УДК 159.9 (075.8) ББК 81.2-5 К-60

А.В. Колмогорова

ЭВОЛЮЦИЯ СОЦИАЛЬНО ЗНАЧИМОГО ВЕРБАЛЬНОГО ДЕЙСТВИЯ АРГУМЕНТИРОВАТЬ В РУССКОМ ЛИНГВОКУЛЬТУРНОМ СОЗНАНИИ

В статье анализируются результаты экспериментальной работы с четырьмя возрастными группами информантов. На основании сравнения данных ассоциативного эксперимента со словом-стимулом аргументировать и данных эксперимента по выявлению форм речевого аргументативного поведения русских в повседневной речевой практике делается вывод о том, что психологически реальное значение слова находится во взаимозависимости с моделями социального и вербального поведения, актуализируемыми данным словом.

Ключевые слова: языковое значение; речевое поведение; ассоциативный эксперимент; аргументация.

A.V Kolmogorova

the evolution of socially conditioned verbal action ARGUMENTIROVAT IN THE LINGUISTIC CONSCIENCE OF RUSSIANS

The article deals with the problem of psychological reality of the linguistic sign S meaning. Given the experimental data, I argue that the culture-bound conditioned behavior models trigged off by the Russian verb аргументировать in different social groups correlate with the associational sets activated by this linguistic sign.

Key words: linguistic sign meaning; language behaviour patterns; association experiment; argumentation.

Введение

Данная статья посвящена проблеме языкового значения, рассматриваемого в рамках настоящего исследования, как сложная когнитивная структура, формирующаяся в сознании представителя определённого национально-лингво-культурного сообщества в опыте вербального и невербального взаимодействия в рамках данного сообщества [Колмогорова, 2006; 2007].

Материалом для исследования послужили результаты психолингвистического эксперимента, проведённого с участием репрезентативной разновозрастной группы респондентов.

Цель публикации - обосновать тезис о том, что языковое значение, фундированное в опыте речевого взаимодействия в рамках социума, имеет очень тесные и «чуткие» к малейшим изменениям взаимосвязи с социальной прак-

тикой, включающей социальные действия, подчинённые социальным стереотипам различной временной продолжительности: традициям, стереотипам, моде. В свою очередь, социальная практика, находясь во многом под воздействующей властью слова, изменяется в связи с модификацией когнитивной структуры значения.

Экспериментальная основа исследования

Будучи, пожалуй, впервые остро поставлен Л.В.Щербой в 1974 году [Щерба, 1974], вопрос о первостепенной важности экспериментальной работы для лингвистических исследований по-прежнему горячо обсуждается [Залевская, 2005; Кирилова, 2003; Фрумкина, 1999]. В лингвистической литературе последних лет всё чаще можно видеть публикации, в которых теоретически осмысляются результаты применения именно экспериментальных методов [Гольдин, 2006; Седов, 2004;

Стернин, 2005]. Данная тенденция представляется совершенно естественной в свете растущего интереса исследователей к языку как психологической, когнитивной, а во многом и биологической реальности человека говорящего.

Ведущее место по частотности использования в широком диапазоне языковедческих исследований занимает методика ассоциативного эксперимента. Её несомненными преимуществами являются относительная простота процедуры проведения и обработки данных, а также наглядность и большой экспли-каторный потенциал получаемых результатов. Последний факт связан с тем, что именно ассоциативный эксперимент выявляет внутренние связи слов в психологической реальности языкового сознания, что, в свою очередь, позволяет в некотором смысле судить о «движении мысли в слове» [Выготский, 2007] ввиду принципиального единства психологической природы семантических и ассоциативных характеристик слов [Леонтьев, 1969: 268].

