Безусловно, для предупреждения противоправных действий экстремистского характера одних этих мер недостаточно. Требуется вести разъяснительную работу в школах, средних специальных учебных заведениях и вузах о пагубности националистических идеологий и ответственности, которую предусматривает действующее административное и уголовное законодательство за совершение подобных деяний.

ЛИТЕРАТУРА

1. Аминов Д. И., Оганян Р. Э. Молодежный экстремизм. -М., 2005.

2. Предложения по совершенствованию деятельности подразделений по делам несовершеннолетних по предупреждению экстремистских проявлений среди подростков и молодежи. - М., 2004.

3. Психологическое здоровье детей и подростков в контексте психологической службы: сб. ст. / под ред. Н. В. Дубровской. - М., 1994.

ЗАХВАТ ЗАЛОЖНИКОВ:

ПРОБЛЕМА И ПУТИ РЕШЕНИЯ

В. В. Вахнина

В статье рассматриваются особенности решения задач, стоящих перед органами внутренних дел в ситуации захвата заложника. Успешность решения поставленных задач во многом зависит от эффективности переговорного процесса. Отмечается, что в практике деятельности правоохранительных органов эффективно используются переговоры с преступниками, основной целью которых является сохранение жизни и здоровья заложников.

Ключевые слова: переговоры с преступниками, захват заложников, переговорный процесс, сотрудник, ведущий переговоры (переговорщик).

Ситуации захвата заложников в последние годы стали получать все большее распространение. Так, за исследуемые 5 лет в нашей стране отмечена тенденция увеличения числа захвата заложников террористами, а также похищения людей с целью выкупа, шантажа и по другим преступным намерениям. По данным статистики, за период с 1997 по 2003 гг. по линии органов внутренних дел было зарегистрировано 956 случаев захвата заложников, общее количество заложников составило 2064 человека. Только в 1998 г. на территории Северного Кавказа было зарегистрировано 14 случаев захвата заложников, в 2000 г. в России было зарегистрировано 8 захватов заложников. В 2001 г. зарегистрировано 32 таких преступления, из них 28 уголовных дел было разрешено.

Наиболее часто преступления террористического характера совершаются в Северо-Кавказском регионе. Только с 1992 по 2000 гг. были похищены и взяты в заложники 1792 человека, освобождены 978 человек. В 2005 г. на территории Южного федерального округа совершено треть захватов заложников (6 эпизодов) от общего числа рассматриваемых преступлений по России (20 захватов). С 1996 по 2000 гг. в республиках Северного Кавказа криминальными группировками захвачены в заложники более 45 представителей дипломатического

корпуса, международных гуманитарных организаций, духовенства, журналистов, бизнесменов и других лиц. В 2006 г. количество преступлений террористического характера составило 1,8 тыс., при этом в качестве собственно террористических актов отмечено 112 фактов. Основная часть из них (101 факт) зарегистрирована также на территории Южного федерального округа. Зарегистрировано 22 случая захвата заложников, 994 факта похищения человека, 1310 фактов незаконного лишения свободы, 263 преступления экстремистской направленности. Абсолютное большинство всех совершенных преступлений имеет корыстную направленность (3, 7). Осуждены за преступления против общественной безопасности (ст. ст. 205-227) в 2006 г. 16 008 лиц, за преступления против свободы, чести и достоинства личности (ст. ст. 125-130) в 2006 г. - 3339 лиц (3, 156). Осуждены за отдельные виды преступлений в 2006 г.: похищение человека - 553; незаконное лишение свободы - 565; захват заложников (2005-2006 гг.) - 14 человек (3, 173). В период с января по сентябрь 2007 г. зарегистрировано 692 случая похищения человека, 38 террористических актов, 15 захватов заложников, 315 противоправных деяний квалифицированы как бандитизм (4, 12), из них в 82% случаев велись переговоры.

Акции захвата заложников, совершаемые в СевероКавказском регионе, имеют определенные отличительные особенности: наличие тесной взаимосвязи между уголовными и политическими целями. Акции по захвату заложников проводятся не только в целях получения финансовых и материально-технических средств, но и вооружения для действий, носящих характер политического экстремизма. Их особенностью является наличие крайне выраженной жестокости по отношению к заложникам. Так, при захвате заложников в г. Буденновске Ставропольского края (июнь 1995 г.) и г. Кизляр Республики Дагестан (январь 1996 г.) мирное население использовалось в качестве «живого щита». Яркими примерами могут служить захват заложников в театральном центре на Дубровке (октябрь 2002 г.), в школе № 1 г. Беслана Северной Осетии (сентябрь 2004 г.), которые показали крайнюю жестокость террористов, умение их лидеров проанализировать предыдущие террористические акты, сделать соответствующие выводы и прогнозировать развитие событий - действия властей, заложников и их родственников - при подготовке нападения.

