УДК 81 ББК 81.00

И.В. Кузьмина

феномен языковоЙ избыточности

Данная статья посвящена рассмотрению феномена языковой избыточности - дублирование одного и того же понятия. Когнитивный подход к анализу языковой избыточности - как имманентному свойству языка - позволяет выявить отсутствие отрицатльной коннотации у этого термина в научном стиле.

Ключевые слова: языковая избыточность; аксиология; научный стиль; научный текст; иммантентная избыточность

I.V. Kuzmina

linguistic redundancy phenomenon

This paper focuses on the problem of redundancy as viewed by different linguists. Unlike most of the researchers who consider it as the reduplication of the notion, we view it as the natural characteristic of the language. To prove our point we examine the samples from scientific writing, given that their style is gearedfor laconism and exactness. There are many details that figure as options in the scientific style. However, their worth is sustained by the actual evolutionary state of the language.

Key words: redundancy; axiology

Каждая единица языка имеет определенное содержание и несет в себе некоторое количество информации, объем которой зависит от характера, величины и независимости данной единицы. Но оправдан ли этот объем информации, нет ли в наличии избыточных элементов? Если проанализировать современный научный стиль, который сам по себе предполагает точность и лаконичность, можно встретить много высказываний, содержащих дублирующие выражения или фразы, не добавляющих ничего нового к уже наличествующему смыслу.

В связи с этим представляется необходимым рассмотреть понятие избыточности, которое неоднозначно трактуется на современном этапе разными лингвистами. Мы предлагаем в данной статье новый подход к феномену избыточности, который не несет отрицательной коннотации, и доказываем это примерами из научных текстов различной направленности.

Большинство исследователей полагает, что избыточность - это не что иное, как повтор информации.

О.С. Ахманова определяет избыточность как повторную (многократную) передачу одной и той же информации, осущест-

вляемую либо эксплицитно, либо имплицитно [Ахманова, 2007]. Она же выделяет избыточность лексическую и избыточность стилистическую. Более узко рассматривает данное лингвистическое явление Н.В. Глаголев [Глаголев, 1976]. По его мнению, избыточность выступает в форме дублирования и представляет собой дословное повторение каких-либо элементов смысла в контактирующих предложениях.

А. Мартине по поводу избыточности указывает: «Избыточность, заключающаяся в присутствии практически в любом высказывании единиц первого и второго членения, которые, строго говоря, не необходимы для коммуникации, но которые, учитывая условия, в которых происходит обмен высказываниями, просто необходимы для того, чтобы коммуникация прошла эффективно, может показаться сначала бесполезной растратой артикуляционной энергии, тогда как чаще всего она является сокращением умственной энергии» [Мартине, 1963, с. 537].

В словаре «Язык» под редакцией Б. По-тье анализируемое явление определяется следующим образом: «Избыточность обозначает большее количество информации, чем требует простая передача сообщения. Лишние и

бесполезные для передаваемой информации знаки являются избыточными. Благодаря избыточности сообщения информация доходит до получателя несмотря на шум» [Pottier, 1973, р. 239].

По мнению Дж. Лайонза, степень избыточности языка постоянна [Лайонз, 2004]. И.Р Гальперин считает, что избыточность информации является неотъемлемым свойством всякого речевого акта [Гальперин, 1974]. В устной речи всегда много избыточности, в ней неизбежно повторение отдельных слов, словосочетаний, штампов, так называемых слов-пустышек, вводных слов и др. В потоке речи такая избыточность помогает выделить главное, оттенить существенное, сконцентрировать внимание на самой информации. Как указывает вышеупомянутый автор, представляет интерес тот факт, что письменная речь не лишена некоторой доли избыточности. Такого рода связующие элементы речи, как «therefore», «as stated above» и т.п., являются избыточными в отношении к сущности информации. Однако они незаменимы и для типов научной коммуникации.

Ю.М. Лотман полагает избыточность языка полезным и необходимым свойством, которое обеспечивает устойчивость языка по отношению к ошибкам, произвольному, субъективному восприятию. При этом, как указывает автор, избыточное на одном уровне не избыточно на другом [Лотман, 1994].

