ВЗАИМОСВЯЗЬ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ ДИАЛЕКТИЧНОСТИ И СТЕПЕНИ РАЗРЕШЕНИЯ ПРОТИВОРЕЧИИ В АКСИОСФЕРЕ ЛИЧНОСТИ*

© А. В. Капцов © Е. И. Колесникова

Капцов

Александр Васильевич

кандидат технических наук, доцент

заведующий кафедрой психологии управления Самарская

гуманитарная академия avkaptsov@mail.ru

Колесникова Екатерина Ивановна

кандидат

психологических наук, доцент

доцент кафедры политологии, социологии и права Самарский государственный архитектурно-строительный университет KolesnikovaEI@yandex.ru

Эмпирически показано, что чем выше уровень репрезентации лиалектичности противоречий окружающего мира стулентов, тем ниже степень разрешения противоречий ценностей своей аксиосферы. Аиалектичность прелставлена лвумя характеристиками: изменчивостью объектов и толерантностью к неопрелеленности. Прел-ложена типологическая молель из соотношений лиалектичности и степени разрешения противоречий ценностей аксиосферы.

Ключевые слова: противоречия, ценности, диалек-тичность, изменчивость объектов, толерантность к неопределенности, модель.

Изменения в социально-экономической жизни страны актуализировали интерес исследователей к проблеме личностных ценностей и их роли в детерминации поведения [7, 17, 21].

Многообразие ценностей представлено в сознании личности в виде иерархической динамической системы (аксиосферы), в которой ценности между собой находятся в различных отношениях, в том числе и противоречивых. Исследования особенностей противоречивости личностных ценностей школьников [2, 3], студентов [11, 16] и работающей молодежи [10] показали, что процессы возникновения и разрешения противоречий остаются открытыми.

Под противоречиями личностных ценностей понимается взаимодействие противоположных личностных ценностей, находящихся во

* Работа выполнена при финансовой поддержке гранта РГНФ 12-06-00411.

внутреннем единстве [13], что позволяет их отнести к диалектическим. Модели действительности, включающие диалектические противоречия, более адекватны в описании и прогнозировании изучаемых процессов [22]. Однако психологические исследования с учетом диалектических противоречий встречаются нечасто, например, структурно-диалектический подход к изучению психических явлений Н. Е. Веракса [6], влияние межличностных противоречий на группообразование [23, 24], наиболее цитируемая зарубежная статья [29], а также [28], поэтому появление работы С. Л. Блинниковой [4] не могло остаться незамеченным.

С. Л. Блинникова предлагает «модель функционирования понимания субъектом противоречий в процессе структурирования индивидуального опыта» [4, с. 51], одной из латентных переменных которой является «диалектич-ность понимания противоречий», характеризующаяся толерантностью к неопределенности, пониманием изменчивости объектов, широтой поведенческих схем и отсутствием абсолютизации различий. Исходя из представленных характеристик диалектичности понимания противоречий, на наш взгляд, речь идет не столько о понимании противоречия, сколько о представлении субъекта о противоречии. Поскольку в психологии «функция понимания в познании состоит в осмыслении, анализе знания, имеющего для субъекта проблемный характер, в раскрытии его происхождения и потенциальных возможностей» [8, с. 20], т. е. понимание опосредует процесс получения знания, наделяя его смыслом, то в дальнейшем мы будем использовать понятие «репрезентация диалектичности противоречий».

В работе [4] исследована модель, представленная жизненными целями субъекта, включая противоречивые, которые для каждого субъекта образуют неповторимую структуру, характерную только для данного человека и относительно устойчивую во времени. Аксиосфера личности представляет собой также индивидуальную систему терминальных ценностей (ценностей-целей), которая, с одной стороны, может быть противоречивой, а с другой — достаточно устойчивая во времени.

Если диалектичность в [4] рассматривается как познавательные стили [26], относящиеся к когнитивной системе, то аксиосфера с ее противоречиями, согласно модели интегрированной индивидуальности Д. Уорделла и Дж. Ройса [30], должна быть тесно связана с ней. Однако авторами теории индивидуальности такая взаимосвязь не рассматривалась [26].

В то же время противоположные ценности в аксиосфере могут находиться в трех возможных состояниях:

1) гармоничном, характеризуемом однонаправленностью и взаимосвязанностью противоположностей;

2) амбивалентном, характеризуемом одинаковой выраженностью противоположностей;

3) дисгармоничном, характеризуемом преобладанием (степенью разрешения) одной из противоположностей над другой.

В этой связи актуальной задачей является изучение дисгармоничного состояния противоречий ценностей, для которого остается открытым вопрос о взаимосвязи репрезентации диалектичности окружающего мира и степени раз-

решения противоречий ценностей своей аксиосферы, что и послужило целью настоящего исследования.

При дихотомическом делении обоих переменных на низкий и высокий уровни диалектичности мышления и степени разрешения противоречия ценностей получим двухфакторную модель, показанную на рисунке 1.