Важно отметить особую ситуацию, сложившуюся в г. Пенза. Она носит название Бековского феномена, когда субъективно люди не ощущают себя заложниками, а объективно выступают именно в качестве заложников. Религиозные секты или культы подобны террористическим группам, так как они требуют соблюдения определенных обязательств от своих членов: запрещают поддерживать отношения с посторонними, объединены в общину, формируют взаимозависимость и ощущение принадлежности к новой вере, навязывают «специфическую» идеологию, создают культ террористической (религиозной) группы. В таких объединениях индивидуальная идентичность замещается групповой идентичностью, которая в момент совершения террористического акта достигает пика. В подобных ситуациях особенно

важно выделять специфические психологические составляющие проблемы: особенности разделения ролей, выполняемых членами группы; наличие лидера; общность цели и совместной деятельности; устойчивые межличностные отношения и сплоченность группы; субъективное понятие «мы», проявление единомыслия и согласия с лидерами, членство в группе является безвозвратным, инакомыслие пресекается, выход из группы жестоко карается. Члены группы подчиняются «всемогущему лидеру», который предстает перед ними в роли «мессии», спасающего и создающего «лучший мир» на Земле. Таким лидером пензенских сектантов являлся П. Кузнецов.

Известны случаи тайного проникновения преступников или открытого захвата судна, его пассажиров и экипажа в качестве заложников. Мотивами этих преступлений могут быть идейные позиции, месть кому-либо, корысть. Так, 3 октября 1985 г. преступниками было захвачено итальянское пассажирское судно «Акилле Лау-ро», совершавшее круиз по Средиземному морю. Большой резонанс в мире получил захват в порту Трабзон (Турция) 16 января 1996 г. группой преступников из 12 человек пассажирского парома «Аврасия». В момент нападения на борту парома находились 40 членов экипажа и более 150 пассажиров - граждан России, Турции, Украины, Грузии, Киргизии, Иордании.

Важно отметить, что захваты заложников стали совершаться не только по политическим мотивам, но и в целях вымогательства крупных денежных сумм, получения социальных благ. Это попытка методами силового воздействия получить те материальные блага, которые невозможно обрести другим способом. Например, захваты группой преступников участников национального движения вблизи сомалийских берегов в Аденском заливе Красного моря морских судов. Каждый из случаев захвата преступниками заложников сопряжен с созданием угрозы для жизни и здоровья людей, посягательством на их личную свободу и неприкосновенность, а также общественную безопасность.

По действующему в России Уголовному кодексу, к преступлениям террористического характера относится захват заложника (ст. 206 УК РФ). Он рассматривается уголовным законодательством как одно из особо тяжких преступлений, так как посягает на общественную безопасность, жизнь, здоровье, личную свободу и неприкосновенность человека, гарантированные Конституцией РФ (ст. 22) (1). Захват заложников - преступление, совершаемое в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения или оказания воздействия на принятие органами власти решений, выгодных террористам, удовлетворения их неправомерных имущественных и (или) иных интересов, т. е. захват заложника - преступление террористического характера с ярко выраженной криминальной мотивацией (2, 91).

Захваты с корыстной целью не связаны с выдвижением политических требований, а ставят перед собой цель получения материального вознаграждения как условие освобождения захваченных лиц или осуществления обмена заложников на задержанных правоохранительными органами преступников. Так, предупреждение, выявление и пресечение преступлений террорис-

тического характера, преследующих политические цели, в соответствии с Федеральным законом «О борьбе с терроризмом» 1998 г. было отнесено к ведению органов ФСБ России, а борьбу с террористическими деликтами, преследующими корыстные цели, осуществляли органы МВД России. Важно отметить, что по Федеральному закону 2006 г. № 35 «О противодействии терроризму» компетенция по мотивам террористической деятельности не разделена. Федеральный закон от 6 марта 2006 г. «О противодействии терроризму» в ст. 16 включает положения об особенностях переговорного процесса (6): в целях сохранения жизни и здоровья людей возможно ведение переговоров лицами, специально уполномоченными на то руководителем контртеррористической операции, при ведении переговоров с террористами не должны рассматриваться выдвигаемые ими политические требования.

В Положении о национальном антитеррористичес-ком комитете, утвержденном Указом Президента РФ от 15 февраля 2006 г. № 116, содержится разграничение компетенции на уровне района между органами безопасности и внутренних дел в данной сфере. В случае совершения террористического акта на территории муниципального образования меры по пресечению осуществляет начальник подразделения ФСБ, а при отсутствии такого подразделения - начальник соответствующего органа внутренних дел (7).

