УДК 81' 276 ББК 81.001.2 С 16

Саляхетдинова Я.Р.

Американизмы в речевой культуре российских студентов (опыт лингвокультурологического исследования)

(Рецензирована)

Аннотация:

Статья содержит результаты лингвокультурологического исследования состояния американских заимствований в российской речевой культуре начала XXI в.. Дана средняя семантическая оценка, дифференцирующая американизмы и их русские эквиваленты в сознании российской молодежи. Приведен сравнительный анализ наиболее существенных отличий в содержании ассоциативных карт исследуемого списка стимулов.

Ключевые слова:

Речевые трансформации, речевая культура, американизмы, психо-семантический дифференциал, ассоциация.

Диффузионизм является универсальным параметром развития каждой культуры. В аспекте глобализации сближение культурных практик и форм особенно интенсивное. Американизация выступает определяющим фактором, так как непосредственные и яркие формы массовой культуры, в основе которых лежит стремление преодолеть необычайное разнообразие культурных традиций и найти общий язык, способный преодолеть этническое разноречие, увеличивают возможности индивидуального самостоятельного выбора в сфере самоопределения и самовыражения. Американский характер формирующейся глобальной культуры проявляется в том, что она отвечает американской модели вне зависимости от географии ее производства [1]. Компьютерные технологии и Интернет лишь усиливают тесное взаимодействие с семиотическими системами массовой культуры и непосредственно с ее языковым кодом.

О глубоком проникновении американской массовой культуры в сознание российской молодежи свидетельствуют многочисленные факты, полученные в ходе исследования внешнего облика и внутреннего мира человека методом устойчивых сравнений [2, 172]. Трансформации в социо-культурном опыте русских носителей под воздействием контекстов популярной культуры, киноиндустрии, рекламы, а также стремительно развивающихся информационных систем легли в основу ассоциативнообразных коннотаций сравнений. Вместе с тем, процесс использования системных элементов второго языка наравне с родными проявился в развитии «синдрома семантического опустошения» [3, 202] некоторых русских понятий, выраженного в полной или значительной потере ассоциативных связей словоформы с явлениями родной культуры. Данное явление, по мнению Р.М. Фрумкиной, ведет к ситуации «полукультуры» (Р.М.Фрумкина), «полуязычия» (М.Хинт).

Мы провели собственное исследование. Принимая во внимание положение лингвокультурологии о способности слова быть экспонентом культуры, в котором закреплен национальный общественно-исторический опыт его носителей, процесс американизации русского языка\речи принимает форму конфликта двух национальнокультурных специфик, двух картин мира, двух форм познания. Учитывая масштабный

характер языковых трансформаций в русской лексике, связанных с американскими заимствованиями, целью исследования являлось изучение состояния семантики американизмов в речевой культуре российских студентов в нестабильный период.

Исследование проводилось среди студенческой молодежи в возрасте 17-23 лет в количестве 100 человек высших учебных заведений и филиалов дальневосточных высших учебных заведений г. Находка Приморского края в 2007-2008 гг. Предметом исследования являлся список американизмов (из 25 слов и словосочетаний), указанных респондентами в ходе фокус-групп как наиболее часто встречающихся в повседневно-бытовых речевых контактах, и их русских эквивалентов (всего 50 стимулов).

Для достижения цели применялся метод психосемантического дифференциала Ч.Осгуда [4], а также ассоциативная экспериментальная методика.

Сущность первого метода заключается в том, что в основе доязыковой категоризации значения, т.е. прежде, чем слово обретет свое денотативное значение, лежит эмоциональное отношение, чувственная ткань, связанная с личностным смыслом, социальными установками, стереотипами и другими эмоционально насыщенными и слабо структурированными и мало осознаваемыми формами общения.

