ББКК 14 81.001.6

УДК 801:001.89

Н.Н. Казыдуб

АКСИОЛОГИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ В ЯЗЫКЕ И РЕЧИ

В статье разрабатывается методология исследования аксиологических систем в терминах лингвистики. Аксиологическая система определяется как комплексный феномен, который включает пять основных компонентов: 1) языковую личность; 2) ценностные смыслы; 3) языковые репрезентанты ценностных смыслов; 4) речевые иллокуции; 5) дискурсивные стратегии. Составляющие аксиологической системы специфицируются и описываются с точки зрения их взаимодействия в рамках целостной структуры и их вклада в языковую репрезентацию и речевую актуализацию ку льтурных сценари-

Ключевые слова: аксиологическая система; ценностный смысл; языковая репрезентация; речевая актуализация; cmратегия.

N.N. Kazydub

VALUE SYSTEMS IN LANGUAGE AND SPEECH

The article presents a methodology for the study сf value systems in linguistics. A value system is dtfined as a complex phenomenon that incorporates five basic constituents: 1) personality cf the language user; 2) value concepts; 3) language representations cf value concepts; 4) speech illocutions; 5) discourse strategies. The constituents сf value systems are specified and described from the point сf view сf their interaction within the coherent structure and their contribution to the language representation and speech actualization cf cultural scripts.

Key words: value system; value concept; language representation; speech actualization; strategy.

В современной лингвистической науке возрастает интерес к изучению аксиологической составляющей языкового значения и речевых смыслов. Этот интерес обусловливается осознанием критериальной значимости ценностных категорий и концептов для бытия и деятельности личности в пространстве культуры, языка и речи (см.: [Язык и культура: Факты и ценности: к 70-летию Юрия Сергеевича Степанова, 2001; Этносемиометрия ценностных смыслов, 2008; Pathways to Culture: Readings on Teaching Culture in the Foreign Language Class; Culture Matters: how Values Shape Human Progress, 1999; Media Power in Politics, 2000]). Аксиологическая проблематика включает принципы и стратегии формирования ценностного сознания, ценностного отношения и ценностного поведения языковой личности в призме её культурной идентичности. Обозначенная выше аксиологическая триада содержит системы сущностных смыслов, сопровождающих процесс приобретения языковой личностью компетентностного знания и наделяющих языковую личность новыми качественными характеристиками, которые соответствуют вызовам современного этапа развития цивилизации.

С учётом укрупнения аксиологического плана языковой системы и речевой деятельности по-

является необходимость его осмысления в рамках теории, обобщающей и систематизирующей ценностные основы языковой картины мира и сопоставляющей различные модели организации и циркулирования ценностных смыслов. Разработка такой теории требует обращения к аксиологическим системам, которые объединяют смысловые значимости, определяющие специфику ценностного мировидения и ценностного миропонимания.

Аксиологическая система являет собой инвариантно-вариативное образование, включающее разностатусные ценностные смыслы, их языковые репрезентанты и стратегии переживания ценностных смыслов в условиях социального взаимодействия. Это - сложноструктурированная и высокодинамичная система с разветвлённой сетью структурных элементов и их взаимосвязей и взаимозависимостей. По этой причине аксиологическая система может быть реконструирована на основе исчисления целого ряда параметров, соотносящих разнообразные конфигурации и сценарии актуализации ценностных смыслов в речевой коммуникации. Включённость аксиологических значимостей в смысловое разнообразие реального мира и многоплановые контексты взаимодействия этносов, социальных групп и отдельных

личностей обосновывает необходимость методологического анализа закономерностей и феноменов формирования, существования и развития аксиологических систем.

Аксиологическая система порождается деятельностными механизмами: а) когнитивным, б) семантическим, в) прагматическим. Когнитивные механизмы производны от основополагающей антиномии рефлективного и конструктивного. Производным от первого является механизм рефлексии, соотносящей опыт языковой личности с актуальной ситуацией речевого взаимодействия. Производным от второго следует считать механизм интерпретации, детерминирующей параметры изменения реального и возможного мира. Семантический механизм представлен семантической репрезентацией, а прагматический - прагматической интерпретацией.

