Фомушкина Ольга Викторовна, преподаватель кафедры английского языка (второго) ФГКВОУ ВПО «Военный университет» Министерства обороны Российской Федерации,

г. Москва.

111033, г. Москва, Волочаевскаяул., д. 3А. Тел.: (495) 362-55-72. E-mail: krusnik_13@mgiJ.ru

О.В. Фомушкина

АЛЛИТЕРАЦИЯ КАК СРЕДСТВО УСИЛЕНИЯ СЕМАНТИЧЕСКОГО ЕДИНСТВА (на материале древне- и среднеанглийских поэтических текстов)

История поэзии является частью истории языка, на котором она была создана. Поэтому развитие аллитерационного стиха в рамках древне- и среднеанглийской поэзии отражает как фонетические, так и стилистические особенности английского языка того периода.

Аллитерация обычно содержится в главном ударном слоге слова, вовсе не обязательно в начальном слоге. Подразумевается большая по сравнению со среднеречевой частотность этих звуков на определенном отрезке текста или на всем его протяжении. Следовательно, аллитерация - это параллелизм, заключающийся в том, что начальный элемент остается неизменным, когда конечный элемент варьируется. Несомненно, что стих - это прежде всего повторяющаяся «звуковая фигура». И такой «звуковой фигурой» в древнеанглийской поэзии является аллитерация.

Структура поэзии основана на непрерывном параллелизме, а он бывает двух типов: такой, где противопоставление отчетливо выражено, и такой, где оно оказывается скорее переходным. Со структурой стиха связан лишь первый тип, то есть отчетливо выраженный параллелизм, проявляющийся в ритме (повторяемость определенных последовательностей слогов), размере (повторяемость определенных последовательностей ритма), аллитерациях, ассонансах и рифмах. В силу этой повторяемости порождается соответствующий параллелизм в словах и мыслях. Можно утверждать, что, чем отчетливее выражен параллелизм в формальной структуре или в выразительных средствах, тем отчетливее будет проявляться параллелизм в словах и в смысле [2, р. 445].

Аллитерация в древнеанглийском стихе играла организующую ритмическую роль, представляя, по существу, один из видов начальной рифмы и являясь одним из существенных факторов его ритмической конструкции. В аллитерационном стихе аллитерация, по сути, выступает структурным аналогом рифмы. Позднее она вытесняется стихом с конечной рифмой.

Аллитерационный стих — акцентный стих древней германской и кельтской поэзии. В каждой строке по меньшей мере два слова должны были начинаться с одного и того же звука. Каждая строка такого стиха имела четыре ударения и разделялась на два полустишия, в которых было по два главных ритмических ударения, причем число безударных слогов в полустишиях могло не совпадать [6, с. 228]. Согласные звуки, стоявшие перед первым (а иногда также и перед вторым) главным ударением первого полустишия, обязательно должны были повторяться (аллитерировать) во втором полустишии перед его первым главным ударением. Ударение в древнеанглийском чаще всего падало на первый слог корня, и на полустишие приходилось по два слога с акцентом. Они создавали четкий ритм, а неударные слоги (сколько бы их ни было) проговаривались за примерно одинаковые интервалы времени: быстро, если их было много, и медленно, если их было мало. В таких условиях начало ударного слога было самым важным участком слова, и аллитерация подчеркивала именно эти функционально значимые точки стиха. Легко заметить, что аллитерационный стих хорошо приспособлен для фонетических особенностей древнеанглийского языка [7, с. 26].

Следует отметить, что в древнеанглийский период аллитерация являлась организующим принципом текста, а также выделяла наиболее семантически значимые слова в высказывании и использовалась в таких конструкциях, как аллитерирующие синонимы, аллитерирующие усилительные слова, и других параллельных конструкциях. Словесное ударение в древнегерманских языках отличалось большой силой, было фиксировано на первом слоге и, в связи с этим, приходилось, как правило, на корневую морфему. Последнее обстоятельство наиболее важно для аллитерационной системы, так как из него вытекает изначальная связь звучания со значением, ведь для древнеанглийской поэзии характерно несовпадение стиховых и синтаксических границ, когда предложение заканчивается не в конце, а в середине долгой строки аллитерационного стиха.