Метод свободного ассоциативного эксперимента основывается на позиции к слову как элементу лексикона, т.е. средоточию «...пучка связей, прямо ведущих к продуктам многочисленных актов глубинной предикации, что в совокупности со связями по линиям его звуковой и графической формы дает многомерную систему» [5, 55]. В сознании индивида формируется уникальная ассоциативная система, лежащая в основе субъективной семантики слова и определяемая в первую очередь культурой - всеми знаниями, опытом, в том числе чувственным и неосознаваемым, скрытыми установками и структурой ценностей. Коль скоро изменчивы явления культуры, в такой же степени изменчив и ассоциативный ряд.

В первом случае, респонденту предлагалось оценить каждый стимул предмета исследования (25 американизмов и 25 их русских эквивалентов) по 12 двухполюсным шкалам, сгруппированным по трем факторам:

1. Оценка (темный - светлый, плохой - хороший, угловатый - округлый, грустный -веселый, шершавый - гладкий);

2. сила (слабый - сильный, большой - маленький, холодный - теплый, пустой -полный);

3. активность (пассивный - активный, напряженный - расслабленный, избитый -новый).

В качестве результата учитывалась средняя оценка каждого стимула для всех респондентов.

Результаты исследования показали, что слова родного языка (эквиваленты американизмов) по сравнению с американскими заимствованиями имеют более высокий уровень (активности, эмоциональной силы и положительной психологической оценки) эмоционального насыщения и психологического наполнения. Таким образом, знание об объекте, обозначаемом американизмом, либо отсутствует либо слабо сформировано.

Следует отметить, что пара стимулов «Ехtreme - Крайность» (см. рис. 1 стимулы №22) имели приближенные оценки (0,4 и 0,5 соответственно). Для изучения данного феномена и составления более полной картины состояния американизмов в речевой культуре молодежи к предмету исследования был применен "Тест свободных ассоциаций". С целью сохранить объективность полученных результатов, стимулы предмета исследования предъявлялись в виде двух отдельных списков (американизмов и их

эквивалентов) произвольной очередности. В ходе тестирования было дано всего 4 668 ассоциаций. Количественный анализ ассоциаций обоих списков существенной разницы не показал. Однако, сопоставление по типу ассоциативных связей показало, что наиболее массовидной ассоциацией для американизмов послужил их прямой перевод на русский язык, т.е. информанты идентифицировали их со словами из списка русских стимулов. Иностранные стимулы также не продемонстрировали способность участвовать в языковых \речевых клише в русском языке, но имели обширную группу ассоциаций, основанную на фонетическом сходстве. Дальнейший сопоставительный анализ результатов показал, что ассоциативные карты пар стимулов (американизм - его русский эквивалент) имеют существенные различия.

Рассмотрим примеры наиболее парадоксальных ассоциативных построений. Стимул «Я тебя люблю» имеет ряд клишированных ассоциаций (и жить без тебя не могу; любовь - самое прекрасное чувство; не вер; громко сказано; не все так просто; и очень дорожу; всем сердцем). Он вызывает как положительный (чувство; счастье, радость, уважение; любовь; ценность; теплота; идеальный мужчина; безграничное чувство; нежность; восторг; сердце; волнение; секс) так и отрицательный эмоциональный отклик (вранье; просто слова, а нужны действия; а знаешь ли смысл?}. Фраза широко известна информантам как на английском, так и на китайском, немецком языках.

В отличие от него американизм «I 1оуе you», хотя и вызывает положительные эмоции, в сознании русского студента чаще всего имеет связь с другими американизмами (Ит из лав; те toо; ай лав ю ту; I dоп't 1оvе уои; бойфренд; бэйби; еаsу 1оve^•). Любопытен пример "а я тебя не аи лав ю”, демонстрирующий отсутствие грамматической и как следствие семантической освоенности стимула. Среди локализированных ассоциаций данный стимул иногда напоминает надписи (на жевательной резинке, на подушке). Клишированные ассоциации, как и в случае с другими стимулами - американизмами, отсутствуют. Таким образом, владение переводом ”я люблю тебя ” среди информантов указывает лишь на узнавание данного стимула, но никак не на его смысловую идентификацию с русским эквивалентом и тем более превосходство над ним по силе эмоций и чувств. Данный вывод подтверждается дальнейшим сопоставительным анализом.