В качестве операциональных механизмов, структурирующих аксиологическую систему, назовём механизмы КОНВЕРГЕНЦИИ и ДИВЕРГЕНЦИИ. Механизм КОНВЕРГЕНЦИИ формирует сеть базовых смыслов, соотносимых с ценностными приоритетами конкретной культуры. Механизм ДИВЕРГЕНЦИИ служит целям партикуляризации (спецификации) базовых смыслов, оформляя тем самым ассоциативное поле культурно специфических ценностных концептов.

Рассмотрим компонентный состав аксиологической системы. Сюда входят:

• языковая личность как продуцент, транслятор и реципиент аксиологических смыслов, циркулирующих в пространстве социального взаимодействия;

• ценностные смыслы, объективируемые в языковой системе и актуализируемые в речевой деятельности;

• языковые репрезентанты ценностных смыслов, которые в силу своей семиологической значимости приобретают статус аксиологем;

• речевые иллокуции, транслирующие ценностные смыслы в условиях речевой интеракции;

• аксиологические стратегии, согласовывающие оценку положения дел или развития событий с аксиологическими приоритетами лингвокультурного социума.

Основной характеристикой аксиологической системы следует признать многоярусное согласование, взаимообусловленность и взаимоадаптиро-ванность её компонентов. Значимым параметром любой системы является её детерминанта как синтетическая характеристика, позволяющая охарактеризовать природу рассматриваемой системы в терминах иерархически главного признака, имплицирующего другие признаки, характерные для различных ярусов, и этапов развития данной си-

стемы [Мельников, 2003]. В отношении аксиологической системы такой детерминантой представляется языковая личность, которая адаптирует системные и функциональные параметры аксиологической системы к конкретным условиям ситуации речевого взаимодействия, осуществляя выбор и взаимосоотношение разноуровневых механизмов активации ценностных смыслов.

С учётом многогранности языковой личности [Караулов, 1989; Красных, 2003; Карасик, 2004; Леонтович, 2007] можно предположить, что в рамках аксиологической системы имеет место событие разностатусных аксиологических значимостей, комбинируемых в зависимости от таких параметров языковой личности, как:

• культурная идентичность;

• социальная идентичность;

• ментальность;

• тезаурус;

• языковая компетентность.

Как справедливо отмечает В. И. Карасик [2004], ценностные ориентиры языковой личности прослеживаются в любом типе общения, но в некоторых сферах личностная специфика более рельефно выражена.

Существуют разнообразные сценарии переживания ценностных смыслов: рациональный, эмоциональный и архетипически обоснованный. Следует обратить внимание на то, что составляющие ценностных смыслов либо частично, либо полностью противополагаются друг другу. Так, рациональная организация полностью противоположна эмоциональному переживанию, а последнее частично противоположно архетипическому опыту. Это - причина стрессов, когнитивных диссонансов и аналогичных состояний языковой личности, которые далеко не всегда связаны с рассогласованием личностного и общественного, феноменологического и структурного.

Способом измерения ценностного сознания, ценностного отношения и ценностного поведения языковой личности становится этносемиометрия, основные принципы которой разработаны Е. Ф. Серебренниковой [Серебренникова, 2008]. Этносемиометрия представляет собой эвристическую процедуру, сущность которой состоит в интерпретации аксиологических смыслов, порождаемых языковой личностью в процессе конструирования языковой реальности. Интерпретирующая процедура позволяет выявить и учесть нюансы личностного переживания ценностных смыслов и исследовать ценностные концепты в их речевых реализациях. Включение этносемиометрии в пространство исследования аксиологических систем обосновано необходимостью получить более полное и достоверное знание о ценностной составля-

ющей языковой картины мира и речевого взаимодействия и решает задачу спецификации языковой личности в плане её аксиологических преференций.

