УДК 801

Б.А. Михалев

ЕВРОЛАТЫНЬ В НЕМЕЦКОМ ГРАММАТИЧЕСКОМ МЕТАЯЗЫКЕ

Данная работа представляет собой краткое изложение материалов исследования металингвистической проблемы формирования и функционирования современного метаязыка немецкой грамматики как результата многовековых кутьтурно-языковых контактов одного из европейских народов с античным миром. Немецкий метаязык - явление третьего порядка, т.к. он сформировался на базе латинского метаязыка, созданного на основе оригинальной древнегреческой терминологии. Особенность немецкого метаязыка, по сравнению со всеми остальными, заключается в наиболее полной сохранности исконно латинских заимствований. Метаязык немецкой грамматики - важная составная часть евролатинского аспекта современной европейской и мировой цивилизации.

1. Введение

Владение грамматической терминологией (метаязыком) - непреложное качество любого специалиста, имеющего отношение к филологии или преподаванию языковедческих предметов. Однако здесь могут возникнуть некоторые сложности, определяемые в значительной степени наличием терминологической синонимии. Научная терминология должна быть в принципе однозначной, чтобы избежать неточностей в формулировках и понимании. Однако в силу исторических обстоятельств грамматическая терминология почти всех европейских языков отличается именно наличием одного и даже более синонимов для обозначения вполне определённого термина. В основному произошло по двум причинам:

1. Научное изучение новых европейских языков происходило на базе имеющейся терминологии грамматики латинского языка, которая выросла из греческой и уже изобиловала синонимами.

2. Одновременно или позднее осуществлялся перевод непонятных терминов на родные языки для их разъяснения, что в периоды пуризма было обязательным.

Так появилась бинарная номенклатура в области грамматической терминологии. Латинская терминология долго считалась более престижной, научной, она не исчезала с появлением терминов на национальных языках.

Эти процессы протекали во всех европейских языках, но особенно ярко и глубоко они осуществились в немецком языке, начиная со средних веков, пройдя через все столетия нового времени, и вплоть до наших дней. Это зримо ощущается при ознакомлении с различными пособиями по немецкому языку разных авторов. В одних мы видим явное предпочтение интернациональной латинской терминологии, в других - национальной немецкой, но чаще всего - смешанной немецко-латинской. Например, винительный падеж может обозначаться 4 способами: accusativus, der Akkusativ, der Wenfall, der 4.Fall. Причём эти варианты употребляются не произвольно, а носят определённую стилистическую окраску и занимают свои речевые ниши.

Смешанный характер немецкого метаязыка ощущается повсеместно. Он заключается в одновременном употреблении немецких и латинских слов в одном и том

же термине или понятии: beiordnende Konjunktion, begriffliches Substantiv, Additionswort, Gleichsetzungsnominativ, Verb des Nachamens, Attributsatz. Одновременно можно употребить эквиваленты этих терминов в другом соотношении: Bindewort, Abstraktum, Kopulativum, Ergдnzung im l.Fall, Imitativ, Beifbgungssatz. Употребление тех или иных вариантов или синонимов терминов зависит от личности автора, его лингвистических предпочтений.

В последние годы наблюдается стремительная повторная интернационализация грамматического метаязыка, особенно в узкоспециальном языке научных работ, затрудняющая их понимание неспециалистами. Это относится и к русскому, и к немецкому языкам. В современной Европе это явление приобрело особенно большие масштабы и многими исследователями рассматривается как новое возрождение латыни, получившее название „евролатыни“. Оно совпало по времени с интеграционными процессами в Европе. Поэтому в современном европейском языкознании все проблемы, способствующие языковому сближению, приобретают самый актуальный характер.

Уточним различие между интернационализмами и евролатинизмами.

Интернационалюмы - слова общего иноязычного происхождения, существующие во многих языках с одним и тем же значением, но обычно оформляемые в соответствии с нормами фонетики, орфографии и морфологии этих языков. Они составляют бульшую часть научнотехнических терминов и понятны всем, кто подготовлен к деятельности в соответствующей сфере.

Евролатинизмы - слова греко-латинского происхождения, существующие в европейских языках, но имеющие не всегда одно и то же значение в разных языках. Они также оформлены по нормам этих языков и в основном входят в терминологию.

