6. Пиотровский Р. Г. Лингвистический автомат (в исследовании и непрерывном обучении): Учебное пособие. СПб.: Изд-во РГПУ, 1999.

7. Телия В. Н. Коннотация // Лингвистический энциклопедический словарь / Гл. ред. В. Н. Ярцева. М.: Советская энциклопедия, 1990.

8. Телия В. Н. Коннотативный аспект семантики номинативных единиц. М.: Наука, 1986.

9. GoblotE. Traité de logique. Paris, 1925.

10. Maritain J. Petite logique. Paris, 1966.

11. Molino J. La connotation // La linguistique. Vol. 7. Fasc 1. Paris, 1971. Р. 5-30.

12. Pavel T. Notes pour une description structurale, de la metaphore poétique. 1. Bucarest, 1962. Р. 185-207.

REFERENCES

1. Apresjan Ju. D. Konnotacii kak chast' pragmatiki slova // Izbrannye trudy. T. 2. Integral'noe opisanie jazyka i sistemnaja leksikografija. M., 1995. S. 156-176.

2. Arnold I. V. Stilistika sovremennogo anglijskogo jazyka (stilistika dekodirovanija). L.: Prosveschenie, 1973.

3. Bart R. Tekstovyj analiz // Novoe v zarubezhnoj lingvistike. Vyp. IX. Lingvostilistika. M.: Progress, 1980. S. 307-312.

4. Bart R. Osnovy semiologii // Strukturalizm: «za» i «protiv». M.: Progress, 1975. S. 114-163.

5. Goverdovskij V. I. Istorija ponjatija konnotacii // Nauch. dokl. vyssh. shk. Filol. nauki. 1979. № 2. S. 83-86.

6. Piotrovskij R. G. Lingvisticheskij avtomat (v issledovanii i nepreryvnom obuchenii): Uchebnoe posobie. SPb.: Izd-vo RGPU, 1999.

7. Telija V. N. Konnotacija // Lingvisticheskij enciklopedicheskij slovar' / Gl. red. V. N. Jarceva. M.: So-vetskaja enciklopedija, 1990.

8. Telija V. N. Konnotativnyj aspekt semantiki nominativnyh edinic. M.: Nauka, 1986.

9. Goblot E. Traité de logique. Paris, 1925.

10. Maritain J. Petite logique. Paris, 1966.

11. Molino J. La connotation // La linguistique. Vol. 7. Fasc 1. Paris, 1971. Р. 5-30.

12. Pavel T. Notes pour une description structurale, de la metaphore poétique. 1. Bucarest, 1962. Р. 185-207.

М. С. Миретина

ФЕМИНИЗАЦИЯ НАЗВАНИЙ ПРОФЕССИЙ, ДОЛЖНОСТЕЙ, ТИТУЛОВ И ЗВАНИЙ НА МАТЕРИАЛЕ ФРАНКОЯЗЫЧНОЙ ПРЕССЫ (Франция, Бельгия, Швейцария, Квебек)

Рассматривается процесс создания форм женского рода наименований профессий, должностей, титулов и званий. Некоторых франкоговорящих стран коснулась проблема феминизации профессиональных названий. Сравнивая официальные рекомендации и речевое функционирование форм женского рода наименований профессий, должностей, титулов и званий во Франции, Бельгии, Швейцарии и Квебеке, мы рассматриваем предлагаемые различными комиссиями по терминологии формы женского рода и основные проблемы их адаптации на практике, такие как омонимия, полисемия, эвфония и пейоративная коннотация.

Ключевые слова: гендерная лингвистика, феминизация, омонимия, неология, терминология.

FEMINIZATION OF WORDS DENOTING JOBS, TITLES, POSTS AND RANKS

IN THE FRENCH PRESS (France, Belgium, Switzerland, Quebec)

The process offeminine forms of the French l words denoting professions, positions, titles, and ranks is described. The article compares the official standards and speech recommendations proposed by various terminology commissions for using the feminine gender in the forms of the above words in France, Belgium, Switzerland and Quebec and the main problems of adaptation of terms in French, such as homonymy, polysemy, euphony and pejorative connotation.

Keywords: gender linguistics, feminization, homonymy, neology, terminology.

