© Е.Ю. Ильинова, 2007

ДИСКУРСИВНО-КОГНИТИВНАЯ АДАПТАЦИЯ СОБЫТИЯ В ЛИТЕРАТУРНОМ ТЕКСТЕ

Е.Ю. Ильинова

Изучение содержания текста как результата речемыслительной деятельности, соотносимой с отдельной сферой жизни человека или с общим пространством культуры, по-прежнему остается актуальной задачей текстолингви-стики и лингвоконцептологии. В частности, весьма перспективным представляется рассмотрение проблемы референциальной точности / приблизительности вербального выражения мыслимого содержания в форме литературного текста в свете современного концептуальнодискурсивного подхода1 к нему.

Референциальная точность высказываний как традиционный вопрос логической семантики о референте (как о познаваемом объекте, знании о нем в форме концепта и языковых выражениях, отсылающих к нему) сегодня не рассматривается в качестве достаточного основания для полного и адекватного понимания механизмов создания сообщения и выражения признаков отражаемой ситуации в тексте. Прагматические факторы, выделяемые в рамках теории речевых актов, помогают выделить признаки эффективности и адекватности речевого поведения в процессе семантизации мыслимого содержания, однако не дают ответа на вопрос о причинах асимметрии, амбивалентности, полифонии отражения мысли в форме текста и о вариативности (эвристике 2) способов вербального представления содержания в тексте. Решение данной проблемы требует анализа функциональнопрагматической и/или эстетической значимости текста и форм ее выражения 3, что приводит к необходимости рассмотреть характер соотношения концептуального представления о референтной ситуации в языковой картине отдельного этносоциума с когнитивно-дискурсивными стилями его актуализации в литературном тексте.

В данной статье представлены результаты анализа категориально-понятийной адап-

тации компонентов концепта-ситуации «судебное расследование» при их актуализации в смысловом пространстве литературного текста на английском языке. Объект изучения -семантико-смысловая структура слов 4, фиксирующих различные признаки концепта-ситуации, предмет - понятийные, образные и ценностные составляющие концепта-ситуации 5. Под адаптацией в данной статье понимается их категориально-смысловая трансформация с целью лингвокреативного обозначения ценностных позиций автора в тексте; она вербализуется, в первую очередь, в контекстуально обусловленной семантико-смыс-ловой структуре слова.

Следует отметить, что при проведении исследования учитывались не только интра-, но и экстрасистемные семантические компоненты значения слова, «наведенные»6 жанром контекста. Данное исследование основано на следующем предположении: степень референциальной точности событийного пространства текста определяется в том числе тематикостилевыми нормами жанра текста фактуаль-ного (текста, относительно точно представляющего факты/события реального мира) или текста-фикции (текста, описывающего вымышленные факты/события, или текста, в котором манипулируют фактами). В соответствии с этим один и тот же концепт может: 1) получить максимально приближенное к референту описание (напр., представление о научном факте); 2) быть описан фрагментарно (или фокусно, напр., как новостное событие, как фрагмент общего знания или бытового представления о референте, которые сообщают разные аспекты лингвокультурных знаний и т. п.); 3) трансформироваться в семиотический знак культуры, став мифологемой, логоэпистемой или прецедентным единством. Понятийные, образные категориальные признаки и ценностные доминанты лингвокультуры определяют содержание

лингвокультурной компетенции этносоциума (способности большинства представителей этнокультуры понимать связные речевые произведения (в устной и письменной формах) и создавать их в соответствии с принятыми в данной культуре когнитивными стилями мышления и стереотипами речевого поведения). Ведь как отмечается, «язык существует не ради самого себя, а для формирования мысли, передачи, получения информации, обмена мне-ниями»7. При этом признается, что изучение устройства и функционирования языка (его единиц, соотношений между ними, принципов номинации, предикации, актуализации, приблизительности, как естественного свойства знаковой системы выражать любые значения и смыслы при актуализации в смысловом пространстве текста) косвенно свидетельствует

о ходе мыслительных операций, сопровождающих речемыслительное творчество языковой личности 8.

