УДК 81’246.2 ББК 81.001.91 Б 71

З.У. Блягоз

Доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка и методики его преподавания, заведующий Центром билингвизма Адыгейского государственного университета; р.т. 8 (8772) 53-49-35

ФОРМИРОВАНИЕ, РАЗВИТИЕ И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ НАВЫКОВ КУЛЬТУРЫ РОДНОЙ РУССКОЙ И НЕРОДНОЙ АДЫГЕЙСКОЙ РЕЧИ В УСЛОВИЯХ ПОЛИЭТНИЧЕСКОЙ СРЕДЫ АДЫГЕИ

(РЕЦЕНЗИРОВАНА)

Аннотация. В статье дается рабочее определение культуры речи. Рассматриваются социальные и лингвистические условия формирования культуры речи, требования к родной и неродной речи, а также субстанция «родной» и «неродной» язык. Особое внимание уделяется специфике культуры речи в Адыгее, без чего она не может называться культурной.

Ключевые слова: антропонимы, топонимы, регионализмы, историзмы, архаизмы, фонетика, родной язык, неродной язык, функциональные стили, речевые стили, полиэтнический, этнический, речевой этикет, грамматические формы, словообразовательные элементы.

Z.U. Blyagoz

Doctor of Philology, Professor of Department of Russian and Teaching Techniques, Head of

Bilingualism Centre of Adyghe State University; ph.: 8 (8772) 53-49-35

FORMATION, DEVELOPMENT AND PERFECTION OF SKILLS OF NATIVE RUSSIAN AND NONNATIVE ADYGHE SPEECH CULTURE IN THE CONDITIONS OF THE MULTIETHNIC ENVIRONMENT OF ADYGHEYA

Abstract. The paper gives the working definition of a standard of speech. Social and linguistic conditions of formation of a standard of speech, the requirement to native and nonnative speech, as well as a substance “native” and “nonnative” language are considered. The special attention is given to specificity of a standard of speech in Adygheya without which it cannot be called cultural.

Keywords: anthroponyms, toponyms, regionalisms, historicisms, archaisms, phonetics, a native language, nonnative language, functional styles, speech styles, multiethnic, ethnic, speech etiquette, grammatical forms, word-formation elements.

В современных условиях, когда международные сообщества и их взаимоотношения развиваются быстрыми темпами, меняются экономические, социальные, политические решения жизненно важных вопросов людей, находящихся на разных территориях или пограничных землях. Язык, будучи межнациональным средством общения, призван отражать взгляды, мировоззрения, взаимоотношения членов данного сообщества.

Естественно, многонациональная Адыгея, являясь частью великой России, пользуется русским языком как средством межнационального общения.

При этом необходимо заметить, что русский литературный язык в условиях Адыгеи имеет некоторые специфические особенности. В нем функционируют, кроме русских и иноязычных элементов, многие адыгейские слова (топонимы, антропонимы, регионализмы адыгейского происхождения, историзмы, архаизмы, связанные с историей развития культуры и искусства, новые слова, возникшие на основе адыгских производящих основ и др.) Таким образом, чтобы русская речь была культурной, она

должна соблюдать те нормы словоупотребления, интонации, требующие знания истории и культуры и искусства речевого этикета этноса - адыгов.

В своей статье мы будем обращать особое внимание на освещение этих вопросов. Кратко остановимся на вопросе: что такое «родной» и «неродной» язык, как он влияет на культуру речи.

Итак, под культурой речи мы понимаем соблюдение норм русского литературного языка в области фонетики, лексики, словообразования, грамматики, стилистики и умелое, уместное их использование в процессе речевой деятельности с учетом ситуации, адресата, для которого создается устная или письменная речь.

Нормальная речь никогда не возникает бесцельно, безадресно, без мотивации. Она должна быть целенаправленной, доступной для адресата - отдельного человека или группы людей. Но не всем авторам речи легко это удается.

Прежде чем произвести речевое произведение, человек должен думать о том, что сказать, в каком объеме раскрывать тему, кому она будет адресована. В соответствии с этим автор подбирает, определяет содержание речи, затем отбирает языковые единицы, с помощью которых можно выразить смысл намеченного содержания, обдумывает методы и приемы их преподнесения, чтобы оказать наиболее эффективное воздействие на слушателя.

Потеря контроля над речью отрицательно сказывается на качестве в плане ее содержания, логической последовательности, интонационного и грамматического оформления.

Культура речи - динамичное, развивающееся явление, поэтому она должна находиться под постоянным вниманием, контролем обучающего и обучаемого, так как без взаимосвязи и взаимодействия последних надеяться на ее совершенствование не приходится.