Для проведения ассоциативного эксперимента нами были привлечены респонденты 4-х возрастных групп: 14-15 лет (35 чел), 1619 лет (74 чел.), 20-25 лет (44 чел.), 26-40 (30) лет. Каждому респонденту было предъявлено слово-стимул аргументировать и была дана стандартная для такого рода экспериментов инструкция «Запишите 3 слова, которые приходят Вам на ум в связи со словом аргументировать». Затем респондентам был предложен

небольшой текст следующего содержания: «игорь рос тихим, спокойным парнем. родители умерли рано, а его воспитанием занималась старшая сестра варя. варя делала всё, чтобы мальчик не чувствовал себя сиротой: покупала хорошие вещи и игрушки, водила в цирк и в кино, старалась окружить мальчика теплотой и заботой. Конечно, для этого сестре приходилось много работать, на личную жизнь времени не хватало, да и к чему это: все мысли были о младшем брате. Когда игорь поступил в институт, варя случайно узнала о его романе с женщиной, которая была на 10 лет старше его, у неё уже был ребёнок от первого брака. Как ни пыталась варя убедить брата не связывать свою жизнь с этой женщиной, брат настоял на своём: игорь и лена (так звали избранницу) поженились. семейная жизнь не заладилась с самого начала. игорь подозревал жену в изменах, дело иногда доходило до драки. видя всё это, варя тяжело заболела - перестали слушаться ноги. Вскоре Лена исчезла в неизвестном направлении, оставив своего ребёнка от первого брака Игорю. Молодой человек сначала запил, а затем, одумавшись, решил целиком посвятить себя карьере. Чтобы помочь брату, воспитанием чужого ребёнка занялась не перестававшая страдать от болей в суставах Варя.»

Текст сопровождался инструкцией: «Выскажитесь, пожалуйста, в поддержку тезиса № 1 “Варя - хорошая” или в поддержку

Таблица 1

Сравнительный анализ наиболее частотных ассоциатов в различных возрастных

группах

ранг Возрастные группы

■Л 1 16-17 20-24 26-40

1. объяснять доказать доказать доказать

2. доказать объяснять объяснять объяснять

3. разобрать обосновывать обосновывать

4. расшифровать говорить аргументы

5. пояснить пояснять убеждать

6. разъяснить примеры спор

7. защищать анализировать высказываться

8. точка зрения защита

тезиса № 2 “Варя - плохая”. Аргументируйте свою точку зрения».

Сравнительный анализ наиболее частотных ассоциатов в различных возрастных группах

Сравнительный анализ ассоциатов показывает, что, в целом, стабильными от группы к группе остаются ассоциации, связанные с общей коммуникативной целью подобного рода речевого взаимодействия - доказать, т.е. заставить другого принять суждение, поверив в его истинность, и объяснить, т.е. сделать нечто более понятным для другого. Хотя стоит отметить, что в группе школьников превалируют именно ассоциации с эвристической деятельностью - объяснить, разобрать, расшифровать, пояснить, разъяснить, а не с волютивно-воздействующей - заставить поверить в истинность.

В ассоциативной сети представителей первой возрастной группы присутствует также элемент, связанный с представлением о ситуации некоторой социальной агрессии (защищать).

Среди наиболее частотных ассоциатов в возрастной группе 16-17 лет стоит отметить группу языковых единиц, репрезентирующих сферу эвристической деятельности (объяснять, пояснять, анализировать), сферу речепроизводства - говорить, сферу внутренней

автономности личности - точка зрения.

В возрастной группе 20-24 года превалируют ассоциации, репрезентирующие модель спора, волютивного воздействия на другого, имеющего вербальное оформление: обосновывать, аргументы, убеждать, спор, высказываться. Присутствует также элемент, связанный с представлением о социальной агрессии (защита).

Следует отметить, что наиболее старшая возрастная группа респондентов характеризуется и наиболее локальной, «бедной» ассоциативной сетью, активизируемой языковым знаком аргументировать. В данную сеть входят лишь два, наиболее частотных и в других возрастных группах, ассоциата: объяснять и доказать.

Таким образом, предварительно можно констатировать, что ассоциативные сети, активизируемые языковым знаком аргументировать в двух младших возрастных группах (14-15, 16-17 лет), характеризуются диффуз-ностью, разнообразием актуализируемых тематических и деятельностных сфер, достаточно далёких от «классической» ситуации спора; в возрастной группе 20-24 года - фоку-сированностью на прототипической аргумен-тативной ситуации спора; в наиболее старшей возрастной группе (26-40 лет) - бедностью и локальностью связей внутри сети.