В рамках этносемиометрии оформляются такие исследовательские процедуры, как:

• соизмерение научного и «наивного» ценностного знания;

• преломление содержания языковой картины мира через призму ценностного сознания языковой личности;

• иерархическое размещение ценностных смыслов в зависимости от степени их значимости для языковой личности;

• соизмерение конвенционализированного ценностного знания и личностного ценностного опыта;

• типологизация языковых личностей на основе идентификации их аксиологических значимостей;

• сопоставление ценностных парадигм различных лингвокультур;

• соизмерение аксиологических сценариев, реализуемых в пространстве социального взаимодействия.

Языковая личность осуществляет свою лингвокреативную и речеповеденческую деятельность на основе определения значимых (ценностных) смыслов. В ранге системообразующих характеристик языковой личности ценностные смыслы выполняют ряд важных функций.

Во-первых, они формируют знаковую сеть, выступающую условием ориентирующей и моделирующей деятельности человеческого сознания.

Во-вторых, они конструируют и эксплицируют возможные миры, где языковая личность реализует свой лингвокреативный и речетворческий потенциал.

В-третьих, они моделируют систему речевых актов и речевых событий и статусно-ролевые характеристики партиципантов.

В культурном пространстве ценностные смыслы приобретают статус культурных констант и смыслов-прескрипторов, регламентирующих речевую деятельность и речевое поведение языковой личности. В условиях речевого взаимодействия ценностные смыслы образуют концептуальное пространство посредством концептуальной интеграции, суть которой состоит в комбинировании концептивных элементов, принадлежащих различным областям знания, в единую структуру-сеть, необходимую для реализации речевой интенции языковой личности. При этом участники речевого взаимодействия решают задачу согласования интерсубъективного переживания аксиологических феноменов.

Уточним, что интерсубъективное переживание ценностных смыслов регулируется механизмами симметрии / асимметрии. Симметричное переживание аксиологических смыслов оформляет диалоговый сценарий взаимодействия и фундируется психологическими категориями доверия (раппорта), контакта и интуиции. Асимметричное переживание ценностных смыслов имеет своим результатом разбалансированность речевого взаимодействия и может стать причиной коммуникативной неудачи.

В языковой системе ценностная категоризация может быть представлена в терминах акси-ологем - языковых репрезентантов аксиологических смыслов. По способу объективации ценностного смысла различаются следующие виды акси-ологем.

• Аксиологема-слово: ДОСТОИНСТВО, ИСТИНА, ПАТРИОТИЗМ, СВОБОДА, УСПЕХ, CLEANLINESS, FREEDOM, INDIVIDUALISM, INDEPENDENCE, POLITENESS.

• Аксиологема-словосочетание: COMMIT-

MENT TO PROGRESS, MATERIAL WEALTH, ROMANTIC LOVE, SOCIAL RESPONSIBILITY, WORK ORIENTATION.

• Аксиологема-формульное высказывание. Например:

Change is inevitable and desirable.

Equality and egalitarianism are social ideals.

The individual is more important than the group.

Seif-help is preferred to dependence.

Competition and free enterprise are best for economic development.

The future is more important than the past.

Action is better than contemplation (Kohls and Knight, 40).

• Аксиологема-паремия:

Actions speak louder than words.

A penny saved is a penny earned.

Paddle your own canoe.

All doors open to courtesy.

A man s home is his castle.

Балы да пирушки повыведут полушки.

Бедность не перок.

К большому терпенью придёт и уменье.

Там хлеб не родится, где кто в поле не трудится.

На весну надейся, а дрова припасай.

• Аксиологема-антропоним, соединяющая прецедентное имя с определённым набором ценностных смыслов:

John Wayne - rugged individualism, competition, seif-help, directness.

