УДК 811.512.152

В. М. Лемская

АКЦИОНАЛЬНОСТЬ В ЧУЛЫМСКО-ТЮРКСКОМ ЯЗЫКЕ (В ТИПОЛОГИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ)

В настоящей статье на примере исчезающего чулымско-тюркского языка рассматривается акциональность -актуальная проблема типологии в целом и тюркского языкознания в частности. На основе полевого материала делается вывод о том, что процессы становления грамматических значений временных форм чулымско-тюркского языка из акциональных поливербальных конструкций находится в определенной динамике, а акциональные свойства поливербальных конструкций выражены в чулымско-тюркских говорах по-разному.

Ключевые слова: чулымско-тюркские говоры, акциональность, поливербальные конструкции, вспомогательные глаголы.

Акциональность в целом являет собой такую «семантическую характеристику, которая описывает глагольные предикаты естественного языка в таких терминах, как „стативность“, „ динамичность“, „предельность“ или „пунктуальность“», допуская при этом различные конфигурации в различных языках [1].

В тюркских языках акционально-аспектуальные и модальные аналитические формы глагола являются сложносоставными; они образовывались путем включения второстепенного действия, выраженного причастием, в главное действие глагола-сказуемого при его лексической опустошенности (обобщенности) [2].

Акциональные характеристики глаголов в тюркских языках в своей полноте раскрываются лишь внутри предложения и зачастую выражаются в образуемых ими поливербальных конструкциях при помощи определенного набора вспомогательных глаголов, выступающих в тандеме с соединительным деепричастием основного глагола на -(1)р [3— 5]. Набор этих глаголов ограничен, а состав практически одинаков в разных тюркских языках. Ак-циональные значения содержатся не только внутри глагольных лексем, но в большей степени передаются именно такими конструкциями.

В анализе акциональных форм чулымско-тюркского языка авторы придерживаются точки зрения

С. Г Татевосова, согласно которой поливербальная конструкция с акциональными характеристиками в тюркских языках может выражать в перфектив-

ных и имперфективных формах акциональные значения «состояние» (8), «процесс» (р), «вхождение в состояние» (ея), «вхождение в процесс» (ер), «мультипликативный процесс» (мр), которые признаются универсальными для межъязыкового варьирования [1].

Значения я, р, ея, ер отражают эпизодические, а значение мр - хабитуальное действия [1, с. 10, 2223]. Следует отметить, что значения ея и ер могут проявляться только в перфективных формах глагола (рру); остальные - как в перфективных, так и в имперфективных формах (оту).

Для выявления акциональных характеристик чулымско-тюркских конструкций со вспомогательными глаголами в качестве форм для анализа были выбраны перфективные формы прошедшего времени на -(О)Л(п) и имперфективные формы настоящего времени на -(1)Ь(Г)!(Х), -ЛаГ и -(1р)йт (для данного анализа принимается соглашение о том, что эти формы синонимичны).

Из нашего корпуса были выбраны примеры по-ливербальных конструкций с акциональными характеристиками: таких конструкций в нижнечулымском материале обнаружено 200, в тутальском -277, в мелетском - 198. Представляется возможным обобщить данные о количественной дистрибуции значений этих конструкций в трех чулымско-тюркских говорах (таблица; приводится перечень вспомогательных глаголов, а не формируемых ими конструкций; за 100 % принимается общее количество конструкций в каждом отдельном говоре).