Проблема феминизации названий профессий, должностей, титулов и званий возникла в глобальном масштабе относительно недавно вследствие увеличения количества работающих женщин в различных областях экономики. Появившееся в 60-е годы в США феминистическое движение быстро перекинулось и на европейские страны. Поскольку в современном английском языке нет грамматической категории рода имен существительных, то проблема феминизации профессиональных наименований не затронула англоязычные страны. В странах Европы, например, в Германии и Италии, эта проблема стоит не так остро, благодаря фиксированным способам образования форм женского рода, в то время как во Франции, Бельгии, Швейцарии и Канаде феминизация профессиональных наименований вызывает большую полемику в силу исторических проблем.

Известно, что потребность языкового сообщества в формах женского рода для наименований профессий, должностей, титулов и званий находится в прямой зависимости от степени востребованности женского труда и положения женщины в обществе, поэтому при изучении рассматриваемой группы наименований необходимо учитывать меняющийся характер общественно-экономических отношений: «Категория личных имен существительных мужского и женского рода явилась одним из тех звеньев, где отчетливо подтверждается тот факт, что грамматическая система язы-

ка (в данном случае — словообразовательная), развиваясь по своим внутренним законам, испытывает весьма сильное воздействие социальных факторов» [1, с. 273].

Чтобы лучше понять механизмы действия языковой политики и, в частности, ее направления, занимающегося созданием неологизмов в области профессиональной терминологии, необходимо принимать во внимание различные факторы: с одной стороны, компетентные организации, государственные комиссии по терминологии, службы французского языка, всевозможные декреты и постановления и т. д., а с другой стороны, не надо забывать про главенствующую роль социума, который будет уже на практике применять рекомендации к употреблению форм женского рода наименований профессий, должностей, титулов и званий.

В современных исследованиях зарубежных лингвистов существуют разные точки зрения на языковые инновации: от традиционного для Франции пуризма до более открытых для лингвистического эксперимента подходов к развитию французского языка. При этом французские ученые подчеркивают необходимость принимать во внимание то обстоятельство, что французский язык сегодня не является собственностью Франции и по-разному может развиваться в иных франкоговорящих регионах.

Процесс феминизации наименований профессий, должностей, титулов и званий в современном французском языке находит-

ся сейчас в активной фазе своего развития. Об этом красноречиво свидетельствуют современные средства массовой информации, где, с одной стороны, проходят испытание новые формы слов, а с другой, проверяется способность носителей языка к взаимной толерантности в решении этой актуальной языковой проблемы.

Во Франции, Бельгии, Швейцарии и Квебеке формы женского рода профессиональных наименований, рекомендованные Национальным институтом французского языка Франции, Верховным советом по французскому языку Бельгии, Верховным советом и Управлением по обеспечению правового равенства между мужчинами и женщинами Швейцарии, Службой французского языка Квебека, представлены в различных справочниках по феминизации и предназначены для широкого пользования с целью преодоления гендерной асимметрии в языке. Исследуемые списки профессиональных наименований являются составной частью опубликованных справочных пособий по образованию форм женского рода наименований профессий, должностей, титулов и званий, в которых, помимо краткого обоснования необходимости феминизации профессиональных наименований и изложения соответствующих грамматических правил, содержится перечень наименований лиц в формах мужского и женского рода. Во Франции это справочное пособие Femme, j’écris ton nom...Guide d’aide à la féminisasion. Paris: Documentation française, 1999; в Бельгии — Mettre au féminin: guide de féminisation des noms de métier, fonction, grade ou titre. Bruxelles: Communauté française de Belgique, Direction générale de la culture et communication, Service de la langue française, 1994; в Швейцарии — Dictionnaire féminin-masculin des professions, titres et fonctions. Genève: Métropolis, 1991; в Квебеке — Au féminin: guide de féminisation de fonctions et de texts. Québec: Les publications du Québec, 1991.

Рассмотрим самые частые вопросы и проблемы, возникающие в процессе применения на практике предложенных справочниками по феминизации форм женского рода наименований профессий, должностей, титулов и званий на примере материалов газетных изданий франкоговорящих стран. Прежде всего, отметим основные причины противостояния или настороженности в отношении употребления некоторых форм женского рода, предложенные справочниками по феминизации.

1. Омонимия, означающая, что некоторые предложенные формы женского рода совпадают по семантике с другими частями речи, и полисемия могут привести к нарушению смысла высказывания.

Часто возникают споры по поводу определения смысловой нагрузки терминов, предложенных комиссиями по феминизации. Пресса зачастую испытывает трудности с применением их на практике. Комиссии по терминологии часто стараются исключить случаи возникновения полисемии при создании новых терминов, но достигнуть абсолютной моносемии невозможно, поскольку лексика непримиримо полисемична: «Для того чтобы терминология была точной, достаточно чтобы моносемия термина была относительной» (Лотте,

1981; цит. по [5, с. 27-28]).

