М В. Слизкова

ЭКСТРАЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ШКАЛА ЦВЕТА КАК НОВЫЙ МЕТОД ПЕРЕВОДА СЛОВ-ЦВЕТООБОЗНАЧЕНИЙ (к построению лингвистической метрологии)

Статья посвящена исследованию построения экстралингвистической шкалы цвета, которая необходима в переводческой практике для точного понимания лексики разноязычными специалистами, а также в преподавании иностранных языков и русского как иностранного в высшем учебном заведении.

Ключевые слова: экстралингвистическая шкала цвета, лингвистическая метрология.

M. Slizkova

AN EXTRA-LINGUISTIC COLOUR SCALE AS NEW METHOD OF TRANSLATING WORDS (to the constructing linguistic metrology)

Linguistic metrology by the author is discussed. It is argued that it is required for translation and for teaching foreign languages.

Keywords: linguistic metrology, extra-linguistic scale.

В настоящее время для современной лингвистической науки актуальна проблема корреляции языковой и ментальной информации с объективной действительностью. Способ решения данной проблемы мы видим в построении экстралингвистической шкалы, которая исследует соотношения объективных величин (в данном исследовании это нанометры и индексы, процентные соотношения цветов, взятые из веера Пантона) и лексических характеристик разных языков. В нашем случае она построена с помощью эксперимента «Определение реакции людей разных национальностей на цвет».

Подтвердим актуальность данной темы историей ее развития. Исследованию языка с помощью психолингвистического эксперимента посвящены работы многих ученых. Б. Берлин (1969), П. Кей (1969), Э. Рош (1973), Н. А. Рюмина (1982), А. В. Михеев (1983), Э. Сепир (1985), Р. М. Фрумкина (1985) проводили лингвистические экспери-

менты с цветообразцами в лингвокультуро-логическом освещении.

В данной статье мы рассматриваем проблему точности перевода слов-цветообо-значений в аспекте лингвистической метрологии.

Под лингвистической метрологией мы понимаем раздел лингвистики, который изучает способ определения точного значения слов в разных языках в направлении лексическая единица — денотат.

Практическая значимость исследования состоит в том, что экстралингвистическая шкала цвета может использоваться в процессе преподавания иностранных языков и русского как иностранного. Объективированные данные эксперимента будут способствовать более точному переводу, экономии времени на занятиях, лучшему пониманию текстов студентами разных национальностей.

Задача данной статьи — построить экстралингвистическую шкалу цвета, тем са-

мым усовершенствовать процесс перевода слов-цветообозначений.

Экстралингвистическая шкала цвета помогает решить, во-первых, практическую проблему, а именно проблему перевода терминов цвета. Во-вторых, шкала устанавливает соответствия цветообозначений и точных величин (индексов), которые мы взяли из веера Пантона. Выбор веера вызван тем, что он дает более широкий спектр цветов, чем объективная шкала в нанометрах (точные обозначения на такой шкале имеют только основные цвета). Составляющие цветов веера — CMYK: голубой, пурпурный, желтый, черный. Каждый цве-тообразец веера содержит указание процентных соотношений.

Экстралингвистическая шкала цвета также пополнит лексический словарь цветонаименований. Ведь в толковых и двуязычных словарях представлен неполный перечень лексических средств цвето-выражения. Что более важно, носителям языка свойственна неоднозначность в понимании многих слов; это нашло отражение в толковании слов разными словарями. Рассмотрим следующие примеры из толковых словарей Ожегова, Ушакова, Даля, академических словарей в четырех и семнадцати томах и отметим неоднозначное толкование слов-цветообозна-чений.

Васильковый: светло-синий, ярко-синий, ярко-голубой.

Кирпичный: желтовато-красный, коричневато-красный.

Исходя из того, что целью всего нашего исследования является установление соотношений между объективной информацией (это индексы, процентные соотношения из веера Пантона) и вербальной информацией, регистрируемой при описании ощущений, мы обратились к лингвистическому эксперименту, в котором

регистрируются вербальные реакции испытуемых — носителей разных языков — на предъявление различных цветовых стимулов.

В эксперименте, который проходил в ПГЛУ и в режиме онлайн, в Интернете, приняли участие 1500 испытуемых (500 русских, 500 американцев и 500 французов). Испытуемым была предъявлена объективная шкала (52 цветообразца) с целью определения вербальных реакций на качество цвета.

