5. Перегудина В. А. Структурно-содержательная модель гендерной идентичности // Психосфера: сб. науч. тр. кафедры психологии ТулГУ. Вып. 6 / под ред. Е.Е. Сапоговой. Тула: Изд-во ТулГУ, 2012. С. 65-73.

6. Шнейдер Л.Б. Личностная, гендерная и профессиональная идентичность: теория и методы диагностики. М.: Московский психолого-социальный институт, 2007. 128 с.

Перегудина Виктория Альбертовна, канд. психол. наук, доц., PeregudinaVA@mail.ru, Россия, Тула, Тульский государственный университет.

AGE MODELS OF GENDER IDENTITY V.A. Peregudina

Article is devoted to the description of results of research of features of formation of man's and female gender identity in the age range from the senior preschool to youthful age. In particular process of age formation and filling by the maintenance of the model of gender identity allocated with the author is considered.

Keywords: gender, gender identity, structural and substantial model, age formation.

Peregudina Victoria Albertovna, candidate of psychological sciences, docent, Peregudi-naVA@mail.ru, Russia, Tula, Tula state university.

УДК 159.923.2

ХАРАКТЕРИСТИКА СОЦИАЛЬНОЙ СИТУАЦИИ РАЗВИТИЯ САМОСОЗНАНИЯ ПОДРОСТКОВ ИЗ «ДИСТАНТНЫХ» СЕМЕЙ (НА ПРИМЕРЕ ПРИДНЕСТРОВСКОГО РЕГИОНА)

Е.А. Сорокоумова, А.Л. Цынцарь

Посвящена характеристике социальной ситуации подростков из дистантных семей (трудовых мигрантов). В целом социальные факторы подростков, чьи родители уехали на заработки, идентична иерархии подростков, постоянно проживающих с родителями, кроме повышенной важности ценности "безопасность". Оформленность ценностных структур говорит о большей личностной зрелости подростков из таких семей.

Ключевые слова: подростки из «дистантных» семей, ценностные ориентации, семейное воспитание, социализация личности, детский стресс, нравственное развитие.

Особенности формирования самосознания подростка - длительный сложный процесс, на который оказывают влияние многие факторы. Среди них важная роль принадлежит семейному воспитанию. Известно, что семья остается ведущим институтом социализации личности и именно в семье закладываются ценности, идеи и нормы общения друг с другом. Ближайшее семейное

окружение и семейная среда в целом (структура, образ жизни семьи, образовательный уровень и трудовая занятость родителей, уровень семейного благосостояния) определяют ход и содержание развития и ценностного самоопределения подростков [5, 6]. Поэтому особый интерес, на наш взгляд, вызывает исследование особенностей формирования самосознания подростков в семьях, отличающихся специфическими средовыми характеристиками. К числу таких семей, несомненно, можно отнести «дистантные» семьи (трудовых мигрантов). Применительно к нашему исследованию оптимальным является следующее определение:

«Дистантная» семья - это близкие родственники (дети и родители) не имеющие общего быта и непосредственного взаимодействия и общения, разделенные временной необходимостью перемещения трудоспособных членов семьи (родителей) из одних населенных пунктов в другие места приложения труда, независимо от продолжительности и регулярности, с целью заработка. (Основным видом общения является телефон, сеть Интернет и скайп) [4].

Трудовая миграция как явление социально-экономического порядка связана прежде всего с экономической нестабильностью и высоким уровнем безработицы в малых городах, низкими доходами многих семей. Эти и другие причины вынуждают людей (как мужчин, так и женщин) уезжать на заработки в более благополучные регионы России, меняя привычный уклад и образ жизни, покидая на время семьи и домочадцев [1].

Решая материальные проблемы по обеспечению достойного существования членов своих семей, трудовые мигранты и их семьи попадают в поле проблем другого рода. К их числу относятся функциональные нарушения семейных отношений (супружеских и детско-родительских), когда один из супругов не может постоянно выполнять свои роли, что ведет к превращению такой семьи в функционально неполную. Этим обстоятельством может быть обусловлено снижение воспитательного потенциала семьи [2].

