10. Брандес М.П. Стилистика текста. Теоретический курс: Учебник./ М.П. Брандес.- 3-е изд., перераб. и доп. - М.: Прогресс-Традиция; ИНФРА-М, 2004.

Получено 1.10.2008 г.

УДК 802.0

В.И. Кудинова (Тула, ТГПУ им. Л.Н.Толстого)

АНАЛИТИЧЕСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ В СОВРЕМЕННЫХ РУССКОМ И НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКАХ

Предпринята попытка проследить процессы формирования отдельных аспектов аналитических тенденций на материале русского и немецкого языков, в том числе и в исторической перспективе. Объектом исследования послужили отдельные аналитические конструкции в современном русском и немецком языках.

Как немецкий, так и русский языки восходят к общему индоевропейскому праязыку. Родство этих языков очевидно и сегодня, несмотря на то, что на протяжении многих веков у каждого из них был свой собственный путь развития. Это выражается в сходстве основной лексики, многих основополагающих элементов морфологической структуры, в одинаковых средствах словообразования, в сходстве формообразования. Аналитические черты (использование служебных слов) в той или иной мере присущи всем языкам. Во всех языках существуют союзы, в большинстве языков есть частицы и предлоги. В процессе исторического развития многих индоевропейских языков степень их аналитизма нарастает. Из истории немецкого и английского языков известно, что в них развились аналитические формы глагола, артикль. Ряд аналитических форм присущ и русскому языку. Как в немецком, так и в русском языке в наибольшей степени аналитизм при формообразовании проявляется в системе глагола.

Аналитические тенденции имеют два случая проявления: аналитическая форма и аналитическая конструкция. Аналитическая форма состоит, по меньшей мере, из двух компонентов и служит для выражения грамматического значения путем взаимодействия форматива, являющегося носителем лексического значения, и служебного форматива, выступающего отдельно от первого, ср.: я буду читать, писать и т.д.; ich werde lesen, ich habe gelesen [1. С. 200]. При этом форма носителя лексического значения также грамматически значима. Компоненты аналитической формы разделены и подвижны. Главная особенность аналитической формы состоит в том, что она выражает новое грамматическое значение, которое возникает только при

сочетании определённых компонентов и выступает как значение неразложимого целого. Грамматическое значение аналитической формы - это не просто сумма грамматических значений обоих компонентов. Аналитическая форма по-своему идиоматична.

Аналитические конструкции отличаются от аналитических форм тем, что они не являются специальным средством для выражения нового грамматического значения. Грамматические значения несёт в себе один из компонентов конструкции, но при этом лексически значимыми остаются все компоненты. Аналитическая конструкция также состоит, по меньшей мере, из двух компонентов, они разделены и подвижны. Выявляя аналитические тенденции в языке, необходимо принимать во внимание обе формы их проявления.

К аналитическим средствам современного немецкого языка относятся вспомогательные глаголы «haben», «sein», «werden» и артикли [5, 165]. Аналитические средства образуют в сочетании с полнозначными словами аналитические формы: перфект (ведущая разговорная форма прошедшего времени, результат действия непосредственно связан с действительностью: haben/ sein + Partizip II), плюсквамперфект (предпрошедшее, или давнопрошедшее время: haben/ sein (в претеритуме)+ Partizip II), будущее время (Futur I: werden + Infinitiv I; Futur II: werden + Infinitiv II) в изъявительном и сослагательном наклонениях, Konditionalis I и П, все формы страдательного залога (Passiv: werden + Partizip II; Stativ: sein + Partizip II), инфинитив пассив (Infinitiv + werden), инфинитив II страдательного и действительного залога, а также сочетания артикля и существительного.

Лексическое единство этих форм основывается на том, что глаголы haben, sein, werden выполняют формообразующую функцию, так как они становятся вспомогательными глаголами, в то время как второй компонент сочетания несёт всю лексическую информацию. На этом основании аналитически глагольные конструкции не относятся к аналитическим формам.