Степень разрешения противоречия

Тип 1 Тип 3

Тип 2 Тип 4

Диалектичность

Рис.1. Двухфакторная модель типов личности в зависимости от выраженности диалектичности мышления и степени разрешения противоречий ценностей в аксиосфере

Рассмотрим краткую характеристику полученных типов личности. Для этого охарактеризуем личность в зависимости от степени разрешения противоречия ценностей. Высокая степень разрешения противоречия ценностей свидетельствует о том, что противоречия и конфликта в ценностях нет, они разрешены в пользу одной из противоположных ценностей. Это может быть присуще людям убежденным, склонным к ортодоксии (догматизму в понимании Гегеля). Скорее всего, личность в этом случае имеет низкий уровень самомо-ниторинга (по М. Снайдеру), т. е. поведение достаточно точно можно прогнозировать, опираясь на установки, черты, ценности [20]. При низкой степени разрешения противоречия ценностей поведение людей определяется в большей степени требованиями ситуации.

Личность с низким уровнем диалектичности полагает, что наблюдаемые ей противоречия окружающего мира являются плодом ошибок его познания и не существует познаваемой реальности [4, с. 48]. При наличии твердой убежденности решение противоречий в жизни осуществляется через рассмотрение одной из противоположностей противоречия (тип 1). Вероятнее всего, среди типа 1 наиболее часто должны встречаться люди с выраженным аналитическим стилем мышления по Р. Брэмсону и А. Харрисону [1, 26]. В то же

время при несформированности ценностной сферы как целостной системы решение противоречий в жизни может осуществляться через отвержение обеих альтернатив и поиск новых вариантов решения (тип 2). Предположительно, среди типа 2 чаще всего должны встречаться люди с прагматическим и реалистическим стилями мышления [1].

Два типа личностей с высокой диалектичностью считают противоречие в окружающем мире реальным и разрешить его пытаются, признавая обе позиции истинными, не уничтожая друг друга [4]. При этом, имея сформированную и непоколебимую систему ценностей, они тяготеют к консервативным тенденциям (тип 3). Вероятнее всего, среди типа 3 можно чаще встретить людей с синтетическим стилем мышления [1]. При низкой степени разрешения противоречий ценностей своей аксиосферы личность пытается осуществить свои цели в зависимости от ситуации (тип 4). Если же разрешение задачи осуществляется ради пользы людей, то, вероятнее всего, среди этого типа можно встретить представителей идеалистического стиля мышления [1].

Несмотря на то, что диалектичность как познавательный стиль является характеристикой репрезентации окружающего мира, а степень разрешения противоречий — это репрезентация противоречий ценностей собственной аксиосферы, можно предположить, что между ними существует взаимосвязь, на наличие которой указывалось в работе [30]. На основании предложенной модели мы считаем, что среди студентов технического вуза большинство имеющих в аксиосфере противоречия ценностей относятся к типам 1 и 4, поэтому экспериментальная гипотеза исследования была следующей: репрезентация диа-лектичности противоречий окружающего мира взаимосвязана со степенью разрешения противоречий ценностей своей аксиосферы, а именно чем выше диалектичность репрезентации противоречий окружающего мира, тем ниже степень разрешения противоречий ценностей в аксиосфере.

Методика исследования

Участниками исследования были 475 студентов 1-5 курсов инженерных специальностей (182 девушки, 293 юноши) в возрасте 17-25 лет (М = 19,1 лет, ББ = 1,46). Распределение по курсам обучения было следующим: 182 студента первого курса, 141 - второго курса, 42 - четвертого и 110 - пятого курса.

Степень разрешения противоречий ценностей диагностировалась с помощью сокращенного варианта акмеологического теста личностных ценностей АНЛ 4.2 (для студентов) [14]. В конструкции теста заложены четыре шкалы противоречий личностных ценностей как разность уровней выраженности ценностей:

1) коллективность — индивидуальность;

2) духовное — материальное;

3) творчество — традиции;

4) процесс — результат.

Отрицательный знак противоречия свидетельствует о преобладании соответственно ценности индивидуальности, материального благополучия, традиций и достижения результата в своих парах. В работе [13] показано, что диагностика личностных ценностей и соответственно противоречий с помо-

щью опросников имеет определенную погрешность, обусловленную конструктивными особенностями опросника, и, в частности, относительная погрешность оценки противоречия в «сырых» баллах с помощью теста АНЛ 4.2 составляет ± 0,106 (при использовании полной версии теста АТЛЦ ± 0,075), что составляет ± 2 «сырых» балла. Следовательно, при получении разности ценностей в пределах погрешности ± 2 балла можно считать, что ценности равно выражены и находятся в противоречии (амбивалентное состояние при нулевой степени разрешения противоречия), а при превышении разности ценностей более погрешности наблюдается приоритет одной ценности над другой (дисгармоничное состояние).

Диалектичность репрезентаций противоречий оценивалась с помощью двух показателей [4], одним из которых является толерантность к неопределенности, оцениваемая с помощью опросника НТН (новый опросник толерантности к неопределенности [19]), а другим — изменчивость объектов, оцениваемая с помощью методики имплицитных убеждений субъекта в изменчивости объектов [4, с. 57].

Статистическая обработка данных включала выявление различий на основе И-критерия Манна — Уитни, корреляционного анализа Пирсона и Спирмена, регрессионного анализа (пошаговый алгоритм на увеличение), эксплора-торного факторного анализа, кластерного анализа (метод к-средних) а также определения психометрических характеристик (альфа Кронбаха) с помощью пакета БТАТКТГСА 10.0.