Уже в ранних работах Л.С. Выготского содержались идеи о том, что мысль формируется в слове, а объективация мысли во внешнем высказывании отнюдь не означает простого «одевания» мысли в языковые одежды 9. Е.С. Кубряко-ва поддерживает данную точку зрения, замечая, что «готовой» мысли до ее ословливания вообще не существует: «завершенность ей придает именно ее постепенное языковое оформление в ходе порождения речи»10 или ее «языковая интерпретация»11. Частью такого оформления, несомненно, является переход от складывающейся пропозициональной структуры к ее реализации в виде суждения, или предложения, то есть речемыслительный процесс проходит определенные этапы и стадии вербализации, но он носит и творческий характер как потому, что для реализации интенции говорящего строится определенная синтаксическая структура, так и потому, что выбираемая структура согласуется с заполняющими ее грамматическими конструкциями и, главное, с создаваемыми по ходу процесса единицами номинации. Во время указанного процесса складывающаяся в голове человека концептуально-дискурсивная структура сама уточняется, видоизменяется и трансформируется под влиянием активизируемых во внутреннем лексиконе единиц 12.

Сказанное распространяется на функции любой единицы языка, напр., слова, конечная

ценность которого определяется именно тем, насколько точно оно передает структуру знания не только в системе языка в целом, но и в том фрагменте речевой деятельности, для участия в котором оно привлекается. Главное предназначение слова - быть инструментом передачи знаний в актах общения, служить выражению значений в коммуникации - ярко прослеживается в номинативной деятельности, которая опирается на стабильные приемы переработки информации в сознании - когнитивные стили (англ. cognitive style, нем. Denkstil) .

Термин «когнитивный стиль» вошел в научный обход в середине ХХ в. и вначале использовался для описания стабильных, но индивидуально-личностных приемов переработки информации. Начиная с 80-90-х гг. ХХ в. когнитивный стиль стал предметом исследования ряда работ отечественных и зарубежных психологов, а сам термин стал применяться в двух значениях: 1) как относительно устойчивые индивидуальные особенности познавательных процессов субъекта, которые выражаются в используемых им познавательных стратегиях, и 2) как совокупность частных познавательных установок или видов контроля, устанавливаемых набором специально подобранных текстов 13. В когнитивной лингвистике когнитивный стиль означает «предпочитаемый подход к решению проблемы, характеризующий поведение человека относительно целого ряда ситуаций и содержательных областей, вне зависимости от интеллектуального уровня индивида, его компетен-ции»14. В узком смысле когнитивный стиль -это: 1) стиль репрезентирования, связываемый с типами личности; 2) стиль подачи и представления информации, особенностей ее расположения и структурации в тексте/дискурсе, связанный с отбором когнитивных операций или их предпочтительным использованием в процессах построения и интерпретации текстов разных типов 15; 3) способ или стиль мышления или оценки, то есть стратегия обработки социальной информации 16.

Когнитивные стили связаны с поведением человека в отношении структурных связей мысли и ощущения, с особенностями характера, а также с принципиальной способностью человека осуществлять важнейшие

когнитивные процессы, определяющие структуру языковой деятельности человека (повествование, описание, аргументация, экспликация, инструкция и др.). В языковых произведениях отражаются различные аспекты психической деятельности языковой личности - и сфера собственно познавательных процессов (интеллекта), и сфера эмоциональных процессов и состояний (аффекта). При доминировании интеллекта над аффектом, как правило, проявляется аналитический, рефлективный и рациональный когнитивный стиль, в то время как при доминировании аффекта над интеллектом когнитивный стиль приобретает такие свойства, как синтетичность, импульсивность, эмоциональность 17.

Данное положение психолингвистики помогает объяснить то разнообразие языковых и жанровых форм речи, которые составляют общий фонд текстовой культуры (или фонд различных литературно-жанровых метаконцептов 18, созданных всем развитием современной цивилизации). В качестве примера приведем первые абзацы из трех новостных текстов, в которых одно событие - судебное разбирательство по делу о неисполнении должностных обязанностей бывшей стюардессой и экс-красавицей Британии Мисс Жанеттой Витей - получает различную концептуальную и языковую репрезентацию, в частности, если в первом тексте доминирует рациональный стиль изложения, то в двух других - эмоциональный.

Так, в тексте А при описании деталей события, которое явилось причиной судебного разбирательства (сообщение пассажирам авиалайнера о том, что она когда-то была Мисс авиакомпании Air Europe), выбран спокойный стиль повествования, основанный на использовании нейтральной лексики и рациональной детализации событий и фактов. Читатель не может не заметить слабо выраженную в тексте A симпатию и уважение к правам стюардессы (ценностный компонент -уважение к праву личности на частную жизнь):

А) Former air stewardess and beauty queen who

was sacked for allegedly leaving her post “to indulge in horseplay” has settled her claim for unfair dismissal.

