УДК 159.937.5:781.22 + 159.942.22

Восприятие эмоционального компонента музыкального лада

В. В. Савельев

В статье обсуждается вопрос о влиянии лада музыкального произведения на эмоциональный компонент восприятия слушателя. Экспериментально выявлено, что при восприятии музыки слушателем выделяются веселые, печальные и тревожные лады. Количественная и качественная линии анализа ответов испытуемых подтверждают наличие этих трех групп ладов.

Ключевые слова: музыкальный лад; эмоции; восприятие.

Проблема воздействия музыки на эмоциональное состояние человека и на восприятие визуального ряда во время ее звучания (в том числе проблема восприятия человеком отдельных аспектов музыки, к которым относятся громкость, темповые характеристики, лад) представляется актуальной в связи с тем, что музыка имеет огромное значение для современного человека, являясь общедоступным средством передачи эмоционального состояния автора музыки и / или героев видеосюжета, сопровождаемого звукорядом. Очевидно, что специалисты, работающие в этой сфере, нуждаются как в серьезной теоретической базе, так и в надежных методиках, от качества которых во многом зависит успешность их деятельности. Кроме того, практический запрос на разработку исследований по данной тематике поступает со стороны коммерческих структур, чей интерес обусловлен прикладными

задачами: во-первых, стремлением повысить привлекательность того или иного художественного произведения, рекламного продукта, во-вторых, необходимостью найти эффективные способы воздействия на поведение потребителей, в-третьих, желанием повысить производительность труда [1; 2; 4].

Анализ литературы показывает, что, несмотря на наличие серьёзных теоретических и эмпирических исследований, проведенных в рамках данного направления [3; 7; 10], в настоящее время имеется существенный разрыв между той частью работ, которая касается непосредственно музыки, и тем аспектом, который принадлежит собственно психологии как науке. Это приводит к тому, что некоторая доля данных исследований недостаточно включается в более общий контекст психологического знания, опираясь скорее на труды музыковедов и философов, нежели на собственно психологические работы. Следствием этого является отчуждение данных исследований от психологической науки в целом, что делает их принадлежащими, скорее к «психологиче -скому музыковедению», чем к «музыкальной психологии». На другом полюсе этой проблемы находятся работы тех психологов и психофизиологов, которые последовательно используют в своих исследованиях экспериментальный метод, но при этом упускают из виду собственно музыкальную часть [9], что делает невозможным адекватную интерпретацию полученных результатов.

Работа, проводимая нами в течение последних лет, представляет собой попытку преодоления этого разрыва благодаря интеграции принципов и методов экспериментальной психологии, с одной стороны, и методологического базиса современной теории музыки, с другой. Мы попытались дать развернутую объяснительную концепцию, проясняющую специфику воздействия музыки на эмоциональную сферу человека, а также определить, какие конкретно характеристики музыкального произведения оказывают непосредственное влияние на эмо-

циональные процессы. Исходя из этих общих посылок, мы разработали и провели эксперимент, который показал, каким образом меняется специфика воздействия музыки на человека при изменении такой характеристики, как музыкальный лад.

Лад — это система звуковых связей, объединённых тоническим центром в виде одного звука или созвучия [5]. В дальнейшем мы будем использовать собственное, более простое определение лада как системы звуков определенной высоты, используемых при создании музыкального произведения.

Влияние лада на восприятие музыки в свое время было исследовано В. И. Петрушиным [6], который рассмотрел два самых известных европейскому слушателю музыкальных лада — мажор и минор. Согласно В. И. Петрушину, музыкальное произведение, написанное в мажоре, должно характеризоваться эмоциями спокойствия и радости, а композиция, написанная в миноре, — эмоциями печали и гнева. Конкретная эмоция определялась другой формой организации музыкальных звуков — темпом музыкального произведения (чем ниже темп, тем более спокойные и печальные эмоции несет мелодия) [8].

В качестве критического замечания необходимо отметить, что исследование В. И. Петрушина было проведено на ограниченной группе испытуемых и в качестве стимульного материала использовались конкретные музыкальные произведения, написанные известными композиторами, что могло существенно повлиять на результаты с точки зрения восприятия испытуемыми предлагаемых отрывков. Очевидно, что известная музыка, в том числе классическая, неоднократно получившая оценку на самых разных уровнях — от профессионального до общественного, лишена таких характеристик, как непосредственность восприятия слушателями и, соответственно, новизна. Кроме того,

В. И. Петрушин рассматривает всего две ладовые системы, в то время

как на практике в современной музыке используются несколько десятков ладов.