Интернационализмы и евролатинизмы в подавляющем большинстве совпадают. Однако среди интернационализ-мов много слов не греко-латинского происхождения: индийских, персидских, арабских, китайских, русских, индейских и др.: алгебра, каучук, бунгало, балалайка, нарды, кенгуру, табак. А среди евролатинизмов немало слов, которые нельзя или условно можно отнести к интерна-ционализмам, т.к. они имеют своё значение, принятое

в данном языке, и совсем иное - в других языках. Эти слова составляют значительную группу так называемых «ложных друзей переводчиков».

В качестве примеров приведём немецкие слова: Diktat

- диктуемый текст, диктант; Kabale - коварство. В русском языке эти слова имеют значения, которых в немецком языке нет или они устарели (диктат, кабала). М.М. Маковский в своём исследовании «Теория лексической аттракции» приводит в качестве приложения краткий словарь таких слов. Он исходит из того, что слова, живущие одновременно в нескольких языках, часто оказываются «ложными друзьями переводчиков». Из них особенно выделяются латинские по происхождению. Например, Konkurs в немецком языке означает «стечение народа, неплатёжеспособность, продажа с молотка», значение «соревнование» устарело и заменено немецкими словами Wettbewerb, Ausschreibung. При переводе эти особенности интернационализмов следует учитывать, пользуясь разными словарями [1, 2].

Термин «евролатынь» охватывает все слова и словообразовательные элементы латинского и древнегреческого происхождения, вошедшие в лексику западно-европейских языков в качестве заимствований. Прежде всего, это относится к нероманским языкам. Грецизмы включаются в евролатынь на том основании, что они были заимствованы в западные языки преимущественно через посредство латыни. Евролатинизмами романских языков признаются только заимствования из литературного латинского языка, а не вся латинская первооснова этих языков, выросших из «вульгарной латыни». Уточним также, что евролатынь - это не распространённый по всей Европе латинский язык, а лишь его фрагменты в виде заимствованных лексем, морфем и правил [3].

В языках народов, принявших христианство из Византии, прежде всего восточно- и южно-славянских, большинство грецизмов нельзя признать евролатинизмами, т.к. они вошли в них непосредственно из (древне)греческого языка через литературу и образование. Ведь православная учёность, как правило, отрицала всё латинское, как католическое, и воспринимала греко-православную культуру вместе с греческой терминологией. Этим можно объяснить непопулярность понятия евролатыни в России.

Примечательной особенностью немецкого грамматического метаязыка как важной части общеевропейского «евролатинского» интернационального лексического фонда является то, что он сумел сохранить в наиболее чистом виде многие исконно латинские термины.

Проблема евролатыни особенно ярко проявилась в процессе преподавания предмета «Латинский язык и античная культура» на отделении иностранных языков Ви-люйского педколледжа. Одна из главных задач предмета

- пробуждение интереса к латыни как неисчерпаемому источнику терминотворчества в прошлом и настоящем. Российские учебники латинского языка позволяют это сделать, хотя там этот аспект особо не выделяется. Учеб-

ники латинского языка, изданные в ФРГ, систематически приводят списки латинизмов в немецком языке при прохождении каждой темы. Фактически весь латинский метаязык перешёл в немецкую грамматику с небольшими изменениями. В английском языке он представлен очень широко, но с большими отступлениями от оригинала. Обращение к латинскому метаязыку позволяет также попутно активизировать интерес студентов к грамматике вообще, который в последние годы у выпускников школ заметно снижен. Все эти обстоятельства послужили побудительными мотивами для разработки нами проблемы евролатинского аспекта немецкой металингвистики в области грамматики.

2. Терминологические проблемы металингвистики

Нами принято понимание терминов металингвистики как терминоведения и метаязыка как системы терминов определённой науки в совокупности с сопровождающей их общенаучной лексикой. Отдельные термины как объекты метаязыка дополняются элементами метаязыка, т.е. их дублетами или синонимами. Метаязык немецкой грамматики отличается особой насыщенностью таковыми. Бурное терминотворчество, происходящее в настоящее время на евролатинской основе, в основном на её англоамериканском варианте, Л.Н. Засорина, в частности, объясняет информатизацией и компьютеризацией общества [4].