Martin Luther King — action , optimism, future orientation, non-violence, se,f-help.

Harriet Tubman - equality, freedom,seif-help, change.

Elisabeth Cady Stanton - equality (Kohls and Knight, 55).

Обобщая рассмотрение аксиологем как языковых репрезентантов ценностных смыслов, отметим их категориальные характеристики:

• аксиологемы соотносятся с культурообразующими ценностями, вследствие чего приобретают статус семиологических механизмов, функционально предназначенных для порождения, преобразования и хранения уникальной культурной информации;

• аксиологемы способны функционировать во всех трёх измерениях значения (по Ч. Моррису) и, соответственно, обладать тремя интерпретантами. Однако для них доминирующей, по определению, становится оценочная интерпретанта, т. е. предрасположенность субъекта действовать по отношению к обозначаемому объекту исходя из его положительной или отрицательной характеристики;

• аксиологемы порождаются и функционируют посредством динамического взаимодействия разностатусных значений: денотативного и кон-нотативного, пропозиционного и пресуппозици-онного, семантического и прагматического;

• аксиологемы оформляются по типу номинативного пространства, которое включает ключевые и ассоциируемые номинации, объективирующие тот или иной участок ценностной картины мира;

• аксиологемы неизбежно оказываются инструментом иллокутивного воздействия, ибо репрезентируют социально валидные и личностно релевантные смыслы, выбор которых осуществляется языковой личностью на основе согласования её культурного тезауруса и личностного опыта;

• аксиологемы соотносятся с всеобъемлющими заголовками текстов, которые стремятся вобрать в себя основные пласты культуры. И поскольку такое стремление лишь частично достигает цели, текст постоянно открыт, т. е. представляет собой дискурс;

• аксиологемы формируют содержательные основы стратегических иллокуций посредством их актуализации на макро-и микроуровнях дискурса.

Речевые иллокуции суть актуализационные механизмы, включающие аксиологические системы в речевую коммуникацию. Обладая набором интерпретант, аксиологическая система должна быть оснащена разноплановыми иллокутивными значениями, активация которых осуществляется языковой личностью в зависимости от содержания аксиологического сценария, реализуемого в конкретной ситуации речевого взаимодей-

ствия. В силу их сущностной связи с определёнными речевыми жанрами ценностные смыслы получают иллокутивную «упаковку», характерную для того или иного речевого жанра. Эти смыслы транслируются посредством аксиологически маркированных ассертивов (в дескрипциях и нарра-циях), комиссивов (в декларациях) и директивов (в прескрипциях). Однако обращает на себя внимание тот факт, что в процессе продуцирования речи конструируется и оформляется пространство взаимодействующих иллокуций. При этом одна из иллокуций приобретает статус основной, обладающей диагностической ценностью - с точки зрения дифференциации типов порождаемого речевого события. Другие иллокуции становятся сопутствующими. Они обосновывают и детализируют основную иллокуцию. Последняя активирует ценностные смыслы, которые лежат в основе порождения речевого сообщения и определяют его интерпретацию. Сопутствующие иллокуции актуализируют ассоциируемые смыслы, которые дополняют конвенционализированное переживание ценностных категорий и концептов индивидуальными интерпретациями. Конфигурации основной и сопутствующих иллокуций отражают распределённость ценностных смыслов по различным ярусам конструируемой репрезентации и их различный вклад в оформление речевой интенции и речевого поведения ЯЗЫКОВОЙ личности.

Аксиологические стратегии рассматриваются как способы переживания и активации аксиологических смыслов в речевой деятельности. Каркас стратегии образуется видением и комплексом целей, определяемых языковой личностью-стратегом. Представляется, что изначально языковая личность-стратег должна обладать рядом компетентностей, как-то: диагностической, коммуникативной, культурной, лингвистической, проектировочной и психологической.

Диагностическая компетентность заключается в умении определять ценностные доминанты адресата, апелляция к которым гарантирует успех иллокутивного воздействия.