Термин «избыточность» может ввести в заблуждение, поскольку прилагательное «избыточный» синонимично слову «лишний» и создается иллюзия инкорпорирования отрицательной оценки в терминологический аппарат, а на перцептивном уровне у реципиента формируется отрицательный аксиологический компонент. В действительности, избыточность, о которой идет речь, может быть полезной, поскольку она способствует экспрессивности и помехоустойчивости, хотя и приводит к уменьшению скорости передачи информации. По мнению И.Р Гальперина, избыточность информации устраняет «помехи» в восприятии сообщения, помогает его уточнить [Гальперин, 1974]. Если бы сообщения не были избыточными, то от слушателя или читателя требовалась бы немыслимая концентрация внимания, чтобы точно следовать за мыслью автора, иначе его участие в «диалоге» с авто-

ром было бы исключено полностью. Фактически любое сообщение в большей или меньшей степени содержит в себе избыточность. Более того, избыточность является присущим признаком всякого высказывания.

Если бы речь обладала нулевой избыточностью, то не было бы проблемы выбора стиля языка. С другой стороны, избыточность научного текста, который, как известно, не несет в себе эстетической функции, действительно может быть уменьшена разными формами сжатия вплоть до замены языковых кодовых символов символами кодов других систем, включая формулы. Несмотря на стремление научного текста к точности и экономии языковых средств, в нем очень часто встречаются конструкции, которые являются избыточными.

При рассмотрении явления языковой избыточности следует отметить, что она свойственна всем уровням языка. В лингвистических исследованиях отмечается, что на фонетическом уровне избыточность может проявляться в непроизвольном повторе звука. На морфематическом уровне реализуется в виде излишних аффиксов, а это может свидетельствовать о необразованности говорящего. На стилистико-синтаксическом уровне избыточность выступает в виде повтора, плеоназма, тавтологии или гиперхарактеризации. На стилистическом уровне в эмфатических конструкциях, на грамматическом - в дублировании временной конструкции соответствующими темпоральными словами. Есть и чисто лексическая избыточность. Например:

... a large institution of higher education with 47000 students (Outstanding University, 2007, р. 15).

..is now Germany’s undisputed capital city and the seat of its government and parliament (Hofmann, 2007, р. 10).

Если в образовательном учреждении обучается 47 000 человек, это безусловно подтверждает тот факт, что это заведение большое. Во втором примере слово capital, согласно словарю ABBYY Lingvo, означает «the city or town that functions as the seat of government and administrative centre of a country or region». Исходя из этого напрашивается вопрос - зачем здесь употреблены дублирующие элементы?

Рассмотрим примеры из русского языка:

Как известно, 2009 год был Международным годом астрономии, в течение которого во всем мире проводились многочисленные научные и просветительские мероприятия (Давыдов, 2010, с. 3).

В приведенном примере мы сталкиваемся с тремя случаями проявления избыточности в языке: вводная фраза как известно, которая не несет в себе новой информации; исследования проводились во всем мире, законы логики не позволяют нам рассуждать о половине мира; и, наконец, так как 2009 г. был назван Международным годом астрономии, то само собой разумеется, что проводились многочисленные исследования.

Л. Витгенштейн говорил: если знак не необходим, то он не имеет значения [Витгенштейн, 1994]. Но это не значит, что он совершенно бесполезен. Элемент, избыточный в плане семантики, становится необходимым в аспекте стилистики и структуры предложения. Проиллюстрируем данное положение следующим примером:

The creative industries appreciate Berlin -and Berlin appreciates creative industries (Business..., 2007, р. 32).

Возникает вопрос: с какой целью используется хиазм? Нам представляется, что автор статьи использует этот повтор с целью акцентирования внимания читателя на том, что обе стороны в действительности ценят друг друга в равной степени.

Помимо избыточности, создаваемой коммуникантами непосредственно в процессе речевого общения, английскому языку свойственна имманентная, заложенная в самой системе грамматических правил, избыточность.

Избыточные элементы, представляющие имманентную разновидность анализируемого явления, содержатся в конструкциях, построенных по моделям языка, в которых присутствуют все традиционные синтаксические связи, соблюдаются обычные синтаксические отношения. Рассмотрим следующий пример:

The people in Afganistan need our support, so that they can in future themselves ensure security in their country (Steinmeier, 2007, р. 6).

В данном предложении значение личного местоимения дублируется возвратным. Отсутствие местоимения themselves не привело бы к потере смысла, но эта конструкция обще-

принята и не нарушает норм языка. Оправданность ее использования представляется в том, что автор хотел привлечь внимание читателя к тому, что жители Афганистана становятся самостоятельными и теперь уже не ждут помощи извне, а сами обеспечивают безопасность в своей стране.

По данным Э. Генюшене, в словаре Хорнби зарегистрировано более полутора тысяч глаголов с oneself [Ковалева, 2008]. Данное положение позволяет сделать вывод о том, что предложения с возвратными местоимениями являются нормативными и могут считаться конструкциями с имманентной избыточностью.