Они привели к проникновению технического метаязыка путём прямого заимствования в гуманитарные науки, в т.ч. в филологические. Это - следствие произошедшего в XX веке отставания эволюции социальных понятий от естественно-научных. Прогресс современной науки связан с использованием всё более абстрактных теоретических конструкций, выходящих далеко за пределы нашего повседневного опыта. Многие узкоспециальные термины становятся междисциплинарными и общенаучными. Для ориентации в них необходимо издание обзорных работ и словарей современного метаязыка.

Из множества современных научно-философских теорий нам видится более прагматичной теория инструментализма, предполагающая, что все проблемы теоретических терминов можно свести к вопросам их эффективного использования и функционирования. А также контекстно-зависимый подход к референции термина, позволяющий наиболее правильно понять его. Очень важной в диахроническом плане нам представляется теория метафор, т.к. она объясняет всю историю становления первичного метаязыка грамматики и других наук. Метафорическое значение - первый этап формирования значения научных понятий.

Подробно рассматривает вопросы терминоведения В.В. Петров. Он предлагает разделить термины на 2 группы: термины наблюдения и теоретические термины, уделяя основное внимание последним. Теоретические тер-

мины происходят от т.н. «идентифицирующих метафор», которые создаются по переносу сходных понятий. «Предикативные метафоры» расширяют спектр значения понятий. Термины-метафоры делятся на эпифоры (выражают опыт, аналогичный опыту реципиента) и диафоры (выражают не опыт, а предположение). Умозрительная диафора может стать эпифорой, а затем перейти в повседневный язык.

В.В. Петров даёт подробный анализ терминоведчес-ких теорий западных лингвистических школ и отдельных философов науки, особенно американцев Р. Брейтвейта, Т. Куна и П. Фейерабенда, финнов Р. Туомела и Я. Хин-тикка, немца Г. Фреге [5].

Теория метафор удачно дополняется каузальной теорией, объясняющей появление указания (названия, термина) на основе необходимых или случайных характеристик. Сочетание указаний на основе здравого смысла и научного подхода дают нам два уровня языка: обыденный и теоретический, дихотомию «эмпирическое-семан-тическое». Если в рамках античной науки теоретический объект прямо отождествлялся с эмпирическим, то с появлением научных экспериментов теоретические и эмпирические объекты были «разведены». Перевод непонятного иноязычного термина на родной язык представляет собой перевод теоретического уровня языка на обыденный.

3. Формирование метаязыка немецкой грамматики

Теоретическое изучение грамматики европейских языков началось в Древней Греции. Аристотель, стоики, александрийская школа разработали ту грамматическую терминологию, которая принята до сего времени в школьных учебниках всех европейских народов в виде заимствований или калькирования. Языкознание тогда было составной частью философии. В своих дискуссиях философы поднимали и общие проблемы языка. Главный интерес проявлялся к проблеме взаимоотношения между словом и обозначаемыми им вещью, предметом: произошло ли название из природы, свойственной вещи, или по соглашению людей? Аристотель развивает теорию частей речи и элементов языка, стоики разработали многие категории языка, придумали им названия, часть из них сохранилась до сих пор в названиях падежей, залогов, наклонений [6, 7].

В эллинистический период грамматика становится самостоятельной наукой, со своим собственным предметом и методом исследования и своей терминологией. Дионисий Фракийский разработал 1-ю систематизированную греческую грамматику «Фечнз гсбммбфйкз» с учени-емо 8 частях речи. Она стала основным источником для многих последующих греческих и римских грамматиков. Александриец Аполлоний Дискол (2-я пол. II в.) привёл греческую грамматику в систему, положенную в основу позднейших школьных грамматик.

Вначале эта наука с её терминами была воспринята

римлянами и применена к их родному латинскому языку. Одну из первых грамматик латинского языка создал римский учёный-энциклопедист Марк Теренций Варрон Ре-атинский (116-27 гг. до н.э.). Он взял за основу греческую грамматику с её терминологией, разработал на их основе латинскую грамматику и латинскую терминологию. При этом он большинство терминов перевёл на латинский язык (калькировал), а остальные латинизировал (транслитерировал), снабдив их латинскими морфологическими формантами или сохранив некоторые греческие морфемы, например -ta для множественного числа. Его учение развили Квинт Ромний Палемон и Квинтилиан Валерий Проб (I в.), Сацердот, Юлий Римлянин (Роман), Аэлий Донат (IV в.), Присциан Цезарейский (VI в.) [7].