Другая проблема - психологические стрессы, переживаемые самими мигрантами и их детьми. Стресс мигрантов вызван социально-психологической адаптацией к новым условиям работы и жизни. Детский стресс обусловлен изменениями структуры детско-родительских отношений после отъезда одного или обоих родителей и в связи с трудностями осваивания новой для подростка среды семейного общения (когда родительские функции выполняются не родителями, а другими родственниками, кратковременно или на длительный срок замещающими их).

Протекание психологического стресса в подростковом возрасте чаще всего сопровождается нарушениями в развитии различных сфер личности - когнитивной, эмоциональной, поведенческой. Именно эти сферы создают предпосылки для процесса формирования компонентов самосознания [3].

Наличие понятия нарушений в эмоциональной и когнитивной сферах в контексте детско-родительских отношений детерминирует возникновение нарушений в поведенческой сфере ребенка. Подобные проблемы, отражающиеся на процессе формирования самосознания личности, наблюдаются и у других детей, однако

в семьях трудовых мигрантов эти проблемы могут приобретать свою специфику, определение которой и стало целью нашего исследования.

Исследование проводилось в Молдавии (Приднестровье) в школах города Бендеры в течение 2010/2011 г. в одном из наиболее значимых городов республики по массовым трудовым миграциям трудоспособных взрослых людей в экономически более развитые страны.

Общее число испытуемых, принявших участие в исследовании, составило 309 учеников 8-х классов Бендерских школ, в возрасте от 13-15 лет, из них 155 мальчиков и 154 девочек. Экспериментальную группу составили 170 человек, контрольную - 139 человек.

Данные возрастные рамки в целом соответствуют периоду старшего подросткового возраста. Основанием выбора подростков в качестве исследуемого контингента является наибольшая отчетливость психологических преобразований в сфере самосознания в данный период.

На первом этапе нашего исследования выявлялся тип семьи - дистантная или типичная.

Для выявления характеристики типа семьи в условиях трансформации детско-родительских отношений, обусловленных отъездом одного или обоих родителей на заработки, нами был разработан опросник, состоящий из 12 вопросов. По итогам проведения исследования общая выборка была разделена на экспериментальную и контрольную группы. Из 309 школьников 170 живут в дистантных семьях, из которых 76,3 % семей - полные, 23,7 % - неполные. 139 подростков из типичных семей.

Подростки - мальчики - 155 человек, девочки - 154 чел.

На вопрос «Как сильно на вас повлиял отъезд родителей?» 19 % учеников ответили «очень сильно»; 36 % - «сильно», 41 % - «мало»; 4 % - «вообще не повлиял».

На вопрос «Планируете ли вы уехать после учебы?» 64 % учеников из дистантых семей ответили «да»; 7 % - «нет»; 29 % - «не знаю».

44% учеников из типичных семей на тот же вопрос ответили «да», 13 %

- «нет» и 43 % - «не знаю».

На вопрос «Можете ли вы самостоятельно принимать решения?» 74 %

учеников из дистантных семей ответили «да»; 26 % - «нет».

На вопрос «Как долго отсутствуют родители?» 38 % учеников ответили «от 1 до 3 месяцев», 22 % - «от 3 до 6 месяцев»; 14 % - «6 месяцев - 1 год»; 45 % - «другое».

На вопрос: «Каким образом ты общаешься с родителями» 46 % ответили «по телефону»; 8 % - «электронная почта»; 40 % - «скайп»; 0,4 % (1 человек)

- «никак»; 5,6 % - «другой вариант».

На вопрос «Как часто общаетесь с родителями?» 45 % учеников ответили «каждый день»; 49 % - 2-3 раза в неделю; 2 % - 1 раз в месяц; 3 % - очень редко.

На вопрос «С кем хочу остаться?» 77 % учеников ответили «с близкими»; 23 % - «друзьями»; с учителями из данной группы подростков никто не рассматривает оставаться.

