© И.В. Скрынникова, 2006

МАТЕРИАЛЫ И СООБЩЕНИЯ

ФОРМИРОВАНИЕ ПРОСТРАНСТВЕННЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ

В ЯЗЫКЕ

И.В. Скрынникова

Проблема соотношения языка и восприятия с когнитивных позиций стала предметом специального анализа в работах многих отечественных и зарубежных лингвистов. Рассматривая явление восприятия как один из важнейших когнитивных механизмов человеческого существа, говоря о биологических предпосылках строения языковых систем, Е.С. Кубряко-ва считает, что необходимо учитывать и то, как сказались на их организации принципы восприятия мира. Она выделяет четыре основных момента. «Во-первых, воздействие этих принципов на развитие языка, особенно в период его становления и генезиса. Во-вторых, уже в процессах непосредственного восприятия реальности формировались первые обобщенные представления человека о мире, таким образом, “язык мозга” начинает формироваться, опережая язык. Нет ничего удивительного в том, что некоторые сформированные в нем концепты становятся врожденными, и что, следовательно, какие-то из них (типа кто-то, что-то, место, изменение и пр.) предшествуют языку и (или) первыми получают свои частные обозначения. В-третьих, изучая восприятие с когнитивной точки зрения, можно выдвинуть некоторые предположения о том, какой список “первичных” концептов определял концептуальную систему человечества в начале его эволюции. Перечисленные в нем категории считаются первичными онтологическими категориями или простейшими категориями бытия». При этом Е.С. Кубрякова подчеркивает неизменность указания на наличие в этом списке концептов

объекта и движения, действия или изменения вместе с концептом пространства 1.

Сходные идеи были высказаны и другими авторами. Так, например, А.В. Кравченко полагает, что в основании всякой картины мира лежат базовые концепты, такие как «предмет», «место», «изменение». Об универсальности этих концептов говорит тот факт, что соответствующие понятия имеют ту или иную знаковую репрезентацию практически во всех языках, существуют некие базовые когнитивные структуры, представляющие собой отправную точку категоризации действительности в естественном языке. Таким образом, можно с достаточным основанием полагать, что «предмет» и «место» являются теми исходными концептами, из которых затем развиваются все остальные, образуя концептуальную систему языка 2.

Пространственный опыт является одним из самых важных этапов в познавательной деятельности человека, так как он накладывает отпечаток на его сознание и определяет мышление. Пространство является самой важной категорией для восприятия мира и всей жизнедеятельности человека, а потому и самой существенной по своим последствиям для человека.

А.В. Кравченко утверждает, что, описывая пространственные отношения и способы их выражения в языке, чаще всего имеют в виду не пространственные представления о мире, а то, каким образом те или иные предметы получают пространственную характеристику. Про-

странственную характеристику предмета можно рассматривать в терминах геометрического пространства, когда система пространственных отношений предстает независимо от восприятия и оценки этих отношений субъектом (понимание пространства по Ньютону), и в терминах относительного пространства (по Лейбницу), когда пространство - нечто относительное, зависящее от находящихся в нем объектов.

В философии реальному пространству приписывают ряд свойств: топологическую структуру, связанность, трехмерность, отделимость (наличие границ), метрику, связь со временем и т. д. На основании этого были выделены базовые концепты, которые являются основными конституентами концептуальной системы и чаще других находят свою языковую объективацию: место, форма, размер, наличие границ, включенность (или встроенность), связанность, трехмерность (объем). Учитывая традиционное разделение свойств пространства на топологические и метрические, выделенные концепты пространства были объединены в две соответствующие группы. В первую, связанную с топологическими свойствами пространства, вошли концепты: трехмерность (объем), связанность, встроенность, наличие границ; во вторую, связанную с метрическими свойствами пространства, - форма и размер.

Согласно Лакоффу, «представляется не пространство, а пространственное», и каждый язык в своей картине мира лишь представляет существование вещей, но не высказывается об этом существовании и, более того, предшествует самому различению существования несуществования представляемых в языке вещей 3.

В структурировании пространственных представлений участвуют различные когнитивные системы человеческого мозга. Большое значение в структурировании пространственных отношений имеют органы зрения и зрительное восприятие пространства («viewmg»), которое основывается на создании зрительных представлений или концептов. Эти представления относятся к числу долингвистических. Следует также упомянуть, что долингвисти-ческие представления условно делятся на два основных типа, из которых складывается знание о пространстве самых разнообразных биологических существ. Во-первых, это представления о форме, размерах и объеме, необходи-

мые для распознания объектов в пространстве, во-вторых, это представление об объектах-ориентирах и способах навигации в пространстве. Человек отличается от прочих живых существ тем, что способен использовать эти представления посредством языка 4.

При анализе особенностей языкового представления пространства с учетом биосоциальных различий в центре внимания находятся концепты объектов-ориентиров и способов навигации. Такой выбор основывается на гипотезе о двух типах представления пространства: «According to this hypothesis, spatial representation itself is relatively rich in its possibilities for describing object shape; but it is relatively limited in the way it can use object shape to encode spatial relations. If this is the case, the disparity observed in language is a fairly accurate reflection of a disparity in the spatial representstions that language expresses»5.