Далее следовала обработка данных — того множества лексических характеристик, которые были получены в результате эксперимента. Если цветообразец с индексом 100 0 0 0 400 человек из 500 охарактеризовали как голубой, на экстралингвистической усредненной шкале обозначаем его как голубой, но в выводах, следующих после описания эксперимента, указываем, что совместимость этого цветообразца со значением васильковый — 2%, синий — 10%, светло-голубой — 1%, лазурный — 3% и так далее. В процентах выражено количество людей, которые охарактеризовали цветообразец.

Следует отметить, что все образцы пронумерованы, и в протоколе у каждого номера ставились характеристики каждого испытуемого.

Таким образом, получена экстралингвистическая шкала цвета, фрагмент которой приведен ниже.

Переходя от результатов эксперимента к выводам, отметим, что мы получили не только спектр цветов в виде непрерывной цветовой гаммы (в нанометрах) и большое количество оттенков, обозначенных индексами (из веера Пантона), но и лексическое множество слов-цветообозначений — как основных, так и периферийных в русском, английском (американском) и французском языках.

Лексические характеристики Объективная шкала цвета (цветообразцы из веера Пантона), процентные соотношения составляющих цветов

на русском языке на английском языке на французском языке

1. Красный, пурпурный Bright-red, cardinal red Rouge 0 100 100 0

2. Темно-оранжевый, багровый Red-orange, murrey Orange cru 0 86 80 0

3. Кровавый Brick red Rouge sang 2 98 85 7

4. Алый Scarlet Rouge coquelicot 3 100 66 12

5. Малиновый Crimson Framboise 0 100 18 3

6. Малиновый, фукси Fushia Fuchsia 0 100 0 0

7. Светло-розовый Light pink Rose delave 9 87 0 0

8. Оранжевый Orange, ginger Orange 0 56 100 7

9. Красно-коричневый Maroon, reddish Ton de brique 7 94 65 31

10. Темно-оранжевый Red-orange, autumn Roux carrote, orange fonce 1 75 100 8

11. Апельсиновый Orange Mandarine 0 68 100 0

Классифицируем цветообозначения, полученные в результате эксперимента, по двум принципам: от слова к денотату и от денотата к слову.

1. Классификация цветообозначений по принципу от слова к денотату:

а) группа слов со сложной этимологией: oxford blue, autumn, sistine, algerian, rome purple, rouge azteque. Они встречаются в эксперименте с американцами и французами.

Поясним, что oxford blue не следует переводить как цвет Оксфорда, а необходимо перевести как синий цвет (цвет спортивной формы студентов Оксфордского университета). Autumn переводим не как цвет осени, а как темно-медный. Антропоним sistine переводим как синий (синий цвет основного фона росписи в Сикстинской капелле), топоним algerian обозначает цвет кожи, выделываемой в Алжире. Французское rouge azteque означает красный цвет, сохранившийся на некоторых изделиях, найденных при раскопках цивилизации ацтеков; английский rome purple — пурпурный цвет тоги римских императоров.

Итак, эти цвета имеют гораздо более сложную производящую цепочку и простой трансформации не допускают;

б) группа синестетических слов: это оценочные слова радостный, живой, кричащий, спокойный, улыбчивый; модификаторы яркий, грязный, спокойный, прозрачный, глубинный (будучи употребленными самостоятельно, они не выражают никаких определенных оттенков цвета); неожиданные цветообозначения кислотный, космический, старость, гламур, страсть, квадрат Малевича, угольные таблетки, цвет краски пола, цвет гелевой ручки, ржавчина, медузовый, каприз, атмосферный, пергаментный, чесночный, ракушковый, пенковый, мыльный, гусеничный, мясной, голова негра (у французов), синячный, зеленка, амулет, сердце ромашки, пепел розы, то-реодор, комуфляжный.

Отметим, что такие слова не столько называют конкретный оттенок цвета, сколько передают эмоциональный настрой, сопутствующий этому оттенку или описываемому предмету в целом. Неожиданных реакций больше всего встречалось у русских испытуемых;

в) метонимические слова: валенковый, бубль-гум, лавандовый, винный, васильковый, подсолнуховый, цвет луковой кожуры.