Результаты исследования

На первом этапе исследования были оценены психометрические характеристики методики имплицитных убеждений субъекта в изменчивости объектов, т. к. в работе [4] они не приведены. Сразу следует отметить, что в работе [4] допущена логическая неточность в названии интегральной шкалы методики, обозначенной как «диалектичность выбора» [4, с. 58], в то же время сказано, что диалектичность оценивается четырьмя показателями, в том числе и изменчивостью объектов [4, с. 52]. Поэтому мы в качестве интегральной шкалы методики будем использовать понятие «изменчивость объектов» (1гш).

Методика диагностики изменчивости объектов содержит 8 пунктов, содержащих описание поведения какого-то человека. К каждому пункту предложено два варианта продолжения этого поведения, одно из которых обозначено как «соответствующее», а другое — «противоположное». Респонденту необходимо оценить вероятность (в процентах) перехода гипотетического индивида к каждому варианту поведения, причем сумма вероятностей по двум вариантам может превышать единицу.

В инструкции для испытуемых авторами методики не оговаривается возможность простановки испытуемыми оценки в виде нулевой вероятности варианта поведения, поэтому при исследовании у нас возникли случаи, когда испытуемые оценили оба варианта продолжения поведения в ситуации нулевой вероятностью. Поскольку в качестве диагностической шкалы авторами методики предложено вычисление относительной вероятности ответа с диалектической репрезентацией поведения в ситуации, т. е. вычисляется отношение вероятности одного варианта ответа к сумме оценок вероятностей обоих 120

вариантов поведения, то при наличии нулевых оценок в обоих вариантах возникает неопределенность типа «ноль, деленный на ноль». Появление таких случаев в исследовании требует выхода из ситуации следующими возможными способами:

1) изменить инструкцию, зачитываемую испытуемым, с запрещением использовать нулевую оценку ситуаций. Нами этот способ не использовался, т.к. мы стремились в максимальной степени сохранить авторскую редакцию инструкции и текста опросника;

2) по результатам исследования данные испытуемых, выставивших нулевые оценки, браковать и в дальнейших расчетах не использовать. В нашем исследовании таких испытуемых оказалось более 3%, причем в основном это были студенты, обучающиеся на младших курсах. Рассмотрев частоту нулевых оценок в ответах на оба продолжения, установлено, что максимальное количество случаев наблюдается в ответах на 4 и 6 пункты.

п. 4 Сидеть молча в шумной компании а) Погрузиться в свои мысли

Ь) Изредка высказывать необычные интригующие комментарии

п. 6 Потихоньку поддразнивать собеседника а) Вести себя вызывающе

Ь) При появлении первых признаков ярости собеседника проявлять глубочайшую симпатию к нему

Исходя из приведенных формулировок пунктов, случаи появления нулевых оценок говорят, скорее всего, об отказе испытуемых отвечать в силу непонимания или нежелания;

3) нулевые оценки испытуемых заменить на малые значения вероятности, например, 1%, который относительно 100% шкалы в действительности не играет существенной роли. Однако поскольку итоговая шкала является средним значением относительных оценок вероятностей, то при нулевых оценках отношение сразу становится равным 0,5 и оказывает существенное влияние на смещение итоговой оценки в сторону середины шкалы.

Нами в исследовании были апробированы оба последних способа борьбы с нулевыми оценками испытуемых, и в результате однозначного вывода по их эффективности получить не удалось.

Исследования внутренней согласованности пунктов методики показали, что показатель альфа Кронбаха шкалы изменчивости объектов составляет 0,487, а тета-надежность — 0,677 при среднем коэффициенте интеркорреляций пунктов методики по продолжениям «противоположное» — 0,129, а по продолжениям «соответствующее» — 0,152. Невысокий уровень внутренней согласованности послужил причиной исследования факторной структуры методики (метод главных компонент с варимакс нормальным вращением), результаты которого приведены в таблице 1.

Таблица 1

Факторная структура методики диагностики изменчивости объектов

(п = 465 чел.)

Пункты методики Ф1 Ф2 Ф3 Ф4 Ф5 Ф6

А1 0,87 0,03 -0,01 0,12 0,02 0,07

А2 0,06 0,11 0,19 0,83 -0,01 0,09

А3 0,11 0,07 -0,04 0,12 -0,75 0,32

А4 0,22 0,22 0,57 -0,08 0,12 0,18

А5 -0,07 -0,04 0,74 0,26 -0,09 0,18

А6 0,55 0,04 0,14 0,29 0,04 0,28

А7 0,07 0,84 -0,05 0,05 0,05 0,04

А8 -0,34 0,46 0,23 -0,21 0,07 0,26

В1 -0,79 0,20 -0,09 0,05 0,11 0,31

В2 -0,09 0,22 -0,21 -0,60 0,19 0,46

В3 0,05 0,07 -0,14 0,09 0,79 0,19

В4 0,01 -0,01 0,06 0,06 -0,06 0,69

В5 -0,03 0,25 -0,73 -0,01 0,19 0,26

В6 -0,05 0,37 0,14 0,15 -0,02 0,31

В7 0,13 -0,66 0,31 0,18 0,11 0,32

В8 0,28 -0,09 -0,24 0,56 0,12 0,25

Вес фактора 1,98 1,72 1,77 1,66 1,33 1,48

Дисперсия 0,12 0,11 0,11 0,10 0,08 0,09

Из таблицы 1 видно, что с учетом критерия Кайзера выделяются только 6 факторов, причем первые пять факторов соответствуют пунктам (п. 1, 7, 5, 2, 3), т. к. в каждом факторе только две переменные, соответствующие продолжениям ситуаций А и В методики, имеющие высокий уровень факторных весов (выделено полужирным шрифтом в таблице 1) и противоположные знаки. Шестой фактор Ф6, соответствующий п. 4 методики, однозначно был воспринят испытуемыми только в продолжение В4, а фактор Ф8, обусловленный пунктом 8 методики, имел факторный вес меньше единицы. Именно п. 8 при тестировании вызывал наибольшее количество вопросов в связи с его непониманием.

