ББК 88.471:67.409.02(2Рос)

Е. В. Губенкова

ЮРИДИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ АУТОАГРЕССИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ ОСУЖДЕННЫ1Х В ИСПРАВИТЕПЬНЫ1Х УЧРЕЖДЕНИЯХ РОССИИ

В связи с запросами общества, испытывающего на себе все усиливающееся воздействие насилия и жестокости, проблема управления агрессивным поведением и снижением агрессивности человека приобретает все большую актуальность. Направленность государства и его институтов на приоритет общечеловеческих ценностей, уважение прав и свобод граждан ставит принципиально новые задачи и перед сотрудниками органов и учреждений уголовноисполнительной системы (далее - УИС), и прежде всего в плане обеспечения основных конституционных прав человека: права на жизнь, охрану здоровья, защиту жизни человека от любых противоправных посягательств, которые надо решать, используя правовые способы защиты [1]. Одним из ключевых направлений реформы УИС является безусловное обеспечение строгой сепарации осужденных в соответствии с их криминологическими характеристиками, что не только существенно препятствует распространению криминальной субкультуры, но и создает дополнительные гарантии прав осужденных на личную безопасность и обеспечивает более глубокое изучение поведения спецконтингента в исправительных учреждениях (далее - ИУ).

Применительно к предмету нашего исследования считаем целесообразным проанализировать термин «аутоагрессивное поведение» в отношении лиц, содержащихся в местах лишения свободы. Рассмотрение данного вопроса небезосновательно по ряду причин. Во-первых, анализ научной литературы дает достаточные основания полагать, что имеется ряд терминов: «ауто агрессивное поведение», «аутодеструктивное поведение», «суицидальное поведение», которые употребляются в литературе как синонимы, однако их смысловая нагрузка различна.

Во-вторых, исследования аутоагрессивного поведения показывают, что диапазон их проявлений в местах лишения свободы очень широк. Искусственное создание различных распространенных заболеваний, причинение себе самых разнообразных, вплоть до опасных для жизни, телесных повреждений, намеренное злоупотребление алкоголем, наркотическими веществами, осуществление попыток и самого акта самоубийства - далеко не полный перечень проявлений саморазрушительного поведения, встречающихся среди осужденных.

В-третьих, по состоянию на 01.03.2011 г. в учреждениях УИС содержалось 814,2 тыс. человек (- 49,9 тыс. человек к началу года), в том числе: в 755 исправительных колониях (далее -ИК) отбывало наказание 689,9 тыс. человек (- 34,9 тыс. человек); в 160 колониях-поселениях отбывало наказание 48,5 тыс. человек (- 4,01 тыс. человек); в 5 ИК для осужденных к пожизненному лишению свободы отбывало наказание 1 750 человек (+ 25 человек); в 228 следственных изоляторах и 165 помещениях, функционирующих в режиме следственных изоляторов при колониях, содержалось 119,4 тыс. человек (+469 человек); в 7 тюрьмах отбывало наказание

1,6 тыс. человек (- 90 человек); в 62 воспитательных колониях для несовершеннолетних 3,9 тыс. человек (- 1,9 тыс. человек) [1]. В учреждениях ФСИН по Астраханской области (по состоянию на 01.01.2011 г.) содержалось 6 929 человек - это на 6,2 % меньше, чем в 2009 г. Следует отметить, что 73 % общего количества спецконтингента в колониях составляют лица, осужденные за особо тяжкие и тяжкие преступления, 46 % - лица, попавшие в места лишения свободы не в первый раз [1]. Такая тревожная статистика придает остроту и актуальность исследованию вопросов аутоагрессии спецконтингента.

В-четвертых, реформирование УИС, направленное в том числе и на обеспечение эффективности исправительного воздействия на осужденных, вызвало необходимость мобилизации личного состава на выполнение служебных обязанностей. Немаловажная роль в этом отводится штату сотрудников психологической службы, составляющему в настоящее время лишь 3 724 человека. Несмотря на то, что осужденные сами по себе входят в группу суицидального риска, в ИУ практически отсутствуют психологические методики, направленные на психодиагностику (изучение и выявление) как аутоагрессоров, так и суицидентов; психокоррекцию и психотерапию агрессивных поведений.

