УДК 811.11

ББК 81.43

K 52

Кобенко Ю.В. Экзоглоссные влияния в раннем периоде развития языков германской ветви Аннотация:

Целью статьи является обоснование значимости влияний более развитых инолингвокультур для формирования эволюционного типа современных языков германской ветви в период до их официальной истории. В центре рассуждений находится трихотомия «экзоглоссия - диглоссия - полиглоссия», дополняющая традиционные представления о генотипе указанных языков. Контактологический анализ экзоглоссных влияний в раннем лингвогенезе германских глосс доказывает взаимосвязь способа эволюции и особенностей генетического состава языка.

Ключевые слова:

Экзоглоссное влияние, языки германской ветви, заимствование, иноязычные лексические страты, полиглоссный языковой идиом, эволюционный тип языка.

Kobenko Yu.V. Exoglossic influences in the early period of development of the Germanic languages

Abstract:

The aim of the paper is to display the importance of influences of more developed foreign linguocultures for forming up the evolutional type of the Germanic modern languages in their prehistoric period. The trichotomy of exoglossia vs. diglossia vs. polyglossia that completes the traditional notion of Germanic languages' genotype is in the focus of attention. The contactological analysis of the exoglossic influences in the early linguogenesis of Germanic language forms proves the interconnection of the evolutional modus and the genetic specification of a language.

Keywords:

Exoglossic influence, Germanic languages, borrowing, exoglossic strata, polyglossic language idiom, evolutional language type.

Формирование этносов и их развитие редко происходили без участия других, соседних и, как правило, более развитых этнических групп. Оказываемое культурное, политическое и экономическое воздействие неизменно оставляло след в истории той или иной народности, способствуя её дальнейшему развитию, созреванию до уровня нации и консолидации в определённом историческом ареале. Любое такое влияние, безусловно, накладывало отпечаток и на язык, система которого достаточно тонко реагирует на изменения в социальном пространстве его носителей. Для таких влияний предлагаем термин экзоглоссные (греч. exo - внешний и glossa - язык).

Симптомом экзоглоссных влияний можно считать так называемые экзоглоссные страты, являющиеся своего рода их отпечатками. Это лексические единицы, сгруппированные в семантические группы (нем. Sachgruppen) и заимствованные из определённого языка-донора, который некогда выступал образцом для подражания. Такой язык, как немецкий, обнаруживает в своём корпусе целые пласты иноязычной лексики, или же, если влияние языков-доноров было менее существенным, отдельные слова, диффузно представленные, как правило, в периферийных («функционально-стилистически дифференцированных») сферах языка [1: 111].

Экзоглоссные влияния играли и продолжают играть огромную роль в историческом развитии немецкого языка. Подтверждения этому находятся и в доисторическом периоде, и

после 500 г. н. э., то есть когда появились первые упоминания о нём как о наддиалектной системе. Достаточно обратиться к современной языковой ситуации в Германии, чтобы понять, насколько важно знание генотипа (совокупности генетических характеристик [2: 6]) данного языка. Будучи потомком мощного суперстрата, больше известного как индоевропейский, немецкий язык развивался во многом благодаря адаптации иноязычного языкового материала, что существенно отразилось на его эволюционной канве.

Согласно археологическим данным в первые столетия до н. э. (бронзовый век) на территории Европы наличествовало около двадцати отдельных германских племён с собственными диалектами: ср. фризы, хавки, саксы на Северном море; тенктеры, сугамбры, бруктеры, херуски, хатты в Рейнско-Везерской области; лангобарды, земноны, гермундуры, маркоманы, квады на Эльбе; луги, вандалы в Одерско-Вартской области; руги, бургунды, готы на Висле и некоторые малые племена на Юге Скандинавии [3: 596]. Существование переходных (изоглоссных) зон между диалектами этих племенных групп в силу отсутствия каких-либо письменных памятников не выяснено, известно лишь, что в III в. н. э. произошло исторически значимое слияние известных крупнейших племён - алеманов, франков, саксов и готов. Гетерогенность и разрозненность германских племенных групп позволяет резюмировать, что германофония складывалась ещё на ранних её истоках посредством смешения языковых форм (диалектов). Однако наслоение племенных и языковых ареалов, обусловленное частыми перемещениями германских племён и приведшее к образованию западно- и восточногерманского ареалов, существенно затрудняет определение генетической принадлежности их диалектов.