Коммуникативная компетентность предполагает владение языковой личностью-стратегом механизмами, приёмами и стратегиями организации речевого взаимодействия, к которым относятся:

• умение конструировать речевое взаимодействие в соответствии с разработанным сценарием;

• адекватный выбор тематики речевого события;

• сопереживание в отношении собеседника;

• гибкость в выборе и переключении жанровых регистров;

• умение избегать «ликоущемляющих» речевых тактик;

• умение обеспечить необходимый перлоку-тивный эффект;

• владение стратегиями порождения бесконфликтного дискурса.

Лингвистическая компетентность - это владение системой языковых правил и речевых стратегий, которое включает языковую интуицию, владение функциями языка и стилями речи и способность порождать речевые произведения.

Культурная компетентность определяется как владение культурными сценариями, в основе которых лежат ценностные приоритеты лингвокультурного социума.

Проектировочная компетентность - умение прогнозировать результат речевого взаимодействия и выбирать оптимальную стратегию обеспечения желаемого перлокутивного эффекта.

Психологическая компетентность включает структурированную систему знаний о человеке как о личности, включённой в индивидуальную или совместную деятельность и осуществляющей разнообразные взаимодействия.

Из всего многообразия компетентностей наиболее значимой для языковой личности-стратега является стратегическая компетентность, ядро которой составляет стратегическое мышление, т. е. способность решать коммуникативные задачи нестандартными методами.

Стратегия формируется как намерение и реализуется как некоторая последовательность операций, организуемых в зависимости от цели взаимодействия. Стратегии отличаются гибкостью, целенаправленностью, адаптированностью к условиям конкретного социального контекста и ассоциируются с выбором одного из конкурирующих планов развития события или альтернативных маршрутов движения к цели [Казыдуб, 2006: 101]. Для стратегии важен её инновационный аспект: стратегическим становится процесс, в ходе которого формируются новые парадигмы мышления и создаются новые ценности [Porter, 1996].

Условием реализации стратегии является наличие определённого интенционального состояния, которое описывается в терминах определённого психологического модуса.

Стратегия как способ решения проблемы предполагает сопоставление условий намерения и условий его реализации, сводимых к условиям искренности в теории речевых актов.

Аксиологические стратегии, содержанием которых является оперирование ценностными смыслами в целях оказания иллокутивного воздействия на адресата, различаются в зависимости от: а) их функции в речевой актуализации аксиологического сценария; б) бытийного модуса и в) языковой репрезентации. По первому параметру дифференцируются основные и вспомогательные стратегии [Иссерс, 2002: 106]. В применении к аксиологическим стратегиям статус основных приписывается стратегиям презентации - описанию аксиологического сценария в совокупности его системообразующих характеристик, аргументации - рациональному обоснованию аксиологического сценария и апелляции - эмоциональному переживанию ценностных смыслов. Вспомогательными становятся стратегии вежливости, когнитивной и эмоциональной конвергенции и планирования.

С учётом бытийного модуса разграничиваются когнитивные, семантические и прагматические стратегии [Иссерс, 2002: 106]. По критерию их языковой репрезентации аксиологические стратегии могут быть лексическими, грамматическими и стилистическими.

Важным аспектом теоретического описания аксиологических систем является их сопоставление, в основу которого могут быть положены следующие критерии:

• степень культурологической разработанности ценностных смыслов, включаемых в аксиологическую систему;

• положение ценностного смысла в иерархически организованной структуре ценностного знания;

• соизмерение ценностных смыслов, существующих в различных лингвокультурах (см. пример контрастивного описания ценностных смыслов американской и других культур в [Kohls and Knight, 1994 : 42]):

• Control over environment Fate / destiny

• Change as positive Stability / tradition / continuity

• Control over time Close human interaction

• Equality / fairness Hierarchy / rank /status

• Individualism / independence Group wet fare / dependence

• Set f-help / initiative Birthright / inheritance

• Competition Cooperation

• Future orientation Past orientation

• Action / work orientation «Being» orientation

• Ir, formality Formality

• Directness / openness / honesty Indirectness / ritual / «face»