Вспомогательные глаголы, образующие конструкции с акциональной характеристикой в чулымско-тюркском языке

АиХ ср.-чул./н.-чул. Диалект/говор реу (р8т на -(Є)Л(п)), % оту (ря8 на -ЛОІ, -(Г)Б(Г)1(Х), -(Ір)ґіг), %

8 р Е8 ер мр 8 р мр

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

аі- ‘брать’ н.-чул. 2,00

тутал. 0,36

мелет. 0,50 1,01

П р о д о л ж е н и е т а б л.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

cat-/jat- ‘лежать’ н.-чул. 1,00 9,00 0,50

тутал. 3,61 2,16

мелет. 11,61 1,01

cör-/jör- ‘ходить’ н.-чул. 0,50

тутал. 1,08

мелет. 4,04 1,01

is-/ij- ‘посылать’ н.-чул. 0,50

тутал. 24,90 21,66

мелет. 20,20 20,70 0,50

kal- ‘оставаться’ н.-чул. 2,50 1,00

тутал. 1,08 0,36

мелет.

käl- ‘приходить’ н.-чул.

тутал.

мелет. 0,50

kör- ‘видеть’ н.-чул.

тутал. 0,72 0,36

мелет.

olur-/ot- ‘сидеть’ н.-чул. 0,50 2,50

тутал.

мелет. 0,50

par- ‘уходить’ н.-чул. 30,50 2,50 2,00 1,50

тутал. 20,93 3,97

мелет. 29,79

pär- ‘давать’ н.-чул. 7,00 12,00 5,00

тутал.

мелет.

sal- ‘класть’ н.-чул. 17,00 0,50 1,00

тутал. 17,68 0,72 0,36

мелет. 6,56

tur- ‘стоять’ н.-чул. 0,50 0,50

тутал.

мелет. 0,50 2,52

Общим акциональным значением поливербаль-ной конструкции со вспомогательным глаголом аі-‘брать в чулымско-тюркских говорах является значение рефлексивного бенефактива (збек), например:

(1) н.-чул. ке:'зивалуан а'уац пир идз аршин узу-ну [6, с. 176].

keez-iw al-yan ayats pir üdz

käs-(I)p al-(G)A(n) ayats pir üts

резать CVB Aux:6paTb-psT дерево 1 3

arsin uzun-u

arsin uzun-(S)I(n)

rus.аршин длина-SsG

‘Он взял и срезал шест трех аршин длины’ (глагол al- ‘брать’ выступает в перфективной форме (pfv) и обозначает характеристику вхождения в состояние (es) обладания шестом в интересах субъекта, совершившего действие (sben)).

Примеры с глаголом kal- ‘оставаться’, привносящим в конструкцию акциональное значение, встре-

чаются только в нижнечулымском и тутальском материале. Общее значение такой конструкции интерпретируется как результатив (res):

(2) н.-чул. olani saap kalian kursayima [7, с. 48]. ol-an-í saa-p kal-yan

ol-an-(N)I sal-(I)p kal-(G)A(n)

он-он.овь-лсс класть-cvB лихюставаться-PST

kursay-ím-a kursak-(I)m-(G)A живот-lsG-DAT

‘?Так/ее положил на живот’ (глагол kal- ‘оставаться’ выступает в перфективной форме (pfv) и обозначает характеристику вхождения в результирующее состояние (es:res) после совершенного действия).

Примеры поливербальной конструкции с глаголом kör- ‘видеть’, имеющие акциональную семантику, замечены только в тутальском говоре. Значением таких конструкций является конатив (con):

(3) тутал. кбдйр кдрйбел, орбе чокпэ [8, с. 61].

ködür kör-übel ör

ködür kör-(I)b(I)l(X) ör

поднимать.1МР Аих:видеть-РЯ8 тяжелый

be cok pe

BA cok BA

Q нет Q

‘Пробует поднять, тяжелый или нет’ (глагол kör- ‘смотреть’ выступает в имперфективной форме (iPFv) и обозначает характеристику вхождения в процесс пробы действия (ep:con)).

Интересен единственный пример поливербаль-ной конструкции со вспомогательным глаголом käl- ‘приходить’ в мелетском говоре с явной акцио-нальной семантикой:

(4) мелет. ïray ämes poyan satanozu saktïp kälgän kudojun padïrsalarga [9].

