УДК 159.922 А.А. Семяшкин

влияние гендера и мотивации достижения на соотношения когнитивных стилей и психодинамических свойств личности

Описаны соотношения, существующие между когнитивной артикулированностью, понятийной дифференцированностью и формально-динамическими характеристиками индивидуальности. Эмпирически установлено влияние пола и мотивации достижения на количественную и качественную структуру взаимосвязей когнитивных стилей с темпераментом. Обсуждаются вероятностные причины и психологические механизмы, определяющие корреляции параметров когнитивных стилей и свойств темперамента у мужчин и женщин в зависимости от уровня выраженности мотивации достижения.

Ключевые слова: «полезависимость-поленезависимость», «аналитичность-синтетичность», темперамент, гендерные различия, мотивация достижения, корреляция.

В настоящее время интенсивно разрабатываются новые и бурно развиваются существующие информационные технологии и методы обучения. Роль познания и человеческих познавательных ресурсов, а также связанных с ними естественных психофизических ограничений и возможностей непрерывно возрастает. В этой связи как сами познавательные возможности и способности человека, так и их изучение приобретают всё большее значение.

Наряду с этим укрепляется научная позиция, утверждающая центральную роль когнитивных процессов в понимании психического функционирования человека. Число исследований познавательных процессов и объём накопленных данных в этой области постоянно растут. В центре внимания психологов оказываются различные психические познавательные процессы, с помощью которых субъект получает и перерабатывает поступающую информацию.

Большинство проведённых исследовательских работ направлено на углубление и расширение знаний о когнитивной сфере как отдельно взятого психического явления. Между тем осознаётся важность и необходимость изучения процессов восприятия и переработки информации в связи с личностными характеристиками субъекта.

За последние годы особую актуальность приобрело направление исследований познавательных способностей, связанное с изучением когнитивно-стилевых характеристик, выражающихся в проявлении индивидуальных различий между людьми по предпочтительным способам восприятия и переработки информации.

В психологии на протяжении достаточно длительного периода времени обсуждается вопрос о соотношении когнитивно-стилевых и личностных характеристик в психической структуре субъекта. Однако данная проблематика и по сей день остаётся малоизученной и чрезвычайно дискуссионной. Споры, в частности, вы-

СЕМЯШКИН Андрей Андреевич - аспирант Московского государственного гуманитарного университета имени М.А. Шолохова

E-mail: Andrey._1@hotmail.com

зывает определение места и роли когнитивных стилей в психическом строении личности. До сих пор не разработано единой теоретической концепции, описывающей и объясняющей взаимодействие параметров когнитивных стилей и различных свойств индивидуальности. Полученные в эмпирических исследованиях результаты фрагментарны и часто носят противоречивый характер.

Немногочисленные эмпирические исследования, направленные на изучение взаимосвязей когнитивных стилей и свойств личности, как правило, проводились без учёта гендерных различий и мотивации людей.

Сложность и неоднозначность выявленных взаимосвязей когнитивно-стилевых параметров с другими индивидуальными особенностями человека, недостаточное количество конкретных эмпирических исследований определяют актуальность изучения соотношения параметров когнитивных стилей с личностными особенностями.

Таким образом, актуальность сформулированной темы продиктована не только социально-экономическими переменами, происходящими в современном обществе, но и логикой развития самой психологической науки. Сопоставление динамико-энергетических и формальноэмоциональных характеристик со стилевыми особенностями познавательной деятельности человека даёт возможность обогатить и конкретизировать научные представления о своеобразии функционирования когнитивной системы и механизмах взаимодействия различных уровней индивидуальности.

Цель настоящей работы - изучение соотношения когнитивно-стилевых и психодинамических характеристик у мужчин и женщин при различной выраженности мотивации достижения.

В исследовании участвовала русскоязычная выборка численностью 241 человек обоего пола в возрасте от 13 до 52 лет, проживающих, обучающихся либо работающих в г. Москве. Возрастной размах составил 39 лет. Медиана равна 26 годам.

В соответствии с целью исследования вся выборка испытуемых была разделена по критерию пола на 2 группы

численностью 82 мужчины и 159 женщин. Далее каждая группа согласно уровню выраженности мотивации достижения была разделена ещё на 3 подгруппы.

В исследовании применялся комплекс психодиагностических методик.

