УДК 811.11

ББК 81.2

Е.Л. Орлова ФРАКТАЛЬНАЯ ПРИРОДА МЕТАФОРЫ

В статье предпринимается попытка доказать, что множественность проявления метафоры обусловлена её фрактальной природой. Автор использует фрактальные построения для интерпретации концептуальной метафоры, за которой стоит метафорический образ.

Ключевые слова: фрактал; фрактальная геометрия; метафора; образ; концепт; двойственная структура; модель фрактального дерева

E.L. Orlova FRACTAL NATURE OF METAPHOR

I attempt to prove that the multiplicity of metaphorical manifestations is conditioned by its fractal nature. Fractal constructions have been made for interpretation of the metaphor and the metaphorical image.

Key words: fractal; fractal geometry; metaphor; image; concept; dual structure; the model of fractal tree

Понятия «фрактал» и «фрактальная геометрия» были предложены Б. Мандельбротом в 1975 г. для обозначения нерегулярных, но самоподобных структур. Термин «фрактал» Б. Мандельброт образовал от латинского что в переводе означает «состоящий из фрагментов». Рождение фрактальной геометрии принято связывать с выходом в 1975 г. книги Мандельброта «Фрактальная геометрия природы». В его работах использованы научные результаты других ученых, работавших в период 1875-1925 гг. в той же области (Пуанкаре, Фату, Жюлиа, Кантор, Хаусдорф).

На сегодняшний день эти термины широко используются в обиходе математиков и программистов. Однако применение фрактальной теории к другим дисциплинам, в частности к лингвистике, сталкивается с определенными трудностями.

Одной из них является недостаточная проработанность теории фракталов. Прежде всего, возникает вопрос о возможности экстраполяции фрактального измерения на явления языка. Этот вопрос обусловлен, в первую очередь, иной, нежели измерительной, функцией лингвистических моделей - в лингвистике моделирование используется либо для описания, либо для объяснения, либо для порождения высказывания. Если допустить, что опи-

сательные, объяснительные и порождающие модели являются подвидами измерительных, то фрактальные построения могут быть использованы для интерпретации и деконструкции сложных лингвистических явлений, вызванных двойственной природой языка, его одновременной принадлежностью к природе и культуре.

Одним из основных свойств фракталов является самоподобие. В самом простом случае небольшая часть фрактала содержит информацию о целостности (либо структуре) фрактала.

Определение фрактала, данное Б. Мандельбротом, звучит так: «Фракталом называется структура, состоящая из частей, которые в каком-то смысле подобны целому» [Mandelbrot, 1975. S. 19].

Математик X. Юргенс в своей работе «Язык фракталов» утверждает, что «язык -это очень подходящая метафора для концепции, лежащей в основе фрактальной геометрии» [Юргенс, 1990, с. 37]. В качестве примера он приводит китайский язык: «Китайский язык состоит из символов, которые сами по себе уже выражают смысловое значение. Количество возможных символов, или элементов этих языков, произвольно велико и может считаться бесконечным» [Там же].

Аналогично можно рассматривать и фрактальную геометрию. Она состоит из бесконечного количества элементов, каждый из которых является завершённым и единственным в своем роде. Геометрические элементы определяются алгоритмами, которые функционируют как единицы «смыслового значения» в рамках фрактального языка» [Хахало-ва, 2008, с. 96].

По мнению С.А. Хахаловой, процесс ме-тафорообразования является способом представления сложных неевклидовых объектов во фрактальной деятельности некоторой языковой личности, соизмеряющей себя и мир в диапазоне личностного тезауруса через призму ассоциативного сходства отдельных элементов мозаичной картины мира пространство метафоры объемно и многомерно [Хаха-лова, 2011, с. 381].

Таким образом, если предположить, что фрактал содержателен категориями и концептами, структурирован фреймами, слотами, уровнями, словами, словосочетаниями, предложениями, текстами, дискурсами и др., то геометрия фракталов позволяет вскрыть иерархию в многогранности появления метафор, стратифицировать их в дискретные узлы и ветви фрактального дерева [Хахалова, 2008, с. 96-97].

Рассмотрим более подробно метафорический образ Америки на конкретном примере. Метафорический образ понимается нами как «квант содержательной информации в его живости и непосредственности, с минимальными языковыми затратами и максимальным коммуникативным и прагматическим эффектом, представленный средствами вторичной косвенной номинации» [Хахалова, 1998, с. 144-145].