Фраза подхватывает аллитерацию предыдущей фразы, а аллитерирующие звуки выступают в качестве связующих звеньев между мыслями.

Аллитерация соединяет краткие строки-полустишия в более сложно организованную долгую строку. Именно по этой причине аллитерация располагается как можно ближе к началу второй краткой строки и никогда не повторяется на последней вершине. Задержка появления первой вершины второй краткой строки повредила бы главной функции связывания; повторение аллитерации на последней вершине выделяло бы последнюю, мешая отделению семантически главного в строке от второстепенного, менее значимого. Таким образом, если рассматривать аллитерацию не только в рамках древнеанглийской поэзии, но проанализировав ее применение и в более поздние этапы развития английского языка, можно сказать, что основной функцией данного стилистического приема в поэзии является логическая функция, то есть обеспечение связи между компонентами высказывания, а также их верное акцентирование.

В памятниках литературы древнеанглийского периода аллитерация широко применяется в параллельных конструкциях, парных синонимах, усилительных словах, именах собственных и некоторых других случаях. При этом интенсивность аллитерации и ее употребление в тех или иных фигурах речи различны в зависимости от жанра произведения и его тематической направленности. Рассмотрим примеры аллитерации в эпической поэме «Beowulf»1.

Уже первые строки поэмы представляют собой прекрасный пример использования аллитерации:

LO, praise of the prowess of people-kings Of spear-armed Danes, in days long sped,

We have heard, and what honor the athelings won! [1]

В первой строке аллитерация со звуком [p], а в третьей со звуком [h], при этом в каждой из строк соответствующий звук используется дважды. Во второй строке аллитерирует звук [s], причем лишь по одному разу в каждом полустишии. Аллитерация объединяет слово «prowess» («доблесть») и тех, к кому это качество относится, - «people-kings» («народных королей»). Таким

1 Беовульф (примерно 700—1000 год) — англосаксонская эпическая поэма, названная так по имени главного героя (Беовулф, др.-анг. Beowulf, буквально «пчелиный волк», то есть «медведь») и являющаяся одним из наиболее ярких примеров аллитерационного стиха. - О. Ф.

образом, аллитерирующие единицы являются семантическими центрами высказывания и несут основную смысловую нагрузку в тексте.

В следующем отрывке в начале слов аллитерируются согласные звуки [b], [f], [h], [s]:

Now Beowulf bode in the burg of the Scyldings, leader beloved, and long he ruled in fame with all folk, since his father had gone away from the world, till awoke an heir, haughty Healfdene, who held through life, sage and sturdy, the Scyldings glad [1].

В этом эпизоде видно, что в первых двух и четвертой строках звуки [b], [l] и [a] употреблены в начале слова по два раза каждый, то есть в каждом полустишии имеется только одно слово, начинающееся с этого звука. Далее, звуки [f], [h] и [s] в третьей, пятой и шестой строках употреблены соответственно по три раза в строке каждый, то есть в первом полустишии имеются две вершины, аллитерирующие с этим звуком, а во втором полустишии - только одна такая вершина. Таким образом, аллитерация связывает два полустишия в гармоничную по структуре и звучанию строку. Кроме того, аллитерация выделяет эпитеты «sage and sturdy» («мудрец и здоровяк»). Следует также отметить, что аллитерация объединяет подлежащее, сказуемое и обстоятельство места: «Beowulf bode in the burg...» («Беовульф жил в городе...»), а также эпитет и определяемое слово: «leader beloved» («горячо любимый вождь»), «haughty Healfdene» («горделивый Хилфден»).

В сцене похорон Беовульфа аллитерация выделяет параллельные однородные эпитеты («the mildest and most beloved», «the kindest, keenest for praise») и подлежащее со сказуемым («made their mourning the men»), что характерно для древнеанглийского периода стихотворной культуры:

Thus made their mourning the men of Geatland,

For their hero’s passing his hearth-companions:

Quoth that of all the kings of earth,

Of men he was mildest and most beloved,

To his kin the kindest, keenest for praise [1].