В средние века латынь безраздельно господствовала в церкви, канцеляриях, школах, университетах. Но уже тогда начались первые попытки создания национальной терминологии в разных отраслях знания и сферах общественной жизни. При издании латинских грамматик между строками печатались переводы терминов на немецкий язык (Interlinearglossen). Например: Grammaticus = ein kunstiger der buchstaben vnd der diction Новое время, принёсшее вместе с развитием капиталистических отношений в Германии рост национального самосознания, стало временем расширения функций и вместе с тем усиленного изучения родного языка, приведших к созданию его грамматики [8, 9].

С XV в. появляются связные предложения и примеры. Тем самым немецкий язык уже отделялся от латинского текста, и признавалось, что он также обладает грамматическими функциями, и их можно формально изобразить. Появилась возможность сделать первые наблюдения и выводы о различиях между двумя языками, например, о функциях немецкого артикля, о сочетании основного глагола со вспомогательными в разных временах и наклонениях, об умляуте и т.д.

Именно в эти годы вырабатывается значительная часть немецкого метаязыка, включающего как заимствованные, так и собственно немецкие образования: consonant (Виле, 1478); vokal (1477); punkt (Штейнхевель, 1472); biegung «склонение» (XVb.); gegenw^rtige, vergangene zeit (XV в.); artikulieren «чётко говорить» (1439) и др. [10].

Эта работа усилилась в XVI в. Иоханнес Клаюс - автор самой известной грамматики лютеровского немецкого языка („Grammatica Germanicae Lingvae“ 1578), выдержавшей до 1720 г. 11 переизданий. Но понадобится ещё целое столетие, пока появится настоящая немецкая грамматика. И только c конца XVII в. в Германии стало печататься больше книг на немецком, чем на латинском языке [11].

Немецкий язык всё больше используется в канцеляриях Священной Римской империи и её частей: в Саксонии, Пруссии, Баварии, Чехии, Австрии и др. Он становится также языком медицины и фармации, минералогии и металлургии, проникает в университеты, а затем и в школы. В 1527 г. профессор медицины Парацельс впер-

вые прочитал в Базельском университете лекцию на немецком языке. В Германии на это впервые через 160 лет решился Кристиан Томазиус (1655-1728) в 1687 г. в Лейпцигском университете. После изгнания из Лейпцига, он с 1688 г. издаёт в Галле первый немецкий журнал „Monatsgesprдche“. За два года он сделал научные споры достоянием широкого круга образованных людей Германии, которые смогли свыкнуться с мыслью о том, что на родном языке можно излагать любую научную проблему с не меньшим успехом, чем на латинском языке [8, 9].

Полностью перейдут на преподавание на немецком языке уже в XVIII в. Возникающая при этом терминология поначалу носит разъясняющий значение латинских терминов характер, страдает нечёткостью и излишней синонимичностью. Это наложило сильный отпечаток и на современную немецкую грамматическую терминологию, которой в значительной мере свойственны эти черты.

Серьёзной проблемой была выработка единых орфографических норм, т.к., с одной стороны, была устойчивая традиция латинской орфографии с остатками греческой, а с другой стороны, различные фонетические процессы, приводящие к изменению звуковой формы слов в разных частях Германии по-разному. Это коснулось также грамматической терминологии, у которой тогда возникли и до сих пор остаются проблемы с правописанием, в т.ч. заглавные буквы у имён существительных, диграфы р^ Л, Ш, соотношение Л - к, ь - у...

4. Современный немецкий грамматический метаязык

Усилиями немецких грамматистов, особенно пуристов, был создан свой метаязык путём «онемечивания» латинизмов, их калькирования и словотворчества на базе лексем и морфем немецкого языка. Однако в практике применения метаязыка в разных сферах и в зависимости от субъективного фактора сохранились три типа немецкого метаязыка:

• чисто латинский по грамматическому и орфографическому оформлению;

• чисто немецкий из калькированных или словотворческих терминов;

• смешанный немецко-латинский или латино-немецкий.