üray ämes po-yan satano-zu

ïrak ämäs pol-(G)A(n) satana-(S)I(n)

далеко neg быть-ртср сатана-3sG

saktï-p käl-gän kudoj-un

sakta-(I)p käl-(G)A(n) kudaj-(S)In

думать-CVB Auх:прих0дить-INF бог-POS S. ACC

pad-ïr-sal-arga pat-TIr-sal-A(r)GA тонуть-CAUs-AUх:класть-INF

‘Находившийся вблизи сатана решил утопить Бога’ (глагол käl- ‘смотреть’ выступает в перфективной форме (pfv) и обозначает характеристику вхождения в состояния (es) с последующим намерением осуществить некое действие (purp)).

Глаголы cat-ljat- ‘лежать’, cör-ljör- ‘ходить’, olur-l ot- ‘сидеть’, tur- ‘стоять’ образуют конструкции с непредельными статическими либо динамическими акциональными значениями (т. е. процесс и состояние), однако они не так распространены в материале (в общей сложности 14 % от общего числа поли-вербальных конструкций в нижнечулымском диалекте, 6,85 % - в тутальском говоре, 21,21 % - в ме-летском говоре). Необходимо заметить, что поли-вербальные конструкции с этими глаголами (кроме cör-ljör- ‘ходить’) получили параллельное развитие в качестве грамматикализованных временных форм. Эти формы, однако, в большинстве случаев сохраняют свои акциональные характеристики. Вероятно, поэтому доля поливербальных конструкций с отдельно стоящими глаголами cat-ljat- ‘лежать’, olur-lot- ‘сидеть’, tur- ‘стоять’ в материале сравнительно мала.

Основным акциональным значением конструкции со вспомогательным глаголом cat-ljat- ‘лежать’ является дуратив (dur):

(5) н.-чул. ka:d3en MäH ja:3bwanjamkaM MäH кор-гам [10, с. 159].

kaadzen män jaazïla-p jat-ka-m kadzen män jazïla-(I)p jat-(G)A(n)-(I)m когда я охотиться-cvB AUх:лежать-Psт-1sG

man kor-ga-m

man kor-(G)A(n)-(I)m

я Аих:лежать-Р8т-^

‘Когда я охотился, я видел’ (глагол jat- ‘лежать’

выступает в перфективной форме (pfv) и обозначает характеристику длительного процесса (p.dur)).

Следует отметить, что в мелетском говоре набор лексем, выступающих в конструкции со вспомогательным глаголом cat-ljat- ‘лежать’ в качестве основного глагола, крайне ограничен: практически все примеры представляют собой конструкцию с редупликацией глагола cat-:

(6) мелет. olar sicadïlar [7, с. 11]. olar sica-dï-lar

olar Cica-Adl-LAr l<*cat-(I)p cat-AdI-LArl они лежать !<*лежать-ств Auх:лежать-

prs-3plI

‘Они лежат’;

(7) мелет. sitcadï [7, с. 38]. sitca-dï

Cica-Adl l<*cat-(I)p Cat-AdI l лежать !<*лежать-ств Auх:лежать-PRSІ ‘Лежит (предмет)’.

Глагол côr-ljôr- ‘ходить’ формирует поливер-бальную конструкцию с общим акциональным значением дуратива (dur) и итератива (iter):

(8) мелет. kazïwala s'ôrüwlü [7, с. 40].

kaz-ïw al-a s'or-üwlü

kac-(I)p al-A Cor-(I)b(I)l(X)

убегать-cvB Auх:брать-cvв AUх:ходить-PRS

‘Только ходит и прячется’ (глагол côr-ljôr- ‘ходить’ выступает в имперфективной форме (ipfv) и обозначает характеристику процесса (р) длительного повторяющегося дейстия (dur.iter)).

В нашем корпусе в нижнечулымском диалекте акциональная поливербальная конструкция с глаголом côr-ljôr- ‘ходить’ встречается лишь однажды.