Новейшие археолого-исторические исследования доказали, что уже в этногенезе германских племён участвовали несколько народностей различного происхождения и культурного уровня. На предполагаемой территории их происхождения (между Нижним и Средним Рейном, Майном, Судетами и Вислой) найдены останки вышеупомянутых разновидностей германских племён бронзового века. Данные племенные группы германцев были сильно подвержены влиянию более развитой цивилизации кельтских племён, чьи области поселения распространялись от Галлии до юга сегодняшней Польши. Связующим моментом для всех племенных групп на периферии данного ареала стала кельтская культура железного века (V-! вв. до н. э.), или латенская культура, названная по имени места находки культурных артефактов - города Латэн (Ьа Тепе) на северо-востоке Нойенбургского озера в Швейцарии. Латенская культура пришла на смену хальштаттской (по имени маркта Хальштатт в верхнеавстрийском Зальцкаммергуте), культуре эпохи раннего железного века в Средней Европе (800-380 гг. до н.э.), носителями которой были народности, предшествовавшие кельтам и иллирийцам. В отличие от данных последних, добывавших благородные металлы, соль и имевших обширные торговые связи, кельты занимались скотоводством, земледелием и ремесленничеством.

Таким образом, для раннего периода развития германской диалектной системы характерна ситуация усиленного влияния инолингвокультур иллирийцев, балтов и, в особенности, кельтов на германские глоссы.

Латенская культура оказала формирующее и интегрирующее влияние не только на быт германцев, но и на их диалекты. На фоне кельто-язычной экзоглоссии впервые формируется собственная германская языковая группа, подкреплённая развитием более поздней ясторфской культуры (по названию древнего германского некрополя под городом Бад Бевензен в Нижней Саксонии), распространившейся с ютландского полуострова вплоть до северной Богемии.

Роль ясторфской культуры в выравнивании кельтского языка и германской языковой группы весьма велика. Уже в I в. до н. э. в германских поселениях между Эльбой и Заале появляются по кельтскому образцу первые военные дружины, а вскоре и первая общинная структура. Копирование культурного стереотипа (заимствование кельтского оружия, принципа племенной иерархии и пр.) как предпосылка развития отражается и на языке. Заимствованиями из кельтского языка стали слова из военного дела (Вгиппе, Vasa.ll), религии

(Druide, Kromlech), общественной и политической деятельности (Ambassade, Amt, Burg, Clan, Eid, Geisel, Stadt, Reich), культуры и искусства (Barde, Brio, Crwth, Rotta), ремесленничества (Eisen, Kai, Karre, Lot, Mergel, Mine, Mineral, Tonne), кулинарии (Flammeri), портняжного мастерства (Flanell, Rusche, Zerevis), скотоводства (Mocke, Pferd) и т. д.

Кельтизмы принято называть единицами адстрата, т.е. абсолютного языка-донора, снабдившего языковым материалом все известные формы евразийского языкового пространства. Единицами субстрата, напротив, считаются заимствования из более поздних языков. К примеру, во время контакта с индоевропейским, как праязыком, субстратами были лигурийский (дальний родственник кельтского) и этрусский, передавшие будущему немецкому языку слова Brente, Fon, Gamse, Lawine, Senner, Spanferkel и пр.

Итак, первым экзоглоссным влиянием в истории германских племён можно считать кельто-язычную экзоглоссию III в. до н. э. - A. D., оставившую в составе позднее сформировавшегося немецкого языка целую страту лексических единиц. Кельтская экзоглоссия существенно изменила не только материальную культуру, но, очевидно, и общественную структуру собственно германских и других, более отдалённых этнических групп, и тем самым внесла значительный вклад в этногенез германцев.

Как видно, уже на ранней стадии языковой истории германского этноса заложен стереотип языкового развития посредством экзоглоссии. В дальнейшем она во многом будет определять эволюционный сценарий немецкого языка. Роль культуры, как фактора внешнего порядка, подтверждает наши выводы о превалировании социальных причин в развитии экзоглоссии над внутренними.

