зиты, отличающиеся подчинительным соединением терминоэлементов. В качестве первого компонента выступают основы различных частей речи. Данные термины преобладают в исследуемой терминологии.

2. Терминологические словосочетания состоят из двух, трех и четырех компонентов, составляют 563 ТЕ. Наиболее распространенным видом является двухкомпонентное атрибутивное терминологическое словосочетание, состоящее из основного, ядерного, элемента, выраженного именем существительным, и атрибутивного, определяющего, компонента.

3. Исследуемая терминология отличается широким использованием сокращений с явным доминированием инициальных аббревиатур, количество которых составляет 241 ТЕ.

4. простые (корневые) термины, как правило, - односложные слова, образованные семантическим способом, то есть при помощи различных видов изменения значений. Данные термины являются компонентами словосочетаний, сложных слов и служат центрами словообразовательных гнезд, они составляют 134 ТЕ.

5. Как показывают результаты исследования производных терминов, префиксально-суффиксальный способ

образования терминов насчитывает 33 единицы, суффиксальный способ образования - 22 единицы, префиксальный способ - 28 единиц, общее количество производных терминов - 83 ТЕ.

Библиографический список

1. гринев, С. В. Введение в терминоведение [Текст] / С. В. Гринев. - М. : Московский лицей, 1993.

2. Лейчик, В. М. Терминоведение. Предмет, методы, структура [Текст] / В. М. Лейчик. - М. : КомКни-га, 2006.

3. степанова, М. Д. Теоретические основы словообразования в немецком языке [Текст] / М. Д. Степанова, В. Фляйшер. - М. : Высш. шк., 1984.

4. степанова, М. Д. Словообразование современного немецкого языка [Текст] / М. Д. Степанова. - Изд. 2-е, испр. - М. : КомКнига, 2007.

5. суперанская, А. В. Общая терминология: вопросы теории [Текст] / А. В. Суперанская, Н. В. Подольская, Н. В. Васильева. - 4-е изд. - М. : Издательство ЛКИ, 2007.

6. Татаринов, В. А. Теория терминоведения [Текст] / В. А. Татаринов - М. : Московский лицей, 1996. - Т.1.

7. Ткачева, Л. Б. Основные закономерности английской терминологии [Текст] / Л. Б. Ткачева. - Томск : Изд-во Томского ун-та, 1987.

УДК 811.512.156 ББК 81.2 Р54-2

А.М. Соян

аналитические местоименные скрепы в тувинском языке

объектом исследования являются специализированные местоименные средства связи в тувинском языке, которые выражают синтаксические связи между фразами и частями текста. Выявлена их структурная разнородность и компонентный состав.

Установлено, что местоимение является важнейшим компонентом межфразовых скреп. оно обеспечивает тема-рематическую последовательность в тексте, указывая на событие, действие или признак в предыдущей фразе.

Ключевые слова: фраза; синтаксическая связь; союз; скрепа; местоимение; текст; тема; рема

A.M. Soyan

on pronoun braces in the tuvinian language

Ifocus on the nature ofpronominal means of connection in the Tuvinian language that effectuate the syntactic connections between phrases and parts of text. They have diverse structure andformation patterns. The number of their components varies from one to six.

The pronoun is important component of clamps between phrases. It guarantees the theme’s and rheme s succession in text, indicate to event, action or sign in preceding phrase.

Key words: phrase; syntactic connection; conjunction; brace; pronoun; text; theme, rheme

В данной статье мы анализируем специализированные местоименные средства связи в тувинском языке, которые выражают синтаксические связи между фразами, абзацами и сверхфразовыми единствами. Из-за того, что пока в тюркологии не выработан термин, которым можно было бы обозначить эти аналитические структуры, мы пользуемся термином «скрепа», являющимся более широким, чем термин «союз» [Колосова, Черемисина, 1987, с. 12].

Традиционно в тюркологии к аналитическим синтаксическим средствам связи относят послелоги, служебные имена, союзы и союзные слова. При этом функционирование союзов в качестве связующего звена частей текста оставалось вне поля внимания. Они рассматривались как аналитические средства связи, действующие только внутри фразы.