Проанализируем следующий пример:

В рамках этой тотальности философия и наука не только каким-то образом влияют друг на друга, но и испытывают на себе влияние со стороны других элементов культуры (Введение в историю и философию науки, 2005, с. 108).

В вышеприведенном примере избыточность проявляется дважды: во-первых, как и в английском языке, использование возвратного местоимения на себе могло быть опущено без потери для смысла, во-вторых, автор прибегает к использованию тавтологического дублирования друг на друга, что не противоречит нормам языка и является в современном русском языке устоявшимся, о чем свидетельствует словарь: «друг на друга — качественное наречие, обозначающее один на другого» [ABBYY Lingvo, 2009].

К подобным конструкциям можно отнести и предложения с притяжательными местоимениями, дублирующими смысл, выраженный подлежащим. Приведем несколько примеров.

This is a question to which the young researcher is seeking an answer in his research (Outstanding University, 2007, р. 15).

С одной стороны, молодой исследователь, очевидно, занимается своей работой, но, с другой стороны, данное местоимение выполняет уточняющую функцию: исследование может быть не только его, но и общим с кем-то, а он мог искать ответ на свой вопрос в чужих работах.

Избыточность встречается и на грамматическом уровне. Это можно представить в следующем примере:

When it comes to Terezia Mora the culture sections are unusually eloquent (Lovenberg, 2008, р. 27).

Окончание ‘s’ глагола указывает на третье лицо, единственное число, что дублирует грамматическое значение, выраженное местоимением it.

Однако очень часто значение передается не только самой грамматической формой, но и другими языковыми средствами. Это можно проследить в следующем примере:

Alex Perreault is one of approximately 7700 young foreigners who are currently studying at the LMU (Outstanding University, 2007, р. 15).

Значение Present Continuous Tense в данном примере выражено дважды: формой глагола to be и глагола to study с суффиксом ing и темпоральным наречием currently со значением, согласно Oxford American Dictionary, «at the present time». В связи с этим можно утверждать, что грамматическое значение настоящего продолженного времени в данном контексте избыточно.

Еще один пример, в котором Present Simple Tense дублируется соответствующей грамматической формой и наречием, доказывает вышеупомянутое утверждение:

The exhibition embraces a spectrum of themes to convey information and sentiments that are still relevant now ^Revolution in the Museum, 2008, р. 38).

Коммуникативная потребность более точного выражения содержания диктует необходимость употребления соответствующего временного наречия now, которое делает избыточным выражение настоящего времени, уже переданное формой глагола to be.

Если на фонетическом и морфематическом уровнях избыточность в большинстве случаев выступает как негативное явление, засоряющее разговорную речь, то на стилистикосинтаксическом уровне она далеко не всегда представляет собой языковое излишество. Проанализируем следующий пример:

Daniel Barenboim is unquestionably a highly thought-after celebrity in public life: another major award, another academic lecture, another appointment as patron, or simply the leader of the next series of Wagner operas and Beethoven piano sonatas (Lemke-Matwey, 2008, р. 14).

В вышеуказанном примере автор использует повтор прилагательного another для того,

чтобы акцентировать внимание читателя на том, что Даниэль является, безусловно, знаменитым и выдающимся.

Интересно отметить, что избыточность стилистико-синтаксических средств выражения не всегда возникает в результате творчества автора. Об этом свидетельствует тот факт, что избыточные элементы нередко встречаются в составе языковых штампов, клишированных построений, которые содержат в своем составе повтор или плеоназм. Они просто извлекаются из языкового сознания автора автоматически, без умственного усилия. Приведем пример:

Heading a court would certainly be an ideal option for Leslie Trustedt who sees how it’s dom in her date-to-day life: the presiding judge at Landgericht Munchen I is a woman (Sefrin, 2007, р. 14).

Выражение date-to-day имеет в своем составе анадиплосис, но это клишированный повтор, обозначающий «happening regularly every day» (Oxford American Dictionary), поэтому он не несет в себе ненормативности, хотя и не добавляет новой информации к высказываемому.

К клишированным можно отнести и вводные фразы в предложении, которые не несут дополнительной смысловой информации, но делают высказывание более доступным, например:

Therefore when talking about German cinema perhaps it makes more sense to first see which images have become engraved in the minds not just of Germans, but of the world at large (Althen, 2008, р. 11).