Таблица 2

Тематические группы периферийных ассоциатов в возрастной группе 14-15 лет

ассоциат тематическая группа

подтверждать истинность

подкреплять

дать объяснение

опровергать

обоснование

подтверждение

важно субъективно-личностный аспект

тупость какая-то

чаиник внешние условия, сопровождающие такую коммуникацию

диван

телевизор

«Аргументы и факты» аудитивная ассоциация

рассказать говорение

описать

излагать

сказать

Таблица 3

Тематические группы периферийных ассоциатов в возрастной группе 16-17 лет

ассоциат тематическая группа

поиск нужных слов коммуникативные затруднения

попытаться

напряжение

достоверная информация истинность

точность

понять рациональная мыслительная деятельность

логика

рассуждать

опровергать

сделать вывод

разговаривать межличностное общение

предъявлять

настойчивость

оправдывать

отстоять

полагать субъективно-личностный аспект

думать

взгляд на вещи

научные статьи сфера применения

умение правильно изложить текст «школярские навыки»

выделить главное

Сравнительный анализ периферийных групп ассоциатов

Что касается периферии ассоциативной сети, то здесь также можно выявить и описать определённые возрастные отличия.

Среди наиболее репрезентативных групп периферийных (частотность которых не превышает 1) ассоциатов в младшей возрастной группе можно выделить в порядке убывания следующие группы (см. табл. 2): «истинность» (6 ассоциатов), «говорение» (4 ассо-циата), «внешние условия, сопровождающие такого рода коммуникацию» (3 ассоциата), «субъективно-личностный аспект» (2 ассоци-ата), «аудитивные ассоциации» (1 ассоциат)

Что касается возрастной группы 16-17 лет (см. табл. 3), то обращает на себя внимание многочисленность ассоциатов в двух группах: «рациональная мыслительная деятельность» (5 ассоциатов) и «межличностное общение» (5 ассоциатов). При этом наиболее многочисленная группа ассоциатов в первой возрастной группе «истинность» во второй возрастной группе значительно сокращается (соотношение 6/2). Для обеих возрастных групп релевантной оказывается группа ассоциа-

тов «субъективно-личностный аспект» (2/3). Специфическими для возрастной группы 1617 лет являются группы «коммуникативные затруднения» (3 ассоциата), «школярские навыки» (2 ассоциата), «сфера применения» (1 ассоциат).

Тематика и репрезентативность основных групп периферийных ассоциатов в возрастной группе 20-24 года (см. табл. 4)позволяют констатировать, что и на периферии ассоциативной сети актуализируются различные аспекты прототипической ситуации спора, отражённой в ядре сети. Наиболее многочисленными являются тематические ситуации, высвечивающие такие аспекты спора, как «публичность» (4 ас-социата), «истинность» (6 ассоциатов), «логическая структура, рациональность» (4 ассоци-ата), «поведение коммуниканта в споре» (3 ас-социата). Также присутствуют тематические группы «понимание» (4 ассоциата) и «говорение» (3 ассоциата).

В возрастной группе 24-40 лет (см. табл. 5) одинаковым количеством ассоциатов (3) представлены 3 тематические группы: «истинность», «понимание» и «поведение коммуниканта в споре».

Таблица 4

Тематические группы периферийных ассоциатов в возрастной группе 20-24 года

ассоциат тематическая группа

высказать мнение говорение

рассказывать

разговаривать

оратор публичность

трибуна

спор

дискутировать

утверждение истинность

подтверждать

факт

привести доказательства

правота

предоставлять факты

газета сферы применения такого типа коммуникации

СМИ

пояснять понимание

растолковывать

показать на примере

примеры

справедливость нравственные ценности

информация информирование

информировать

подчёркивать поведение коммуниканта в споре

быть убедительным

отстаивать свою точку зрения, свои взгляды

тезис логическая структура, рациональная часть коммуникации

опора

причина

обобщённо

Аргументировать как слово-триггер

Во второй части эксперимента, когда испытуемым было предложено выбрать один из тезисов и аргументировать свою точку зрения, мы ставили своей целью посмотреть, какой паттерн речевого поведения актуализируется языковым знаком аргументировать в каждой возрастной группе.