Культура речи - понятие объемное, многоаспектное, полифункциональное, поэтому в зависимости от условий ее возникновения, функционирования нуждается в постоянной коррекции, шлифовке. Речь, подготовленная заранее, может видоизменяться по содержанию и структуре в зависимости от времени и места ее произнесения, от состава слушателей - профессионального, возрастного, национального и т.д.

По принадлежности, функционированию культура речи может обладать разными характеристиками. С точки зрения автора русской речи, культура речи может принадлежать одноязычному лицу, скажем, русскому человеку, для которого данный язык является родным. Такая речь обычно имеет свою лингвострановедческую характеристику. Она, как правило, отличается интонационной, фонетической, грамматической правильностью, богатством лексической наполняемости текста с использованием элементов разных языковых стилей, обилием самых разнообразных синонимов и просторечных слов, а также фразеологизмов.

Одним из явно заметных изъянов русской родной речи следует считать отклонения от норм русского литературного языка в склонении нерусских фамилий и имен, которые обильно функционируют в родной письменной речи учащихся. К ним относятся и адыгейские. Известно, согласно правилам русского языка, мужские фамилии и имена, не оканчивающиеся на -ов/-ев, а имеющие финальные другие твердые или мягкие согласные, склоняются как нарицательные существительные мужского рода типа стол, дом, конь, гвоздь, край, что касается женских фамилий и имен, то они не склоняются, за исключением тех, которые оканчиваются на гласные -а, -я. Например: поэзия Мурата Паранука, но стих Розы Паранук; концерт композитора Гиссы Чича, но выступление Аси Чич; повести Гучетля Нурбия, но Джаримок Симы и т.д.

При склонении адыгейских фамилий на -ок, -ек, -ак типа Схаплок, Усток, Варпок, Пшидаток, Вайкок, Вонанок, Удычак, Хачак, Джаримок допускаются ошибки. Обычно в устной, реже в письменной речи русскоязычные неверно склоняют: с выпадением -ок, -ек, -ец в косвенных падежах, как русские имена и фамилии типа Перец, Муромец, Петушок -

в родительном падеже Перца, Муромца, Петушка. Адыгейские же фамилии, как правило, должны склоняться без выпадения гласных е, о (Джари[мок]а - неправильно: Джари[мк]а, Схаплока, Удычака, Хачака и т.д.).

Встречаются и отступления от норм литературного языка в употреблении регионализмов как в письменной, так и устной речи типа камыль, шичепшин, пхачич (музыкальные инструменты), удж, зафак, загатлат, исламей, туруткаф (танцы адыгейские); сэ «сабля», каме «кинжал» (оружие, которым пользуются в рукопашном бою),санэ, щалям, хатик, курамбий (продукты питания).С точки зрения норм русского литературного языка человек, призванный воспользоваться этими и подобными словами, должен знать, как они верно произносятся и пишутся.

Если с нарушением норм орфоэпии или орфографии будут использоваться регионализмы адыгейского происхождения в условиях Адыгеи, то у воспринимающего речь на лице появится пренебрежительная улыбка, так как автор речи допустил ошибку. Такая улыбка, естественно, не понравится собеседнику, ибо он уверен, что в совершенстве владеет нормами русского литературного языка. Этот факт свидетельствует о том, что нормы употребления подобных слов в устной и письменной речи ко многому обязывают человека, пользующегося русским языком как средством межнационального и международного общения.

На эти особенности склонения заимствованных антропонимов в русском языке должно быть обращено внимание со стороны средств массовой информации, преподавателей русского языка всех ступеней обучения. Устранение этих отклонений от норм литературного языка, несомненно, будет способствовать подъему культуры русской речи в местах, где рядом проживают представители русской нации и других народов. К сожалению, эти и другие специфические особенности функционирования иноязычных элементов в русской устной и письменной речи недостаточно научно разработаны в лингвистической литературе. Видимо, по этой же причине весьма схематично освещаются эти вопросы в справочниках по русскому языку, литературной правке и редактированию. Поэтому грамматическое «поведение» иноязычных элементов в русском языке может быть предметом специального исследования. Такие работы внесли бы существенные уточнения в существующие нормы русского литературного языка, стали надёжной опорой для подъема культуры русской речи и улучшения качества преподавания русского языка как в школе, так и в высшем учебном заведении, что весьма созвучно с Федеральной программой по русскому языку.

