что безусловно влияет на формирование НЭД. Кроме того, данные исследования показали необходимость определения уровней пролактина при терапии риспе-2-2356 ридоном в целях своевременной диагностики и профилактики гиперпролактинемии.

Нейрогормональные соотношения при язвенной болезни

Василенко Л.М. Василенко В.В., Горобец Л.Н., Литвинов А.В.

ФГУ Московский НИИ психиатрии МЗ РФ; Потешная ул., 3, Москва, 107076

Причиной язвенной болезни зачастую является состояние социально-психологической дезадаптации (СПД), возникающее на фоне хронической стрессовой ситуации. Исследование нейроэндокринных аспектов заболевания дополняет представления о психосоматических соотношениях при язвенной болезни.

Цель — выявить специфические нейрогормональные нарушения у лиц с язвенной болезнью 12- перстной кишки (ЯБ12).

Материалы: 185 мужчин от 25 до 45 лет, в стадии обострения ЯБ.

Методы — психопатологический, эндокринологический, психологический. Изучались психические особенности пациентов с использованием Миннесотского Многопрофильного Личностного Опросника (ММР1), теста Люшера, шкалы тревожности Спилберга. Исследовалось содержание в крови АКТГ, кортизола, ТТГ, Т3, Т4, экскреция с мочой дофамина (ДА), адреналина (А), норадреналина (НА).

Результаты. Выявлено 3 варианта СПД у лиц с обострением ЯБ12. Депрессивный вариант СПД наблюдался у 68 обследуемых (легкая депрессивная симптоматика невротического уровня, астенические, ипохондрические черты характера). В крови было отмечено снижение уровней Т3, Т4 (у 32 лиц Т3, Т4 были у нижней границы нормы), снижение в моче ДА (138,4 ± 11,2 нмоль/л) и А (12,2 ± 2,3 нмоль/л).

При тревожном варианте СПД (п = 88) часто встречались астенические и тревожные невротические реакции с высоким уровнем личностной тревоги, в сочетании с сенситивным, астеническим складом личности. Гормональный фон выявил у большинства пациентов повышенные значения в крови АКТГ(10,5 ± 1,8 нмоль/л) и ТТГ(4,5 ± 0,3 пкМЕ/мл) а уровень Т3 приближался к верхней границе нормы у 52 лиц.

Показатели кортизола были неоднозначны: у половины лиц (57 %) — близки к нижней границе или ниже нормы, у 16(18 %) — незначительно выше нормы, у 22 человек (25 %) были нормальны. Отмечалось снижение в моче ДА(131,7 ± ± 10,6 нмоль/л).

У больных с асоциальным типом СПД (п = 21) отмечались паранойяльные и гипертимные черты с возбудимостью, агрессивностью, нарушение общественных норм поведения. В крови обнаружен высокий (800 нмоль/л и более)уровень кортизола, верхние

значения нормы АКТГ, повышенная экскреция с мочой НА (425,3 ± 28,2 нмоль/л).

Заключение. Проведенное исследование выявило активизацию гипофизарно-адренокортикальной оси при асоциальном типе СПД и гипофизарно-тиреоидной системы при тревожном варианте СПД, а также снижение тонуса адренокортикльной и гипофизарно-тиреоидной оси при депрессивном варианте СПД у больных ЯБ12. Это свидетельствует о системности патологической нейрогормональной перестройки организма и целесообразности гормональных исследований в период обострения ЯБ12.

Влияние пролактолиберина на тревожность и социальное предпочтение у крыс

Виноградова Е.П., Марков Г.А., Волчик П. В.

Санкт-Петербургский государственный университет, Биолого-почвенный факультет; Университетская наб., 7/9, Санкт-Петербург, 191034

В настоящее время практически для всех известных гипоталамических нейрогормонов выявлены психотропные эффекты. Формула пролактолиберина (ПрРГ) была расшифрована не более 10 лет назад и влияние этого гормона на поведение практически не изучено. Есть единичные исследования, которые показывают, что ПрРГ, как и другие нейропептиды, модулирует не только на отдельные физиологические процессы, но и поведение в целом, например, показаны тормозные влияния ПрРГ на пищевое поведение.

Введение ПрРГ стимулирует выброс АКТГ и Р-эндорфинов в гипоталамическом паравентри-кулярном ядре и рассматривается, как возможный модулятор активности гипоталамо-гипофизарно-адреналовой системы. Исходя из этих данных можно предположить, что он оказывает влияние (прямо или опосредовано) на спонтанное поведение.

Целью работы было изучение влияния введения ПрРГ на уровень тревожности. Исследования проводились на самцах белых крыс (п = 60). Для определения уровня тревожности животных тестировали в приподнятом «крестообразном лабиринте». За 15 минут до теста животным опытных групп интраназально (билатерально) вводили по 10 мкл раствора пролактолиберина в концентрации 10-10 моль в первой опытной группе животных, во второй группе в концентрации 10-9 моль, животным контрольной группы дистиллированную воду в таких же количествах. Было показано, что введение ПрРГ в концентрации 10-10 моль резко увеличивало уровень тревожности по сравнению с контролем, оцениваемые по величине обратной времени пребывания в открытых рукавах лабиринта (56,6 ± 10,2 с;14,6 ± 6,5, р 0,01) и количеству свешиваний (4,5 ± 0,6 с; 1,9 ± 0,6 с р^’ 0.01). Двигательная и исследовательская активность, смещенной поведение и др. не отличались в контрольной и

первой опытной группе. Введение ПрРГ в концентрации 10-9 моль не вызывало никаких достоверных изменений в поведении при сравнении опытной и контрольных групп.