Экономное, точное выражение мысли -важнейшее требование стилистики, которое часто не выполняется. По разным причинам говорящий или пишущий прибегает к тавтологии:

When exogenous genes are introduced, e.g. by herpes simplex virus type I [HSV-1]-based vectors, to ameliorate a genetic defect or to add an additional gene function to cells, imaging techniques may reveal the assessment of the location. magnitude and duration of therapeutic gene expression and its correlation to the therapeutic effect (Jakobs, 2002, р. 24).

В приведенном примере используется тавтологический повтор add an additional, который может рассматриваться как избыточный,

так как в прилагательном используется та же информация, которую передает предшествующий ему глагол.

В научных текстах очень часто встречается и плеоназм:

The interpretations of Nietzsche’s philosophy in terms of an irrationalism without criticalforce or a superrationalism without affirmative force, become extreme positions [something that Nietzsche expressively rejected in his concept of «decadent nihilism»] that do not take into consideration the peculiar «tension» between the affirmative «yes» and the critical«no» of this thought (Cragnoliny, 2000, р. 227).

Использование прилагательных affirmative и critical дублирует значение yes и no, так как первый является affirmative particle, а последний - negative particle, т.е. critical. Проанализируем еще один пример:

The results indicate that for the self-employed in the study an unexpected surprise payment leads to low tax compliance, whereas an unexpected surprise refund leads to high tax compliance (Kirchler, 2001, р. 173).

По словарю А. Хорнби surprise - the feeling aroused by something unexpected.

Следующие примеры были найдены и в английском, и в русском языках:

Effect of biopolymers on structure and ice recrystallization in dynamically frozen ice cream model systems (Regan, 2002, р. 2722).

Пусть припомнят, что у них получилось, и те, кому доводилось замораживать чернила или прохладительные напитки: замерзший лед не содержит пигментов и не имеет сладкого вкуса (http://icescience.ru).

В оксфордском словаре читаем: «ice is frozen water, a brittle transparent crystalline solid», а в словаре С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой приводится следующая дефиниция: Лед -это замерзшая и затвердевшая вода. Это доказывает избыточность использования одновременно вышеуказанных слов.

Проанализируем еще несколько примеров из русского языка:

Любой шум в бассейне вызывает длительное эхо, в результате чего создается настоящая какофония звуков (http://www.sagroup. ru).

В Большом энциклопедическом словаре приводится следующая дефиниция: Какофония (от греч. kakos - дурной и phone - звук) -

сочетания музыкальных звуков, воспринимающиеся как сумбурные - хаотические.

С другой стороны, охлажденный воздух вокруг льда также будет опускаться вниз и окружит собой сосуд (http://www.afizika.ru).

В словаре С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой дается следующее определение глагола опускать: переместить в более низкое положение. Соответственно, опускаться представляется возможным только вниз.

Рассмотренные выше примеры иллюстрируют мысль о том, что научный стиль определятся точностью информации, без излишеств, тем не менее, автор старается воздействовать на читателя, вводя избыточные элементы, которые могли бы быть опущены. В связи с этим мы выдвигаем гипотезу о том, что избыточность является определяющим условием современного научного текста.

Следует отметить, что мы считаем целесообразным необходимость введения другого термина для избыточности, который бы не нес в себе отрицательную коннотацию. Были и есть попытки, в частности, в русской лингвистике, инкорпорирования нового термина. На наш взгляд, применение другой лингвистической единицы для описания рассматриваемого явления, который бы наиболее полно отразил сущность рассматриваемого явления, представляется оправданным и актуальным.

Библиографический список

1. Ахманова, О.С. Словарь лингвистических терминов [Текст] / О.С. Ахманова. - 4-е изд., стер. - М.: КомКнига, 2007.

2. Витгенштейн, Л.Логико-философский трактат [Текст] / Л. Витгенштейн. - М.: Территория будущего, 2005.

3. Гальперин, И.Р. Информативность единиц языка [Текст]: учеб. пособие / И.Р. Гальперин. - М.: Высш. шк.,1974.

4. Глаголев, Н.В. Языковая экономия и языковая избыточность в синтаксисе разговорной речи: авто-реф. дис. ... канд. филол. наук [Текст] / Н.В. Глаголев. - М., 1976.

5. Ковалева, Л.М. Английская грамматика: предложение и слово: монография [Текст] / Л.М. Ковалева.

- Иркутск, 2008.

6. Лайонз, Дж. Язык и лингвистика [Текст] / Дж. Лай-онз. - М.: Едиториал УРСС, 2004.