Но кроме аналитических форм глагола, в современном немецком языке существуют и многочисленные аналитические глагольные конструкции. Возможность образования в овременном немецком языке глагольных аналитических конструкций обусловлена существованием в языке широкозначных гааголов, таких как wollen, sollen, mogen, dürfen, können, müssen, lassen, bleiben, scheinen, sein, werden и мн.др [7, 41].

Широкозначные глаголы вносят определённую лексическую информацию в общее значение конструкции, основанное на лексическом значении второго «полнозначного» компонента (это может быть не только глагол), и при этом выражают грамматическое значение конструкции. Аналитические глагольные конструкции широко употребительны в современном немецком языке, особенно в научной прозе, а также в языке современной газеты, например: einen Bericht erstatten, zur Sprache bringen.

Аналитические конструкции в значительной степени восполняют отсутствующую грамматическую категорию вида, выражая различные видовые значения начала, длительности, окончания, результата действия; они служат также выражению каузативности и пассивности [3, 77].

С ХУНТ века глагольная система русского языка, сложившаяся к тому времени в процессе многовекового развития, не претерпевала уже существенных изменений [2, 276]. Грамматические значения глагола в русском языке выражаются в основном флективно, хотя сохранились и некоторые аналитические формы. Так формы повелительного наклонения могут образовываться синтетически и аналитически: формы совместного действия могут образовываться следующим образом - частица давай/ давайте + инфинитив (например, давай петь, давайте спать); формы 3-го лица единственного и множественного числа образуются сочетанием частиц пусть, пускай, да с формами 3-го лица глагола в единственном или множественном числе в изъявительном наклонении (например, пускай веселятся, пусть придёт, да здравствует солнце).

Значение сослагательного наклонения выражается только аналитически: к глагольной форме на -л- присоединяется частица бы или б (при этом частица бы только в сочетании с глагольной формой на -л- является показателем сослагательного наклонения). Формы будущего времени образуются синтетически и аналитически: синтетические - формы будущего простого, по значению они являются формами будущего времени, а по образованию -формами настоящего времени глаголов совершенного вида (например, напишу, сделает, приедем); аналитические - формы будущего сложного, свойственные глаголам несовершенного вида, образуются при помощи вспомогательного глагола быть в личной форме будущего простого и инфинитива основного глагола(например, буду ждать, буду смотреть).

Формы прошедшего времени глагола в современном русском языке образуются только синтетически: путём прибавления специального

формообразующего суффикса -л- к основе инфинитива (например, играл, смотрели). Категория залога в современном русском языке представляет на сегодняшний день сложное переплетение синтаксических, семантических и морфологических отношений. До сих пор вопрос о категории залога относится к числу проблемных и окончательно не решённых. Категория залога выражается синтетически.

В современном русском языке остались следы древних аналитических форм, а именно, - в диалектах. Так в севернорусских диалектах и среднерусских говорах Новгородской области в качестве вспомогательного глагола в формах будущего сложного употребляется глагол иму (ииъти).

Сунь полено в печку ту, так оно и не имет пылать. [5, 300]

Сохранились и остатки древних форм прошедшего времени, например, плюсквамперфекта: простудился был лес возил.

Таким образом, развитие грамматической системы русского языка привело к сокращению аналитических форм глагола. В то же время современный русский язык богат аналитическими глагольными конструкциями [6, 475]. Возможность их образования обусловлена

существованием в языке широкозначных глаголов: так называемых

«полузнаменательных» глаголов - стать, делаться, становиться, казаться, остаться, называться и др.; вспомогательных глаголов - быть, являться. Аналитические конструкции с подобными глаголами представляют собой сочетание глагола и другой формы - имени, которое обозначает целостный признак - действие или состояние субъекта, при этом грамматическое значение выражается всеми компонентами конструкции (например, явился последним; она кажется умной).