Иную лингвистическую характеристику получает русская речь двуязычного человека, для которого русская речь возникает на основе родного языка. По темпу возникновения и протекания она медленно осуществляется по сравнению с речью на родном языке. В ней нередко наблюдаются необоснованные паузы, повторы, грамматические неправильности, многочисленные стилистические погрешности, вызванные влиянием родного языка.

Русская речь, для которой она является родной, не подвергается негативному иноязычному влиянию. В ней отклонения от норм литературного языка в области фонетики, лексики и грамматики, как правило, связаны с влиянием диалектов и просторечия. Эти ошибки достаточно основательно описаны и легко устраняются, тем более в настоящее время в связи с миграцией основной массы сельского населения в город диалектное влияние заметно идет на убыль.

Иные факторы оказывают влияние на неродную речь билингва -экстралингвистические, психологические и лингвистические. Легко определить по звучанию неродную речь - в данном случае - русскую, ибо на любом уровне ее развития в той или иной степени ощущается влияние структуры и системы родного языка. Важно заметить, что здесь речь идет о речи тех билингвов, которые с детства усвоили свой родной язык. Сказанное, прежде, всего относится к речи учащихся, которые приобретали искусственно через систему школьного образования неродную речь в условиях отсутствия

русской языковой среды. На их русскую речь могут оказывать влияние и особенности диалектов адыгейского языка. По сравнению с русскими диалектами и говорами, адыгейские четыре диалекта - бжедугский, абадзехский, чемгуйский и шапсугский -оказывают до сих пор негативное влияние на русскую речь адыгейцев. По произношению русских звуков и их сочетаний легко можно определить принадлежность автора к тому или иному диалекту. Таким образом, прежде чем начать заниматься работой над культурой речи учащихся и студентов, необходимо заняться выявлением типичных ошибок в речи билингвов и причин их возникновения. Только после сбора и описания типичных ошибок в речи учащихся возможно правильно наметить методы и приемы работы над ошибками в речи школьников. Характер ошибок определяет и методику работы над устранением речевых недочетов. Так, для предупреждения и исправления ошибок фонетического характера необходимы устные упражнения, прослушивание текстов для подражания, для преодоления отступлений от норм в построении предложений разных типов более эффективны письменные упражнения.

Под влиянием разных факторов в русской неродной речи учащихся допускаются самые разнообразные ошибки. Дело в том, что по своему фонетическому и грамматическому строю адыгейский язык существенно отличается от русского языка. В нем много специфических звуков (фонем) - гласных и согласных, особенно гортанных, грамматических категорий, которые отсутствуют в русском языке. С другой стороны, адыгейский язык не располагает отдельными звуками (фонемами), грамматическими явлениями, которые наличествуют в русском языке. Например, в адыгейском языке отсутствуют категория рода, категория вида. Категория числа выражается в нем иными языковыми средствами, чем в русском языке. Все эти особенности в той или иной степени оказывают влияние на русскую речь адыгейца-билингва.

Из этого напрашивается важный теоретического и практического характера вывод: прежде чем заниматься повышением культуры родной и неродной речи учащихся, необходимо установить типы отклонений от норм литературного языка и причины их возникновения. И на этой базе легко вести работу по выработке навыков культуры речи учащихся.

Основными типами отклонений от норм русского литературного языка в русской речи учащихся являются:

1. Фонетические (фонологические): а) ошибки, связанные с неправильным произношением мягких и твердых согласных ([пры]крыть, [ми], [пры]был, [вес], [тепер] вместо прикрыть, мы, прибыл, весь, теперь). Причина: в адыгейском языке отсутствует противопоставление согласных по твердости и мягкости; б) смешение звонких и глухих согласных ([дуб], [труд], [пруд], [лёд], [род] вместо [дуп], [трут], [прут], [лёт], [рот] - звонкие в адыгейском языке в конце слова почти не оглушаются); в) смешение звуков и и й в середине слова ([най]менование, [стой]мость, [най]лучший вместо [наименование, [стои]мость, [наи]лучший) - в адыгейском языке отсутствует чистый звук и. Адыгейское дифтонгическое и состоит из двух звуков й+ы; г) отсутствие редукции гласных в безударном положении (хорошо, поход, водянистый вместо [хърашо], [пахот], [вад'янистый]) - в адыгейском языке гласные почти не редуцируются.

2. Лексические: а) смешение значений таких пар глаголов, как достать и найти, пачкать и сорить, так как в адыгейском языке передаются эти понятия одним глаголом къэбгъотын «найти» и ууш1оин «загрязнять»; б) неразграничение глагольных пар, обозначающих движение (типа ходить - идти, летать - лететь, бегать - бежать, идти -ехать) - в адыгейском языке эти понятия передаются не дифференцированно, а одним словом соответственно - идти, лететь, бегать, идти (к1он, быбын, чъэн, к1он). Могут быть и иные лексические ошибки.