Член Французской академии писатель Ален Деко твердо высказал свое мнение относительно предложений комиссии по терминологии Франции, созданной в 1984 году по инициативе председателя Ассамблеи женщин Франции, бывшего министра по правам женщин в правительстве социалистов Иветт Руди: «Мы не можем употреблять слово "une préfète", поскольку оно обозначает в речи жену префекта, а для обозначения префекта женского пола следует говорить "Mme le préfet"» [84/07/18, Le Quotidien, «Féminisme: l’Académie française contre Yvette Roudy»].

Таким образом, спор вызывает смешение референтов, и этот аргумент находит

свое отражение и в дальнейших противостояниях процессу феминизации: «Madame la rectrice означает также... красивое перышко! Ее по-прежнему забавляют извинения, принесенные местной прессой в ее адрес после того, как в одной статье ее окрестили словом la rectrice, что, согласно словарю Le Robert, переводится также как рулевое перо у птиц» [97/12/17, Le Monde, «Madame le recteur de Limoges n’est pas une rectrice»].

Другую статью из бельгийской газеты под заголовком «Rencontre de deux cafetières» сопровождает также смешной рисунок, на котором изображена девушка, наливающая кофе в чашку из кофейника. Журналист пишет: «Cette charmante jeune fille est une cafetière qui utilise une cafetière pour servir les clients de son café» [94/02/03, «Rencontre de deux cafetières», La Dernière *

Heure] .

Аргументация такого типа опирается на явление омонимии и говорит о трудности в смысловой нагрузке высказывания. Вот еще пример подобного противостояния процессу феминизации: «Désormais dans l’administration belge, il faut parler de pompière, de cafetière (à ne pas confondre avec l’ustensile), de mineuse (pour le cas où une femme travaiilerait dans les rares mines ayant survecue à la crise), de matelote et même de l’entraîneuse, en espérant que personne n’a l’esprit mal tourné dans les équipes sportives» [94/02/25 «Querelle franco-belge», Le Monde (France)] .

Новообразованные термины, предложенные на суд говорящих и слушающих, должны пройти своего рода социальную адаптацию, без этого они могут восприниматься двояко. Между новой лексемой и той реальностью, которую она отображает, должно быть адекватное соотношение и понимание. Основной проблемой, которая волнует общественность в вопросе о феминизации, является неоднозначность предлагаемых лексем. Отсюда в прессе можно часто видеть, как журналисты используют

полисемию предложенных неологизмов, ловко обыгрывая ее в своих статьях.

Таким образом, задача лингвиста при работе над терминологией особенно важна и состоит в том, чтобы: 1) понять организацию действительности, охваченной данной терминологией, и рассматривать терминологию в неразрывной связи с контекстом вещей; 2) рассматривать термин как слово, имеющее общеязыковой контекст, с учетом характеристики языка и его актуальных элементов. В этом отношении работа по терминологии есть часть общей работы над языковым строительством. Разработка терминологии должна идти как в плане общей лексикологии, так и в специальном и прикладном планах [2, с. 190].

2. Эвфония и настороженность относительно звукового восприятия предлагаемых форм женского рода.

Эвфония также является достаточно часто цитируемым доводом, когда речь заходит о противостоянии процессу феминизации. В качестве аргумента приводится настороженность звукового восприятия предлагаемых форм женского рода, которые для носителей языка кажутся неприемлемыми, странными и зачастую просто смешными.

Вот некоторые примеры, взятые из франкоязычной прессы: «On lui (le législateur) trouve par contre des timidités; alors que notre Académie, sans égard pour son secrétaire perpétuel, a entériné l’affreux féminin «retordeuse», elle a reculé devant "professeuse", allez savoir pourquoi!» [26/02/02, La Libre Belgique, «Et on devrait les appeler...matelotes?»] .

«La dernière bombe du séduisant ministre de l’environnement (Ségolène Royal) qui dans une note adressée aux directeurs de l’Administration centrale, exige d’être appelée désormais "Madame La ministr"» [7/10/99, France-Soir, «Et pourquoi pas un titre de ministresse?»].

Можно констатировать, что лексические и семантические неологизмы встречают на

своем пути большое сопротивление. В этом можно убедиться на примере прессы, где открыто девалоризируются, а в некоторых случаях просто вызывают насмешки формы женского рода, предложенные комиссиями по феминизации. Но процент терминов, которые вызывают споры и дискуссии, очень мал по сравнению с общим количеством лексем, зафиксированных в справочниках по феминизации. Чаще всего эти «проблемные» формы основаны на явлении полисемии и поэтому воспринимаются носителями языка как «забавные и смешные».