С момента основания Маркусом Агриппой римской гражданской колонии Colonia Claudia Ara Agrippinensium (сегодняшнего Кёльна) в 50 г. н. э. началась романизация германских областей. И основная область поселения германцев с усилившейся тенденцией к изоглоссии, названная Великой Германией (Germania libera или magna), и обе её пограничные провинции - Верхняя Германии (Germania superior) и Нижняя Германия (Germania inferior), - подверглись массивному влиянию латыни периода серебрянного латинизма (14-117 гг. н. э.) и в особенности народной, или «вульгарной» латыни, легшей в основу романских языков. Эта экзоглоссия называется «первой латинской волной» и характеризуется тем, что латинский язык достиг полного распространения на германских территориях и сменил ранее доминировавшую кельтскую культуру. Вплоть до формирования средневековой латыни (500 г.), а с ней и основ германской наддиалектной системы, романоязычную экзоглоссию характеризуют единицы из областей каменного домостроения (Fenster, Kalk, Keller, Mauer, Pfeiler, Wand, Ziegel), овощеводства (Kirsche, Kohl, Kurbis, Minze, Pfirsich, Pflaume, Rettich, Senf), виноделия (Kelter, Presse, Torkel, Trotte), торговли (Kiste, Markt, Munze, Pfund, Sach, Zins, Zoll), временной периодизации (Minute, Sekunde), кулинарии (Becken, Kessel, Koch, Kuche, Pfanne, Schussel), животноводства (Esel, Maultier, Saumtier), управления и права (Kaiser, Kerker, Kette) и христианской веры (Schreiber, Tinte).

Таким образом, вторым экзоглоссным влиянием явилась первая латинская волна 50 г. н. э. - 500 г. н. э. В это же время существовал продолжительный языковой контакт с готским. Через посредничество библии Вульфилы в германские диалекты проникают грецизмы Bischof Engel, Ergetag (позднее «Dienstag»), Kirche, Pfaffe, Pfarre, Pfinstag (позднее «Donnerstag»), Teufel. Позднее влияние готского языка на внедрение данных лексических единиц будет поставлено под сомнение [4: 21-58].

По стилистико-функциональным параметрам заимствованный материал из латинского языка образует страту паралексики, вступающий с автохтонными глоссами германцев в отношения диглоссии. Диглоссия и экзоглоссия неразрывно связаны друг с другом в течение всей истории немецкого языка. Это проливает свет не только на природу экзоглоссных норм, но и на полиглоссный состав (наличие нескольких страт иноязычной лексики) таких германских языков, как немецкий и английский.

Подытоживая обзор экзоглоссных влияний в раннем периоде истории языков германской ветви, необходимо отметить, что полиглоссия как внутриязыковое явление

закладывалась на ранних этапах формирования языков германской ветви. Сопоставляя немецкий и гомологичный ему английский языки, к примеру, следует особо подчеркнуть, что последний - один из наиболее ярких представителей западногерманской ветви - вобрал в себя материал нескольких десятков языков-доноров [5: 121-129]. Именно эта многоязыковость идиома, слагающаяся неизменно в условиях экзоглоссных влияний, «помогает открывать носителям разных языков в нём что-то своё» [6: 300]. Только благодаря ей английский язык (собственно, язык англов, саксов и ютов, германских племён, завоевавших Британию в V в.) стал широко распространённым международным языком и является одним из крупнейших языков-доноров современности.

Примечания:

1. Riesel E. Stilistik der deutschen Sprache. M.: Verlag fur fremdsprachige Literatur, 1959. 468 S.

2. Виноградов В.А., Коваль А.И., Пархомовский В.Я. Социолингвистическая типология. 2-е изд., испр. и доп. М.: Изд-во ЛКИ, 2008. 136 c.

3. Brockhaus. Die Enzyklopadie: in 30 Banden. 21 neu bearb. Aufl. Leipzig; Mannheim: F.A. Brockhaus, 2005-2006. Bd. 4. 704 S.

4. Schrodt R. Die germanische Lautverschiebung und ihre Stellung im Kreise der indogermanischen Sprachen. 2 korr. u. erw. Aufl. Wien: Verlag Karl M. Halosar, 1976. 426 S.

5. FaiB K. Englische Sprachgeschichte. Tubingen: Gunter Narr, 1989. 426 S.

6. Sprachen in Europa. Sprachsituation und Sprachpolitik in europaischen Landern / I. Ohnheiser, M. Kienpointer, H. Kalb (Hrsg.) // Innsbrucker Beitrage zur Kulturwissenschaft. Innsbruck: Institut fur Sprachwissenschaft der Universitat Innsbruck, 1999. Bd. 30. 516 S.