Кроме того, следует указать, что исходный информационный массив исследования составили официальные данные государственной статистики; практика деятельности омбудсмена в Астраханской области 1996-2010 гг.; репрезентативные данные анкетирования и интервьюирования за октябрь - ноябрь 174 осужденных к лишению свободы в ИУ Астраханской области, а также данные системных криминологических и социологических исследований. Полученные результаты позволили сформулировать выводы о типичных реакциях осужденных относительно нарушаемости их прав и свобод, а также основных проявлений аутоагрессии.

В принципиальном плане понимание аутоагрессивного поведения особой трудности не представляет, несмотря на то, что в отечественной уголовно-правовой и криминологической литературе по вопросу о понятии, признаках и видах аутоагрессивных проявлений лиц, содержащихся в местах лишения свободы, существуют различные, порой противоположные точки зрения. Учитывая, что ключевым здесь является термин «аутоагрессия» (индивидуальная агрессия), как понятие, охватывающее аутодеструктивное поведение, обратимся к его характеристике.

В рамках изучения индивидуальной агрессии сложилось два основных направления.

Первое посвящено изучению феномена аутоагрессии как осознанного насилия человека над самим собой (Ю. М. Антонян, И. Б. Бойко) [2; 3; 4, с. 42-51; 5, с. 27-31]. С этой позиции аутоагрессия определяется как проявление различного рода суицидальных поступков и как осознанное самоповреждение (намеренное). В общемировом масштабе суициды относятся к трем наиболее распространенным причинам смерти людей. В этом контексте Россия является страной с неблагополучной суицидальной обстановкой.

Второе направление (Э. Дюркгейм, К. Лоренц, К. Меннингер, З. Фрейд) [6, 7] посвящено изучению аутоагрессии как проявлению осознанных и бессознательных импульсов, выражающихся в суицидальных попытках, самоповреждениях, в неосознанном членовредительстве, различных видах действий, направленных во вред своему здоровью (наркомания, алкоголизм, нервная анорексия - стойкое сознательное ограничение в еде, приводящее к тяжелым соматоэн-докринным расстройствам и пр.).

Такое теоретическое расхождение в понимании этого психологического феномена определяет и различные подходы к изучению, анализу и интерпретации множества проявлений аутодеструкций осужденных.

Между тем Ю. М. Антонян, И. Б. Бойко, Н. А. Качнова, А. В. Зосименко по признаку

направленности разделили все известные проявления аутоагрессивного поведения на две основные, взаимосвязанные, взаимодополняющие категории:

— суицидальные проявления (самоубийство, попытки к нему); цель - достижение смерти суицидентом;

— несуицидальные проявления (самоповреждения); цель - не лишение себя жизни, а получение какого-либо другого результата [8, с. 62].

Подобный подход к дефиниции понятия «аутоагрессивное поведение» снимает противоречия, связанные с пониманием термина «аутоагрессия».

Основными пенитенциарными причинами аутоагрессивного поведения лиц, содержащихся в учреждениях УИС, на наш взгляд, являются: конфликт с представителями администрации ИУ (реакция на законные требования, факты притеснения); конфликт с другими осужденными (физическое, психическое насилие, принуждение к вступлению в гомосексуальную связь, долги), приобретение авторитета в глазах других осужденных, раскаяние в содеянном, отсутствие жизненной перспективы после отбывания наказания, несогласие с приговором суда. Согласимся и с мнением Ю. В. Баранова, определяющего, что условия мест лишения свободы изначально являются экстремальными по следующим основным причинам: 1) монотонность жизни; 2) рассогласование ритма сна и бодрствования; 3) пространственные изменения; 4) ограничение информации; 5) одиночество; 6) групповая изоляция; 7) угроза жизни [9, с. 12].

Первая категория (суицидальные проявления) охватывает наиболее опасную для собственной жизни группу поведенческих актов. Самоубийство (суицид) противодействует осуществлению задач уголовно-исполнительного законодательства, основными из которых являются охрана прав, свобод и законных интересов осужденных, оказание им помощи в социальной адаптации. Суицид отрицательно влияет на оперативную обстановку в ИУ, дезорганизует их нормальную деятельность, оказывает негативное психологическое воздействие на спецконтингент.

В мире частота суицидов в тюрьмах превышает частоту в общей популяции [10, с. 167-174]. К факторам риска суицида в местах лишения свободы относятся: длительный срок заключения после совершения особо тяжкого преступления [11, с. 1077-1080], переполненность мест лишения свободы, психические расстройства [12, с. 256-261], а также злоупотребление алкоголем и наркотиками [13, с. 218-221].