3. Пейоративная коннотация формы женского рода, которая несет в себе уничижающую характеристику для лица женского пола.

Попытки феминизировать названия профессий были предприняты во Франции дважды — в 1986 и в 1998 годах. В первом случае предложения Комиссии по упорядочению названий профессий не получили никакого официального развития и были высмеяны с чисто галльским юмором: écrivaine (писательница), образованное от écrivain (писатель), стало рифмоваться с vilaine (плохая, мерзкая), а chefesse (начальница от chef (начальник) — с fesse (ягодица). Во втором случае, феминизации словаря профессий способствовало то обстоятельство, что в правительство вошло несколько женщин, пожелавших называться madame la ministre, а не madame le ministre [7, с. 59-60].

Помимо аргументов против феминизации наименований профессий, должностей, титулов и званий, мы рассмотрим вопрос о создании неологизмов в процессе феминизации и вопрос о работе комиссий по терминологии, занимающихся данной проблемой.

Соотношение терминологии и неологии. В современном терминоведении принято различать сферу фиксации (словари и другие лексикографические произведения) и сферу функционирования (научно-технические тексты) терминологии. В теории и в

практике лексикографической работы в словари различных типов чаще всего включаются единицы языка: слова и словосочетания, не производящиеся в процессе речи, но заимствуемые из языкового лексического фонда и воспроизводящиеся в речи [3, с. 60].

Понятие неологии тесно связано с терминологией, поскольку использование новых слов зависит в первую очередь от апробации государственных учреждений, издающих законы о языковых нормах страны. Некоторые неологизмы в сфере феминизации вызывают значительные споры, а реальным отражением положения дел является пресса.

Можно ли говорить о неологизмах, когда речь идет о создании новых форм женского рода наименований профессий, должностей, титулов и званий? Франция, Бельгия, Швейцария и Квебек обращаются для решения проблемы создания новых форм женского рода к комиссиям по терминологии. Их работа в основном направлена на установления общих морфологических правил для образования равнозначных формам мужского рода форм женского рода наименований профессий, должностей, титулов и званий. Говорить о смысловой нагрузке, которую несет в себе форма женского рода, можно лишь в том случае, когда наблюдается явление полисемии. Если принимать во внимание, что неологизм состоит из лингвистической формы (означающего) и понятия (означаемого), то вопрос поиска и выбора новых морфологических форм может возникать, по меньшей мере, в двух различных аспектах:

- для нового понятия необходимо найти в языке его лингвистический/-ие экви-валент/ы, не имея его означающего;

- для нового понятия, имеющего хоть одно означающее в языке, необходимо найти лингвистические эквиваленты в другом языке.

В первом случае речь идет о работе, связанной с терминологией в чистом виде, поскольку, отталкиваясь от понятия, мы дви-

жемся к лингвистическому знаку. Во втором случае речь идет о работе в области неологии, ориентированной на перевод [8, с. 5].

Положение, приведенное специалистами в области терминологии С. Тюка и Л. Де-пекером, может быть применимо к работе комиссий по феминизации. Тем не менее важно уточнить, что формы женского рода довольно часто уже признаны и зафиксированы в грамматиках, а вот их семантика должна быть «ремотивирована». Понятие, которое обозначают эти «новые» термины, новым по своей сути не является, а упор делается на то, чтобы сделать эти «новые» формы женского рода наименований профессий, должностей, титулов и званий «заметными и признанными». Потребность в феминизации наименований профессий и желание придать значимость этому процессу отражается в словах французского терминолога Ф. Годэна: «... терминология рождается вследствие действительных социальных потребностей и соответствует экономическим нуждам и / или политическим решениям. Это способствовало тому, что на протяжении долгого времени терминология была отделена от лингвистических исследований, которые часто не заинтересованы в изучении действительного положения дел, а зачастую даже отрезаны от реальности» [5, с. 15-16].

Квебекский лингвист, лексикограф, автор многочисленных словарей, в том числе и «Словаря современного квебекского языка»,

Ж.-Кл. Буланже дает следующее определение неологизма: «Создание неологизма — это всегда осознанный и обдуманный акт в области терминологии, потому что он отвечает реальным нуждам и потребностям. В языке как таковом создание неологизма происходит иначе, и неологизм рождается в языке спонтанно, без особого внимания к новообразованной лингвистической форме. В первом случае критерии принятия неологизма как лингвистического, так и терминологического новообразования могут быть применены с момента разработки будущей лексемы, когда появилась необходимость создания неологизма в обществе. Во втором случае эти критерии не всегда применяются к образующемуся лингвистическому элементу» [4, с. 39].