Поливербальная конструкция с глаголом olur-l ot- ‘сидеть’, напротив, характерна для нижнечулымского диалекта. В материале по среднечулымскому диалекту она зафиксирована всего один раз в мелетском говоре. Общее акциональное значение этой конструкции - прогрессив (prog):

(9) н.-чул. пис иженвот'ис кидзиг палавыска [11, с. 200].

pis izen-w ot'-is kidziy

pis isen-(I)p otur-I(B)Is kidziy

мы надеяться-cvB Auх:сидеть-1PL маленький pala-wïs-ka pala-I(B)Is-(G)A мальчик-^L-DAT

‘Мы надеемся только на младшего сына’ (глагол ot- ‘сидеть’ выступает в имперфективной форме (ipfv) и обозначает характеристику состояния -прогрессива (s.prog)).

Примеры, в которых зафиксирована конструкция со вспомогательным глаголом tur- ‘стоять’ (в нижнечулымском диалекте и мелетском говоре), выражают акциональное значение делимитатива (dlmt):

(10) мелет. ol ür turturuwlu [7, с. 25].

ol ür tur-tur-uwlu

ol ür tur-tur-(I)b(I)l(X)

он долго стоять-лиххтоять-ряз

‘Он долго стоит’ (глагол tur- ‘стоять’ выступает в имперфективной форме (ipfv) и обозначает характеристику процесса (р), ограниченного временными рамками, но не имеющего предела - делимитатива (dlmt)).

Акциональные характеристики, выражаемые конструкциями со вспомогательными глаголами ïs- ‘посылать’ (только для среднечулымского диалекта), par- ‘давать’ (только для нижнечулымского диалекта), par- ‘уходить’, sal- ‘класть’ во многом схожи. Конструкции с этими глаголами практически всегда используются в перфективных формах для указания на произошедшие изменения состояния или процесса. В единичных примерах употребления этих конструкций в имперфективных формах, передаваемые ими акциональные характеристики сообщают о динамической ситуации, стремящейся к своему скорому завершению:

(11) тутал. moyalayï turup corüpsa adajlarï ürüt-tar, moyalayï cadïpsa, adajlarï toze catsalada [8, с. 58].

moyalay-ï tur-up

moyalak-(S)I(n) tur-(I)p

медведь-Poss.SsG вставать-ств

cor-üp-sà adaj-lar-ï ür-üttar

cor-(I)p-SA adaj-LAr-(S)I(n) ür-tIr

лих:ходить-ств-сож собака-PL-PossJpL лаять-PRS moyalay-ï cad-ïp-sa

moyalak-(S)I(n) cat-(I)p-SA медведь-SsG ложиться-CVB-COND

adaj-lar-ï toze cat-sal-ada

adaj-LAr-(S)I(n) toze cat-sal-AdI собака-PL-PossJpL rus.tc^ ложиться-AUх:класть-PRS ‘Если медведь двинется, собаки лают, если медведь ляжет, собаки тоже ложатся’ (глагол sal- ‘класть’ в имперфективной форме настоящего времени (ipfv:fut) указывает на предельную ситуацию в ее динамическом развитии к кульминации (p:tel)).

Глагол ïs- ‘посылать’ в среднечулымском диалекте образует акциональные конструкции с выделением точки кульминации, при которой событие внезапно переходит в новое качество. Такие конструкции с глаголами лексико-семантической группы физического действия имеют акциональное значение начала нового состояния:

(12) мелет. üyüzüpalozun adojun kaz'ïrïwskan [9].

üyü-zü palo-zun adoj-un

üyü-(S)I(n) pala-(S)In adaj-(S)In

сова-POss.SsG мальчик-Poss.ACc собака-POss.ACc

kaz'ïr-ïw-s-kan

kacïr-(I)p-ïs-(G)A(n)

пpoгoнять-cvв-AUx:пoсылaть-Psт

‘Сова прогнала мальчика и собаку’ (глагол ïs-‘посылать’ в перфективной форме (pfv) указывает на начало нового состояния после физического действия (inch:es)).