Среди них следующие категории: 1. Наименования, основанные на цвете предмета: цвет бутылочный, стальной, мраморный, кирпичный, чернильный. 2. Неживой природы — небесный, огненный, яичной скорлупы, песочный, травяной, морской волны, угольный, дымчатый, смоляной, костяной. 3. Флоры — травяной, мятный, листвы, мшистый, папаротниковый, еловый, фиалковый, табачный, ромашковый. 4. Фауны — канареечный, поросячий, верблюжий. 5. Плодов — лимонный, манговый, морковный, оливковый, виноградный, цвет хурмы, каштановый, помидорный, персиковый, абрикосовый, свекольный, грушевый, картофельный, баклажана, черничный, апельсиновый, сливовый. 6. Пищевых продуктов — кофейный, ванильный, кремовый, медовый, морковный, грейпфрукто-вый, винный, молочный, компотный, вишневый, гранатовый, брусничный, огуречный. 7. Цветов — васильковый, сиреневый, ирис, лавандовый, розовый. 8. Драгоценных камней — бирюзовый, золотой, малахитовый, жемчужный, серебристый, рубиновый, коралловый. 9. Красителей — индиго, карминный.

Отметим, что, анализируя цветообозна-чения на шкале, мы не только определяем точное название цвета, но и выявляем языковую картину мира участвующих в эксперименте наций. Это связано с семантическим прототипом. Русское слово розовый американцы ассоциируют с бубль гумом. Бордовый французы связывают с вином, называя его винным (такое цветообозначе-ние встречается в эксперименте только у французов), светло-сиреневый — с лавандой (встречается только у французов). Серо-коричневый цвет русские называют ва-ленковым. Васильковый употребило 5% русских, 1% англичан, французы не употребили вообще (названия полевых цветов у

англичан и французов встречаются редко). Цветом орхидеи назвали сиреневый 12% англичан, русские его не упоминали. Цвет луковой кожуры, шинельный присутствует только у русских испытуемых. Желтый ассоциируется с подсолнухом и медом только у русских. Отметим, что мы наблюдали цветонаименования, образованные от специфических названий напитков, которые не имеют никакого смысла для носителей другого языка, например, кисельный (рус.), claret (франц.).

Исходя из вышесказанного, сделаем вывод, что место проживания, растения, созерцаемые определенной нацией и продукты, употребляемые ею, влияют на характер результатов эксперимента;

г) основная часть ответов — простые цветонаименования: красный, синий, желтый, зеленый, оранжевый, голубой, фиолетовый, серый, черный, белый.

Следует заметить, что более эмоциональные (оценочные, неожиданные, метонимические) характеристики цвета наблюдаем у русских испытуемых.

2. Классификация цветообозначений по второму принципу: от денотата к слову.

Лексико-семантическое поле с доминантой красный делится на четыре микрополя.

Микрополе № 1, ярко-красный оттенок — пурпурный, пунцовый, ярко-красный, томатный, насыщенный красный, рябиновый, помидорный, кровавый, алый, цвет мака.

Микрополе № 2, темно-красный — бордовый, вишневый, багряный, свекольный, гранатовый, клюквенный, мясной.

Микрополе № 3 розовый — малиновый, брусничный, клубничный, поросячий, светло-розовый, розоватый, грязно-розовый, бледно-малиновый, коралловый.

Микрополе № 4 (периферия): страстный, компотный, йогуртовый, пастельный, цвет пудры, чесночный, каприз, пенковый.

Лексико-семантическое поле с доминантой оранжевый охватывает два микрополя.

Микрополе № 1 — оттенки оранжевого цвета и названия известных реалий, имеющих цветовую характеристику оранжевый: охра, верблюжий, морковный, грейп-фрутовый, темно-оранжевый, светло-оранжевый, персиковый, апельсиновый, рыжий, мандариновый, цвет хурмы, абрикосовый, ярко-оранжевый, каштаново-оранжевый, огненный, манговый.

Микрополе № 2 (периферия, слова-ассоциации): осенний, цвет луковой кожуры, черешневый, светло-коричневый, коричнево-розовый, улыбчивый, старость, солнечный, ржавчина.

Лексико-семантическое поле с доминантой желтый включает три микрополя.

Микрополе № 1 (слова, имеющие близкое соотношение с цветообразцом желтый) — золотистый, золотой, темно-желтый, светло-желтый, медовый, цвет растительного масла, лимонный, цвет подсолнуха, цвет желтка, цыплячий, ромашка.