7. Лотман, Ю.М.Ю.М. Лотман и тартутско-московская семиотическая школа [Текст] / Ю.М. Лотман. - М.: Гнозис, 1994.

8. Мартине, А. Основы общей лингвистики [Текст] /

А.Мартине // Новое в лингвистике. Вып. III. - М.: Изд-во ин. лит-ры, 1963.

9. Толковый словарь английского языка под ред.

A. Хорнби: в 3 т. - Ставрополь: СПИИП «Сенги-лей», 1992. - 3 т.

10. ABBYY Lingvo 11. Электронный англо-русский грамматический словарь [Электронный ресурс] // ABBYY Software. - 2009. - URL: Электронный опт. диск (CD-ROM).

11. Pottier, B. Les langues dans le monde [Text]/ B. Pottier // Le language. - Paris: Ed. SELAF, 1973. - P. 226249.

Список источников примеров

1. Введение в историю и философию науки [Текст]: учеб. пособие для вузов / под ред. С.А. Лебедева. -М.: Академический Проект, 2005.

2. Давыдов, В.А. Космос и фундаментальная наука: состояние и перспективы [Электронный ресурс] /

B.А. Давыдов, Ю.Н. Макаров // Земля и Вселенная. - 2010. - № 2. - Режим доступа: http://earth-and-universe.narod.ru

3. Althen, M. The Present Asserts Itself against the Past [Text] / M. Althen // Deutschland. - 2008. - № 6. -P. 10-15.

4. Business, Fairs and Creative Industries [Text] // Deutschland. - 2007. - № 6. - P. 29-33.

5. Cragnolini, M.B. Filosofía nietzscheana de la tensión: la re-sistencia del pensar [Electronic resource] / M.B. Cragnolini // Contrastes: Málaga. Contrastes. -

2000. - Vol. 5. - P. 227-242. - URL: http://articles-ciences.inist.fr

6. Hofmann, G. Faces of a Metropolis [Text]/ G. Hofmann // Deutschland. - 2007. - № 6. - P. 8-13.

7. http://www.afizika.ru/teplovieyavleniya/120-naledili-podled

8. http://icescience.ru/kristallicheskaya-struktura-lda/ cvetnoj-prozrachnyj-led/0

9. http://www.sagroup.ru/index.php?option=com_conte nt&view=article&id=78&Itemid=65

10. Jacobs, A. Towards non-invasive imaging of HSV-1 vector-mediated gene expression by positron emis-

sion tomography [Electronic resource] / A. Jacobs, W.D. Heiss // Veterinary microbiology. - 2002. -Vol. 86. - № 12. - P. 27-36. - URL: http://article-sciences.inist.fr

11. Kirchler, E. Tax compliance within the context of gain and loss situations, expected and current asset position, and profession [Electronic resource] / E. Kirchler,

B. Macielovsky// Journal of economic psychology. -

2001. - Vol. 22. - № 2. - P. 173-194. - URL: http://ar-ticlesciences.inist.fr

12. Lemke-Matwey, C. Learning through Music [Text] /

C. Lemke-Matwey // Deutschland. - 2008. - № 2. -P. 14-17.

13. Lovenberg, F. The Collector of Worlds [Text] / F. Lovenberg // Deutschland. - 2008. - № 1. - P. 2627.

14. Outstanding University with Urban Flair [Text] // Deutschland. - 2007. - № 1. - P. 12-17.

15. Regand, A. World of chemistry [Electronic resource] / A. Regand, H.D. Goff // Journal of dairy science. -

2002. - № 11. - P. 2722-2732.

16. Revolution in the Museum [Text] // Deutschland. -2008. - № 2. - P. 38-39.

17. Sefrin, O. Ladies of the Law [Text] / O. Sefrin // Deutschland. - 2007. - № 5. - P. 12-17.

18. Steinmeier, F.W. Building a Better Future for Afghanistan [Text] / F.W. Steinmeier // Deutschland. - 2007.

- № 5. - P. 6-11.

УДК 81.00 ББК 81.432.4-7

М.М. Малгатаева

метафора как экспонент культуроспецифичности выражения симпатии в немецком языке

В статье предлагается анализ концептуальной метафоры SYMPATIE ist KAPITALANGE. Приводятся аргументы в пользу доказательства того, что метафоры симпатии связаны с одним из концептов чувственной сферы немецкого языкового сознания - BAUCH. Утверждается, что генезис симпатии из сферы сокровенного с сферу публичного обусловлен культурной доминантой FARBE BEKENNEN.

Ключевые слова: метафора; концептуальная метафора; концепт

© Малгатаева М.М., 2011