Гипотеза, высказанная выше, опирается также на нейролингвистические данные, полученные при исследовании функциональной бифуркации системы мозга, отвечающей за создание представлений о пространстве. Бифуркация заключается в следующем: одна часть системы отвечает за распознавание формы объектов, а вторая - за распознавание их локализации или движения в пространстве.

Следует отметить, что в языке когнитивные процессы создания представлений и их дальнейшей перцепции оказываются во многом связанными друг с другом. Когнитивная личность не только сообщает свои представления о пространстве, но одновременно рефлексирует сказанное и слушает самого себя, вступая в роль собственного перцептора. Что касается языка, то здесь утверждается мнение о том, что реконструкция пространства языковыми средствами основывается на трехмерном измерении. Однако О.Н. Колосова в своей диссертации полагает, что трехмерная реконструкция пространства средствами языка может быть поставлена под сомнение как единственно существующая. Во-первых, реконструкция пространства в языке имеет в основе знания, приобретенные как опытным путем, так и априори. Во-вторых, знания о пространстве объединяют не только научные (относительно объективные), но и «наивные» (относительно субъективные) представления 6.

154

И.В. Скрынникова. Формирование пространственных представлений в языке

Особенности человеческого сознания, создающего «наивную философию мира», являются предпосылкой многомерной реконструкции пространства в языке. Эти особенности сводятся к упорядочиванию или структурированию полученного когнитивного опыта посредством гештальтов. Гештальты - многомерные и асимметричные структуры. Их многомерность делает возможным иерархично упорядочить и охватить многогранный когнитивный опыт человека, учитывая разные стороны когнитивного процесса: его участников, условия, целевые установки, соотношение частей и целого. Асимметричность гештальтов проявляется в том, что компоненты их структуры неоднозначны и неравноценны по отношению друг к другу. Она никогда не нарушается, когда дело касается расположения объектов в пространстве, так как части целого представляются в отношениях фигуры и фона. Существует некоторая закономерность в асимметричности фигуры и фона: обычно они неравнозначны по объему и по подвижности. Фон чаще всего имеет большие размеры, тогда как фигуры - более подвижны. Но художественный текст маркируется как исключение, он рисует возможный или идеальный мир, где допустимо искаженное представление о пространстве. Гештальты означают собой совокупность представлений и концептов, совокупность, которая возможна благодаря особенностям человеческого сознания. Сознание всегда выделяет одно на фоне другого. В языке к числу подобных примеров можно отнести лексическую многозначность и некоторые ее грамматические проявления. Так, в английском языке имеются предлоги, выражающие одновременно пространственные и временные отношения, типа in, at, before, after, by, next и т. д. Следующее предложение проиллюстрирует семантическое совмещение отличных друг от друга представлений, одно из которых является представлением

о пространстве, а второе - представлением о времени: He will be before you (in space or in time, or both). Примером совмещения представлений в одном слове могут послужить случаи конверсии (Dr. Schwartz/to doctor) и метафори-зации. В некоторых случаях метафоры заключают в себе настолько важную часть концепта, что им трудно подобрать альтернативу. Кроме того, в метафорах находит отражение богатый и самый разносторонний человеческий опыт 7.

Пространственные отношения партнеров по речи включают в себя область непосредственного обзора («immediate scope») и область максимального обзора («maximal scope»). Область непосредственного обзора соответствует пространству, непосредственным образом попадающему в поле зрения и сознания когнитивной личности. Область максимального обзора, в других терминах - «окрестность говорящего», представляет собой «результат освоения собирания пространства». Именно в рамках этой категории абсолютное расстояние значимо, поскольку оно оценивается с точки зрения непосредственных возможностей человека. Е.С. Яковлева считает, что «окрестность» задает пространство по горизонтали от говорящего и является результатом эгоцентрической ориентации 8. Границы «окрестности» свободны и не сдерживаются физическим пространством. Это позволяет когнитивной личности описывать фигуры и объекты-ориентиры, расположение или траектория движения которых неизвестны или остаются за гранью бытия. Области непосредственного обзора и максимального обзора могут составлять часть общего знания партнеров по речи. Например, если сказать «put it here», то будет очевидным, что партнеры по речи ориентируются на общие пространственные представления. Таким образом, мы приходим к выводу о том, что основой общих пространственных представлений является общий физический и когнитивный опыт.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Кубрякова Е.С. Человеческий фактор в языке. Язык и порождение речи. М., 1991. С. 137.

2 Кравченко А.В. Язык и восприятие. Когнитивные аспекты языковой категоризации. Иркутск, 1996. С. 31.

3 Lakoff G., Johnson M. Metaphors we live by. Chicago, 1980. Р 142.

4 Jackendoff R. Semantics and cognition. Cambridge (Mass.), 1992. Р. 121.

5 Ibid.

6 Колосова О.Н. Когнитивные основания языковых категорий (на материале современного английского языка): Дис. ... д-ра филол. наук. М., 1996. С. 34.

7 Lakoff G., Johnson M. Op. cit. P. 18.

8 Яковлева Е.С. Фрагменты русской языковой картины мира (модели пространства, времени и восприятия). М., 1994. C. 53.