Наметившиеся в общем языкознании в 60-80-х годах 20-го века тенденции развития синтаксиса за пределы предложения в область дискурса [ЛЭС, 1990, с. 450], текста позволили обратить внимание на союзы, союзные слова и специализированные аналитические структуры, выполняющие функции связок между фразами, сверхфразовыми единствами, абзацами в связном тексте.

При изучении других вопросов синтаксиса тувинского языка аналитические средства связи попутно рассматривались многими авторами, однако скрепы в них не были объектом внимания, поэтому считаем возможным обратиться к специальным работам.

Впервые в тувиноведении на межфразо-вые скрепы обратила внимание Л.А. Ша-мина. В статьях этого автора «Аналитические средства связи союзного и межфразово-го типа в тувинском языке» (1987), «Формирование фонда аналитических скреп в тувинском языке (на материале фольклорных и со-

временных художественных текстов)» (2006), «Аналитические скрепы в тувинском языке» (2008) они рассматривались как специализированные средства связи частей текста.

Развитию местоименных скреп способствует стилевая дифференциация тувинского языка, мощным стимулом является перевод текстов с русского языка на тувинский.

Местоимения как стержневые компоненты межфразовых скреп обеспечивают тема-рематическую последовательность в тексте, указывая на событие, действие или признак в предыдущей фразе.

Всего в тувинском языке выделяют 5 разрядов местоимений. Но не все они принимают активное участие в образовании аналитических скреп. В формировании специализированных местоименных средств связи используются только следующие разряды:

1) указательные (ол «тот»; бо «этот»; ын-дыг «такой»; мындыг «такой; вот такой»; ын-ча «так», «столько»; мынча «этак», «столько»; ынчан «тогда»; мындаа «тогда», «тот раз»; ынчалдыр // ынчаар «так»; мынчалдыр //мын-чаар «так», «вот так»; оортан «оттуда»; ыя «тот»; мыя «этот»), в том числе ынчаар, мын-чаар с общим значением «так поступать», которые мы, вслед за Л.А.Шаминой, обозначаем термином местоглаголия [Шамина, 2008, с. 245];

2) вопросительные (чYY «что»; ЧYге «почему; зачем»; кым «кто»; кажан «когда»; каш «сколько»; чеже «сколько»; кандыг «какой»; канчаар «как»; кайы «который»; кайда «где»; кайыын «откуда»);

3) определительные (бYгY, шупту, дооза, двгере с общими значениями «весь», «вся», «всё», «все»).

Рассмотрим их по порядку в качестве одного из компонентов аналитических скреп.

Самая большая группа аналитических скреп строится на базе указательных местоимений.

При этом они управляются послелогами и служебными именами, требующими форм следующих падежей:

а) именительного (ол хире «до такой степени», ол дээш «из-за этого», ол ояар «с тех пор», ыя дораан «сразу», «сразу же после того»; ол душта «в то время», ол вйде «в то время», бо вйде «в это время», ол дугайты // ол дугайын «об этом», бо дугайты // бо дугайын //бо дугайында «об этом», ол санында(-ла) «в тот раз», «каждый раз», ол уеде «в то время», ол шагда // ол шаанда «в то время», ол шаг-дан «с того времени», ол кадында «вместе с тем», «наряду с этим», бо аразында «между этим», ыя аразында «между тем», мыя аразында «между этим», ыя кадында «между тем», ыя када «между тем»);

б) родительного (ооц соон дарый «после того, как», «после того сразу»; мооц орнунга «вместо этого», ындыгныц твлээзинде «раз так», ынчанганныц твлээзинде «тогда», «раз уж так», ооц ачызында «благодаря тому», ооц кадын «вместе с тем», ооц кадындан «вместе с тем», ооц кырынга «вдобавок к этому», ооц бетинде «прежде того», ооц дугайында «об этом», ооц ужунда «из-за того», мооц соон-да «после того», «потом», ооцужурунда //ооц ужурундан «из-за того», мооц ужурунда // мооц ужурундан «из-за этого», мооц мурнун-да «перед этим», ооц уржуунда // ооц уржу-ундан «из-за того», ооц тайлымындан «из-за этого», ооц уламындан «из-за этого», ооц ха-раазында «из-за того»);

в) дательного (ынча=га чедир «до тех пор», мынча=га чедир «до сих пор», ынчан=га чедир «до тех пор», ынчан=га дээр «до тех пор», ынча=га дээр «до тех пор», мынча=га дээр «до сих пор»);

г) исходного (оон тура «с тех пор», оон ацгы «кроме того», оон соцгаар «после того», мындаа=дан бээр «с недавнего времени», «с того времени», оортан бээр «с тех пор»; оон вскеде «кроме того», моон ацгыда «кроме этого»).