3. Грамматические отклонения от норм, возникающие под влиянием системы адыгейского языка, весьма многочисленны. Наиболее типичные из них: а) употребление неправильных форм именительного падежа множественного числа (крестьяны, лицы,

дерева, князя, суди, солови вместо крестьяне, лица, деревья, князья, судьи, соловьи) -

в адыгейском языке показателями множественного числа являются только суффикс -хэ -для существительных и прилагательных и -а - для глаголов; б) искажение форм родительного падежа множественного числа имен существительных (спортсмен, зрителев, делов, погонов, сапогов вместо спортсменов, зрителей, дел, погон, сапог). Причина: асимметрия языкового знака выражения форм родительного падежа; в) употребление одного рода вместо другого (высший образование, мой тетрадь, моя портфель, моя путь вместо высшее образование, моя тетрадь, мой портфель, мой путь) - в адыгейском языке отсутствует дифференция слов по родам; г) использование слов, не имеющих форм единственного числа типа ножницы, брюки, плоскогубцы в форме единственного числа - ножница, брюк, плоскогубца и другие.

Подобные ошибки допускаются в основном нерусскими - адыгейцами, кабардинцами, черкесами, татарами и представителями других наций, в языках которых отсутствует категория рода или значение числа выражается иными языковыми средствами, чем в русском языке.

Нельзя не сказать и о культуре родной, адыгейской речи, поскольку в Республике Адыгея функционируют два государственных языка - русский и адыгейский с 1994 года. Этот статус названных государственных языков определен «Законом о языках народов Республики Адыгея», изданном 31 марта 1994 года.

Хотя принято считать, что при выработке у подрастающего поколения поколения навыков культуры речи на родном языке меньше трудностей, чем на неродном - русском. Однако и в этом случае необходимо иметь в виду следующие обстоятельства.

Во-первых, степень прочности, определенности норм литературного языка, кодифицированность их в разных языках неодинакова. Так, старописьменные и младописьменные языки в этом отношении разнятся. Дело в том, что в старописьменных языках, скажем, в русском, армянском, грузинском языках уже давно устоявшиеся нормы литературного языка в устной и письменной разновидностях. В этих языках колебаний в определении норм языковых единиц меньше, чем в младописьменных: в первых имеются различные справочники, регламентирующие использование в речи лексических и грамматических единиц в разных функциональных стилях. Остается только усилие для их усвоения и систематическая тренировка по выработке навыков культуры речи, тем самым будет обеспечено одно из важных требований к культуре речи - правильность.

В то же время многие младописьменные языки, как адыгейский, кабардиночеркесский, аварский, лакский, осетинский, табасаранский и другие, еще не имеют твердых норм литературного языка. В них если более или менее определены орфографические нормы, то орфоэпические находятся на грани становления. А в отдельных республиках до сих пор идут дискуссии между учеными-языковедами по вопросу диалектной основы литературного языка. Разумеется, если диалектная база, которая легла в основу литературного языка, еще окончательно не определена, едва ли серьезно можно говорить о соблюдении норм литературного языка в области фонетики, лексики и грамматики, требовать от учащихся, выпускников школ соблюдения одного из важнейших требований к культуре речи - правильность речи, хотя мы имеем дело с родным языком.

В качестве примера можно привести адыгейский язык. До сих пор здесь окончательно не решен вопрос о диалектной основе адыгейского литературного языка, орфография нуждается в существенной доработке и унификации; отсутствует свод пунктуационных правил. В словарях (одноязычные и двуязычные) отражена только незначительная часть адыгейского языка - не более 20-30 тысяч слов, тогда как в адыгейском языке, по нашим предварительным подсчетам, более 100 тысяч слов, которые должны быть отражены в словарях. Совершенно не разработаны орфоэпические нормы, за исключением отдельных рекомендаций в школьных учебниках.

В этих условиях заниматься вопросами культуры родной (адыгейской) речи крайне затруднительно.

В связи с этим первоочередной задачей в борьбе за культуру родной речи (для русскоязычных учащихся адыгейская речь неродная) в республиках с младописьменными языками является научная разработка норм литературного языка и решение вопросов, связанных с кодификацией этих норм. Отсюда возникает и другая, не менее важная проблема, без решения которой невозможно поднять культуру родной речи, - это создание справочников, словарей, пособий, регламентирующих употребление языковых единиц в речи. Значимость данной проблемы усиливается особенно в настоящее время, так как многие младописьменные языки в новых республиках бывшего Советского Союза приобрели статус государственного языка, наряду с русским языком, поэтому его знание значительной частью не коренного населения республики становится жизненно необходимым.