В следующем отрывке представлен образ Америки как Солнца:

Ein Himmel ohne Sonne Was 2009 auf uns zukommt: Die Welt hat keine Zentralmacht mehr, trotz des neuen Prd-sidenten Barack Obama. Es beginnt eine Zeit der Experimente

Zudem sind die Vereinigten Staaten nicht mehr die Macht, die die globale Tagesordnung bestimmt. Die Themen, die jetzt, beim Eintritt in die komplizierte nachamerikanische Welt, auf dent Radar erscheinen, sind vielfaltiger und komplizierter geworden. Um beim Bild aus der

Astronomie zu bleiben: Man muss die Planeten im Blick haben (die grofien Mac hie), aber auch die Kometen (die mittleren Miichte) und die Konstellationen von Himmelskdrpern (regio-nale und multilaterale Institutionen). Zugleich darf der kosmische Staub (Terroristen, Pande-mien, Finanzkrisen) nicht aufier Acht gelassen werden, der schwere atmospharische Storun-gen verursachen kann. Jedes Problem hat Aus-wirkungen auf das gesamte System und erf or-dert daher eine Reaktion, die spezifisch und sy-stemisch zugleich sein muss. Darin liegt das Paradox des Versuchs, eine kunftige Weltordnungs-politik zu finden: Aus geistiger Bequemlichkeit mochte man vielleicht gern glauben, Pmsident Obama sei in der Lage, die Fuhrungsrolle der Vereinigten Staaten wiederherzustellen. Doch Amerikas geschrumpfte Macht hat strukturelle Ursachen und hcingt nicht von einzelnen Akteu-ren ab. Unser Sonnensystem hat keine Sonne mehr < ... >.

Frtiher waren die Vereinigten Staaten ein Quell der globalen Kapitalversorgung, heu-te saugen sie selbst Kapital auf (DIE ZEIT, 31.12.2008 Nr. 02).

В заголовке статьи задан яркий образ исчезновения Солнца, превращения его в так называемую «черную дыру». Реальной же денотативной ситуацией является экономический кризис в Америке и его последствия для мировой экономики. Существительное die Sonne представляет собой узуальную метафору. Однако дистрибутивное окружение слова die Sonne позволяет автору статьи оперировать окказиональными метафорами. Великие державы сравниваются с планетами, державы средней величины с кометами, региональные и мультилатеральные объединения со скоплением небесных тел, а террористы, пандемии и финансовые кризисы - с космическим мусором, способным вызвать негативные атмосферные явления. Что касается США, то если раньше они были источником капитала, то теперь сами его «засасывают».

Слово die Sonne - это номинативный языковой знак в предикативной функции, в его значение входят актуальный и потенциальный объемы с соответствующими семантическими признаками.

Его потенциальное лексическое значение составляют признаки:

1. a) gelb bis glutrot leuchtende Scheibe am Himmel erscheinender, der Erde Lichtu. Warme spendender Himmel skorper;

b) Licht [u. Warme] der Sonne; Sonnen-strahlen; Sonnenschein.

2. (Astron.) zentraler Stern eines Sonnensy-stems.

3. (Seltener): a) kurz fur Heizsonne;

b) kurz fur Hohensonne.

Объем лексического значения определяется следующими семантическими признаками: Himmelskorper (категориальной принадлежности), ein Stern (видовой принадлежности), einzigartig (количества), machtig, leuch-tend, aufsaugend (качества), Zentrum des Son-nensystems (локальности). В данном контексте мы обнаруживаем определенный семантический сдвиг: признаком категориальной принадлежности стал признак eim Land, признаком видовой принадлежности - признак politische Macht, признаками качества - groB, machtig, groBeKKpiJjilffilaaizielzedii^gdppgfepoli-tisch, признаком количества - einzig, локальным признаком - das Zentrum.

Таким образом, в предложении Unser Son-nensystem hat keine Sonne mehr, в частности, и в тексте Ein Himmel ohne Sonne, в целом, реализуется потенциальное значение слова die Sonne - zentraler Stern eines Sonnensystems.

Структура концептуальной метафоры АМЕРИКА есть СОЛНЦЕ включает в себя концептуальную сферу с источником мета-форизации СОЛНЦЕ и мишенью метафори-зации АМЕРИКА. Концепт НЕБЕСНОЕ ТЕЛО представлен концептуальными признаками «источник жизни на Земле», «мощный энергетический источник», «центр солнечной системы».

Сферой-мишенью метафоризации является концепт ГОСУДАРСТВО. Он имеет следующие концептуальные признаки: «географический образ», «политический образ» и «личностная пристрастность», обнаруживающиеся в слотах метафорического фрейма. К первому случаю могут быть отнесены слоты географическое положение, площадь, ко второму - политическое влияние, экономическая мощность, к третьему - симпатия, антипатия. Внутренние и внешние конфликты страны находят отражение в метафорических номинациях, описывающих Америку. Данные метафоры выполняют гетерогенную функцию вы-

ражения личностной пристрастности адресанта: выражение симпатии и антипатии.

Взяв за основу модель метафорического дерева С. А. Хахаловой, смоделируем концептуальную структуру метафорического образа Amerika ist die Sonne (рисунок). Следует подчеркнуть, что данная модель является лишь фрагментом фрактальной модели метафорического образа Америки в немецком политическом дискурсе.