• Practicality / e\ ficiency Idealism /theory

• Materialism Spirituality / detachment

• специфика системно-структурных и функционально-прагматических связей и зависимостей внутри аксиологической системы;

• комбинаторный потенциал аксиологических значимостей;

• соизмерение аксиологем с применением методологического инструментария, разработанного Р. Ладо [1989] в трёх аспектах: а) формы, б) значения и в) дистрибуции;

• смысловая ёмкость языковых репрезентантов ценностных категорий;

• соизмерение аксиологических стратегий в плане их межкультурной и межъязыковой симметрии и асимметрии.

В заключение отметим, что исследование аксиологической составляющей языка и речи в терминах аксиологических систем открывает перспективы для оснащения аксиологической теории языка новым содержанием и новой проблематикой.

Библиографический список

1. Иссерс, О. С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи [Текст] / О.С. Иссерс. - Изд. 2-е, стереотипное. - М: Едиториал УРСС, 2002.

2. Казыдуб, Н. Н. Дискурсивное пространство как фрагмент языковой картины мира (теоретическая модель) [Текст]: монография / И. И. Казыдуб. -Иркутск: ИГЛУ, 2006.

3. Карасик, В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс [Текст] / В. И. Карасик. - М.: Гно-зис, 2004.

4. Караулов, Ю. Н. Предисловие. Русская языковая личность и задачи её изучения [Текст] / Ю. И. Караулов // Язык и личность. - М.: Наука, 1989. -С. 3-8.

5. Красных, В. В. «Свой» среди «чужих»: миф или реальность? [Текст] / В. В. Красных. - М.: Гно-зис, 2003.

6. Ладо, Р. Лингвистика поверх границ культур [Текст] / Р. Ладо // Новое в зарубежной лингви-

стике. - М.: Прогресс, 1989. - Вып. XXV. Контрастивная лингвистика. - С. 32-62.

7. Леонтович, О. А. Введение в межкультурную коммуникацию [Текст]: учеб. пособие / О. А. Леонтович. - М: Гнозис, 2007.

8. Мельников, Г. П. Системная типология языков: Принципы, методы, модели [Текст] / Г. П. Мельников. - М.: Наука, 2003.

9. Серебренникова, Е. Ф. Этносемиометрия как способ лингвистического аксиологического анализа [Текст] / Е. Ф. Серебренникова // Этносемиометрия ценностных смыслов. - Иркутск: ИГЛУ, 2008.-С. 8-62.

10. Этносемиометрия ценностных смыслов [Текст]: коллективная монография. - Иркутск: ИГЛУ, 2008.

11. Язык и культура: Факты и ценности: к 70-летию Юрия Сергеевича Степанова [Текст] / отв. ред. Е. С. Кубрякова, Т. Е. Яцко. - М.: Языки русской культуры, 2001.

12. Culture Matters: how values shape human progress [Text] / ed. L. E. Harrison, S. P. Huntington. - N.Y.: Basic Books, 2000.

13. Media Power in Politics [Text] / ed. by D. A. Graber. - 4th ed. - Washington, D. C.: CQ Press, 2000.

14. Pathways to Culture: Readings on Teaching Culture in the Foreign Language Class [Text] / ed. by P. R. Heusinkveld. - Yarmouth: Intercultural Press, 1997.

15. Porter, М. E. What is Strategy? [Text] / М. E. Porter 11 Harvard Business Review. - 1996. - Vol. 74. - №

6.-P. 61-78.

Список источников примеров

1. Kohls, L. Robert Developing intercultural awareness: a cross-cultural training handbook [Text] / L. Robert Kohls and John M. Knight. - Yarmouth: Intercultural Press, Inc., 1994.