К широкозначным глаголам примыкают фазовые глаголы - начинать, начать, кончить, продолжить. В конструкциях, организуемых ими, значение предикативного признака, выраженное инфинитивом основного глагола, сочетается со значением его начала, конца или продолжения, А также -модальные глаголы: хотеть, мочь, желать и т.д. (к подобным компонентам относят и краткие прилагательные должен, готов, намерен, способен, обязан). В конструкциях, организуемых ими, значение предикативного признака, выраженное инфинитивом основного глагола, сочетается со значением намерения, волеизъявления, решения, желания, долженствования, возможности. В подобных конструкциях основное грамматическое значение выражает изменяемый компонент (широкозначный глагол) [6, 376].

В последнее время в текстах научного, а также публицистического и официально-делового стиля получили широкое распространение глагольноименные конструкции типа дать отчёт, обратить внимание, осуществить анализ, провести работу и т.п. они также являются аналитическими, так как неразрывно друг от друга выражают грамматические и лексические значения, обладают в некоторой степени идиоматичностью [6, 698].

В немецком языке два основных способа словоизменения, имеющихся и в русском языке, а именно синтетический (аффиксация и внутренняя флексия) и аналитический (при помощи служебных слов), развиты приблизительно в равной степени, В русском языке явно преобладает синтетический способ (аффиксация).

Аналитические формы немецкого языка образуются при помощи флексии служебных слов, т.е. представляют собой флективно-аналитические формы. Артикль, при помощи которого образуются формы падежей, склоняется, причём именно его флексия выражает падеж (а также род и число), а вспомогательные глаголы (sein, haben, werden) спрягаются, выражая лицо и число знаменательного глагола при помощи личных окончаний. В русском языке флективно-аналитический характер имеет только одна форма -форма будущего сложного времени, образуемого со вспомогательным глаголом быть (например, буду читать). Для других аналитических форм характерна

неизменяемость служебного слова. Так, неизменным остаётся более в сравнительной степени прилагательных, частица бы в сослагательном наклонении [3, 275].

В процессе своего исторического развития и немецкий, и русский языки претерпели коренные перемены, в обоих языках принципиально изменилось формообразование глагола. В немецком языке была создана сложная система залого-временных форм индикатива [8, 86].

На начальном этапе своего развития оба языка имели схожие формы прошлого времени глагола: перфект и плюсквамперфект. При этом интересно заметить, что эти формы имели не только схожее значение (перфект -результативное прошедшее время, плюсквамперфект - давнопрошедшее время), но и похожее образование: в качестве глагола - связки выступал глагол с изначальным значением «бытия» в личной форме настоящего времени (при образовании перфекта) или имперфекта (для образования

плюсквамперфекта) - в русском языке глагол быти, в немецком - sein, наряду с глаголом -связкой haben; а основной глагол выступал в форме причастия, которое как в немецком, так и в русском языке изначально было изменяемым в составе данной аналитической формы. Но если в немецком языке формы прошедшего времени не утратили своей аналитичности, и даже наоборот, прочно вошли в глагольную парадигму и стали предпочтительными в разговорной речи, то в русском языке аналитические формы прошедшего времени полностью утратились. Таким образом, в русском языке при образовании форм прошедшего времени глагола не проявляется тенденция к аналитизму языка.

Произошедшие изменения в глагольной системе немецкого языка свидетельствуют о том, что они не носят случайного характера, а связаны с общим развитием немецкого языка в сторону аналитизма. Аналитизм, аналитический строй более широкое понятие, чем аналитическая форма, являющаяся частью морфологической системы того или иного языка. Аналитическая форма входит в парадигму слова; она состоит в немецком языке из вспомогательного глагола + Partizip II (Infinitiv) или артикля + существительное.