С методологической точки зрения валидность факторов риска сомнительна, если группа совершивших суицид изучается изолированно. Именно поэтому, для того чтобы достоверно установить профили уязвимости, факторы риска и защитные факторы, мы обратились к исследованию, проведенному Stefan Fruehwald, Teresa Matschnig, Franz Koenig, Peter Bauer и Patrick Frottier методом «случай-контроль». Данная группа исследователей с целью оценить значимость криминального анамнеза, психиатрической заболеваемости и социальной интеграции для суицида в условиях тюрьмы подобрала дела контрольной группы для каждого случая суицида, совершенного в 29 ИУ Австрии за 25-летний период (с 01.01.1975 по 31.12.1999), для идентификации заключенных, которые неодинаково распределились между теми, кто завершил суицид, и теми, кто пережил тюремное заключение. Из 250 зафиксированных случаев суицида личные архивы были доступны для 220 заключенных, к которым были подобраны 440 дел для контрольной группы. Дабы повысить мощность исследования, для каждого идентифицированного случая суицида подбирали по два дела контрольной группы (это было осуществимо только при доступных ресурсах). Кроме общих параметров соответствия (возраст, пол, национальность), участники контрольной группы подбирались в соответствии с такими критериями: учреждение закрытого типа, статус содержания под стражей (находящийся в предварительном заключении, осужденный, психически болен) и время поступления в тюрьму.

В результате исследования было установлено, что наиболее мощными предикторами суицида в ИУ были: суицидальное поведение в анамнезе (состояние после совершенной суицидальной попытки и угрозы суицида), психическое расстройство, лечение психотропными препаратами, преступление с высокой степенью жестокости и содержание в одиночной камере [14, с. 494-498].

Особого внимания заслуживает массовый суицид или его попытки. Самый громкий кровавый протест осужденных произошел в 2005 г. в Льговской колонии Курской области. Было определено, что более 600 осужденных в знак протеста против политики администрации колонии вскрыли себе вены. По словам бунтарей, они выступали против пыток и вымогательств со стороны охранников. По неофициальной информации, акцию стихийно поддержали еще в нескольких колониях в разных регионах РФ [15].

В колонии № 13 г. Энгельс Саратовской области заключенные совершили попытку коллективного самоубийства. В знак протеста против порядков, установленных местной администрацией, около десяти человек пытались показательно вскрыть себе вены. Порезы осужденные нанесли себе лезвиями от одноразовых станков для бритья [16].

Помимо вскрытия вен, осужденные прокалывают себе легкие. Так, в 2003 г. сразу 15 осужденных Россошанской колонии (Воронежская область) сделали это с помощью заточек. Причиной этого стали невыносимые условия содержания, которые, по мнению спецконтингента, были созданы после того, как они отказались подписать соглашение о сотрудничестве с администрацией колонии [15].

Между тем во многих случаях попытки суицида в местах лишения свободы не имеют ничего общего с протестом. Многие осужденные таким образом пытаются улучшить условия содержания. Глотают ложки, лезвия, гайки, кости от домино, вдыхают ядовитые вещества. Одно из самых опасных орудий членовредительства представляет собой упругую металлическую спицу. Перед тем как проглотить, ее сгибают пополам, а свободные концы связывают нитью. Через несколько дней, если осужденному не будет сделана операция, желудочный сок разъест нить, и спица распрямится прямо в желудке, повредив его стенки.

Вторая категория аутоагрессивных проявлений (несуицидальные проявления) не характеризуется такими отрицательными социальными последствиями, но также достаточно широко распространена. Так, по данным М. Ю. Кашинского, в результате анонимного анкетирования и интервьюирования 241 сотрудника, занимающего различные должности в органах и учреждениях УИС, 81,3 % опрошенных выделили членовредительство как наиболее распространенную форму самоповреждения в ИУ; 36,9 % отметили голодовку и 20,3 % - попытки

самоубийства. Практический интерес представляет и то, что при анонимном анкетировании и интервьюировании 423 лиц, содержащихся в учреждениях УИС, 66,9 % опрошенных также выделили членовредительство как наиболее распространенную форму самоповреждения, далее следовали голодовка - 40,7 %, попытки суицида - 38,8 % [17].