В результате анализа полученных речевых произведений мы сделали вывод о том, что особенности ассоциативной сети, в которую включено слово, и тип речевого поведения, «запускаемого» данной языковой единицей, находятся в отношении корреляции.

Так, например, испытуемые из младшей возрастной группы «аргументировали», опираясь на исходный контекст и используя следующие разновидности речевого аргументатив-

Таблица 5

Тематические группы периферийных ас-социатов в возрастной группе 26-40 лет

ассоциат тематическая группа

подтвердить истинность

мотивировать

обосновать

объяснить понимание

расшифровать

показать

победить в споре поведение коммуниканта в споре

высказать все за и против

привести примеры

ного поведения (в порядке убывания частотности), опирающиеся, прежде всего, на исходную ситуацию и на морально-нравственные нормы общества):

1) апелляция к социальным нормам (такие поступки достойны уважения; она поступила благородно; осуждать её за это нельзя; варя правильно поступила);

2) категоризация героев или их поступков по отношению к различным, преимущественно, морально-нравственным, нормам, принятым в данном сообществе, при помощи:

а) использования существительных абстрактной семантики, называющих те или иные нравственные качества (всё, что она делала - самопожертвование), выражающих оценку социумом ситуации проявления тех или иных моральных качеств (это - жертва; она - героиня; варя - эгоистка и собственница; она - молодец!);

б) адъективно-субстантивных сочетаний, в которых прилагательные имеют ярко выраженный языковой аргументативный потенциал (это настоящая сестринская любовь; Варя - самоотверженная девушка; Варя - полная дура);

в) наречий (она по-настоящему любила его; Варя поступила мужественно; Игорь по-глупому поступил);

г) гиперонимов человек, девушка, сопровождаемых определениями различного характера (она - девушка, у которой нелёгкая жизнь; Варя - человек с большим сердцем; она - светлой и доброй души человек);

3) подробное воспроизведение ситуации близко к тексту;

4) краткое воспроизведение ситуации с использованием исходной лексики (не оставила брата, сделала всё, чтобы он не чувствовал себя сиротой, а когда его бросила жена, она помогла брату, занимаясь воспитанием чужого ребёнка);

5) широкое обобщение ситуации (всё не очень хорошо; она всегда помогала брату и всё такое);

6) воспроизведение ситуации с попыткой предположения внутренних причин поведения героев, сопровождаемое конструкциями «кажется», «я не знаю», «возможно», «мне представляется», « думаю»: Наверное, по её мнению, этот брак был не очень разумным;

кажется, что у неё не было сильного уважения к себе;

7) градуирование ситуации (она скорее хорошая, чем плохая; её можно назвать не только хорошей, но ещё и смелой, отважной женщиной; самое положительное то, что она, несмотря на болезнь, взялась помогать неродному ребёнку);

8) резюмирование ситуации с расстановкой акцентов, осуществляемой при помощи введения в речь аргументативных маркеров, таких, как ещё, уже, даже; хотя; безусловно; ведь, всё-таки; просто, в конце концов; всё же и т.д.

Таким образом, основные тенденции, выявленные нами в ассоциативных связях данного языкового знака в сознании представителей данной возрастной группы, - (1) диф-фузность ассоциативных связей, (2) доминирование ассоциаций с эвристической деятельностью, а не рационально-логической или во-лютивной, (3) социальная агрессия в качестве модельной, эталонной ситуации - коррелируют с доминирующими формами речевого аргументативного поведения в данной группе - нарратив, опирающийся на содержательное или содержательно-оценочное изложение ситуации, сопровождаемое чётким и недвусмысленным указанием на нарушение или, наоборот, соответствие социальным нормам.