Miss Janet Withey, 26, had brought the claim against Air Europe. She was dismissed last January after an incident when her aircraft was refueling in

Portugal. A Manchester industrial tribunal was told yesterday that terms had been agreed between the parties whereby Miss Withey, of Parsonage Gardens, Handforth, Cheshire, would withdraw her claim on payment of the undisclosed sum. Earlier she had told the tribunal of her “embarrassment” when cabin steward Mr. Andrew Hawrylyszyn had made a joking announcement to the passengers that she had been elected “Miss Lovely Legs Air Europe”.

В двух следующих текстах ощущается желание их авторов преподнести читателю новость-развлечение - ключевым становится сообщение о том, что стюардесса получила деньги в качестве компенсации, а причина судебного разбирательства (неисполнение обязанностей, незаслуженное увольнение) отступает на второй план (ср.: терминологически точную фразу to leave one’s post в тексте А и образное to crush cream crackers, которое «обыгрывается» в тексте B нестандартной фразой to go crackers, образованной по аналогии с to go mad (to come or to be in a certain condition), и двусмысленным выражением to blow one’s top в следующем ниже тексте С):

B) The airgirl who “went crackers” on a crowded jet was smiling again yesterday after winning compensation from the airline who sacked her.

Ex-beauty queen Janet Withey, fired for crushing cream crackers over a steward s head, withdrew her claim for unfair dismissal after Air Europe offered an out-ofcourt settlement. Janet said: “Under the terms of the settlement I am not allowed to tell how much I received -but I am very happy”. Earlier an industrial tribunal heard why Janet, 26, gave steward Andrew Hawrylyszyn the cracker treatment. The ex-miss Blackpool and Miss UK runner-up said she was annoyed because he pulled her leg about her beauty queen past over the public address system of a holiday jet.

C) Any publicity was good publicity for beauty queen Janet Withey.

The former Miss Britain even shaved her head for promotional work. But after she quit the beauty circuit to become an air hostess, Miss Withey shunned the limelight. And when a colleague reminded passengers of her past, the 26-year-old blonde blew her top. She showered male steward Andrew Hawrylyszyn with broken cream crackers after he joked about her lovely legs on the aircraft’s public address system. However, her bosses didn’t see the funny side and sacked 26-year-old Miss Withey for ‘gross misconduct ’.

Тексты B и С изобилуют фразеологизмами, относящимися к сниженной лексике, и нестандартными словосочетаниями, которые фокусируют внимание на эмотивном компоненте - отношении к событиям, сводя к минимуму их фактуальную значимость, и тем самым увеличивая долю «наведенной эмотив-ности» в реализуемом концепте «судебное разбирательство» (напр., языковая игра to pull one’s leg, to blow one’s top, эвфемизм to quit the beauty circuit, насмешливое to shun the limelight, cracker treatment; to shower smb with crackers).

Как показывает сравнение языковых способов представления концепта-события «увольнение», авторы используют близкие по степени формальности стиля единицы - ср. to be sacked, to be dismissed; an (unfair) dismissal (text A); to sack (smb), to be fired, an (unfair) dismissal (text B); to sack for (‘gross misconduct’) (text C). Серьезные расхождения наблюдаются в способах номинации двух главных действующих лиц - стюардессы Жанетты и ее обидчика - стюарда Эндрю. Здесь прослеживается явное усиление эмотивности и оценочности: при именовании стюардессы - от нейтрально точного former air stewardess and beauty queen, an air hostess до игривого the airgirl, ex-beauty queen, ex-miss Blackpool, Miss UK runner-up, the former Miss Britain и обидного blonde (text C) ; именование стюарда - от нейтрального cabin steward Mr. Andrew Hawrylyszyn (texts A and B) к гендерному male steward Andrew Hawrylyszyn. Скрытый негатив и насмешка над «блондинкой» выражены и во фразе a colleague reminded passengers of her past, с помощью которой автор отметает какое-либо право девушки на защиту своей чести и достоинства.

Таким образом, ситуация «судебное разбирательство», относящаяся к институциональной концептосфере «Суд», получает фрагментарную репрезентацию, для которой характерен в разной степени эмоционально-образный стиль выражения. Внимание читателя, сфокусированное с помощью вербальных средств, останавливается не столько на самом судебном процессе, сколько на предыстории - событии «увольнение» и его участниках, которые получили различную по степени точности и

детализации языковую репрезентацию, связанную с различными интенциями авторов.