В вопросе «Образование родителей» школьники из дистантных семей отметили, что у 4 % матерей - неполное среднее образование; 39 % - среднее; 28 % - средне-профессиональное; 29 % - высшее. У 6 % отцов - неполное среднее образование; 35 % - среднее; 31 % - средне-профессиональное; 28 % -высшее.

Подростки из типичных семей на тот же вопрос ответили, что у 7 % матерей - неполное среднее образование; 29 % - среднее; 25 % - среднепрофессиональное; 39 % - высшее. У 5 % отцов - неполное среднее образование; 32 % - среднее; 26 % - средне-профессиональное; 37 % - высшее.

Таким образом, родители, имеющие высшее образование, предпочитают работать на территории Приднестровья. Следовательно, высшее образование обеспечивает достаточный уровень материального благополучия типичной семьи, тогда как у родителей из дистантных семей преобладает среднее образование и соответственно они предпочитают трудовую миграцию.

Как известно, система ценностных ориентации определяет содержательную сторону направленности личности и составляет основу ее отношений к окружающему миру, к другим людям, к себе самой, основу мировоззрения и ядро мотивации жизнедеятельности, основу жизненной концепции и "философии жизни". Поэтому на втором этапе исследования нами была использована методика «Ценностные ориентации» М. Рокича, который различает два класса ценностей: терминальные - убеждения в том, что конечная цель индивидуального существования стоит того, чтобы к ней стремиться; инструментальные -убеждения в том, что какой-то образ действий или свойство личности является предпочтительным в любой ситуации. Это деление соответствует традиционному делению на ценности-цели и ценности-средства.

Анализируя полученные результаты, нами было установлено, что основными значимыми терминальными ценностями по выборке являются: здоровье - 28,9 %; счастливая семейная жизнь - 28,9 %; любовь - 9,1 %; активная деятельная жизнь - 6,8 %; друзья - 5,2 %. Из инструментальных ценностей значимыми являются: воспитанность - 20,8 %; аккуратность - 16,2 %; образованность - 11 %; жизнерадостность - 10,4 %; честность - 7,8 %; независимость

- 7,5 %.

По терминальным ценностям 21,3 % подростков считают незначимым -творчество; счастье других - 11 %; красота природы и искусства - 9,3 %; материально обеспеченная жизнь - 8 % подростков по общей выборке. Из инструментальных незначимыми являются: высокие запросы (высокие требования к жизни и высокие притязания) - 20,7 %; непримиримость к недостаткам в себе и других - 11,8 %; чуткость, заботливость - 9,2 %; терпимость (к взглядам и мнениям других, умение прощать другим их ошибки и заблуждения) - 7,6 %.

При сравнении процентных показателей значимых терминальных ценностей у подростков из дистантных и типичных семей выявлена разница по таким показателям, как активная жизнь, жизненная мудрость, здоровье, любовь и счастливая семейная жизнь (рис.1).

Рис. 1. Сравнение процентных показателей по значимым терминальным ценностям у подростков из дистантных и типичных семей

Подростки из дистантных семей выше оценивают значимость таких ценностей, как активная жизнь, жизненная мудрость, любовь и счастливая семейная жизнь. Дети из типичных семей выше оценили значимость здоровья.

При сравнении процентных показателей значимых инструментальных ценностей у подростков из дистантных и типичных семей выявлена разница по таким показателям, как аккуратность, воспитанность, образованность, ответственность, твердая воля, честность, эффективность в делах (рис. 2).

Подростки из дистантных семей выше оценивают значимость образованности, ответственности, честности и эффективности в делах. Дети из типичных семей наиболее значимыми считают наличие таких качеств, как аккуратность, воспитанность и твердая воля.