Микрополе № 2 (периферия, слова-ассоциации с цветообразцом желтый): тошнота, приторный, жаркий, желчь, ракуш-ковый, серный, кислотный.

Микрополе № 3 (периферия, слова, значения которых не соответствуют представленному цветообразцу желтый) — горчичный, оливковый, охра, грязно-оранжевый, тыквенный, бело-желтый.

Лексико-семантическое поле с доминантой зеленый включает три микрополя.

Микрополе № 1 (слова, характеризующие зеленый цвет и его оттенки): ярко-зеленый, насыщенный зеленый, темно-зеленый, светло-зеленый, малахитовый, густо-зеленый, изумрудный, бирюзовый, капустный, бутылочный, болотный, защитный, грязно-зеленый, зелено-желтый,

Микрополе № 2 (периферия ближняя, слова-ассоциации с цветообразцом зеле-

ный): цвет листвы, травы, газона, мятный, салатный, огуречный, еловый, цвет зеленки, цвет табака, цвет водорослей, цвет комуфляжа, цвет военной техники, шинельный, цвет водоросли, военный, бурый.

Микрополе № 3 (периферия дальняя): драп, серо-коричневый, шифер, гнилой.

Лексико-семантическое поле с доминантой голубой.

Микрополе № 1 (слова, характеризующие голубой цвет и его оттенки): бледно-синий, бело-голубой, светло-голубой, темно-голубой, лазурный, фиалковый, лазоревый, бирюзовый, ярко-голубой, васильковый.

Микрополе № 2 (слова-ассоциации): небесный, цвет волны, цвет весны, атмосферный, ультрамарин.

Лексико-семантическое поле с доминантой синий включает два микрополя:

Микрополе № 1 (слова, характеризующие синий цвет и его оттенки): насыщенный синий, чернильный, муряновый, фиалковый, черничный, индиго, сливовый.

Микрополе № 2 (слова-ассоциации) — цвет синей ручки, цвет пасты, цвет ночи, речной, медузовый, цвет синьки, глубинный, космический.

Лексико-семантическое поле с доминантой фиолетовый имеет два микрополя.

Микрополе № 1 (слова, имеющие близкое значение к значению фиолетовый) — фуксии, темно-сиреневый, сиреневый, бледно-сливовый, виноградный, малиново-фиолетовый, баклажановый, фиалковый, лиловый, розово-сиреневый, ежевичный, светло-сиреневый, бледно-фиолетовый, фиолетовый с серым, бледно-малиновый.

Микрополе № 2 (слова-ассоциации) — цвет тутовника, лесные ягоды, цвет фингал, цвет ириса, светлая сирень (Краснодарский край), пастельный, цвет пудры.

Микрополе № 3 (периферия — неожиданные характеристики): вычурный, коралловый.

Лексико-семантическое поле с доминантой серый имеет два микрополя.

Микрополе № 1 (слова, характеризующие серый цвет и его оттенки): мышиный, жемчужный, грязно-белый, прозрачный, пепельный, мраморный, бежевый, серебристый, слоновой кости, стальной.

Микрополе № 2 (слова-ассоциации): сливочный, пасмурное небо, грязный снег, цвет побелки, асфальт, металлик, земляная пыль, валенковый, пергаментный, прозрачный, каменный, пыльный.

Лексико-семантическое поле белый имеет два микрополя.

Микрополе № 1 (слова, близкие по значению со словом белый): молочный, бледно-розовый, телесный, кремовый, пшеничный, бежево-желтый.

Микрополе № 2 (слова-ассоциации): цвет ряженки, какао, цвет НПИ, топленое молоко, бриллиант, сливки, мыльный, мел.

Лексико-семантическое поле с доминантой коричневый: ореховый, каштановый, картофельный, кофейный, шоколадный

Лексико-семантическое поле черный имеет два микрополя.

Микрополе № 1 (слова, близкие по зна-чениию к слову черный): угольный, темно-серый, бледно-черный (графит), серо-черный, мокрый асфальт, агатовый.

Микрополе № 2 (слова-ассоциации): ночь, землистый, угольный, чернозем, квадрат Малевича, илистый, цвет сажи, мглы, угольные таблетки.