Приведенные положения и результаты анализа тематической составляющей текста показывают, что любой текст - это произведение человеческой деятельности (текстовой, познавательной, эмоциональной). Человек всегда пристрастно отражает действительность, и во внутреннем устройстве текста реализуется этот пристрастный взгляд на мир 19. В связи с этим особого внимания заслуживает в дальнейшем анализ когнитивно-стилевых норм жанра, которые предполагают использование различных смысловых доминант, допускают искажения в изображении фактов и событий в тексте и предполагают вариативное использование нейтральных и образных лексико-стилевых средств.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Кубрякова Е.С. Язык и знание: На пути получения знаний о языке: Части речи с когнитивной точки зрения. М. : Языки славянской культуры, 2004.

2 Эвристика речемыслительной деятельности в данном исследовании, вслед за О.К. Ирисхано-вой, понимается широко - как способность человека к различной продуктивной и творческой речевой деятельности, в результате которой выражается предполагаемое содержание или появляется нечто новое, ранее не существовавшее (Ирисханова О.К. О лингвокреативной деятельности человека: отглагольные имена. М. : Изд-во ВТИИ, 2004. С. 44-46).

3 См. об этом: Ильинова Е.Ю. Об актуализации эстетического смысла в пространстве художественного текста // Вестник ВолГУ Сер. 2, Языкознание. Вып. 5. 2006. С. 115; Ильинова Е.Ю. Лингвокогнитивный подход к интерпретации жанрового пространства текста // Homo Loquens: Вопросы лингвистики и транслятологии: Сб. ст. Вып. 3. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2006. С. 28-37.

4 См. об этом: Лопушанская С.П. Семантическая модуляция как речемыслительный процесс // Вестник ВолГУ Сер. 2, Филология. 1996. Вып. 1. С. 6-7.

5 О методике изучения номинативной плотности концепта см.: Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепт, дискурс. Волгоград, 2002. С. 129-134.

6 Шаховский В.И. Категоризация эмоций в лексико-семантической системе языка. Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1987.

7 Костомаров В.Г Наш язык в действии: Очерки современной стилистики. М.: Гардарики, 2005.

С. 14. В.Г. Костомаров также отметил в этой связи, что любой акт коммуникации определяется внеязы-ковыми факторами и мотивами - «своей тематикой и содержательно-информативным смыслом, условиями, в которых оно происходит, самими участниками, то есть характером, целями, намерениями, даже настроением... Наряду с универсальными требованиями соблюдения лексико-грамматических норм, точности, эстетической красоты, выразительности, образности и т. п., нередко подавляя их, громадную роль играет соответствие коммуникативного акта ситуации» (Костомаров В.Г Указ. соч. С. 15).

8 Это положение считается базовым для обоснования задач когнитивной лингвистики (Кубряко-ва Е.С. Указ. соч. С. 12-13) и текстолингвистики (см., напр.: Ионова С.В. Аппроксимация содержания вторичных текстов. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2006).

9 Выготский Л.С. Мышление и речь // Собр. соч. Т. 2. М.: Наука, 1996; Фрумкина Р.М. Есть ли у современной лингвистики своя эпистемология? // Язык и наука конца ХХ века. М., 1995. С. 74-117; Шахнарович А.М. Детская речь в зеркале психолингвистики. М.: Наука, 1999.

10 Кубрякова Е.С. Указ. соч. С. 14.

11 Бондарко А.В. Теория значения в функциональной грамматике: На материале русского языка

/ Рос. акад. наук, Ин-т лингвистических исследований. М.: Языки славянской культуры, 2002.

12 О внутреннем лексиконе: Кубрякова Е.С. Указ. соч. С. 68, 70.

13 Психология. Словарь / Под общ. ред. А.В. Петровского. М.: Политиздат, 1990. С. 166.

14 Демьянков В.З. Когнитивная лингвистика как разновидность интерпретирующего подхода // Вопросы языкознания. 1994. №9 4. С. 27.

15 Цит. по: Краткий словарь когнитивных терминов / Е.С. Кубрякова, В.З. Демьянков, Ю.Г. Пан-крац, Л.Г. Лузина. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1996. С. 80.

16 Дейк ван Т.А. Язык. Познание. Коммуникация: Пер. с англ. М.: Прогресс, 1989. С. 295.

17 Юдина Н.В. О возможной связи когнитивных стилей и некоторых языковых процессов // Вопросы когнитивной лингвистики. № 1. 2006. С. 61-68.

18 О понятии метаконцепт см.: Слышкин Г.Г. Лингвокультурные концепты и метаконцепты. Волгоград: Перемена, 2004.

19 Шаховский В.И. Эмотиология в свете когнитивной парадигмы языкознания // К юбилею Е.С. Кубряковой: Сб. науч. тр. М.: Изд-во МГПУ, 1997. С. 130-135.