23.01.2011 г. в ИК-14 г. Ангарска Иркутской области 65 заключенных тувинской национальности в знак протеста на угрозы заместителя по БИОР Бабикова отправить их в СИЗО-1, где их изобьют, изнасилуют, угрозу приняли как реальную и совершили акт членовредительства, 5 человек в тяжелом состоянии [18].

Другой инцидент произошел в колонии строгого режима № 2 г. Челябинска, где 22 осужденных порезали себе руки. По данным ведомства, вечером 06.12.2010 г., 16 заключенных нанесли себе поверхностные резаные раны предплечий рук. Ненадлежащая организация работы учреждения в сложившейся ситуации привела к тому, что утром следующего дня еще 6 осужденных совершили то же самое. Сотрудники прокуратуры Челябинской области установили, что причиной массовой акции стали ненадлежащая организация оперативной, режимной и воспитательной работы с осужденными, нарушения порядка привлечения арестантов к труду. Организаторов акции «вовремя не разобщили». «У осужденных, занятых на тяжелом производстве, фактически отсутствовало время на воспитательные, культурно-массовые мероприятия и личное время. Они находились на рабочих объектах производственной зоны более установленных законом 40 часов в неделю», — отмечается в сообщении, передает «Интерфакс». Прокуратура выявила также грубые нарушения при начислении и выплате заключенным зарплаты. Кроме того, в ИУ нарушали порядок при работе с жалобами и обращениями осужденных [18].

Между тем самоповреждения («локальное самоубийство» - термин введен К. Меннинге-ром в 30-е гг. XX в.) в специальной литературе остаются малоизученным явлением. Под само-повреждением в настоящее время понимается форма самоуничтожения, где разрушительная тенденция проявляется по отношению к собственному телу, к отдельным его участкам и органам. В число таких феноменов входят:

— членовредительство (преднамеренные действия лиц по нанесению себе различных видов увечий);

— симуляция с целью улучшения условий содержания;

— принудительная хирургия (лица намеренно подвергают себя хирургическим операциям, хотя к этому нет никаких прямых показаний).

Названные проявления аутоагрессивного поведения обусловлены одними и теми же мотивами и имеют одну и ту же динамику, что и самоубийство, за исключением проявления инстинкта смерти.

Согласно результатам исследования, проведенного В. А. Руженковым, Г. А. Лобовым и А. В. Боевой, на основе категории цели выделяется несколько типов несуицидальных проявлений, в том числе в местах лишения свободы (табл.).

Классификация аутодеструктивного поведения на основе категории цели [19]

Типология аутодеструктивного поведения Психологическая сущность %

Релаксационное Снятие эмоционального напряжения 50,0

Манипулятивное Демонстрация самоповреждений с целью манипуляции ближайшим окружением (для достижения своей цели) 12,1

Инфантильно-демонстративное Для доказательства любви, самоутверждения, «на спор» 10,3

Призыв Нанесение самоповреждений с целью обратить на себя внимание 10,3

Инфантильно-подражательное Подражая старшим, наносили себе самоповреждения с целью доказательства «силы воли» 6,9

Инфантильно-мазохистское Получение удовольствия от нанесения себе самоповреждений 5,2

Симулятивное Улучшение условий содержания 5,2

Итого 100

Как видно из данных таблицы, наиболее распространенным (50,0 %) является релаксационный тип аутодеструктивного поведения. Его цель - снятие психоэмоционального напряжения и улучшение настроения. Осужденные после какой-либо конфликтной ситуации наносили себе поверхностные порезы в области предплечья, прижигали кожу сигаретами с целью успокоиться и снять психический дискомфорт. Практически все они отмечали притупление ощущения боли.

В заключение необходимо отметить, что психологический стресс, вызванный лишением свободы, неблагоприятная социальная среда обитания являются мощными суицидальными факторами. Именно поэтому ответственным этапом профилактики самоубийств среди спецконтин-гента выступает помощь, в том числе со стороны руководства учреждений. В этой работе должны активно участвовать сотрудники всех служб: спецотдела, службы безопасности, воспитательного аппарата, медицинской части и др. Конфликты среди осужденных необходимо оперативно отслеживать и принимать превентивные меры, а меры дисциплинарного воздействия, применяемые к исследуемой категории лиц, должны быть адекватными поступку. Кроме того, на наш взгляд, в медицинских частях ИУ необходимо оборудовать спецкомнату с функциями кризисного центра для лиц с суицидальными намерениями.