Таким образом можно предположить, что ПрРГ оказывает дозозависимый эффект на уровень тревожности и не оказывает влияния на другие формы спонтанного поведения.

Сравнительная характеристика метеоадаптогенных свойств субстратных антигипоксантов

Ганапольский В.П., Елистратов А.А.

Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова; акад. Лебедева ул., 6, Санкт-Петербург, 194044

В климатической термобарокамере «Табай» (Япония) на здоровых добровольцах, мужчинах 20-24 лет, исследовали метеоадаптогенные свойства субстратных антигипоксантов цитофлавина, реамберин и мексидола.

Все исследованные препараты обладали метео-адаптогенным действием. Его выраженность зависела от условий среды, в которых они применялись (жара, холод, высотная гипоксия).

Цитофлавин оптимизировал функциональное состояние организма в условиях повышенной и пониженной температуры, а также при гипоксии.

Мексидол может быть использован как адаптоген и стимулятор физической и умственной работоспособности в условиях холодового воздействия и высокогорья.

Реамберин, значительно повышая физическую работоспособность в условиях холодового воздействия, может быть использован как препарат выбора для спец-контингентов, находящихся в этих условиях.

Все исследованные антигипоксанты (мексидол, цитофлавин и реамберин) могут быть использованы как адаптогены и психомоторные активаторы и рекомендованы как средства активации, поддержания и восстановления работоспособности в быстро меняющихся климатических условиях среды.

Сезонные колебания коэффициента подвижности, ориентировочно-исследовательской активности и эмоциональной тревожности крыс-самцов

Годоражи О.Ю., Нургалина Э.М., Валеева Л.А.

Башкирский государственный медицинский университет; Ленина ул., 3, Уфа, 450000

В основе временной организации деятельности живой системы лежат суточные и сезонные биоритмы.

Контролером циркадной ритмики органов и тканей является супрахиазматическое ядро, которое осуществляет свои функции, регулируя выработку гормонов гипофизом и надпочечниками, а также через эпифиз

(Э.Б. Арушанян, 1996). Двигательная активность грызунов зависит от времени года. Отмечено, что она повышалась весной, к лету снижалась, вновь возрастала осенью и уменьшалась к зиме (Н.А. Агаджа- 2-2357 нян, 1987).

При скрининге психотропных средств необходимо учитывать наличие циркадных и сезонных биоритмов параметров индивидуального поведения животных, это поможет прогнозировать хроночувствительность, разрабатывать рациональные схемы лечения.

Целью данной работы явилось исследование биологических ритмов коэффициента подвижности (Кп), ориентировочно-исследовательской активности (ОИА) и эмоциональной тревожности (ЭТ) крыс-самцов.

Методы исследования. Для изучения биологических ритмов Кп, ОИА и ЭТ крыс тестировали в «открытом поле» в одни и те же числа каждого месяца через каждые 4 часа в течение суток на протяжении года. В течение 4 минут фиксировались параметры свободного поведения грызунов — «перемещение» (П), «обнюхивание» (О), «заглядывание в норку» (Н), «вертикальная стойка» (Вс), «груминг» (Г), «движение на месте» (ДнМ), «стойка с упором» (Су), «сидит» (С), количество дефекаций (Д) и мочеиспусканий (М). Затем рассчитывали объем каждого паттерна и интегральные критерии — Кп = П/С, ОИА = П + О + Н, ЭТ =

= Вс + ДнМ + Су, вычисляли среднесуточные значения (А.В. Вальдман, В.П. Пошивалов,1984).

Полученные результаты. В результате наших исследований были получены следующие данные. Среднегодовое значение Кп находилось на уровне 0,57 ± 0,132.

Сезонная динамика показателя выявила весенний пик с максимумом в мае. В мае среднесуточное значение Кп было равно 1,628 ± 1,395, что составило 286 % от среднегодового уровня, в марте — 1,076 ± 0,855 (189 %).

Низкие значения данного параметра отмечались в январе-феврале (57 и 40 %), апреле (47 %), июле (33 %), ноябре (41 %). Среднегодовой уровень ОИА был равен 61,91 ± 3,693.

В сезонной динамике интегрального критерия также отмечался пик активности весной с максимальным значением в марте. В марте показатель составил 85,07 ± 25,77 ( 137 %), в мае — 78,33 ±

± 22,68 (127 %). Низкое значение ОИА наблюдалось в феврале (68 %). Среднегодовое значение ЭТ составило 6,248 ± 1,204.

В годовой динамике регистрировалось 3 пика — весной в мае, осенью в октябре и зимой в декабре. В мае значение ЭТ было равно 8,017 ± 3,268 (128 %), октябре — 9,083 ± 3,031 (145 %), декабре — 17,55 ±

± 2,61 (281 %). Снижение ЭТ отмечалось в феврале (60 %), июне-июле (47 и 39 %) и ноябре (46 %).

Вывод. Таким образом, для индивидуального поведения грызунов характерны сезонные биоритмы. Повышение уровня Кп и ОИА наблюдались в марте и в мае, ЭТ — в марте, октябре и декабре. Снижение активности крыс-самцов отмечалось в январе-феврале, апреле, июле и ноябре.