Во второй возрастной группе при сохранении большинства вышеописанных характеристик речевого поведения происходит, однако, резкий скачок в употреблении так называемых аргументативных маркеров и слов, обладающих ярко выраженным аргументатив-ным потенциалом, что позволяет говорящим выстраивать определённый векторный рисунок направлений аргументации, вычерчивать логическую взаимосвязь: Но когда брат её женился, от первого срыва у неё стали проблемы с ногами. И тут же она, уже больная, опять берёт воспитывать ребёнка, только уже не своего, а совсем чужого, и даже ей не родного.

Гораздо чаще ситуация репрезентируется как серии причин и следствий (Она давала ему понять, что у неё нет никого и ничего, кроме него, о чём бы она могла заботиться, и как результат она получила непонимание и непослушание со стороны брата).

Выявленные особенности находятся в соответствии с характером ассоциативных связей анализируемого слова в языковом сознании представителей данной возрастной группы: при сохранении в ядре ассоциативной сети в качестве доминант глаголов эвристической деятельности и говорения на периферии появляется такая многочисленная тематическая группа, как группа «рациональнологическая деятельность».

В следующей возрастной группе (20-24 года) отмечается резкое увеличение доли стилистических средств, используемых в речевом аргументативном поведении (РАП): с 30% в предыдущей возрастной группе до 45 % от общего количества форм РАП в данной группе. Например, можно отметить широкое использование таких стилистических средств, как риторический вопрос (Но зачем было брать чужого ребёнка? Но стоило ли отказываться от своей жизни?), обращение и «объединяющее» мы (А что дальше? Но Вы, наверное, сами знаете?; Мы этого не наблюдаем), эпитет (слепая любовь, золотое сердце), противопоставление (она всё отдала, а он лишь пользовался заботой).

Обратившись к результатам анализа вербальной ассоциативной сети, мы можем отметить, что именно в данной возрастной группе в качестве ситуации-модели или прототипической ситуации впервые появляется ситуация публичного спора, в котором эвристические действия вытесняются волютивными. Этим, на наш взгляд, объясняется резкий скачок в употреблении языковых средств стилистического оформления речи - публичность и концентрированность на воздействие накладывают определённые, разделяемые большинством социума, обязанности на говорящего.

Наконец, в старшей возрастной группе, с особенно бедной ассоциативно-вербальной сетью, ответы респондентов были бедны как по содержанию, так и по разнообразию вербальных средств. Поскольку среди периферийных ассоциатов доминировали тематические группы «поведение коммуниканта в споре» (представленное достаточно агрессивно: победить в споре, высказать все «за» и «против») и «истинность», то неудивительно, что большинство речевых произведений длиной в

несколько строк содержали в основном императивные конструкции, доминировала деонтическая модальность. Например: Варя - плохая, так как нельзя посвятить свою жизнь кому-либо одному. Она не ценила себя сама и, следовательно, её действий не оценят и другие. В итоге она испортила жизнь себе и своему брату.

Заключение

Выявленные корреляции между ассоциативными связями слова аргументировать в языковом сознании представителей 4-х возрастных групп и различиями в формах осуществления речевого поведения, «запускаемого» данной языковой единицей, свидетельствуют, прежде всего, в пользу тезиса о субъективной природе языкового значения как структуры знания, приобретаемой в опыте био-социо-культурного взаимодействия индивида в рамках определённого сообщества -принадлежность одному лингвокультурному сообществу обусловила общность центральных, наиболее частотных ассоциаций у представителей всех возрастных групп, но отличия в социальных практиках, в так называемых хабитусах (Бурдьё), обусловленных, конечно, возрастом, а следовательно, и уровнем социализованности респондентов, привели к существенным отличиям в устройстве периферии ассоциативной вербальной сети. Однако менее тривиальным представляется тезис (основания для которого дают результаты проведённой работы) о том, что образ языкового знака, складывающийся в том числе из опыта употребления и восприятия слова в различных контекстах, и некоторый «слепок» которого может дать ассоциативная сеть данного слова, находится в диалектическом единстве с поведением (прежде всего, конечно, речевым) человека в социуме: homo loquens ведёт себя так, как подсказывает ему пучок ассоциаций, стереотипов, образов, активизируемый словом, но в то же время это социальное поведение в определённой степени изменяет ту живую плазму знания [Василюк, 1993], которая окутывает слово.