Прекрасным примером использования аллитерации в среднеанглийский период являются роман «Сэр Гавейн и Зеленый Рыцарь» и поэма «Жемчужина». Настоящее имя автора этих произведений неизвестно, однако его условно называют автором «Сэра Гавейна» и «Жемчужины». Этот роман написан

типичным для XIV века стилем, известным лингвистам под названием «Аллитерационное Возрождение». Аллитерационная форма этого периода обычно заключается в согласовании пары ударных слогов в начале строки и другой пары в конце. Каждая строка в некоторый момент после первых двух ударений имеет паузу, называемую цезурой, которая делит строку на две короткие строки [5, р. 185].

Начальный эпизод из среднеанглийского аллитерационного романа «Сэр Гавейн и Зеленый Рыцарь» интересен тем, что в нем сочетаются англосаксонские и среднеанглийские особенности использования аллитерации:

The siege and assault having ceased at Troy as its blazing battlements blackened to ash, the man who had planned and plotted that treason had trial enough for the truest traitor! [3]

Здесь наблюдается характерное для англосаксонского стихосложения использование парных аллитерирующих синонимов, например «planned and plotted». Тем не менее, большинство аллитерирующих единиц этого отрывка следуют уже среднеанглийской манере стихосложения, таким образом, применение парных аллитерирующих синонимов можно рассматривать как дань исторической традиции.

Ярким примером использования аллитерации в романе является эпизод, описывающий придворную жизнь:

Then Guinevere moved gaily among them,

took her place on the dais, which was dearly adorned

with sides of fine silk and a canopied ceiling

of sheer stuff: and behind her shimmering tapestries from far Tarsus,

embroidered, bedecked with bright gems

that the jewelers would pay a pretty price for any day,

but the finest gem in the field of sight looked back: her eyes were grey.

That a lovelier’s lived to delight the gaze - is a lie, I’d say! [3]

В этом эпизоде аллитерация используется в различных функциях: в

первой строке аллитерируют имя собственное «Guinevere» («Гиневра») и наречие «gaily» («весело»); во второй строке аллитерирует понятие из жизни двора «dais» («возвышение в парадном обеденном зале») и наречие «dearly» («дорого»). Далее аллитерируют эпитеты с определяемыми словами: «sides of silk» («шелковые стороны»), «tapestries from far Tarsus» («гобелены из далекого Тарсуса»), «pretty

price» («изрядная цена»). Присутствует также аллитерация подлежащего и сказуемого: « a lovelier’s lived» («прекраснейшая жилá»).

Аллитерация лексики, связанной с жизнью рыцарства, применяется в различных описаниях: пиров, охоты, сервировки, одежды, помещений,

подчеркивает семантическую общность наиболее значимой и эмоционально окрашенной лексики. Так, в произведениях среднеанглийского периода сохраняется описательная традиция англосаксонской литературы.

Рассмотрим примеры использования аллитерации в романе «Сэр Гавейн и Зеленый Рыцарь» и поэме «Жемчужина». В следующих примерах аллитерирующие единицы выполняют функции подлежащего и сказуемого в предложении:

O mold, thou marrest a merry jewel,

My priceless pearl without a spot.

«Жемчужина», стих 2 [4]

В первой строке этого отрывка аллитерируют обращение «mold» («плесень»), сказуемое «marrest» («пятнаешь») и эпитет «merry» («радостный»), относящийся к дополнению. Во второй строке аллитерацию формируют существительное и его эпитет: «priceless pearl» («бесценная жемчужина»). Таким образом, автор привлекает к этим словам особое внимание читателей. Следовательно, аллитерация подчеркивает семантическое единство словосочетаний «O mold, thou marrest» («о плесень, ты пятнаешь») и «priceless pearl» («бесценная жемчужина»), в то же время усиливая противопоставление первого из этих словосочетаний с прилагательным «merry» («радостный»). Рассмотрим эпизод из пятого стиха поэмы «Жемчужина»:

Upon that spot my hands I’d wring For care, full cold, that at me caught;

A desolate dirge in my heart did din,

Though to set me right my reason sought.