Второе обстоятельство, которое нельзя упускать из виду в борьбе за подъем культуры родной и неродной речи,- это то, что необходимо разграничивать понятия «родной язык», и «материнский язык», хотя в буквальном смысле такого языка, как «материнский язык», на самом деле в реальном мире не существует. Ведь с готовым языком человек не рождается. Он усваивает от матери и старших ту речь, на которой общается окружающая среда. «Материнский язык» употребляется как синоним к термину «родной язык», на котором с детства воспринимается окружающий мир.

Дело в том, что родным языком человека иногда может стать не материнский, а другой, что зависит от различных социальных факторов. Ведь речевые навыки ребенок приобретает путем подражания речевому поведению окружающих, поэтому в раннем детстве он не разграничивает, какой из языков, с которыми он сталкивается, является родным или неродным. И воспринимает окружающий мир на том языке, на котором с ним общаются. И он становится для него родным, самым близким спутником в процессе общения и приобретения знаний. И попытки матери или старших позже перевести ребенка с родного языка на материнский обычно кончаются неудачей, так как речевые навыки уже основательно укрепились у него путем систематического, постоянного общения на родном языке с людьми. Только с развитием сознания, только с осмыслением жизни, сложных явлений в ней человек осознает значение родного и материнского языков, определяет свое отношение к ним, что имеет существенное значение для подъема культуры речи.

Так, в настоящее время для многих адыгов, особенно жителей городов, родным языком стал не адыгейский (материнский, язык рода ребенка), а русский, так как для некоторых из них русский язык с детства стал языком общения всей окружающей среды (дома, в детских учреждениях, в школе и вузе, затем на работе и в общественных местах). Но с течением времени такой одноязычный ребенок по мере взросления под влиянием коренного населения начинает изучать материнский язык как неродной. Но при этом он остается на родной земле полуэмигрантом, оторванным от культуры своего народа. Запоздалая работа над культурой речи таких детей обычно не приносит положительных результатов, ибо с возрастом возможности овладения вторым языком ограничены: падает интерес к учению, в частности, к языкам. С точки зрения психологии в зрелом возрасте билингв стесняется строить неправильную речь.

Исходя из сказанного, мы приходим к выводам: чем раньше начинается изучение языка, тем больше положительных результатов, правомерно говорить о культуре русской речи независимо от того, является ли русский язык родным или неродным. При выработке навыков культуры речи всегда нужно учитывать желание детей и их родителей, индивидуальные особенности школьников, принадлежность их к той или иной нации, чтобы подобрать необходимый языковой материал и определить методические приемы их преподавания. Только тогда может быть достигнут успех над выработкой твердых навыков культуры русской речи как родной и неродной. Только при таком подходе возможно использовать процесс формирования навыков правильной русской или адыгейской речи

для нравственно-этического воспитания подрастающего поколения, уважительного отношения к культуре, искусству другого народа, спокойного, лояльного, толерантного восприятия чужой речи.

Примечания:

1. Блягоз З У. Двуязычие: сущность явления, формы его существования. Интерференция и ее разновидности. Майкоп, 2006. 272 с.

2. Блягоз З У. Типы ошибок в русской речи учащихся-адыгейцев и их источники. Майкоп, 1987. 158 с.

3. Блягоз З У. Двуязычие и культура русской речи. Майкоп, 1977. 200 с.

4. Головин Б.Н. Основы культуры речи. М., 1988. 320 с.

5. Головин Б.Н. Введение в языкознание. М., 1966. 255 с.

6. Скворцов Л.И. Теоретические основы культуры речи. М., 1980. 263 с.

References:

1. Blyagoz Z.U. Bilingualism: essence of the phenomenon, forms of its existence. An interference and its versions. - Maikop, 2006. - 272 p.

2. Blyagoz Z.U. Types of errors in Russian speech of pupils-Adyghes and their sources. -Maikop, 1987. - 158 p.

3. Blyagoz Z.U. Bilingualism and culture of Russian speech. - Maikop, 1977. - 200 p.

4. Golovin B.N. Bases of a standard of speech. - М., 1988. - 320 p.

5. Golovin B.N. Introduction in linguistics. М., 1966. - 255 p.

6. Skvortsov L.I. Theoretical bases of a standard of speech. - М., 1980.-263 p.