Вопрос о количестве ладов является серьезной экспериментальной проблемой. Известный теоретик музыки Ю. Н. Холопов объединяет эти лады в девять больших типов [11]. Для нашего же исследования мы взяли 7 так называемых диатонических ладов и 1 лад, являющийся производным от них (гармонический минор). Наш выбор обусловлен крайне широкой распространенностью таких систем в нашей культуре. Все эти лады состоят из семи звуков, и считается, что каждый из них обладает собственной окраской, которая определяет, насколько позитивные или негативные эмоции передает музыкальная композиция. Согласно Ю. Н. Холопову, ряд диатонических ладов можно упорядочить от самого светлого и радостного к самому мрачномуи суровому [11].

Кроме непосредственно окраски, важным понятием, с точки зрения раскрытия воздействия музыки на человека, является так называемая миметическая эмоция. Согласно В. Н. Холоповой, миметическая эмоция — это эмоция, передаваемая музыкой и имитирующая какое-либо человеческое переживание или душевное состояние: радости, печали, гнева, нежности, экстаза [12]. По нашему мнению, миметическая эмоция, как и окраска, зависит от закономерностей внутреннего строения музыкального лада.

Положения об окраске лада и миметической эмоции легли в основу нашей гипотезы о том, что существует несколько групп музыкальных ладов, обладающих собственной спецификой воздействия на эмоциональные состояния человека. Каждой группе ладов ставится в соответствие определенные миметические эмоции, передаваемые музыкой и воспринимаемые слушателем. Кроме того, мы предполагаем, что эти эмоции, возникающие у человека в результате прослушивания опреде -ленной музыки, влияют также на восприятие и интерпретацию окружающих явлений.

Для проверки этой гипотезы мы предлагали испытуемым представить ситуацию, при которой человек, идущий по улице в наушниках и слушающий определенную музыку, видит двух общающихся между собой людей. По нашему мнению, его интерпретация темы их разговора и прогнозы того, чем этот разговор закончится, будет зависеть от того, в каком ладу написана музыка, которую он слушает. Для этого нами был взят сюжетный видеоролик, в котором двое мужчин разговаривают на определенную тему, оригинальная звуковая дорожка которого была нами вырезана. Вместо неё мы поставили восемь музыкальных композиций, написанных в среднем темпе (120 ударов в секунду) и отличающихся друг от друга исключительно ладом, в котором они были написаны. Это было достигнуто с помощью использования технологии MIDI, которая позволяет передавать с одного музыкального устройства на другое информацию о месторасположении и громкости отдельных музыкальных звуков в композиции. На синтезаторе однократно был сыгран музыкальный фрагмент, который был передан через MIDI-соединение на персональный компьютер. После этого он был подвергнут компьютерной обработке, и, путем изменения высоты некоторых нот, были созданы ещё семь музыкальных композиций. Таким образом, мы получили восемь музыкальных фрагментов, исполненных в 8 ладах (лидийский, мажор, миксолидийский, дорийский, натуральный и гармонический миноры, фригийский и локрийский). Инструментом, исполняющим данные музыкальные произведения, было выбрано фортепьяно.

Группе испытуемых однократно предъявлялся для просмотра видеоролик, сопровождающийся музыкальным треком, написанным с использованием одного из восьми ладов, после чего им предлагалось письменно ответить на следующие вопросы:

1. О чем, по вашему мнению, разговаривали эти двое мужчин?

2. Что, на ваш взгляд, могло бы произойти после их разговора?

3. Какую эмоцию, по вашему мнению, попытался изобразить композитор?

4. Что вы почувствовали в процессе просмотра видеоролика?

5. Понравилось ли вам музыка?

В качестве испытуемых выступили 309 учащихся 10-х и 11-х классов бюджетного отделения специализированного учебно-научного центра (СУНЦ) Уральского государственного университета им. А. М. Горького (ныне — Уральского федерального университета имени первого Президента России Б. Н. Ельцина) в возрасте от 15 до 18 лет (всего 16 классов). Половой состав выборки — 57 % девушек и 43 % юношей. Все испытуемые были поделены на восемь экспериментальных групп по два класса в каждом. Подробная характеристика каждой экспериментальной группы представлена в таблице. Для удобства каждая группа обозначена ладом, который был использован в экспериментальной ситуации (табл. 1).