Возникающая необходимость создания новых форм продиктована либо необходимостью адекватной репрезентации нового референта в рамках окружающей действительности, либо необходимостью обозначения референта высказывания, который уже существовал, но его репрезентация в речи не была выражена: «Любая вещь, любое понятие должно быть названо, чтобы стать объектом познания и получить путь к существованию в социуме» (Гораций, Verba res sequuntur; цит. по [6, с. 41]).

Именно за это равнозначное существование в социуме выступают сторонники процесса феминизации названий профессий, должностей, титулов и званий.

ПРИМЕЧАНИЯ

Здесь приводится текст на французском языке, так как при переводе не будет четко выражена основная мысль автора, а именно: по-французски une cafetière переводится как «кофейник», а комиссия по феминизации предлагает использовать этот термин для обозначения работницы кафе.

Здесь также приводится оригинальный текст на французском языке для более точного понятия смысла высказывания автора. Следует уточнить, что une pompière, une matelote — формы женского рода, неприемлемые для слухового восприятия француза, une cafetière — полисемичное слово и переводится также как «кофейник», une mineuse, une matelote — в данном случае просто даже трудно представить женщину-шахтера или женщину-моряка, une entraîneuse — тоже полисемично и переводится как «танцовщица (в кабаре, приглашающая посетителей танцевать)».

Речь идет об утвержденной форме женского рода une retordeuse, которая полисемична и переводится как «крутильная машина», и в таком случае предлагается в насмешливом виде утвердить форму женского рода une professeuse.

1. Протченко И. Ф. Лексика и словообразование русского языка советской эпохи. М.: Наука, 1975.

2. Реформатский А. А. Мысли о терминологии // Современные проблемы русской терминологии. М.: Наука, 1986. С. 163-198.

3. Термины языка и термины речи. «Мера терминологичности» и критерии выделения терминов из текста // Головин Б. Н., Кобрин Р. Ю. Лингвистические основы учения о терминах. М.: Высшая школа, 1987. С. 60-69.

4. Boulanger J.-Cl. Problématique d’une méthodologie et lexicologie des néologismes en terminologie // Collectif. Néologie et lexicologie Hommage à Louis Guilbert. Paris: Larousse, Coll. Université, 1979. P. 36-46.

5. Gaudin F. Pour une socioterminologie-Des problèmes sémantiques aux pratiques institutionelles. Rouen: Publications de l’Université de Rouen, 1993.

6. Guilbert L. Peut-on définir un concept de norme lexicale? // Langue française. № 16, déc. 1972. Р. 29-47.

7. Le français dans le monde: Revue internationale et francophone des professeurs de français. 1999. № 304.

8. Tucat C., Depecker L. Recherches néologiques sur Internet. Bruxelles: 2000. P. 4-11.

REFERENCES

1. Protchenko I. F. Leksika i slovoobrazovanie russkogo jazyka sovetskoj jepohi. M.: Nauka, 1975.

2. Reformatskij A. A. Mysli o terminologii // Sovremennye problemy russkoj terminologii. M.: Nauka, 1986. S. 163-198.

3. Terminy jazyka i terminy rechi. «Mera terminologichnosti» i kriterii vydelenija terminov iz teksta // Golovin B. N., Kobrin R. Ju. Lingvisticheskie osnovy uchenija o terminah. M.: Vysshaja shkola, 1987. S. 60-69.

4. Boulanger J.-Cl. Problématique d’une méthodologie et lexicologie des néologismes en terminologie // Collectif. Néologie et lexicologie Hommage à Louis Guilbert. Paris: Larousse, Coll. Université, 1979. P. 36-46.

5. Gaudin F. Pour une socioterminologie-Des problèmes sémantiques aux pratiques institutionelles. Rouen: Publications de l’Université de Rouen, 1993.

6. Guilbert L. Peut-on définir un concept de norme lexicale? // Langue française. № 16, déc. 1972. Р. 29-47.

7. Le français dans le monde: Revue internationale et francophone des professeurs de français. 1999. № 304.

8. Tucat C., Depecker L. Recherches néologiques sur Internet. Bruxelles: 2000. P. 4-11.