С глаголами лексико-семантической группы движения конструкции со вспомогательным глаголом ïs- ‘посылать’ имеют значение начальной точки нового процесса, выражаемого этой глагольной лексемой:

(13) тутал. andan äpke canïbïskan [8, с. 58].

an-dan äp-ke can-ïb-ïs-kan

an-DXn äp-(G)A can-(I)p-ïs-(G)A(n)

OKOBL-ABL дoм-DAT возвращаться-ств-

AUx:пoсылaть-Psт ‘Отправились домой (*оттуда)’ (глагол ïs- ‘посылать’ в перфективной форме (pfv) указывает на начало нового движения после некоторого события (inch:ep)).

Считаем, что эквивалентом рассмотренной ак-циональной конструкции в нижнечулымском диалекте является акциональная конструкция с глаголом pär- ‘давать’:

(14) н.-чул. мец идим mудувäрган ^jа:н [10, с. 165].

meg id-im tud-u-wär-gan

meg it-(I)m tut-(I)p-pär-(G)A(n)

мой собака-^G хвaтaть-cvв-AUx:дaвaть-Psт

kojaan kojan заяц

‘Моя собака поймала зайца’ (глагол pär- ‘давать’ в перфективной форме (pfv) указывает на начало нового состояния после физического действия (inch:es));

(15) н.-чул. цай идзива:па:р вäргä:вuс шгäрä [12, с. 466].

tsaj idz-iw-aa paar

tsaj idz-(I)p-al-(I)p par

чай пить-cvв-AUx:бpaть-cvв уходить wär-gää-wis iagärä

pär-(G)A(n)-I(B)Is iagärä

Aux:дaвaть-Psт-1PL дальше

‘Выпив чай, мы отправились дальше’ (глагол pär- ‘давать’ в перфективной форме (pfv) указывает на начало нового движения после некоторого события (inch:ep)).

Акциональные значения конструкций со вспомогательными глаголами par- ‘уходить’ и sal- ‘класть’ довольно близки: обе конструкции обозначают в основном вхождение в новое состояние (es) по достижении ситуацией некоторого предела (tel). Различия их акциональных значений заключаются в том, что глагол sal- ‘класть’ выражает внезапный

переход действия в результирующее состояние либо переход из одного состояния в другое, т. е. пунк-тивность (pnct), в то время как глагол par- ‘уходить’ в акциональной конструкции указывает на то, что достижению предела и переходу в новое состояние предшествовало некоторое длительное действие или состояние (dur).

(16) мелет. суг джа:п äрmuппаган [10, с. 171].

suY dzaa-p ärt-ip-pa-Yan

suy caY-(I)p ärt-(I)p-par-(G)A(n)-LAr

вода дождить-cvB проходить-cvB-AUx:

уходитЬ-PsT-PL ‘Дождь пошел’ (глагол par- ‘уходить’ выступает в перфективной форме (pfv) и обозначает характеристику вхождения в результирующее состояние после длительного дождя (dur:es));

(17) мелет. kat awsayam [9].

kat a-w-sa-Ya-m

kat al-(I)p-sal-(G)A(n)-(I)m жена бpaть-cvв-AUx:клaсть-Psт-1sG ‘Жену взял’ (глагол sal- ‘класть’ выступает в перфективной форме (pfv) и обозначает характеристику внезапного вхождения в состояние (pnct:es)).

Таким образом, акциональность одних и тех же вспомогательных глаголов проявляется в разных чу-лымско -тюркских говорах по-разному. Акциональ-ность может проявляться не только через отмеченные в данном сообщении глаголы (cat- ‘лежать’, otur-/olur- ‘сидеть’, sal- ‘класть’, ïs- ‘посылать’, par-‘уходить’) [13, с. 183-200]. В ряду вспомогательных глаголов, придающих клаузе акциональные характеристики, оказываются также al- ‘брать’, cör-‘ходить’, kal- ‘оставаться’, kör- ‘видеть’, pär- ‘давать’, pol- ‘быть’, tur- ‘стоять’.