«Жемчужина», стих 5 [4]

В этом эпизоде аллитерируют подлежащее и сказуемое со звуком [k] в словах «cold» («холод») и «caught» («охватил»); также аллитерируют подлежащее с эпитетом «desolate dirge» («безотрадный плач») и аналитическое сказуемое в эмфатической форме «did din» («звенел»).

Аллитерация в подобных случаях выполняет функцию экспрессивного средства для создания эмоционального эффекта и скрепляет семантическое

единство лексических единиц, особенно ярко подчеркивая параллелизм эпитета и определяемого слова.

Аллитерация ключевых слов, семантика которых зависит от тематической направленности произведения, была традиционной в памятниках английской литературы XIV века. В поэме «Жемчужина» аллитерирует церковная лексика, в том числе аллюзии и имена собственные, связанные с духовной тематикой, что подчеркивает теологический характер повествования.

Уменьшение аллитерации в усилительных словах и ее интенсивное использование в эпитетах свидетельствует о том, что в литературе среднеанглийского периода аллитерация применяется не столько как средство композиционной организации текста, сколько как художественный прием для создания определенного музыкального эффекта, что свидетельствует о том, что интенсивность функций аллитерации «перераспределилась» по сравнению с древнеанглийским периодом: композиционная функция более не является основной, акцент сместился на семантическую и экспрессивную функции.

Анализ аллитерационного романа «Сэр Гавейн и Зеленый Рыцарь» и поэмы «Жемчужина» как литературных памятников среднеанглийского периода показывает, что аллитерация сохраняет свою экспрессивную и семантическую функции, более того, в произведениях среднеанглийской литературы это свойство аллитерации проявляется четче, чем в древнеанглийский период: аллитерируют наиболее эмоционально окрашенные слова, несущие основную стилистическую нагрузку в тексте. Более того, аллитерация выделяет семантическое единство или подчеркивает антонимию лексических единиц.

Напротив, в произведениях древнеанглийской литературы (как, например, в рассмотренной поэме «Беовульф») аллитерация выполняет три функции: композиционную, семантическую и экспрессивную. Композиционная функция проявляется в том, что аллитерирующие лексические единицы являются семантическими центрами высказывания и несут основную смысловую нагрузку в тексте. В определенных фигурах речи (аллитерирующих синонимах, усилительных словах и других) аллитерация выполняет экспрессивную функцию стилистического средства и подчеркивает семантическое единство аллитерирующих лексических единиц.

Таким образом, можно полагать, что при сравнительном анализе поэтического материала древне- и среднеанглийского периодов было выявлено, что к среднеанглийскому периоду развития английского языка композиционная

функция аллитерации, заключавшаяся в структурном формировании строк поэтических текстов, существенно ослабела. Более выраженными стали экспрессивная и семантическая функции аллитерации, что сделало ее средством достижения семантической общности аллитерирующих лексических единиц. В то же время, следует отметить, что аллитерация оказывает заметное влияние на лексический состав и стилистические приемы произведений английской поэзии.

* * *

1. Beowulf / modern English translation by Francis Barton [Электронный ресурс] // Project Gutenberg - free ebooks:^^]. URL: http://www.gutenberg.org/ebooks/981

2. Hopkins G.M. The journals and papers. L, 1959.

3. Sir Gawain and the Green Knight / edited by J.R.R. Tolkien and E.V. Gordon. Oxford, Clarendon Press, 1967.

4. Stanton W.G. A Translation in Verse of The Middle English Poem «Pearl» [Электронный ресурс] // Alliteration: [сайт]. URL: http://www.alliteration.net/Pearlman.html

5. Stephen Greenblatt. The Norton Anthology of English Literature. Vol. 1. 8th ed. N.Y, L: W.W. Norton and Co., 2006.

6. Гальперин И.Р. Очерки по стилистике английского языка. М., 1981.

7. Панченко А.М. Русская стихотворная культура XVII века. М., 1973.