Таким образом, по результатам сравнительного анализа данных, полученных на выборках подростков основной и контрольной групп, можно охарактеризовать специфику социальных факторов и ценностных мотиваций подростков из дистантных семей следующим образом:

- большинство подростков из дистантных семей (41 %) не проявляют беспокойства по поводу отъезда их родителей. Это связано с подростковым чувством взрослости;

- большинство подростков из дистантных семей (64 %) планируют последовать примеру родителей и уехать после учебы, тогда как в типичных семьях только 44% подростков думают уехать на заработки;

Рис. 2. Сравнение процентных показателей по значимым инструментальным ценностям у подростков из дистантных и типичных семей

- большинство подростков из дистантных семей (74 %) считают, что могут принимать самостоятельные решения, однако при отъезде родителей подростки хотят оставаться с близкими людьми;

- общение с родителями, которые отсутствуют от 1 до 3-х месяцев, осуществляется при помощи телефона и скайпа 2-3 раза в неделю.

На основании результатов сравнительного анализа терминальных и инструментальных ценностей можно сделать следующие выводы:

ценностная иерархия подростков, чьи родители уехали на заработки, в целом, идентична иерархии подростков, постоянно проживающих с родителями;

наиболее значимые позиции в структуре ценностей подростков принадлежат базовым мотивациям стремления к безопасности жизни и благосклонности социального окружения; наименее значимы ценности поддержания групповой солидарности и достижения власти;

важность ценности безопасность значимо выше для подростков основной исследуемой группы по сравнению с представителями контрольных групп, что является свидетельством актуализации этой ценности в ситуации вынужденной разлуки с родителями, когда возникает необходимость адаптироваться к непривычным условиям существования, изменившемуся укладу жизни;

выявленная более четкая дифференциация ценностных предпочтений, большая оформленность ценностных структур и значимо более высокие показатели по самооценке самостоятельности у подростков из дистантных семей мо-

гут свидетельствовать о форсировании процессов взросления и большей личностной зрелости респондентов данной группы.

Список литературы

1. Лялюгене И.Ю., Рупшене А.Л. Влияние трудовой миграции родителей на социализацию подростков // НГТУ. 2008. №1. 2009 .

2. Николаева А.В. Представление о детско-родительских отношениях у подростков из семей гастарбайтеров. СПб, 2010.

3. Смотрова Т.Н., Гриценко В.В. Ценностные ориентации личности и склонность к нарушению социальных норм: взаимосвязь, соотношение, условия влияния // Психологический журнал. 2010. Т.30.№6. С.5-18.

4. Сорокоумова Е.А. Цинцарь А.В .Психологические проблемы исследования «дистантных семей» //Психология этнокультурного образования. М., 2012. С. 57-61.

5. Сорокоумова Е.А.Развитие самопознания в процессе учебной деятельности в начальной школе// Наука и школа. 2005. №3. С.8-13.

6. Сорокоумова Е.А. Психологические особенности нравственного развития современных подростков //Инициативы XXI века. 2009. №1. С. 41-46.

Сорокоумова Елена Александровна, д-р психол. наук, проф., sorokoumova@mail.ru, Россия, Москва, МГГУ им. М.А. Шолохова.

Цынцарь Анна Леонидовна, ст. преподаватель, зам. директора по научной работе, anna-cyncar@mail.ru, Молдавия, Бендеры, ПГУ им. Т.Г. Шевченко.

THE CHARACTERISTIC OF A SOCIAL SITUATION OF TEENAGERS FROM DISTANT FAMILIES

E.A. Sorokoumova, A.L. Tsintsar

The present article deals with the characteristic of a social situation of teenagers from distant (labor migrants) families. As a whole, hierarchy of values of teenagers, whose parents have left on earnings, is identical to that of teenagers constantly living with parents, except the raised importance of «safety» value. Completeness of value structures indicates the higher personal maturity of teenagers from such families.

Key words: adolescents from «distant» families, value orientation, family upbringing, socialization of a personality, a child's stress, moral development.

Sorokoumova Elena Aleksandrovna, Professor, Doctor of Psychology, sorokou-mova@mail.ru Russia, Moscow, Sholokhov Moscow State University for the Humanities named by Sholokhov M.A.

Tsintsar Anna Leonidovna, Senior Lecturer, Deputy Director for Science, anna-cyncar@mail.ru, Moldavia, Bendery, Bendery Politechnic Branch of the State educational institution “T.G. Shevchenko Transnistria State University”.