексикографы с большим опытом работы.