Таблица 1

Половозрастной состав выборки испытуемых

Группа Всего испытуемых Процент испытуемых Средний возраст

Девушек Юношей

лидийский 40 65% 35% 16,39

мажор 32 44% 56% 16,23

миксолидийский 44 64% 36% 16,47

дорийский 36 50% 50% 16,32

минор 35 49% 51% 16,36

фригийский 35 63% 37% 16,21

локрийский 45 62% 38% 16,55

гармонический минор 42 52% 48% 16,14

Всего человек 309 — — -

Обработка результатов производилась методом контент-анализа. Перед непосредственным проведением обработки номера групп были закодированы. В качестве единиц анализа и единиц счета выступили темы разговора для ответов на первый вопрос, фактические события для ответов на второй вопрос, эмоции и чувства для ответов на третий и четвертый вопрос, оценочные высказывания для ответов на пятый вопрос.

Нами было проведено две линии анализа, названные нами условно «количественная» и «качественная».

Для проведения «количественной» линии анализа были отдельно выписаны все единицы анализа, которые по нашему мнению могли содержать хотя бы самую незначительную негативную смысловую нагрузку. Выбор негативных маркеров обусловлен их легкостью выделения из ответов испытуемых. Затем мы отобрали 8 экспертов, которым предлагалось оценить каждую из выделенных нами единиц анализа по шкале от 0 до 10, где 0 — это тема разговора, событие или эмоция, не вызывающая никакого дискомфорта, а 10 — тема, событие или эмоция, вызывающая для эксперта максимальный дискомфорт. Эта шкала получила название шкалы негатива.

В результате экспертной оценки каждая из выделенных нами единиц анализа получила свой собственный балл по этой шкале. Далее мы посчитали средние баллы по шкале негатива для ответов на каждый вопрос по всем группам, а также средний балл по шкале негатива для каждого лада, после чего проранжировали лады по порядковой шкале по степени негативного воздействия. Также мы вычислили коэффициенты различий Манна-Уитни попарно между всеми группами при ответе на все вопросы. Были установлены значимые различия в ответах по первым четырем вопросам между отдельными ладами и группами ладов, а также выявлены наиболее частотные ответы по каждой группе ладов. Значимых различий между оценками музыкальных

произведений по шкале «нравится — не нравится» в основном обнаружено не было. Все это позволило нам сгруппировать все лады в три группы: веселые, грустные и тревожные.

Вслед за «количественной» линией анализа мы провели и «качественную», объединив все выделенные нами единицы анализа в группы и подгруппы по смысловому содержанию. Для каждого из ладов, а также для каждой из выделенных нами групп ладов были выявлены наиболее часто встречающиеся темы для разговоров, события и эмоции, которые испытали участники эксперимента и которые, по их мнению, попытался изобразить композитор. Темы для разговора и события мы объединяли в группы исходя из смыслового содержания ответов.

Эмоциональные состояния, выражаемые испытуемыми, т. е. эмо-тивы, были объединены в группы по синонимии. Источником выступал «Словарь синонимов русского языка» З. Е. Александровой [3]. После этого они были условно поделены на положительные, нейтральные и отрицательные. Соотношение ладов музыки, сопровождающей контекст ситуации общения и эмоций, приписываемых субъектам общения, отражено на рисунке (рис. 1).

Рис. 1. Частота положительных, нейтральных и отрицательных эмоций субъекта при прослушивании музыки разных ладов

Аналогичную картину продемонстрировало распределение миметических эмоций — тех, которые, по мнению испытуемых, стремился передать композитор (автор музыки). Эти результаты отражены на рис. 2.

Рис. 2. Частота положительных, нейтральных и отрицательных «миметических» эмоций при прослушивании музыки разных ладов

Проведя качественный анализ, мы получили возможность описать специфику каждого лада и найти некоторые общие характеристики, присущие ладам внутри каждой группы.

В результате реализации качественной линии анализа мы также получили распределение ладов на «веселые», «грустные» и «тревожные». Отметим, что лады, входящие в одну и ту же группу, обладают сходными особенностями своей внутренней структуры. Была обнаружена тенденция возрастания количества негативных ответов у грустных ладов по сравнению с веселыми и у тревожных ладов по сравнению с грустными.