Для оценки вклада в показатель изменчивости объектов каждого пункта был проведен пошаговый регрессионный анализ (табл. 2), из которого следует, что показатель изменчивости объектов описывает 95% дисперсии ответов семью пунктами методики.

Таблица 2

Коэффициенты регрессии шкалы изменчивости объектов

(п = 465 чел., станд.ошибка в = 0,011, станд.ошибка коэффициентов регрессии 0,005)

Пункты методики Коэф. в Коэф.регрессии 1 - критерий Коэффициент детерминации

Пост.состав. 0,034 5,332

п.1 0,355 0,146 30,308 0,345

п.2 0,314 0,145 27,198 0,196

п.7 0,320 0,133 28,087 0,134

п.4 0,279 0,125 25,274 0,079

п.6 0,316 0,132 27,474 0,086

п.5 0,274 0,119 23,634 0,049

п.3 0,248 0,129 22,441 0,059

Из данных, приведенных в таблице 2, видно, что в числе предикторов изменчивости объектов отсутствует пункт 8 методики, а большую часть дисперсии (67,5%), в соответствии с коэффициентом детерминации, обеспечивают только три пункта (п. 1, 2 и 7). Следовательно, можно утверждать, что наиболее «слабым» пунктом методики является п. 8, требующий корректировки. В то же время следует отметить, что при разделении выборки по половому признаку и повторении всех описанных выше процедур п. 8 в женской части эмпирической выборки является не самым худшим, по сравнению с мужской. Скорее всего, поскольку эмпирическая выборка состояла только из 39% девушек, то в таблицах 1 и 2 преобладают тенденции мужской выборки.

Среднее значение изменчивости объектов в нашем исследовании составило 0,561 при ББ = 0,094, что статистически значимо отличается (р = 0,001) от среднего значения выборки автора методики (М = 0,532 при ББ = 0,113 и п = 176) [4, с. 58]. Одновременно статистически значимо различаются стандартные отклонения (р < 0,05), причем поскольку в нашей выборке оно оказалось меньше, что говорит о более высокой однородности выборки испытуемых, то этот факт повлиял на уменьшение надежности шкалы изменчивости объектов [25, с. 148].

Исследование психометрических характеристик опросника НТН (новый опросник толерантности к неопределенности) [19] было проведено на части испытуемых первого, второго и четвертого курсов (п = 136 чел). Установлено, что две шкалы опросника показали уровень надежности альфа Кронбаха, близкий к оригиналу (шкала интолерантности ИТН 0,668, а шкала межличностной интолерантности МИТН 0,673 соответственно в авторском варианте 0,72 и

0,69 [19, с. 80]), тогда как внутренняя согласованность шкалы толерантности ТН оказалась 0,447 (в авторском варианте 0,7). При воспроизведении факторной структуры опросника НТН получено трехфакторное решение, отличающееся от авторского тем, что первым фактором стала шкала ИТН (факторный

вес 3,79 при дисперсии 11,5%), а вторым фактором — шкала ТН (факторный вес 3,18 и дисперсии 9,6%). Третий фактор представлял собой шкалу МИТН (факторный вес 3,11 при дисперсии 9,4%). Таким образом, можно констатировать, что в нашем исследовании опросник НТН по шкале ТН (толерантность к неопределенности) проявил себя несколько хуже, чем в исследованиях автора, что может быть объяснено особенностями обследованной выборки. При этом средние значения по трем шкалам в выборке соответствовали верхней границе средних значений: по шкале ТН среднее значение составило 60,4 при ББ = 6,97; по шкале ИТН - 65,9 при ББ = 7,47; по шкале МИТН - 34,8 при ББ = 6,66.

Результаты исследования надежности шкал теста АНЛ4.2 в виде коэффициента альфа Кронбаха и среднего значения коэффициента интеркорреляции пунктов внутри шкалы на данной выборке приведены в таблице 3.

Таблица 3

Значения коэффициентов надежности шкал теста АНЛ4.2 (альфа Кронбаха)

N Личностные ценности Сред.коэф. интер- корреляции Студенты 17-22 лет п = 465 чел. Испытуемые 16-60 лет п = 2680 чел.