В представленном материале следующие глаголы обнаруживают сходство по своей функциональности во всех трех чулымско-тюркских говорах: al- ‘брать’ (выражение значения рефлексивного бенефактива), cat- ‘лежать’ (выражение значения дуратива), par- ‘уходить’ (выражение значения вхождение в состояние после дуратива), sal-‘класть’ (выражение значения пунктивного вхождения в состояние).

С другой стороны, имеются глаголы, которые функционируют в акциональных конструкциях по-разному, например, ïs- ‘посылать’ (употребляется

только в среднечулымском диалекте и выражает значение начала вхождение в процесс с глаголами движения и начала вхождения в состояние с глаголами физического действия), par- ‘давать’, напротив, употребляется только в нижнечулымском диалекте, однако является аналогом среднечулымского i's- ‘посылать’, kal- ‘оставаться’ с семантикой результатива зафиксирован только в нижнечулымском диалекте и тутальском говоре среднечулымского диалекта, а tur- со значением делимитати-ва - в нижнечулымском диалекте и мелетском говоре среднечулымского диалекта.

Считается, что множество акциональных характеристик глагола в тюркских языках выражается неким множеством вспомогательных глаголов рассматриваемой конструкции (Tv-cvb[-(X)p] + + aux.fin) [4]. Материал чулымско-тюркского языка показывает, что только часть таких характеристик выражается при помощи вспомогательных глаголов указанных конструкций: вхождение в состояние (es: is- ‘посылать’, kal- ‘оставаться’, par-‘уходить’, par- ‘давать’, sal- ‘класть’), вхождение в процесс (ep: i's- ‘посылать’, par- ‘уходить’, par- ‘давать’, sal- ‘класть’), мультипликативный процесс (mp: cor- ‘ходить’). Описание акциональных значений процесс, состояние при помощи вспомогательных глаголов единично. Считаем, что характеристики процесс и состояние в формах настоящего времени чаще выражаются при помощи видовременных форм, которые восходят к поливербальным конструкциям (s, p: -(I)B(I)l(X) < *-(I)p ol(t)ur ‘-cvb Аих:сидеть’, -(Ip)tIr < *-(I)p tur- ‘-cvb Аих:стоять’). Значение мультипликативного процесса также может передаваться временной формой (mp: -AdI < *-A tur- ‘-cvb Аих:стоять’). Этим можно объяснить некоторую неоднозначность семантико-функциональ-ных особенностей временных форм (например, их использование в повествовательных текстах, относящихся, на первый взгляд, к прошедшему времени).

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что процесс становления сугубо грамматических значений временных форм чулымско-тюркского языка из поливербальных конструкций находится еще в определенной динамике, при которой они сохраняют акциональные характеристики.

Список сокращений и обозначений

1 - форма первого лица; 3 - форма третьего лица; мелет. - мелетский говор среднечулымского диалекта; н.-чул. - нижнечулымский диалект; ср.-чул. - среднечулымский диалект; тутал. - тутальский говор среднечулымского диалекта; abl - аблатив; acc - аккузатив; akt - акциональные ярлыки; aux -вспомогательный глагол; caus - каузатив; con - конатив; cond - условный, условное наклонение; cvb -деепричастие; dat - датив; dlmt - делимитатив; dur - дуратив; dur:es - вхождение в состояние из дуратива; ep - вхождение в процесс; es - вхождение в состояние; fin - личная (финитная) форма глагола; imp - императив, повелительное наклонение; inch - инхоатив; indir - индиректив, заглазное время; inf -

инфинитив; ipfv - имперфективная форма; iter - итератив; mp - мультипликативный процесс; neg -(именное) отрицание, отрицательная частица, отрицательная форма; obl - косвенная форма; p - процесс; pfv - перфективная форма; pl - форма множественного числа; pnct:es - внезапное вхождение в состояние; poss - поссессив, форма принадлежности; prog - прогрессив; prs - презенс, настоящее время; pst - прошедшее время; ptcp - причастие; purp - целеполагание; q - вопросительная форма; res - результатов; rus - заимствование из русского языка, русское слово; s - состояние; sben - рефлексивный бене-фактив; sg - форма единственного числа; Tv - главный глагол.