Таким образом, выдвинутые нами гипотезы о том, что существует несколько групп музыкальных ладов, обладающих собственной спецификой воздействия на эмоциональные процессы у человека, и каждой группе ладов ставятся в соответствие определенные миметические

эмоции, передаваемые музыкой и воспринимаемые слушателем, подтвердились. Кроме того, мы показали, что эмоции, возникающие у человека в результате прослушивания определенной музыки, влияют также на восприятие и интерпретацию окружающих явлений.

Перспективными направлениями дальнейших исследований видится решение следующих задач:

1. Определение специфики воздействия других характеристик музыки на эмоциональные и когнитивные процессы в психике человека.

2. Практическое применение полученных результатов при использовании музыки для оформления помещений, озвучивания художественных фильмов и телепередач, а также при подборе материала для проведения музыкальной психотерапии.

Литература

1. Горбунов А. С. Влияние музыки на эффективность убеждающего сообщения / А.. С. Горбунов // Психология. Журнал Высшей школы экономики. — 2006. — Т. 3. — № 4. — С. 133—142.

2. Джантемирова Т. Г. Воздействие музыки на эффективность деятельности операторов персональных компьютеров / Т. Г. Джантемирова, А. Е. Лызь // Известия Южного федерального университета : Технические науки. — 2004. — Т. 41. — № 6. — С. 231—241.

3. Измайлов Ч. А. Соотношение звуков нот с базовыми эмоциями /

Ч. А. Измайлов, Ю. Я. Лабкаев, Л. В. Матвеева, Н. Ч. Измайлова,

A. Ю. Кошмаров // Психологический журнал. — 2006. — Т. 27. — № 4. —

С. 59-66.

4. Кадцин Л. М. Музыкальное искусство и творчество слушателя /

Л. М. Кадцин. — Москва : Высшая школа, 1990. — 303 с.

5. Назайкинский Е. В. О психологии музыкального восприятия / Е. В. Назайкинский. Москва : Музыка, 1972. — 384 с.

6. Петрушин В. И. Моделирование эмоций средствами музыки /

B. И. Петрушин // Вопросы психологии . — 1988. — №5. — С. 141 — 145.

7. Петрушин В. И. Музыкальная психология : учебное пособие для вузов / В. И. Петрушин. Москва : Академический проект, 2006. — 400 с.

8. Петрушин В. И. Музыкальная психотерапия : Теория и практика : учебное пособие для студентов высших учебных заведений / В. И. Петрушин. Москва : Владос, 2000. — 176 с.

9. Радченко Г. С. Психофизиологический анализ влияния типа вегетативной регуляции на результат прослушивания музыкального произведения / Г. С. Радченко // Экспериментальная психология в России : Традиции и перспективы / Рос. акад. наук. Ин-т психологии, Моск. гор. психологопед. ун-т ; Рос. акад. наук. Ин-т психологии, Моск. гор. психолого-пед. ун-т. — Москва : Изд-во Ин-та психологии РАН, 2010. — С. 864—868.

10. Способин И. В. Лекции по курсу гармонии / И. В. Способин. — Москва : Музыка, 1969. — 244 с.

11. Холопов Ю. Н. Гармония. Теоретический курс / Ю. Н. Холопов. — Санкт-Петербург : Лань, 2003. — 544 с.

12. Холопова В. Н. Теория музыкальных эмоций: опыт разработки проблемы / В. Н. Холопова // Музыкальная академия. — 2009. — № 1. —

С. 12-19.

© Савельев В. В., 2012

Perception of Musical Mode's Emotional Component

V. Saveljev

The article discusses how the mode of a music piece influences the emotional component of the listener's perception. It is experimentally found that cheerful, sad and disturbing modes are distinguished when the listener perceives music. Quantitative and qualitative lines of the test subjects' responses analysis prove the presence of these three mode groups.

Key words: musical mode; emotions; perception.

Савельев Владимир Вадимович, выпускник департамента психологии, Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцина (Екатеринбург), BBSav@yandex.ru.

Saveljev, V., graduate, Department of Psychology, Ural Federal University Named after the First President of Russia B. N. Yeltsin (Yekaterinburg), BBSav@yandex.ru.