1 Коллективности 0,22 0,587 0,57

2 Духовной удовлетворенности 0,20 0,557 0,56

3 Креативности 0,32 0,699 0,69

4 Жизнедеятельности 0,12 0,409 0,40

5 Достижения 0,26 0,633 0,63

6 Традиции 0,17 0,496 0,49

7 Материального благополучия 0,27 0,642 0,63

8 Индивидуальности 0,23 0,594 0,57

Из сравнительного анализа коэффициента надежности альфа Кронбаха (табл. 3) видно, что уровень надежности на частной студенческой выборке в целом соответствует данным репрезентативной выборки, и если уровень альфа Кронбаха в двух шкалах не достигает отметки 0,6, то это можно объяснить двумя причинами. Во-первых, АНЛ 4.2 является сокращенной версией теста АТЛЦ, в котором каждая шкала имеет всего 5 пунктов, поэтому умеренное значение среднего коэффициента интеркорреляции в пределах от 0,2 до 0,3 считается признаком вполне удовлетворительной согласованности пунктов шкал [25, с. 140], что можно наблюдать в остальных шести шкалах. Во-вторых, действительно, в шкалах ценностей жизнедеятельности и традиции имеются по одному «слабому» пункту, требующему доработки, что сейчас и проделывается в новой редакции теста (АНЛ 4.5).

Поскольку целью исследования являлось выявление взаимосвязи остроты противоречий с репрезентацией диалектичности, то необходимо располагать надежностью диагностики противоречий в аксиосфере, которая определяется как разность противоположных, но взаимосвязанных ценностей [13].

Для оценки надежности противоречий воспользуемся формулой [25, с. 150]

_ 0,5С^Н + ^2г ) - Г12 (1)

’ 1 - Г12

где Кс{ — надежность шкалы 1-го противоречия ценностей в аксиосфере;

1 — номер противоречия в тесте АНЛ4.2 (1 = 1, 2, 3, 4);

Я1{, Кя — надежность шкал первой и второй ценностей, входящих в 1-ое противоречие;

г12 — коэффициент корреляции между ценностями, входящими в противоречие.

Результаты расчетов надежностей шкал противоречий с учетом данных таблицы 3 приведены в таблице 4.

Таблица 4

Надежность шкал противоречий теста АНЛ4.2

(студенты 17-22 лет, п = 2112 чел.)

Коллективность - Духовное - Творчество - Процесс -

Противоречия индивидуальность материальное традиции результат

ВГ1 $-1 Оч Prз Pr4

г12 0,29 0,34 0,32 0,44

Rci 0,42 0,39 0,41 0,14

Как следует из таблицы 4, коэффициенты надежности диагностики остроты трех противоречий ценностей составляют допустимые и низкие значения, как и надежность шкалы изменчивости объектов, составляющая 0,487. Надежность диагностики противоречия ценностей процесса — результата недопустимая, поэтому в нашем исследовании результаты по противоречию Рг4 не обрабатывались и не анализировались. Низкие психометрические показатели объясняются, с одной стороны, низкой надежностью шкалы ценности жизнедеятельности (таблица 3), а с другой — высокой взаимосвязью результатов шкал ценности жизнедеятельности и ценности достижения (г12 = 0,44), т. е. по существу эти две ценности не являются независимыми величинами. Одной из проблем, связанной с высокой взаимосвязью противоречивых ценностей, являются мотивационные искажения, допускаемые испытуемыми во время тестирования. Проблема фальсификации при использовании опросников, построенных на самоотчете испытуемых, стоит всегда остро [5]. Традиционно для этих целей вводятся дополнительные шкалы: социальной желательности, противоречивости ответов, вариативности ответов, шкалы, диагностирующие установку на средние ответы, и т. д. [15]. Наши исследования, в частности, показали, что уровень социальной желательности испытуемых не влияет на уровень взаимосвязи противоречивых ценностей, а показатели противоречивости и вариативности являются предикторами взаимосвязей ценностей внут-

ри аксиосферы, поэтому в акмеологическом тесте личностных ценностей АТЛЦ используются оба вида этих шкал [14]. В сокращенном тесте АНЛ4.2 применение коэффициента противоречивости ответов испытуемых невозможно по конструктивным причинам, а введение шкалы вариативности, на наш взгляд, является перспективным направлением совершенствования методики АНЛ4 с повышенной достоверностью диагностики.

Результатом использования тестов и методик с неидеальными характеристиками надежности является то, что наблюдаемая корреляция, полученная в ходе вычислений, всегда будет меньше, чем истинная корреляция между психологическими конструктами [25, с. 16З]. Поэтому, проводя вычисления коэффициента корреляции, необходимо вводить поправку на его значение для конкретного случая использования психодиагностической методики согласно формуле [25, с. 166]:

Re Sti

г=41сщ:=kest: sti, (2)

где Ra. — надежность шкалы i-го противоречия ценностей в аксиосфере;

Rest. — расчетное значение коэффициента корреляции i-го противоречия и изменчивости объектов;

Rc. — надежность шкалы i-го противоречия;

R — надежность шкалы изменчивости объектов.

izm

Расчеты, выполненные по формуле (2), дали следующие значения поправочных коэффициентов (табл. 5).

Таблица 5

Значения поправочных коэффициентов расчета взаимосвязи степени разрешения противоречий ценностей и изменчивости объектов

i Противоречие ценностей kesti

1 Коллективность - индивидуальность 2,21

2 Духовное - материальное 2,29

3 Творчество - традиции 2,24

Для обоснованного выбора вида корреляционного анализа были исследованы характеристики законов распределения противоречий ценностей в аксиосфере и изменчивости объектов во всей выборке с помощью критерия X2 Пирсона. Установлено, что все независимые переменные имеют нормальный закон распределения. Однако шкалу противоречия в аксиосфере условно можно разделить на три зоны:

1) преобладание ценностей прагматической направленности (условно обозначим Пр);

2) нахождение ценностей в амбивалентном состоянии, при котором степень разрешения противоречия близка к нулю;

3) преобладание ценностей гуманистической направленности (условно обозначим Гм).