Данный список интересен тем, что лексико-семантическое поле «цвет» пополнено новыми словами, ассоциациями, характеризующими оттенки: картофельный, компотный, чесночный, манговый, ракуш-

ковый, еловый, шинельный, валенковый, мыльный, кислотный, космический, старость, гламур, страсть, квадрат Малевича, угольные таблетки, цвет краски пола, цвет гелевой ручки, тошнота, ржавчина, медузовый, каприз, атмосферный, пергаментный, пенковый, мыльный, гусеничный, мясной, голова негра (у французов), синяч-ный, зеленка, амулет, сердце ромашки, пепел розы, тореодор.

При классификации по второму принципу от денотата к слову мы не игнорировали большую часть лексического состава языка, не входящую в состав «основных» цветонаименований (например, алый, малиновый, бурый, шинельный, пепельный и так далее). На наш взгляд, адекватную языковую картину можно описать только с привлечением всей активной лексики цве-тообозначений.

Итак, проанализировав усредненную экстралингвистическую шкалу цвета, а также все цветообозначения, полученные в результате эксперимента, мы определили внутреннюю организацию лексических единиц. Обобщив слова-цветообозначения, относящиеся к определенному семантическому полю, мы можем сделать «правдоподобные выводы о том, как членится языком выбранный «кусочек действительности» (Ю. Д. Апресян), какие цвета и их оттенки трактуются разными языками как существенные, а какие — ими игнорируются.

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что экстралингвистическая шкала цвета, полученная в результате эксперимента, способствует расширению лек-сико-семантического поля «цвет», а также способствует более точному переводу.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Василевич А. П. Обозначение цвета в современном русском языке. М., 1981.

2. Заде Л. Понятие лингвистической переменной и его применение к принятию приближенных решений. М.: Мир, 1976.

3. Михеев А. В., Рюмина Н. А. Основные результаты анализа трех тематических групп слов «конкретной» лексики // Лингвистические и психолингвистические структуры речи. М., 1985.

4. Сепир Э. Градуирование // Новое в зарубежной лингвистике. Выпуск 16. Лингвистическая прагматика. М.: Прогресс, 1985. С. 43-78.

4. Уорф Б. Отношение норм поведения и мышления к языку. Наука и языкознание. Лингвистика и логика // Новое в лингвистике. М., 1960. С. 135-198.

5. Фрумкина Р. М., Рош Э. Цвет, смысл, сходство. М., 1984.

6. Berlin B., Kay P. Basic color terms: Their iniversality and evolution. Berkeley, 1969.

7. Oxford Advanced Learner's dictionary of Current English. Oxford University press Oxford, 1997.

8. Франко-русский словарь / Сост. Е. Ф. Гринева. М.: Русский язык, 1991.

9. Словарь современного русского литературного языка: В 20 т. / АН СССР; Ин-т рус. языка. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Рус. яз., 1991.

REFERENCES

1. Vasilevich A. P. Oboznachenie cveta v sovremennom russkom jazyke. M.: 1981.

2. Zade L. Ponjatie lingvisticheskoj peremennoj i ego primenenie k prinjatiju priblizhennyh reshenij. M.: Mir, 1976.

3. Miheev A. V., RjuminaN. A. Osnovnye rezul'taty analiza treh tematicheskih grupp slov «konkretnoj» lek-siki // Lingvisticheskie i psiholingvisticheskie struktury rechi. M., 1985.

4. Sepir E. Graduirovanie // Novoe v zarubezhnoj lingvistike. Vypusk 16. Lingvisticheskaja pragmatika. M.: Progress, 1985. S. 43-78.

4. Uorf B. Otnoshenie norm povedenija i myshlenija k jazyku. Nauka i jazykoznanie. Lingvistika i logika // Novoe v lingvistike. M., 1960. S. 135-198.

5. FrumkinaR. M., Rosh E. Cvet, smysl, shodstvo. M., 1984.

6. Berlin B., Kay P. Basic color terms: Their iniversality and evolution. Berkeley, 1969.

7. Oxford Advanced Learner's dictionary of Current English. Oxford University press Oxford, 1997.

8. Franko-russkij slovar' / Sost. E. F. Grineva. М.: Russkij jazyk, 1991.

9. Slovar' sovremennogo russkogo literaturnogo jazyka: V 20t. / AN SSSR; In-t rus. jaz. 2-e izd., pererab. i dop. M.: Rus. jaz., 1991.