Мы обнаружили, что «Уважению» часто сопутствует любовь, почет, его надо заслужить, и это большая ценность, в то время как его американский эквивалент «Respect» относится к сленговой лексике и популярной культуре и чаще всего упоминается информантам в сочетании "респект и уважуха”. Слово «Ладно\хорошо» в отличие от «Оkеу» имеет не только положительный, но и отрицательный компонент в своей семантике, закрепленный в сознании индивида в противопоставлении плохо, а также с одолжением, неуверенным согласием. «Воуfriend» ассоциируется с «Парнем, с которым встречается девушка» всего у одного студента из 100. Чаще им представляется парень, хороший \ близкий друг, реже солидный мужчина, любовник и мальчик-гей. Русский стимул чаще всего подразумевает любовь, любимого человека (всего 19 ассоциаций - синонимов), счастливчика. Этот человек молодец. «Человек со сверх способностями» традиционно ассоциируется с экстрасенсом, гением, вундеркиндом, героем, индиго; людъми-Х, сверчеловеком, необычным человеком, а также с такими личностями, как Иисус, Ницше. Вместе с тем, это такие киногерои, как супермэн, бэтмэн, спайдермэн, киборг и психически ненормальные люди: псих, фрик, даун. Ассоциации для стимула «SuperMan» чаще всего относятся к героям кино; однозначно указывая на источник его происхождения.

Особое внимание следует уделить словам «Extreme» и «Крайность». Анализ ассоциаций русского стимула показывает, что очень часто он связан с безвыходной ситуацией, пределом, необходимостью, опасностью, гранью, пропастью, обрывом и т.п. Слово «Extreme» ассоциируется в первую очередь с адреналином, спортом и его отдельными видами, оценкой 'хорошо' и опасностью, которую, скорее всего, следует рассматривать со знаком плюс, учитывая положительную семантику ответов почти всех групп ассоциаций. Оно никак не ассоциируется респондентами с «Крайностью» и наоборот. Очевиден тот факт, что семантически заимствованное слово гораздо менее напряженное, чем его русский эквивалент. Его можно было бы рассматривать как новый концепт, лакунизированный в культуре советского периода, но активно культивируемый современными СМИ и привлекательный для молодежи в силу потребности «испытания себя на прочность». Однако, отсутствие каких-либо клишированных ассоциаций, преобладание сленговых выражений и других американизмов, ассоциации с рекламой мороженного указывают на семантическую пустоту, личностную неосвоенность стимула на момент исследования.

В целом результаты проведенного исследования подтверждают отсутствие глубинного характера влияния американизмов на русский язык и российское самосознание в целом. Несмотря на то, что многие традиционно сущностные составляющие культурной самоидентификации россиянина теряют свою актуальность, подвергаются переоценке под натиском глобальной интернационализации с ее массовой культурой, потребительством и информатизацией, семантический анализ американизмов демонстрирует слабый уровень их культурной, социальной и психологической мотивации. Они не закреплены в рамках "концептов-минимумов" и "концептов-максимумов" на данном этапе развития российской культуры. Иными словами, семантика американизмов не присутствует в сколько-нибудь существенной степени в культурном опыте русскоязычных носителей, также как она не дает выход на некоторый фрагмент индивидуальной картины мира. Для русской речевой культуры американизмы остаются лишь "оболочками", некой последовательностью звуков и графем, не включенными в смысловое целое, т.е. в язык.

Примечание:

1. Fluck W. The Americanization of Modern Culture. Professional for Cooperation 5(2002): 113-137 (in Russian).

2. Маслова В.А. Лингвокультурология. М., 2001. 208 с.

3. Фрумкина Р.М. Психолингвистика. М., 2003. 320 с.

4. Osgood C.E., Suci G.J., Tannenbaum Р.Н. The measurement of meaning. Urbana, 1957. 520 р.

5. Залевская А.А. Введение в психолингвистику. М., 1999. 382 с.