Поскольку исследования [16] показали, что взаимосвязи степени разрешения противоречий с психологическими факторами различаются в зависимости от вида направленности (гуманистической или прагматической), а также амбивалентное состояние противоречий является не точечной характеристикой, а интервальной, то из эмпирической выборки необходимо удалить испытуемых с амбивалентным состоянием противоречия и взаимосвязь определять отдельно для противоречий Гм и Пр направленностей.

Исключение из анализа испытуемых с амбивалентным состоянием противоречий приводит к нарушению нормального закона распределения в трех противоречиях ценностей, кроме противоречия ценностей процесса-результата, у которого математическое ожидание смещено значительно в сторону ценностей достижения, что является характерным признаком студенческого возраста, т. к. в этом возрастном периоде 98% молодых людей ценят достижение результата больше, чем процесс деятельности. Поэтому в качестве меры связи может использоваться только коэффициент корреляции Спирмена, не предъявляющий требований к закону распределения коррелируемых величин.

В ходе исследования проверялась гипотеза о том, что существует взаимосвязь между степенью разрешения противоречий ценностей в аксиосфере и изменчивостью объектов как в целом по выборке, так и отдельно в мужской и женской выборках. Предполагалось, что должна существовать обратно пропорциональная взаимосвязь между переменными, т.е. чем выше уровень репрезентации изменчивости объектов испытуемыми, тем ниже степень разрешения противоречий в их аксиосфере. Поскольку противоречия ценностей в аксиосфере имеют различный знак [13], т. е. противоречие с гуманистической направленностью ценностей имеет условно положительный знак, а с прагматической — отрицательный, то коэффициенты корреляции в этом случае должны быть с противоположными знаками, а именно для противоречий Пр коэффициент корреляции — положительный, а для Гм — отрицательный.

С учетом поправочных коэффициентов к (таблица 5) значения коэффициентов корреляции между уровнем репрезентации изменчивости объектов и степенью разрешения противоречий для женской выборки приведены в таблице 6.

Таблица 6

Коэффициенты корреляции г между уровнем репрезентации изменчивости объектов и степенью разрешения противоречий ценностей (девушки)

Курс Направ- ленность Рг1 Рг3

п г п г

2 Пр 20 0,59

Гм 20 -0,78

Из таблицы 6 видно, что присутствуют искомые взаимосвязи у студенток только второго курса и отсутствуют взаимосвязи противоречия ценностей духовное-материальное, которое для девушек не связано с диалектичностью представления о жизни. В остальных случаях наблюдаются взаимосвязи, доказывающие экспериментальную гипотезу. А именно, независимо от направленности преобладания ценностей, чем выше уровень диалектичности репрезента-

ции противоречий ценностей в аксиосфере, тем в большей степени студентки допускают равные по величине, но противоположные по сущности личностные ценности. В таблице 7 приведены аналогичные данные для мужской выборки.

Таблица 7

Коэффициенты корреляции г между уровнем репрезентации изменчивости объектов и степенью разрешения противоречий ценностей (юноши)

Курс Направ- ленность Рг1 Рг2 Рг3

п г п г п г

1 Пр 33 0,51

Гм 25 -0,66 20 0,60

2 Пр 32 0,59 19 0,42

5 Пр 37 -0,50 17 0,44

Из таблицы 7 видно, что по сравнению с аналогичными результатами в женской выборке (табл. 6) имеются сходства и различия. Общей закономерностью можно считать отсутствие искомых взаимосвязей у студентов четвертого курса. Это можно объяснить тем, что именно в конце третьего-начале четвертого курсов аксиосфера студентов, обучающихся на очной форме, претерпевает ряд изменений, характеризующихся уменьшением выраженности ценностей («обесценивание») как на личностном [17], так и на групповом [9] уровнях, что принято называть переживанием экзистенционального кризиса ценностей [27]. Особенностью полученных взаимосвязей является наличие взаимосвязей репрезентации изменчивости объектов со степенью разрешения противоречия ценностей «духовное-материальное», что совпадает с результатами, полученными нами ранее [12], причем в основном с ценностями прагматической направленности, хотя в мужской выборке студентов преобладание прагматической направленности ценностей на всех курсах наблюдается только в ценностях коллективности-индивидуальности (табл. 8) и является, скорее всего, защитной реакцией на коллективные методы обучения, широко применяемые в технических вузах.