Однако, как в немецком, так и в русском языке немалое значение имеют аналитические глагольные конструкции. Они имеют похожую структуру и служат для выражения одинаковых значений (модальных, фазисных, обладания признаком и т.д.). Мы попытались провести количественный анализ употребления аналитических глагольных конструкций с различными значениями в русских и немецких публицистических текстах (публицистические тексты представляют собой сферу языка, наиболее восприимчивую к преобразованиям и новообразованиям в языке).

Аналитические глагольные конструкции в текстах русских газет.

1. Статья Грачёва С. «Наш зритель - не быдло!» в газете «Аргументы и факты» (№3, 2008 г.).

Общий объём словоупотреблений - 389, из них аналитические глагольные конструкции составляют 6,7 %.

Среди этих конструкций можно выделить аналитические конструкции с модальным значением - 42 % (можно было составить, смогут вспомнить, нужно требовать, быть не может, можно обманывать и т.д.,); глагольноименные конструкции с абстрактным именем существительным -23 % (подвергать сомнению, уходит в небытие, оказывает услугу); со значением обладания признаком - 15% (стало неприятно, были сняты); с фазисным значением - 8 % (начали терять).

2. Статья Нестерова О. «Точнее не бывает» в «Российская газете» (№14,

2008).

Общий объём словоупотреблений - 847, из них аналитические

глагольные конструкции составляют 3 %, из которых можно выделить аналитические конструкции с модальным значением - 38 % (надо было делать, можно подъехать, не могут избежать, можно будет проследить); глагольно-именные конструкции с абстрактным именем существительным - 31 % (идёт замена, прекратило существование, производить ремонт); со значением обладания признаком — 23 % (стали анахронизмом, стали лёгкими, стали алюминиевыми); с фазисным значением - 8 % (начинают сбоить).

3. Статья Бычковой Е. «Как не прогадать, выбирая жильё» в газете «Аргументы и факты» (№1-2, 2008).

Общий объём словоупотреблений - 626, из них аналитические

глагольные конструкции составляют 4 %, из которых можно выделить аналитические конструкции со значением обладания признаком - 28 % (считались неплохим жильём, были монолитными, стали очевидными); с

модальным значением - 16 % (не умели делать, должен застывать); с

фазисным значением - 16 % (стали проявляться, стали реконструировать).

Таким образом, доля аналитических глагольных конструкций в общем объёме словоупотреблений в газетных текстах в среднем составляет 4,6 %, при этом большую часть составляют конструкции с модальным значением (32 %) и глагольно-именные конструкции с абстрактным существительным (27 %). Отмечены конструкции с фазисным значением (10,1%), со значением обладания признаком (22%).

Аналитические глагольные конструкции в текстах немецких газет.

1. Orchester drohen Warnstreiks an // Spiegel. Online. - 26 Januar 2008.

Общий объём словоупотреблений - 280, из них аналитические

глагольные конструкции составляют 10 %, из которых можно выделить аналитические конструкции с модальным значением - 71 % (könnten verzögern, könnten verlassen, soll gestreikt werden, sollen beginnen, müssen

teilnehmen, kапп erwirtschaften, sollen erhalten); со значением обладания

признаком - 28,6 % (sei möglich, werden abgebaut, sind bereit).

2. Auf einem neuen Weg nach Loaders pilgern ,Welt Online (27 Januar

2008).

Общий объём словоупотреблений - 568, из них аналитические глагольные конструкции составляют 4,4 %, из которых можно выделить аналитические конструкции с модальным значением - 48% (durfte wegziehen, darf auszeigen, lässt münden, wollen erleben, wollen schöpfen, kann sich trösten), со значением обладания признаком - 16 % (sind wert, haben gemeinsam), глагольно-именные конструкции с абстрактным именем существительным - 16 % (Wert legen, Mut schöpfen).

3. Orth Stephan «Der Problemfall - Export», Spiegel Online (26 Januar

2008).