К следующим послелогам примыкают местоимения мынча, ындыг, мындыг, составляющие вместе с ними двухкомпонентные скрепы: мынча ботка «до сих пор», мындыг

твлээде «раз так», ындыг мурнунда «перед тем, как».

Скрепы ынчанган тудум «тогда», ынчан-ган твлээде «раз так, тогда» образованы сочетанием послелога и служебного имени с местоглаголием ынча «так поступать» в форме причастия прошедшего времени на -ган.

Скрепа ынчанган твлээзинде «раз так, тогда» построена изафетным способом, где первый компонент не маркирован аффиксом падежа, а второй - оформлен аффиксом принадлежности 3-го лица -зи.

В этих трехкомпонентных скрепах послелоги сочетаются с глаголом бол- «быть» в форме причастия прошедшего времени на -ган, а к нему примыкают указательные местоимения: мындыг болган твлээде «раз так, тогда», мындыг болган ужун «из-за этого», ындыг болган твлээде «раз так, тогда». Модальное слово ЧYве, находясь между первым и вторым, вторым и третьим компонентами последней из них, образует четырехкомпонентные скрепы ындыг ЧYве болган твлээде «раз так, тогда», ындыг болган ЧYве твлээзинде «раз так, тогда».

В трехкомпонентной скрепе ол Yе=ге чедир «до тех пор» послелог чедир управляет словом Yе «время» в дательном падеже, а, в свою очередь, местоимение ол примыкает к слову Yе «время».

В последующих скрепах послелог -биле «с» управляет словами со значениями «причина» (ооц чылдагааны-биле «по причине того», мооц чылдагааны-биле «по причине этого», ооц уламы-биле «из-за этого», ооц тайлымы-биле «из-за этого, по причине того», мооц тайлымы-биле «по причине этого», ооц уржуу-биле «из-за того», ооц хараазы-биле «из-за того»), «помощь» (ооц ачызы-биле «благодаря тому»), а они, в свою очередь, связаны с местоимениями ол «тот», бо «этот» изафетным способом.

В следующих скрепах послелог -биле «с» управляет словами со значениями «причина» (бо чылдагаан-биле «по этой причине», мындыг чылдагаан-биле «по такой причине»), «цель» (бо сорулга-биле «с этой целью», ол сорулга-биле с этой целью», ындыг сорулга-биле «с такой целью»), «сторона», «часть» (бо талазы-биле «по этому поводу», ол талазы-биле «по той части»), к которым примыкают

местоимения ол «тот», бо «этот», ындыг «такой», мындыг «вот такой».

В скрепе ооц мурнунда уеде «прежде», «прежде того времени» служебное слово уеде управляет служебным именем мурнунда, а оно сочетается с местоимением ол «тот» иза-фетным способом.

В трехкомпонентных скрепах ол уениц дур-гузунда «в течение того времени», бо уениц дургузунда «в течение этого времени», ынча уениц дургузунда «в течение столького времени», мынча уениц дургузунда «в течение столького времени», ол уениц иштинде «в течение того времени», бо уениц иштинде «в течение этого времени» служебные имена дургузунда «в течение» и иштинде «в», «внутри» связаны изафетным способом со словом уе «время» в родительном падеже, а, в свою очередь, местоимения ол, бо, ынча, мынча примыкают к слову уе, образуя трехкомпонентную местоименную скрепу.

При участии служебного имени кырынга «над» образована трехкомпонентная скрепа бо бугунуц кырынга «вдобавок ко всему этому», «ко всему этому», где слово кырынга связано с местоимением бугу изафетным способом, к которому примыкает местоимение бо.

В скрепе ынчап турганыныц кадындан «вместе с тем», «но», «вдобавок к этому» служебное имя кадындан сочетается со вспомогательным глаголом тур- «стоять» в причастной форме по способу изафета, к нему примыкает местоглаголие ынча- «так поступать» в форме деепричастия на -п.