Это заметно при пользовании современными справочными и учебно-методическими пособиями по немецкому языку разных авторов и вызывает известные затруднения, степень которых зависит от уровня языковой и теоретической подготовки реципиента. В практическом использовании метаязыка в образовательных учреждениях Германии также чувствуется разница в выборе типа терминологии, хотя больше идёт речь о разной степени предпочтения онемеченных латинских или немецких терминов, т.е. о разновидностях смешанного типа немецкого метаязыка.

Нами была предпринята попытка анализа немецкого грамматического метаязыка с точки зрения формирования и функционирования по 4 разделам: 1) группа имён и связанных с ними служебных частей речи; 2) глагол и отглагольные формы; 3) синтаксис; 4) фонетика с графикой. Рассмотрены проблемные вопросы, но основное внимание уделено традиционной школьной грамматике и её терминологии. Пестрота немецкого метаязыка стала помехой в школьном образовании ФРГ. С середины 1970-х годов проводятся специальные конференции, которые стали постоянно действующими. Они выявили трудности в этой проблеме. Особую озабоченность вызвало чрезвычайно широкое применение множества синонимов, перегруженность ряда школьных учебников немецкого языка трудными для понимания детей научными терминами, взятыми из метаязыка новых лингвистических теорий XX века: Konstituentenstruktur, Konjunktor, Subjunktor, Satzaquivalent, Konstativsatz, Matrixsatz и им подобные. Некоторые авторы предлагают собственные немецкие термины вместо давно устоявшихся: Tuwort, Namenswort, Wiewort, Artwort, Verbzusatz (Verbprafix), Vollzugsform (Partizip II). Такой разнобой признали ненужным и отчасти ответственным за снижение знаний учащихся по немецкому языку. Поэтому в 1982 г. конференция определила задачи школьной практической грамматики в отличие от научной теоретической:

1. Сделать учащихся способными составлять тексты в соответствии с языковыми, эстетическими и практическими требованиями.

2. Помочь учащимся ориентироваться во внутренней организации предложения или текста и в содержательном отношении их частей.

На основе анализа учебников, с учётом различных научных и дидактических направлений был составлен Перечень терминов, рекомендованный для применения во всех школах ФРГ. Анализ этого в своём роде примечательного документа позволяет увидеть все вышеуказанные отличительные признаки немецкого метаязыка: широкое сосуществование терминологических синонимов и довольно значительное представительство латинских терминов. Из общего числа приведённых в перечне 228 терминов чисто немецких - 98, латинских - 101, гибридных

- 29. Конечно, все латинские термины приведены в почти полностью ассимилированной форме: в немецкой орфографии, с немецкими грамматическими категориальными признаками (артикль, род, окончание). С нашей точки зрения все они должны быть отнесены к смешанной терминологии. Впечатляет количество допускаемых синонимов: 33 двойных и 7 тройных [12].

Нами был проведён анализ учебников немецкого языка для школ ФРГ с точки зрения их грамматического метаязыка. Результаты обобщены в табл. 1, 2.

Таблица 1

Метаязык учебников для гимназии

Всего Всего Из них Итого:

Класс гимназии проверено страниц терминов Чисто латинс- ких Чисто немецких Онемеченных латинских Гибридных немецко- латинских смешанный метаязык

8-й 34 1145 - 100 % - 425 - 37 % 469 - 41 % 251 - 22 % 720 - 63 %

9-й 29 927 - 100 % - 439 - 47 % 324 - 35 % 164 - 18 % 488 - 53 %

10-й 17 615 - 100 % - 250 - 41 % 204 - 33 % 161 - 26 % 365 - 59 %

Итого по 3 учебникам: 80 2687 - 100 % - 1114 - 41 % 997 - 37 % 576 - 22 % 1573- 59 %

Таблица 2

Метаязык учебника 5 класса обычной школы

Разделы учебника 5 класса Всего проверено страниц Всего терминов Из них Итого: смешанный метаязык