Безусловно, статья не претендует на исчерпывающее освещение темы. Здесь рассмотрены лишь основные, представляющие, на наш взгляд, общетеоретический и практический интерес положения. Цель статьи - показать, что, несмотря на трудности дифференциации причин аутоагрессивного поведения осужденных в местах лишения свободы, каждый аутоагрессивный акт имеет исключительно свою доминирующую причину и свои специфические для каждого человека условия, способствующие его реализации. Именно поэтому считаем целесообразным все причины, инициирующие как суицидальные, так и несуицидальные формы аутоагрессивного поведения в учреждениях УИС, рассматривать во взаимосвязи.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Официальный сайт ФСИН: http://www.fsin.su/ (по состоянию на 03.04.2011).

2. Антонян Ю. М., Бородин С. В. Преступное поведение и психические аномалии / под ред. В. Н. Кудрявцева. - М.: Спарк, 1998. - 215 с.

3. Антонян Ю. М. Насилие. Человек. Общество. - М.: ВНИИ МВД России, 2001. - 282 с.

4. Бойко И. Б. Психологические методики исследований агрессивности преступников // Насильственные преступления: природа, расследование, предупреждение: сб. науч. тр. - М.: ВНИИ МВД России, 1994. - С. 42-51.

5. Бойко И. Б. Проявления агрессивности несовершеннолетних осужденных женского пола // Вопросы психологии. - 1993. - № 4. - С. 27-31.

6. Лоренц К. Агрессия. - М.: Директ-Медиа, 2008. - 485 с.

7. Фрейд З. Психология бессознательного. - М.: Директ-Медиа, 2008. - 551 с.

8. Качнова Н. А., Зосименко А. В. Клинико-психопатологические аспекты аутоагрессивного поведения жертв сексуального насилия в местах лишения свободы // Психическое здоровье и безопасность в обществе: науч. материалы первого нац. конгресса по социальной психиатрии. - М., 2004. - С. 62.

9. Баранов Ю. В. Стадии ресоциализации осужденных в свете новых социолого-антропологических воззрений и социальной философии. - СПб.: Юрид. центр. Пресс, 2006. - 275 с.

10. JoukamaaM. Prison suicide in Finland, 1969-1992 / Forensic Science International, 1997. - С. 167-174.

11. A quarter century of suicide in a major urban jail: implications for community psychiatry / C. DuRand, G. J. Burtka, E. J. Federman et al. // American Journal of Psychiatry. - 1995. - С. 1077-1080.

12. Marcus P. & Alcabes P. Characteristics of suicides by inmates in an urban jail // Hospital and Community Psychiatry. - 1993. - P. 256-261.

13. Backett S. A. Suicide in Scottish Prisons // British Journal of Psychiatry. - 1987. - P. 218-221.

14. Suicide in custody. Case-control study / S. Fruehwald, T. Matschnig, F. Koenig et al. // The British Journal of Psychiatry. - 2004. - P. 494-498.

15. Официальный сайт Фонда «В защиту прав заключенных» / http://www.zashita-zk.org/ (по состоянию на 03.04.2011).

16. Тюремный портал России. Сайт о жизни и деятельности учреждений ФСИН / http://prisonlife.ru/ (по состоянию на 03.04.2011).

17. Кашинский М. Ю. Аутодеструктивное поведение лиц, содержащихся в учреждениях УИС / http://www.recipe.by/.

18. Официальный сайт Ассоциации независимых наблюдателей / http://www.onk-ru.info/ (по состоянию на 03.04.2011).

19. Руженков В. А., Лобов Г. А., Боева А. В. К вопросу об уточнении содержания понятия «аутоагрессивное поведение» / http:// www.vsma.as.ru/.

Статья поступила в редакцию 6.04.2011

LEGAL AND PSYCHOLOGICAL ASPECTS OF AUTOAGGRESSIVE BEHAVIOR OF CONVICTED IN RUSSIAN PRISONS

E. V. Gubenkova

Taking into account the demands of the society suffering the increasing impact of violence and cruelty, the problem of managing aggressive behavior and decrease of people aggressiveness is becoming more and more important. In this regard, the term «autoaggressive behavior» related to people being in custody has been analyzed. The wide range of empiric materials has been used in the article.

Key words: convicted, suicide, autoaggressive behavior, personal security of prisoners, suicidal manifestations, non-suicidal manifestations.