Слово туцнелинде «в результате», функционируя как послелог, связано с местоимениями ол «тот», бугу «весь» и местоглаголием ынчанган изафетным способом, при котором образованы скрепы ооц туцнелинде «в результате того», ынчанганыныц туцнелинде «в результате того», бо бугунуц туцнелинде «в результате всего этого», где к бугу примыкает местоимение бо.

К следующим скрепам с временной семантикой примыкает определительная частица шак «точно», «ровно», уточняющая их: шак ол душта «точно в то время, именно в то время»; шак ол вйде «точно в то время», шак ол уеде «точно в то время».

Перед связками дизе, дээрге, болза употребляются местоимения ол, бо и вместе составляют следующие скрепы: ол дизе «то»,

«то есть», бо дизе «это», «это есть», ол дээрге «то», «то есть», бо болза «это», «это есть», бо дээрге «это», «это есть».

При помощи наречий образованы скрепы, требующие следующих падежей:

а) именительного (ол улаштыр «дальше», ол удаа «в тот раз», бо удаада «в этот раз»);

б) родительного (ооц дараазында «потом», «после того»);

в) дательного (ацаа удурланыштыр «напротив этому», ацаа хамаарыштыр «по отношению к тому», мацаа хамаарыштыр «по отношению к этому», мацаа холбаштыр «в связи с этим», ацаа капсырлаштыр «наряду с тем», ацаа немештир «вдобавок к этому»);

г) исходного (оон улаштыр «далее», «потом», моон ыцай «далее», оон ыцай «далее»).

Следующие наречия требуют от местоимений управления послелогом -биле «с»: ооц-биле децге «вместе с тем», ооц-биле чаржа-лаштыр «наряду с этим», ооц-биле капсырлаштыр «наряду с этим», ооц-биле холбаштыр «в связи с тем», мооц-биле холбаштыр «в связи с этим», мооц-биле кады «вместе с этим», ооц-биле катай «вместе с тем», мооц-биле чергелештир «наряду с этим», ооц-биле чергелештир «наряду (параллельно) с этим».

При участии наречия дээрезинде «пока» созданы трехкомпонентные скрепы ыя ол дээ-резинде «пока», ыя бо дээрезинде «пока».

В скрепе бо бYгY-биле чергелештир «наряду (параллельно) со всем этим» наречие чергелештир «наряду», «параллельно» требует от определительного местоимения бYгY «весь», к которому примыкает указательное местоимение бо «этот», управления послелогом -биле «с».

Местоимение оон в значении «потом» выступает в качестве скрепы внутри фразы, между фразами и абзацами.

Указательное местоимение ол «тот», находясь перед скрепой ынчап турда «тогда», вместе с ней составляет скрепу ол-ла ынчап турда «тогда».

Следующие четырех-, пяти-, шестикомпонентные скрепы по структуре сходны с придаточными предложениями времени (бо бYгYHY туцнеп кээрге «в итоге всего этого»), причины (ол ЧYге ындыгыл дээрге «потому что», ол ЧYге ындыг болганыл дээрге «потому что») и условия (ол ЧYY дээни ол дизе «это значит,

что», ол ЧYY дээни ол дээр болза «это значит, что», ол ЧYл дээр болза «это значит, что»).

В образовании скреп активное участие принимают нижеприведенные глаголы, управляющие местоимениями ол, бо в следующих падежах:

а) родительном: дeцнe- «сравнивать» (ооц-биле децнээрге «по сравнению с тем»);

б) дательном: бода- «думать», «мыс-

лить» (ацаа бодаарга «по сравнению с тем»), квшкуру- «сравнивать» (ацаа квшкуруурде «по сравнению с тем»), дeцнe- «сравнивать» (ацаа децнээрге «по сравнению с тем»), квр-«смотреть» (ацаа квврге «по сравнению с тем», ацаа квврде «по сравнению с тем»), нє-мє- «добавить» (ацаа немей «вдобавок к тому», мацаа немей «вдобавок к этому», ооц кы-рынга немей «вдобавок к этому»), ула- «продолжить» (ацаа улай «вдобавок к этому», «дополнительно к этому»);