Чисто латин- ских Чисто немецких Онемеченных латинских Гибридных немецко- латинских

Слово 11 295 - 212-72% 37-12% 46-16% 83-28%

Части речи 17 612 - 152-25% 348-57% 111-18% 460-75%

Синтаксис 28 870 - 470-54% 249-29% 151-17% 400-46%

Орфография 38 1092 - 575-53% 306-28% 211-19% 517-47%

Грамм.обзор 9 361 - 161-45% 124-34% 76-21% 200-55%

Словник 2 261 - 137-53% 60-23% 64-24% 124-47%

Итого: 105 3491 - 1707-49% 1124-32% 660-19% 1784-51%

Гимназ.учебн. - 41% 37% 29% 59%

Перечень МО: - 43% 44% 13% 57%

В конечном итоге чисто немецкая терминология наиболее представлена именно в школьном учебнике для 5 класса (49%), а наименее - в гимназических учебниках (41%), Перечень даёт среднюю рекомендацию - 43%.

Чисто латинская терминология во всех проанализированных учебниках отсутствует, но среди ассимилированных (онемеченных) терминов уже в 5 классе даны 3 ассимилированных в меньшей степени: Genus, Kasus, Numerus. Они даны только в начальной форме именительного падежа единственного числа. В учебниках для гимназических классов добавляются Modus, Tempus, Nomen, причём даны также их формы именительного падежа множественного числа: Genera, Numera, Modi, Tempora, Nomina.

5. Заключение

В результате проведённого исследования можно сделать следующее заключение.

Латинский метаязык употребляется в настоящее время в чистом или ассимилированном виде в учебниках латинского языка, некоторые термины также в чистом виде (редко) или ассимилированном (очень широко) - в учеб-

никах немецкого языка повышенной сложности и в научных трудах.

Немецкий метаязык применяется преимущественно в школьной практике, его употребление суживается. Буль-шая часть представляет собой исторический интерес, чаще всего служит для разъяснения терминов латинского происхождения в виде части бинарной номенклатуры.

Смешанный метаязык наиболее продуктивен. Он широко употребляется во всех типах учреждений образования, в литературе, постоянно пополняется и развивается. Он примерно наполовину состоит из латинских и немецких компонентов. Разработанный в 1982 г. Министерством образования ФРГ Перечень основных грамматических терминов для немецких школ полностью отражает такое состояние. Метаязык современной научной литературы насыщен новообразованными терминами, большинство которых представляют собой возвращённые в научный оборот евролатинские термины из области грамматики и других сопряжённых наук. Строительным материалом для новых терминов служат в основном евролатинские лексемы и морфемы.

Проведённая нами работа позволяет прийти к следующим обобщениям:

1. Метаязык как средство описания естественного языка представляет собой, прежде всего, систему терминологии, в данном случае грамматической терминологии немецкого языка. Но он выступает и в более широком понятии, включая также определённый круг общенаучной лексики и общеупотребительных слов. Все термины всех наук, в т.ч. грамматики, с древних времён возникли как метафорические обозначения реалий, например, элементов живого языка. В результате возник язык второго уровня для описания этого живого языка. В силу историко-культурных обстоятельств первой грамматикой среди европейских языков стала грамматика древнегреческого языка, терминология которой возникла на базе эмпирических наблюдений и выведенных из них понятий. Второй древней грамматикой стала латинская, разработанная на основе древнегреческой. Её терминология в отличие от греческой стала двуязычной: часть терминов была заимствована без изменения, большая часть калькирована, часть произведена словотворчеством. Именно латинский метаязык лёг в основу всех последующих европейских грамматических терминологий, в т.ч. немецкой, которые шли теми же путями эволюционирования.

Дальнейшее развитие лингвистики вызвало волну новых пластов интертеоретических метаязыков, основывающихся на евролатыни. Понимание новых терминов требует специальной металингвистической подготовки, поисков новых, самых современных и подлинно научных лексикографических пособий.