Концептуальная структура метафоры не тождественна семантической структуре метафоры. Семантическая структура представлена в значении языкового знака, а концептуальная - в концепте. Фрактальность метафорического образа Америки в виде Солнца представляет собой диалектическое единство концептуальной и семантической структуры. Концептуальная структура представлена концептами ГОСУДАРСТВО и НЕБЕСНОЕ ТЕЛО, при этом концепт ГОСУДАРСТВО является мишенью, а концепт НЕБЕСНОЕ ТЕЛО - источником метафорической экспансии. Концепт ГОСУДАРСТВО представлен концептуальными признаками: Америка, географические координаты, политический образ, личностная пристрастность, которые хранятся в метафорическом фрейме со слотами географическое положение, площадь, политическое влияние, экономическая мощность, симпатия, антипатия.

В свою очередь, в концепте НЕБЕСНОЕ ТЕЛО обнаруживаются концептуальные признаки: Солнце, «центр Солнечной системы», «мощный энергетический источник», «источник жизни на Земле». Они хранятся в слотах метафорического фрейма, соотносящегося со сферой-мишенью метафорической экспансии ГОСУДАРСТВО.

Семантическая составляющая номинативных и предикативных знаков представляет собой совокупность множества семантических признаков. При этом основное информативное содержание метафорической конструкции определяется значением заложенных в нем признаков и осложняется целым комплексом коннотативных значений, из которых наиболее важным является положительный статус метафорического образа Америки. Он соотносится в данном случае не с одной, а с несколькими характеристиками (<ausstrahlt, aufsaugt), значение метафориче-

Фрактальный метафорический образ Америки

/

Г лагольный

Предложение смысл (Friiher waren die Vereinigten Staaten ein Quell der globalen

Кар ita lvers orgung, heute saugen sie :lbst Kapital auf)

Второстепенные (hat schwarze

Потенциальный Flecken,

Quelle der Ultra violettausstrah lung)

Катего]

метафор:

} Мощный нергетический сточник

Антипатия

Экономическая мощь

Политическое влияние

Концептосфера личностной пристрастности Концепты - концептуальные дериваты Метафорический фрейм - метафорический кластер - метафорический слот -метафорические модели - метафорический образ

Дискурс - дискрусивные стратегии и тактики Значение - смысл

ского выражения может быть выявлено только из контекста [Арутюнова, 1999, с. 366].

Таким образом, проведенный анализ теоретического и эмпирического материала позволяет провести фрактальные построения для интерпретации и деконструкции метафорических выражений и выявить огромный объем информации, скрытый в них на уровне глубинной семантической структуры.

Библиографический список:

1. Арутюнова, Н.Д. Язык и мир человека [Текст] / Н.Д. Арутюнова. - 2 изд., испр. - М.: Языки русской культуры, 1999.

2. Арутюнова Н.Д. Метафора и дискурс [Текст] / Н.Д. Арутюнова // Теория метафоры. - М.: Прогресс, 1990. - С. 5-32.

3. Телия, В. В. Метафора как модель смыслопроизводства и её экспрессивно-оценочная функция [Текст] / В.В. Телия // Метафора в языке и тексте. - М.: Наука, 1988.

4. Хахалова, С.А. Метафора в аспектах языка, мышления и культуры. [Текст] / С. А. Хахалова - Иркутск: ИГЛУ, 1998.

5. Хахалова, С.А. Метафора как стимул к восприятию мира: модель фрактального дерева [Текст] /

С.А. Хахалова // Язык и межкультурная компетенция: сб. статей по материалам международной научно-практической конференции (Петрозаводск, 28-29 марта 2007 г.). - Петрозаводск: Изд-во КГПУ 2007.-С. 81-84.

6. Хахалова, С.А. Возможности применения дискретной фрактальной парадигмы в исследованиях по метафоре [Текст] / С.А. Хахалова // Вестник ИГЛУ -2008,-№4.-С. 96-101.

7. Хахалова, С.А. Фрактальность метафоры [Текст] / С.А. Хахалова // Сублогический анализ языка: Юбилейный сб. науч. тр. / под ред. проф. В.Н. Базылева. -М.: Изд-во СГУ, 2011. - С. 379-383.

8. Юргенс, X. Язык фракталов [Текст] / X. Юргенс, Х.-О. Пайтген, Д. Заупе // Scientific American. -1990. -№ 10.-С. 36-44.

9. Mandelbrot, В.В. Die fraktale Geometrie der Natur [Text] /В.В. Mandelbrot. -Birkhauser, 1975.

10. Mandelbrot, В. B. The Fractal Geometry of Nature [Text] / B.B. Mandelbrot. - N. Y.: Freeman, 1982.