в) винительном: бода- «думать», «мыслить» (ону бодап квврге «судя по тому», ону бодаарга // оозун бодаарга // оозун бодаарым-га «судя по тому»), шуцнє- «подытожить» (бо бYгYHY туцнээрге «в результате всего этого», барымдаала- «учитывать»: ол бYгYHY барымдаала=аш «учитывая все это»);

г) исходном: квр- «смотреть» (моон квврге «исходя из этого»), ула- «продолжить» (оон улай «дальше»), эpm- «проходить» (оон эртсе «более того», оон эрткеш «более того»), дeн-дe- «ещё более усиливаться» (оон дендезе «более того»), кeдepe- «ещё более усиливаться» (оон кедерезе «более того»), ал- «взять» (оон алырга «исходя из того», моон алырга «исходя из того», моон алгаш квврге «исходя из этого», оон алгаш квврге «исходя из того», мо-он ап квврге «исходя из этого», оон ап квврге «исходя из этого»), эгeлe- «начинать» (оон эге-леп «с этого», оон эгелээш «начиная с того», ол Yеден эгелеп «с того времени», ол Yеден эге-лээш «с того времени», ол шагдан эгелээш «с того времени», «с тех пор»);

К неуправляющим глаголам, которые в сочетании с указательными местоимениями образуют скрепы, относятся:

бол- «быть» в различных грамматических формах: мындыг болганда «тогда», ындыг ЧYве болганда «тогда», «следовательно», ындыг болганындан «из-за того», ындыг боорга «если так, тогда», мындыг боорга «когда оказалось так, тогда», ындыг боорда «кроме то-

го», ындыг бол «но», ындыг ЧYве болза «тогда», ынчаар болза «если так, тогда», ынчаар ЧYве болза «если так, тогда», ындыг болбаа-же «но», ындыг болзажок «но», ындыг болган болза «если так, тогда», ынчалбаан болза «если бы не так, то», ынчанмас болза «если не сделать так, то», ынчанган болза (болзумза) «если так, тогда»;

шур- «стоять» в различных грамматических формах: ындыг турда «тогда», ындыг турбу-же «но», «хотя даже так, но», ындыг турза-жок «но», «хотя даже так, но», ынчап турбу-же «но», ынчап тура «тогда», мынчап тур-гаш «вот тогда», мынчап турда «тогда»;

апар- «становиться»: ындыг апаарга «тогда»;

дe- «сказать»: ынча дээрге-даа «но», ынча-ар дээрге «если так, то»;

кєл- «приходить» в различных грамматических формах: ынчап кээрге «значит», «тогда», ынчап кээрде «значит», «тогда», «поэтому», мынчап кээрде «значит», «тогда», мынчап кэ-эрге «значит», «тогда»;

бар- «идти» в различных грамматических формах: ынчап баарга «тогда», мынчап ба-арга «тогда», ынчап барганда «тогда», мын-чап барганда «тогда», ынчап баар болза «если так, тогда», ынчап барза «если так, тогда»;

чор- «идти» в различных грамматических формах: ынчап чорда «тогда», ынчап чоруй «тогда»;

олур- «сидеть»: ынчап ора «тогда»; чыш- «лежать»: ынчап чыдырда «тогда»; ал- «взять»: мынчаар ап квврге «исходя из этого»;

бода- «думать», «мыслить»: ынчаар бодап кээрге «тогда».

Из них глаголы бода- «думать», «мыслить», ал- «взять», чыш- «лежать», олур- «сидеть», чор- «идти», бар- «идти», кєл- «приходить», дe- «сказать», щур- «стоять», бол- «быть», квр- «смотреть», эрш- «проходить» в составе аналитических скреп утрачивают своё лексическое значение и грамматикализуются. Например, глагол бода= утрачивает свое основное значение «думать», становится синонимом слова дeцнe «сравнить».

Следующие скрепы образованы способом редупликации: ынчалза-ынчалза «тогда», ынчап мурза-мурза «после того», ынчап чорза-чорза «после того».

Однокомпонентная скрепа ынчаарда «тогда», «следовательно» образована способом изоляции от ынчаар «так поступать». Частица -даа, примыкая к многозначной скрепе ынча-арга «тогда», «но», «следовательно», вносит в неё уступительную семантику: ынчаарга-даа «хотя даже так, но», ынчаарывыска-даа «но», «хотя даже так, но».