Таблица 8

Относительное количество студентов (%) с ярко выраженными ценностями в противоречии и амбивалентном состоянии (мужчины)

Курс Коллективность -индивидуальность Духовное -материальное Творчество -традиции

Амб. Гм Пр Амб. Гм Пр Амб. Гм Пр

1 49,5 13,2 37,3 57,1 28,6 14,3 51,6 22,0 26,4

2 40,3 11,9 47,8 53,7 16,4 29,9 59,7 23,9 16,4

4 36,0 20,0 44,0 56,0 40,0 4,0 40,0 32,0 28,0

5 44,7 6,6 48,7 52,6 25,0 22,4 44,7 35,5 19,8

Данные, приведенные в таблице 7, в основном подтверждают выдвинутую экспериментальную гипотезу об обратно пропорциональной взаимосвязи

репрезентации изменчивости объектов и степени разрешения противоречий ценностей. Однако в двух случаях гипотеза не подтвердилась:

1. На пятом курсе репрезентация изменчивости объектов отрицательно взаимосвязана со степенью разрешения противоречия ценности коллективности-индивидуальности, т. е. наибольшая диалектичность в репрезентации изменчивости наблюдается у студентов с явным преобладанием ценности индивидуальности, а студенты с низкой диалектичностью репрезентации жизни характеризуются непониманием сложного устройства мира, что не соответствует экспериментальной гипотезе. Одной из причин такого результата может быть наличие в экспериментальной выборке студентов 5 курса одновременно нескольких типов личности (рис. 1). Для проверки этого предположения с помощью кластерного анализа (метод к-средних) по двум характеристикам: репрезентация изменчивости объектов и степень разрешения противоречий ценностей коллективности-индивидуальности были выделены два типа личности. Среди юношей 5 курса с преобладанием противоречий ценностей прагматической направленности (37 чел.) оказались представители типа 2-16 чел. и типа 4-21 чел. Корреляционный анализ отдельно для типа 4 выявил прямо пропорциональную взаимосвязь (скорректированный коэффициент корреляции 0,55), что подтверждает экспериментальную гипотезу, тогда как для типа 2 искомая взаимосвязь не обнаружена.

2. На первом курсе репрезентация изменчивости объектов положительно взаимосвязана со степенью разрешения противоречия ценности творчества- традиции, т. е. наибольшая диалектичность в репрезентации изменчивости наблюдается у студентов с явным преобладанием ценности креативности, что не соответствует экспериментальной гипотезе, но не противоречит психологии творчества [18]. При выделении типов личности в выборке юношей 1 курса (20 чел.) с явной ценностью креативности было обнаружено два типа личности, один из которых относится к типу 1 (рис. 1) в количестве 15 человек. Искомая взаимосвязь между репрезентацией изменчивости объектов оказалась также положительно взаимосвязана со степенью разрешения противоречия ценности (скорректированный коэффициент корреляции 0,71). Следовательно, для противоречия ценностей творчества-традиции экспериментальная гипотеза не выполняется.

Поскольку показатель диалектичности мышления оценивался не только репрезентацией изменчивости объектов, но и толерантностью к неопределенности, то рассмотрим наличие ее взаимосвязи со степенью разрешения противоречий ценностей (табл. 9).

Таблица 9

Коэффициенты корреляции г между степенью разрешения противоречий ценностей

и характеристиками толерантности-интолерантности к неопределенности

Пол Направ- ленность Шкалы НТН Рг2 Рг3

п г п г

Ж Гм ИНТ 21 -0,45

Гм МИТН 21 0,46 21 -0,48

М Гм ТН 25 0,65

Пр ИНТ 13 -0,65

Пр МИТН 13 -0,56

Из таблицы 9 следует, что в женской и мужской выборках выявлены различные взаимосвязи толерантности к неопределенности и степени разрешения противоречий. Для юноши преобладание ценностей духовной удовлетворенности пропорционально стремлению к изменениям, новизне и оригинальности, готовности идти непроторенными путями и предпочитать более сложные задачи (шкала ТН, г = 0,65), в то время как у девушек приоритет ценности духовной удовлетворенности взаимосвязан со стремлением к ясности и контролю в межличностных отношениях.

Взаимосвязи степени разрешения противоречия ценностей творчества-традиции и шкал интолерантности и межличностной интолерантности на первый взгляд совпадают у юношей и девушек, однако присущи различным ценностным направленностям. Чем выше у девушек ценность творчества, тем в большей степени они не принимают ясности и упорядоченности во всем, т. е. стремятся к неопределенности, причем как на личностном, так и межличностном уровнях. Среди юношей неприятие неопределенности взаимосвязано с ценностью традиций также на личностном и межличностном уровнях, что не противоречит теории.

Таким образом, эмпирические исследования взаимосвязи степени разрешения противоречий ценностей в аксиосфере студентов и диалектичности мышления доказали ее наличие и позволили сформулировать выводы.

Выводы

1. Доказано наличие взаимосвязи между диалектичностью как познавательным стилем, являющимся характеристикой репрезентации окружающего мира, и степени разрешения противоречий ценностей аксиосферы, что подтвердило одну из составляющих модели интегрированной индивидуальности Д. Уорделла и Дж. Ройса.

2. Показано, что у студентов стремление к амбивалентному состоянию противоречий ценностей взаимосвязано с диалектичностью мышления.

3. В предложенной двухфакторной модели выраженности диалектичности мышления и степени разрешения противоречий ценностей в аксиосфере выделены типы личности, требующие дальнейшего описания и исследований.

4. Проведенные психометрические исследования использованных методик для диагностики изменчивости объектов, толерантности к неопределенности и аксиологической направленности личности вскрыли их недостатки, требующие совершенствования методик.