Библиографический список

1. Василюк, Ф.Е. Структура образа [Текст] / Ф.Е.

Василюк // Вопросы психологии. - 1993. - № 5. -

С. 5-19.

2. Выготский, Л.С. Мышление и речь [Текст] /Л.С.

Выготский. - М.: Лабиринт, 2007.

3. Гольдин, В.Е. СЕМЬЯ в ассоциативном словаре школьников [Текст] / В.Е. Гольдин // Языковая личность: текст, словарь, образ мира: сб. статей. - М.:

Изд-во РУДН, 2006. - С. 316-323.

4. Залевская, А.А. Национальная специфика картины мира и различные подходы к её исследованию [Текст] / А.А. Залевская // Слово. Текст: избранные труды. - М.: Гнозис, 2005. - С. 204-215.

5. Кирилина, А.В. Исследование гендера в лингвистических научных дисциплинах [Текст] / А.В.

Кирилина // Гендерное образование в системе высшей школы: состояние и перспективы: материалы междунар. науч.-практ. конф. - Иваново, 2003. - С.

132-136.

6. Колмогорова, А.В. Языковое значение и речевой смысл: функционально-семиологическое исследование прилагательных-обозначений светлого и тёмного в современных русском и французском языках [Текст]: дис. ... д-ра филол. наук / А.А. Колмогорова.

- Кемерово, 2006.

7. Колмогорова, А.В. Языковое значение как био-социо-

ББК 81.432.1-3

УДК 81.373

Д.А. Герасимова

ВНУТРЕННИЙ МИР ЧЕЛОВЕКА СКВОЗЬ ПРИЗМУ ЯЗЫКОВЫХ ЕДИНИЦ С ЛЕКСЕМОЙ EYE

Статья посвящена анализу лингвистического феномена - партитива eye в языковой картине мира на материале английского языка. Изучается и раскрывается понятийная сторона лексемы «eye», выделяются основные коммуникативные функции и смыслы глаз, с помощью которых репрезентируется человек в языковой картине мира, описываются категории прилагательных в их взаимодействии с лексемой «eyes». Анализируется роль партитивной номинации eye в концептуализации внутреннего мира человека.

Ключевые слова: партитив, лексема eye; коммуникативные функции; смыслы глаз; языковая картина мира; внутренний человек; партитивная номинация; визуальное/глазное поведение.

D.A. Gerasimova

THE INNER WORLD OF A PERSON AS REFLECTED IN THE LEXEME EYE

The article is devoted to study of the lexeme ‘eye ’ in the English world picture. The issues under discussion include: discussed: main communicative functions and meanings of the lexeme eye in representing the inner world of a person in the linguistic consciousness, the attributes in their connection with the lexeme eye and the role of the lexeme ‘eye ’ in the representation of the inner world of a person.

Key words: a partitive nomination; the lexeme eye; the inner world of a person; the English world picture; communicative functions; meanings of the lexeme eye; visual behavior.

культурный феномен [Текст] / А.В.Колмогорова // Русский язык: исторические судьбы и современность: труды и материалы. - М.: МАКС-Пресс, 2007. - С. 21-22.

8. Леонтьев, А.А. Психолингвистические единицы и порождение речевого высказывания [Текст] / А.А. Леонтьев. - М.: Наука, 1969.

9. Седов, К.ф. Дискурс и личность [Текст] / К.Ф. Седов. - М.: Лабиринт, 2004.

10. Стернин, И.А. Язык и национальное сознание [Текст] / И.А. Стернин // Логос. - № 4. - 2005. - С. 140-155.

11. фрумкина, P.M. Самосознание лингвистики - вчера, сегодня [Текст] / Р.М. Фрумкина // Изв. АН. Сер. лит. и яз. - 1999.- Т. 58. - № 4. - С. 28-38.

12. Щерба, Л.В. О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании [Текст] / Л.В.Щерба //Языковая система и речевая деятельность. - Л.: Наука, 1974. - С. 24-30.

© Д.А. Герасимова, 2009