От основ мынчан- и ынчан- сформированы скрепы ынчанганда «тогда», мынчангаш «вот поэтому».

Местоимения ынчап «так» и мынчап «этак» самостоятельно также могут функционировать как межфразовые скрепы.

Основа ынчан- в форме деепричастия на -гаш употребляется:

а) с различными частицами: усилительной -даа, усилительно-ограничительной -ла, вопросительной бе «ли», «разве», определительной харын «именно», модальными боор «наверно, может быть, пожалуй», ыйнаан «видимо, вероятно», ийикпе «наверно, может быть», чадавас «возможно, может быть» (ынчангаш-ла «поэтому-то», ынчангаш бе «наверно, поэтому», ынчангаш-ла бе «наверно, именно, поэтому», ынчангаш-даа чадавас «может быть, именно, поэтому», ынчангаш-даа ЧYве ий-икпе «наверно, поэтому», ынчангаш-ла бо-ор «наверно, поэтому», ынчангаш-ла ыйнаан «наверно, поэтому», ынчангаш харын «именно, поэтому», ынчангаш-ла харын «именно, поэтому-то», ынчангаш-даа ЧYве ийикпе «наверно, поэтому», ынчангаш-даа чадавас «возможно, поэтому» (это вводно-модальные слова, выполняющие функцию связки между фразами);

б) с указательным местоимением ындыг «такой» (ынчангаш-ла ындыг боор «наверно, поэтому так», ынчангаш ындыг ийикпе «наверно, поэтому так»).

При помощи имени прилагательного ар-тык «лишний», функционирующего как послелог и требующего исходного падежа, образованы скрепы оон артык «более того», «даже», моон-даа артык «более того», «даже».

Перед следующими скрепами употребляются подчинительные союзы бир-тээ «раз» (бир-тээ ынчап барганда «раз так, тогда», бир-тээ ындыг болганда «раз уж так, тогда», бир-тээ ындыг ЧYве болганда «раз уж так, тогда»), бир эвес «если» (бир эвес ынчанмас болза «если не сделать так, то», бир эвес ындыг

болза «если так, тогда», бир эвес ол ындыг болза «если это так, тогда», бир(-ле) эвес ындыг ЧYве болза «раз так»).

за местоимениями ол «тот», бо «этот» и словами со значением «причина», «предмет» используются подчинительные союзы ЧYл дизе, ЧYл дээрге (ол чул дизe «это значит, что», «потому что», бо чул дээpгe «это значит, что», ол чул дээpгe «это значит, что»; ооцужуру чул дээpгe «причина этого в том, что», ооцутказы чул дээpгe «суть этого в том, что», ооц уржуу чул дизe «следствие этого в том, что»).

В функции вводных предложений выступают скрепы ону ажыы-биле чугаалаарга «если это сказать откровенно», ону ЧYHYЦ-биле тай-ылбырлаарыл дээрге «значит, чем это объяснить», ооц бодалы-биле алырга «по его мнению», ооц чугаазы-биле алырга «судя по его речи», по структуре сходные с придаточными предложениями времени, и ооц салдарындан-даа болуп чадавас «возможно, под влиянием этого».

В составе последующих скреп местоимения сочетаются с частицами: ол байты-гай «более того», бо туржук «более того», ол туржук «более того», моон-даа вске, оон-даа ьщай «и прочие» II оон ыцай-даа_«и прочие», ынчаар 6є дээрге «если так сделать, то», «если так, то», ынчанмас 6є дээрге «если не так, то», ындыг 6є дээрге «если бы так, то», «разве так, то», «если так, то»; ындыг эвeс болза «если не так, то», «если не было так, то»).

К следующим послеложным конструкциям примыкают модальные частицы боор, чада-вас: ооц ужун-на боор «наверно из-за того», ооц ужун-на чоор «наверно из-за того», ооц ужурундан-на боор «наверно из-за того», ооц ужурундан-на чадавас «возможно из-за того». Таким образом, скрепа одновременно выполняет функцию вводно-модального предложения.

Скрепы ол эвес болза «если бы не это (он, она)», бо эвес болза «если бы не это (он, она)» построены по модели придаточного предложения.