2. Латинские грамматисты шли путями, проторёнными до них греческими и эллинистическими предшественниками. В латинском метаязыке простодушные метафоры греков обрели характер абстрактных терминов, т.к. их внутренняя форма слова, его семема, была сокрыта от большинства носителей языка. Но римские грамматисты пошли на создание своих идентифицирующих метафор-эпифор типа verbum, nomen, casus, modus и т.д. Ряд терминов были понятны по их мотивированности: interiectio (брошенное между словами восклицание). Поскольку всё образование в Германии было основано на латыни, теоретическое изучение немецкого языка основывалось на уже готовой латинской грамматике и её метаязыке. Большинство этих терминов прошли фазу ассимиляции и вошли в фонд немецкого языка. Но, хотя эти языки родственные, немецкая специфика требовала для её отражения своей особой терминологии. Три волны пуризма привели к переводу на немецкий язык буквально всех латинских терминов. Так в немецком грамматическом метаязыке возникли 3 слоя терминов: латинские, немецкие и смешанные. Все они применяются как в учебной и научной литературе, так и в практике преподавания и изучения немецкого языка.

3. Эти три типа немецкого грамматического метаязыка употребляются не безусловно, их использование определяется научно-теоретическим уровнем литературы, стилистическими потребностями, индивидуальными каче-

ствами пользователей. В разных разделах грамматики доля этих типов метаязыка может быть различной. Чисто латинские термины чаще встречаются в синтаксисе. Чисто немецкие термины больше свойственны морфологии и чаще используются в школьной практике. Смешанная терминология используется наиболее широко во всех разделах грамматики и во всех сферах применения. В практике преподавания немецкого языка как иностранного, например, в России, она практически вытеснила чисто немецкую.

Всё более усиливающаяся интернационализация всех языков мира, особенно европейских, осуществляющаяся в настоящее время преимущественно на евролатинской основе американского варианта английского языка, делает преподавание основ латинского языка и античной культуры насущно необходимым для многих гуманитарных специальностей наших колледжей и вузов, в первую очередь языковых. Это поможет формированию правильных представлений о природе нашей терминологии, воспитанию у молодёжи толерантного отношения к современной мировой цивилизации.

Литература

1. Готлиб К.Г.Ы. Немецко-русский и русско-немецкий словарь «ложных друзей переводчиков». М.: Советская энциклопедия, 1972. 448 с.

2. Paul, Hermann. Deutsches W4rterbuch. Halle (Saale): VEB Max Niemeyer Verlag, 1961. 782 S.

3. Munske H.H. Eurolatein im Deutschen: bberlegungen und Beobachtungen // Eurolatein: das griechische und lateinische Erbe in den europflischen Sprachen / Horst H. Munske/Alan Kirkness (Hgg.) Tbbingen: Niemeyer, 1996. SS. 82-105

4. Засорина Л.Н. О некоторых эмпирических принципах металингвистики // Вопросы металингвистики. Л.: ЛГУ, 1973. 136 с.

5. ПетроеВ.В. Семантика научных терминов. Новосибирск: Наука, 1982. 127 с.

6. Оленич P.M. Латинська граматична термінологія (на основі творів римських граматиків I ст.до н.е. - VI ст.н.е.) Львів: ЛДУ, 1977. 83 с.

7. Оленич P.M. Прісціан і антична граматика. Львів: ЛДУ, 1973. 213 с.

8. Die deutsche Sprache. Kleine Enzyklopfldie in zwei Bflnden / Erhard Agricola/Wolfgang Fleischer/Helmut Protze (Hgg.) Leipzig: VEB Bibliographisches Institut, 1969. 1174 S.

9. Stieler, Kaspar von. Der teutschen Sprache Stammbaum und Fortwachs oder teutscher Sprachschatz / 1-3: (1968). XVII S., 1190 S.

10. Eurolatein: das griechische und lateinische Erbe in den europflischen Sprachen / Horst Haider Munske/Alan Kirkness (Hgg.) Tbbingen: Niemeyer, 1996. 343 S.

11. Tschirch, Fritz. Geschichte der deutschen Sprache. 2. verb.Aufl. T.1-2. Berlin: Schmidt, 1971-75. 194 S. / 298 S.

12. Bausch, Karl-Heinz; Grosse, Siegfried (Hrsg.). Grammatische Terminologie in Sprachbuch und Unterricht. // Sprache der Gegenwart. Band 69. Dbsseldorf: Schwan, 1987. 229 S.