Проблема переговоров с преступниками как юридико-психологический феномен требует углубленного научного изучения, теоретических исследований, анализа и обобщения практического опыта, разработки необходимых рекомендаций, подготовки специалистов соответствующего профиля. Механизмы, технологии государственного реагирования на потенциальные или совершенные преступления террористического характера позволяют разработать стратегические и практические модели переговоров, определить перспективы освобождения заложников. Например, выработка гибких принципов ведения переговорного процесса об освобождении заложников: минимизация жертв и ущерба, частичные уступки (выполнение требований о предоставлении денежных и транспортных средств), невыполнение требований политического характера (изменение политического строя, беспрепятственное освобождение их или сообщников). Анализ мотивационно-ценностной основы преступлений террористического характера имеет существенный практический смысл для разрешения конфликтных ситуаций, предупреждения и диагностики террористической угрозы.

Организация и ведение переговоров в ситуации захвата заложников - это сложнейшая, психологически насыщенная деятельность органов внутренних дел. Захват заложников осуществляется преступниками, как правило, с целью получения выгоды, преимуществ, выполнения своих требований, намерений. Преступник идет на переговоры, так как понимает, что выполнение его требований зависит от противоположной стороны. Правоохранительные органы ведут переговоры с преступником исходя из того, что человеческая жизнь имеет непреходящую ценность. Человек, его права и свободы

являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства (ст. 22 Конституции), это служит гарантией жизни заложников. Пока ведутся переговоры, есть надежда на освобождение и сохранение жизни заложников.

Анализ совершенных с 70-х гг. по настоящее время захватов заложников, похищения людей показывает, что тактика действий преступников резко изменяется, совершенствуются методы и средства преступных действий, возрастает их опасность. Необходимы научно обоснованные рекомендации по профилактике и преодолению кризиса переговорного процесса в ситуации захвата заложников на основе рефлексивного управления ходом переговоров с помощью различных приемов психологического воздействия.

Ситуации захвата заложников, похищения людей являются кризисными по своей сути. Это остро конфликтное противостояние сторон, вызванное сознательными и планируемыми (захват заложников в политических целях) или спонтанными (захват случайного заложника преследуемым преступником) действиями криминальных элементов. Значительно реже они спровоцированы непрофессиональными действиями сотрудников органов внутренних дел. Переговорная деятельность выступает одним из путей оптимального выхода из ситуации. Кризис переговорной деятельности в ситуации захвата заложников - это «кризис кризиса», когда все или одна из сторон переговорного процесса субъективно не видят приемлемого выхода из ситуации или рассматривают насильственные действия как единственный выход. Кризис может характеризоваться усилением конфликтных действий, в том числе связанных с демонстрацией силы. Кризисная ситуация имеет отличительные черты, связанные с внезапностью, неожиданностью, временем развития событий, их непредсказуемостью и плохой управляемостью. Профилактика и преодоление кризисов переговорной деятельности, по нашему мнению, требует изучения особенностей психологических кризисов в различных криминальных ситуациях, использования новых моделей переговоров и адаптационных возможностей, формирования переговорной компетентности (подготовленности) и готовности сотрудников ОВД, что обеспечит эффективное использование методов пози-

тивного разрешения кризисных ситуаций и их психологических составляющих.

Таким образом, проблема переговоров с преступниками должна рассматриваться в широком контексте, так как переговоры являются составной частью тех усилий, которые предпринимает государство, общество в целях обеспечения прав и интересов личности, укрепления законности и правопорядка, общественной безопасности, предупреждения социальных конфликтов и причин, их порождающих. Психологическим содержанием кризиса переговорной деятельности в ситуации захвата заложников является комплекс психических состояний обеих или одной из сторон переговорного процесса, когда субъективно отвергаются все предлагаемые пути разрешения ситуации или в качестве единственного способа ее разрешения рассматриваются насильственные действия. Необходимы научно обоснованные рекомендации по профилактике и преодолению кризиса переговорного процесса в ситуации захвата заложников на основе рефлексивного управления ходом переговоров с помощью различных приемов психологического воздействия. Реализация мер профилактики и преодоления кризисов переговорной деятельности в ситуации захвата заложников, на наш взгляд, требует специальной программы психологической подготовки руководителей ОВД, принимающих участие в переговорной деятельности или оказывающих реальное влияние на процесс и результаты переговорной деятельности.

ЛИТЕРАТУРА

1. Борьба с терроризмом: теория и практика: учебное пособие. - М., 2005.

2. Киреев М. П. Захват заложника: взгляд изнутри // Противодействие преступности: проблемы и решения. - Баку, 2006.

3. Преступность и правонарушения (2002-2006): стат. сб. - М., 2007.

4. Состояние преступности в России за январь-сентябрь 2007 года. - М., 2007.

5. Указ Президента Российской Федерации от 15 февраля 2006 г. № 116 «О мерах по противодействию терроризму» (с Положением о национальном антитеррористическом комитете) // КонсультантПлюс: ЭкспертПриложение.

6. Федеральный закон «О противодействии терроризму» от 6 марта 2006 г. № 35-Ф3 // Рос. газета (Федеральный выпуск). - 2006. - 10 марта.