Скрепы, в составе которых имеется модальное слово кижи «человек», по структуре сходны с придаточными предложениями времени (бо кижи бодаарга «судя по тому, как думается» (этому человеку) и условия (бо кижи эвес болза «если б не этот человек», ол кижи эвес болза «если б не тот человек»). Но семан-

тика времени здесь полностью отсутствует, а условия немного сохранены. Они, в том числе скрепа ол ёзугаар алыр болза «если учесть по тому точно так же как», выступают в функции вводных предложений.

определительная частица шак «точно», «ровно», примыкая к скрепе ынчан «тогда», уточняет её: шак ынчан «тогда».

Местоимения ынчалдыр «так», мынчалдыр «этак», «вот как» самостоятельно и с частицей шак «ровно, точно» (шак ынчалдыр «точно так же, как», шак мынчалдыр «точно так же, вот как») выступают межфразовыми и сверхфразовыми скрепами.

На базе вопросительных местоимений чуу «что», чуге «почему», «зачем» образованы последующие скрепы.

Чуге дээрге, чуге дизе с общим значением «потому что», чул дизе «а именно», чул дээр-ге «именно» в тувиноведении признаны подчинительными союзами. Чуге дээрге, чуге дизе Л.А.Шаминой названы скрепами [Шамина, 1987, с. 116].

Вдобавок к этим скрепам нами найдены следующие: чуу дээрге «потому что», чул дээр болза «а именно», «потому что», чудел дизе «в том, что», чуге ындыгыл дизе «потому что», чунуц твлээзинде «почему».

слово со значением «результат», принимая аффиксы принадлежности 3-го лица и местного падежа, начиная скрепу чул дээр болза «а именно», образует своеобразную скрепу туцнелинде чул дээр болза «в результате можно сказать, что», «в результате того, что».

Кроме того, местоимения кым «кто», каш «сколько», чеже «сколько», кандыг «какой», канчаар «как», кайы «который», кайда «где», кайыын «откуда» функционируют как меж-фразовые и сверхфразовые скрепы.

Из них кажан и чеже управляются отглагольными послелогами и образуют следующие скрепы: кажанга чедир «до каких пор», «до скольких пор», кажанга дээр «до каких пор», «до скольких пор», чежеге дээр «до каких пор», «до скольких пор».

Определительные местоимения бугу, шупту, дооза, двгере с общими значениями «весь», «вся», «всё», «все»; ыя, мыя со значением «столько» функционируют в составе двухкомпонентных скреп: ыя бо «вот тот», мыя бо «вот этот»; ол бугу «всё это», бо бугу

«всё это», ол шупту «всё это», а также самостоятельно шупту, дооза, двгере.

Морфологическая структура рассматриваемых скреп достаточно сложна и требует специального рассмотрения.

Таким образом, фонд аналитических местоименных скреп в тувинском языке обогащается и пополняется за счет местоглаголий и указательных, вопросительных, определительных местоимений в сочетании с послелогами, служебными именами, глаголами, местоимениями, наречиями, связками, частицами, подчинительными союзами.

Библиографический список

1. Колосова, Т.А. Некоторые закономерности пополнения фонда скреп [Текст] / Т.А. Колосова, М.И. Черемисина // Служебные слова: межвуз. сб. науч. трудов. - Новосибирск : Наука, 1987. - С. 11-25.

2. Лингвистический энциклопедический словарь [Текст] / гл. ред. В.Н.Ярцева. - М. : Советская энциклопедия, 1990.

3. Шамина, Л.А. Аналитические средства связи союзного и межфразового типа в тувинском языке [Текст] / Л.А. Шамина // Показатели связи в сложном предложении. - Новосибирск : Наука, 1987. -С. 115-128.

4. Шамина, Л.А. Аналитические скрепы в тувинском языке [Текст] / Л.А.Шамина // Асимметрия как принцип функционирования языковых единиц: сборник статей в честь профессора Т.А. Колосовой. - Новосибирск : Новосиб. госуниверситет, 2008. - С. 242-248.

5. Шамина, Л.А. Формирование фонда аналитических скреп в тувинском языке (на материале фольклорных и современных художественных текстов) [Текст] / Л.А. Шамина // Языки коренных народов Сибири. - Новосибирск, 2006. - Вып. 18. Аналитические структуры в простом и сложном предложении. - С. 21-49.