Список литературы

1. Татевосов С. Г Акциональность в лексике и грамматике: автореф. ... д-ра филол. наук. М., 2010. 44 с.

2. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. Пратюркский язык-основа. Картина мира тюркского этноса по данным

языка / отв. ред. Э. Р. Тенишев, А. В. Дыбо. М., 2006. 908 с.

3. Черемисина М. И. Основные типы аналитических конструкций сказуемого в тюркских языках Южной Сибири // Языки коренных народов Сибири. Новосибирск, 1995. Вып. 2. С. 3-22.

4. Шенцова И. В. Акциональные формы глагола в шорском языке. Кемерово: Кузбассвузиздат, 1997. 148 с.

5. Лемская В. М. Сложные сказуемые фразеологизированного типа как способ номинации пространственной характеристики глагольного действия в чулымско-тюркском языке // Вестн. Томского гос. пед. ун-та (Tomsk State Pedagogical University Bulletin). 2011. Вып. 9 (111). С. 171-177.

6. Дульзон А. П. Чулымские татары и их язык // Ученые записки Томского гос. пед. ин-та. 1952. Т. 9. С. 76-211.

7. Лемская В. М. Полевые материалы по среднечулымскому и нижнечулымскому диалектам лингвистических экспедиций 2010 г. [По-

левые записи]. 2010. Тетрадь № 1. 52 с.

8. Абдрахманов М. А. Тексты чулымско-тюркского языка (среднечулымский диалект) // Языки и топонимия Сибири. Томск: Изд-во Том -ского ун-та, 1970. Т. 2. С. 58-69.

9. Лемская В. М. Полевые материалы по среднечулымскому диалекту лингвистической экспедиции [Полевые записи: эл. ресурс]. 2007-2008.

10. Дульзон А. П. Материалы по диалектологии тюркских наречий Западной Сибири // Вопросы хакасской филологии: сб. науч. тр. Абакан: Хакас. науч.-исслед. ин-т языка, лит. и истории, 1977. С. 150-178.

11. Дульзон А. П. Материалы по диалектологии тюркских наречий Западной Сибири // Ученые записки Хакас. науч.-исслед. ин-та языка, лит. и истории. Абакан, 1973. Вып. 18. С. 187-207.

12. Дульзон А. П. Чулымско-тюркский язык // Языки народов СССР. Т. 2: Тюркские языки. М.: Наука, 1966. С. 446-466.

13. Бирюкович Р. М. Строй чулымско-тюркского языка: дис. ... д-ра филол. наук. М., 1980. 404 с.

Лемская В. М., старший преподаватель.

Томский политехнический университет.

Пр. Ленина, 30, Томск, Россия, 634050.

E-mail: lemskaya@tspu.edu.ru

Материал поступил в редакцию 01.02.2012.

V. M. Lemskaya

ACTIONALITY IN CHULYM TURKIC (IN A TYPOLOGICAL PERSPECTIVE)

The article analyses one of the essential issues of general typology and turkology: actionality through the example of the moribund Chulym Turkic language. Based on the author's field data a conclusion is made that the processes of forming grammatical meanings of tense forms from aktionsart polyverbal constructions in Chulym Turkic are still dynamic; whereas the aktionsart characteristics of the polyverbal constructions are expressed differently in different Chulym Turkic sub-dialects.

Key words: Chulym Turkic sub-dialects, aktionsart, polyverbal constructions, auxiliary verbs.

Tomsk Polytechnic University.

Pr. Lenina, 30, Tomsk, Russia, 634050.

E-mail: lemskaya@tspu.edu.ru