Общий объём словоупотреблений - 542, из них аналитические глагольные конструкции составляют 8,7 %, из которых можно выделить аналитические конструкции с модальным значением - 79 % (sollen resozialisiert werden, sollen lernen, muss ausheben, soll bekommen, muss sich kümmern, sollen veröffentlicht werden, man kürn gucken, möchte entgehen, will ändern), глагольно-именные конструкции с абстрактным именем существительным -1 1 % (im Schilde führen, einen falschen Griff tun), со значением обладания признаком - 9 % (sind umstritten, ist zwecklos).

Таким образом, доля аналитических глагольных конструкций в общем объёме словоупотреблений в немецких газетных текстах в среднем составляет 7,7 %, при этом наибольшую часть их составляют конструкции с модальным значением (66 %), встречаются и конструкции со значением обладания признаком (18 %) и глагольно-именные конструкции с абстрактным существительным (9 %).

Можно сделать вывод, что в немецком языке аналитические глагольные конструкции употребляются чаще, чем в русском языке (в немецких публицистических текстах аналитические глагольные конструкции составляют 7,7 % от общего объёма словоупотреблений, а в русских - 4,6 %). При этом наиболее употребительными являются конструкции с модальными значениями (в немецких публицистических текстах - 66 % употреблённых аналитических конструкций, в русских текстах - 32 %). Следует отметить, что активно проникают в публицистический язык глагольно-именные конструкции с абстрактными существительными (в немецких публицистических текстах - 9 %

употреблённых аналитических конструкций, в русских текстах -27 %).

Всё это можно считать проявлением аналитических тенденций в развитии русского и немецкого языков, а именно в сфере глагольной номинации. Это в свою очередь является отражением другой тенденции, воздействующей на немецкий и русский грамматический строй - росте

номинализации и экономии языковых средств. Продуктивность моделей аналитических конструкций является предпосылкой создания новых лексем, в данном случае аналитических, при этом используются уже имеющиеся в языке лексические единицы.

Аналитические конструкции - это не инновация, это единицы центра грамматической системы, которые существуют в языке давно, но в процессе развития языка модифицируются. С точки зрения системы языка в целом аналитические формы являются зачастую более унифицированным способом выражения грамматических значений, а аналитические конструкции - средством модификации лексических значений.

Однако считать, что развитие от синтетического строя к аналитическому есть всеобщая закономерность, было бы ошибкой, историческому языкознанию известны случаи превращения аналитических форм в синтетические. Так произошло в русском языке, где современная синтетическая форма прошедшего времени глагола возникла из аналитической. Можно сказать, что в русском языке тенденция к аналитизму в системе глагольных форм постепенно угасает, но в то же время в русском языке наблюдается распространение аналитических глагольных конструкций, которые образуются уже не для выражения грамматического значения, а для создания определённого целостного лексического значения. Немецкий язык, напротив, эволюционирует в сторону аналитизма. Но и по отношению к русскому языку можно говорить об аналитических тенденциях в развитии языка.

Библиографический список

1. Абрамов Б.А. Теоретическая грамматика немецкого языка. Сопоставительная типология нем. и русс. языков // Б. А. Абрамов. - М., 1999.

2. Виноградов В.В. Русский язык. Грамматическое учение о слове/ В.В. Виноградов. - М., 1975.

3. Гулыга Е.В. Новое и старое в лексике и грамматике немецкого языка / Е.В. Гулыга, Е.В. Розен. - М., 1977.

4. Зеленецкий А.Л. Сравнительная типология немецкого и русского языков //А.Л. Зеленецкий, П.Ф. Монахов. - М.; 1983.

5. Иванов В.В. Историческая грамматика русского языка /В.В. Иванов. -М.; 1990.

6. Русская грамматика. - М.; 1982. - т.2.

7. Соколова В.М. К проблеме слов широкозначной семантики / В.М. Соколова // Вопросы германской фолологии. - Волгоград, 1977.

8. Moskalskaja O.J. Deutsche Sprachgeschichte./ O.J. Moskalskaja. -Moskau, 1977.

Получено 1.10.08 г.