5. Определена надежность диагностики противоречий ценностей в аксиосфере с помощью теста аксиологической направленности личности.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Алексеев А. А., Громова Л. А. Поймите меня правильно, или Книга о том, как найти свой стиль мышления. — СПб. : Экономическая школа, 1993. — 352 с.

2. Асеева, И. Н. Ценностное самоопределение учащихся среднего звена // Психология образования: модернизация психолого-педагогического образования : материалы VIII Всероссийской научно-практической конференции. — М. : МГППУ, 2012. — С. 27—29.

3. Асеева И. Н, Павлова Е. Г. Психологические предикторы противоречий в ценностной сфере школьников // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия «Психология». — 2012. — № 2. — С. 63—71.

4. Блинникова, С. Л. Понимание противоречий и система целей в процессе структурирования субъектом жизненного опыта // Психологический журнал. — 2012. — Том 33. — № 4. — С. 47—59.

5. Бодалев А. А., Сталин В. В. Общая психодиагностика. — СПб. : Речь, 2000. — 440 с.

6. Веракса, Н. Е. Диалектическое мышление. — Уфа : Вагант, 2006. — 212 с.

7. Журавлева, Н. А. Динамика ценностных ориентаций личности в российском обществе. — М. : Изд-во «Институт психологии РАН», 2006. — 335 с.

8. Знаков, В. В. Психология понимания: Проблемы и перспективы. — М. : Изд-во «Институт психологии РАН», 2005. — 448 с.

9. Катов, А. В. Изменение ценностей студенческой группы как коллективного субъекта в процессе обучения // Психология образования: Психологическое обеспечение «Новой школы»: матер. V Всерос. науч.-практ.конф. — М. : ФПОР, 2010. — С. 328—329.

10. Капцов, А. В. Особенности противоречивости личностных ценностей работающей молодежи // Психология образования: модернизация психолого-педагогического образования : матер. конф. VIII Всерос. науч.-практ. конф. — М. : МГППУ, 2012. — С. 158—160.

11. Капцов, А. В. Особенности противоречивости личностных ценностей студентов // Человек в экономических и социальных отношениях : матер. Всерос. науч. конф. / отв. ред. А. Б. Купрейченко, Л. Н. Широкова. — М. : Институт психологии РАН, 2012. — С. 159—160.

12. Капцов, А. В. Противоречия в аксиосфере как фактор развития личностных качеств студентов // Теоретическая и экспериментальная психология. — 2010. — Т. 3. — № 2. — С. 30—36.

13. Капцов, А. В. Противоречия в аксиосфере личности: сущность и методы исследования // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия «Психология». — 2012. — № 1. — С. 153—167.

14. Капцов, А. В. Психологическая аксиометрия // Психологическая диагностика. — 2011. — № 4. — С. 4—114.

15. Капцов, А. В. Факторы противоречивости самоотчета испытуемых при диагностике личностных ценностей // Современная психодиагностика в период инноваций : сб. тезисов II Всерос. научной конф. / отв. ред. Н. А. Батурин. — Челябинск : Изд. центр ЮУрГУ, 2010. — С. 64—66.

16. Капцов А. В., Колесникова Е. И. Психологические факторы противоречий в аксиосфере студентов // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия «Психология». — 2012. — № 2. — С. 72—87.

17. Карпушина Л. В., Капцов А. В. Психология ценностей российской молодежи. — Самара : СНЦ РАН, 2009. — 252 с.

18. Кашапов, М. М. Психология творческого мышления профессионала. — М. : Пер Сэ, 2006. — 688 с.

19. Корнилова, Т. В. Новый опросник толерантности-интолерантности к неопределенности // Психологический журнал. — 2010. — Том 31. — № 1. — С. 74—86.

20. Полежаева, Е. А. Шкала самомониторинга и возможности ее применения // Психологическая диагностика. — 2006. — № 1. — С. 3—32.

21. Салихова, Н. Р. Ценностно-смысловая организация жизненного пространства личности. — Казань : Казан. ун-т, 2010. — 452 с.

22. Светлов, В. А. Введение в единую теорию анализа и разрешения конфликтов. — М. : ИК88, 2012. — 304 с.

23. Сидоренков, А. В. Динамика неформальных подгрупп в группе: социальнопсихологический анализ. — Ростов н/Д : Изд-во Рост. ун-та, 2004. — 320 с.

24. Сидоренков, А. В. Социальная психология малых групп. — Ростов н/Д : Феникс, 2012. — 381 с.

25. Фер Р. М., Бакарак В. Р. Психометрика. Введение. — Челябинск : Изд. центр ЮУрГУ, 2010. — 445 с.

26. Холодная, М. А. Когнитивные стили. О природе индивидуального ума. — СПб. : Питер, 2004. — 384 с.

27. Эриксон, Э. Г. Детство и общество. — СПб. : Ленато, 1996. — 592 с.

28. By Ho, David Y. F. Dialectical thinking: Neither Eastern nor Western // American Psychologist, Sep. — 2000. — Vol 55(9). — P. 1064—1065.

29. Peng K, Nisbett R. Culture, dialecticism and reasoning about contradiction // American Psychologist. — 1999. — Vol 54. — P. 741—754.

30. Wardell D. M, Royce J. R. Toward a multi-factor theory of styles and their relationship to cognition and affect // Journal of Personality. — 1978. — V. 46(3). — P. 474—505.