Когнитивно-стилевые параметры оценивались с помощью методики «Свободная сортировка объектов» Р. Гарднера в модификации В. Колги [1]; группового теста включённых (замаскированных) фигур Г. Уиткина [2].

Изучение мотивации достижения осуществлялось с помощью теста-опросника мотивации достижения

А. Мехрабиана в модификации М.Ш. Магомед-Эминова (мужской (форма А) и женский (форма Б) варианты) [3].

Для диагностики свойств темперамента использовались тест-опросник Г.Ю. Айзенка (ЕР1) (форма А) в адаптации В.М. Русалова [4]; опросник формальнодинамических свойств индивидуальности человека

(ОФДСИ-В) В.М. Русалова [5]; опросник формальнодинамических свойств индивидуальности подростка (ОФДСИ-П) В.М. Русалова [5].

Основой статистического анализа данных послужили методы непараметрического корреляционного анализа (критерии ранговых коэффициентов корреляций Спирмена и Кендалла). Для одних и тех же данных коэффициент корреляции Кендалла имеет преимущество в уровне значимости по сравнению с коэффициентом корреляции Спирмена, уступая последнему в величине определяемой силы связи.

Результаты и их обсуждение

Структура связей между определёнными параметрами когнитивных стилевых характеристик и свойствами темперамента при различной выраженности мотивации достижения у мужчин приведена в табл. 1.

Таблица 1

Корреляционная матрица взаимосвязей параметров когнитивных стилей со свойствами темперамента

у мужчин с различной мотивацией достижения

Уровень МД Свойства Когнитивно-стилевые показатели

темперамента «Узость-широта» диапазона эквивалентности Полезависимость- поленезависимость

количество выделенных групп число объектов в наибольшей группе количество правильных решений

психомоторная эргичность 0.75** -0.71* 0.01

психомоторная скорость 0.63* -0.55 -0.23

низкий коммуникативная эмоциональность -0.63* 0.57* 0.04

(п = 13) экстраверсия 0.47 -0.21 -0.6*

нейротизм -0.59* 0.51 0.01

индекс психомоторной активности 0.68* -0.58* -0.2

высокий коммуникативная пластичность 0.07 -0.66** -0.4

(п = 16) коммуникативная эмоционально сть 0.54* -0.32 0.11

Примечание: МД - мотивация достижения; * - двусторонний уровень статистической значимости полученного коэффициента корреляциир < 0,05; ** - двусторонний уровень статистической значимости полученного коэффициента корреляциир < 0,01

При невыраженной мотивации достижения у мужчин статистически достоверных взаимосвязей между основными показателями аналитичности-синтетичности и полезависимости-поленезависимости с изучаемыми свойствами темперамента не выявлено (п = 53), поэтому соответствующие данные не были включены в состав вышепредставленной таблицы.

«Аналитичность» у мужчин при низком уровне потребности в достижении статистически достоверно связана с эргичностью в психомоторной сфере. Характер представленных взаимосвязей говорит об

одновременном росте аналитичности и эргичности в психомоторной сфере. Выявленное соотношение психомоторной эргичности и понятийной дифферен-цированности может являться результатом предпочтения «аналитиков» обращать внимание на физические свойства объектов при их категоризации [6]. Это указывает на широкую представленность и большую значимость физического и предметного миров в психике мужчин с узким диапазоном эквивалентности и низким уровнем мотивации достижения, что проявляется в их высокой потребности в освоении мира

материальных вещей, стремлении к напряжённой физической деятельности.

Широта диапазона эквивалентности у этой же подгруппы мужчин также обнаруживает связь со скоростью в психомоторной сфере. Об этом свидетельствует положительная связь «аналитичности-синтетичности» с измеренным показателем скорости в психомоторной сфере. Судя по характеру изложенных данных, рост аналитичности соотносится с повышением психомоторной скорости. Поскольку есть основания считать поведение «аналитиков» более ситуативным, импульсивным и изменчивым, а «синтетиков» - более стереотипизирован-ным, стабильным и инерционным [1], то логично предположить, что мужчины с низким уровнем мотивации достижения и выраженной аналитичностью нуждаются в быстрой оценке происходящего и принятии решений.

У испытуемых-мужчин, показавших низкий уровень потребности в достижении, выявленные взаимосвязи между эмоциональностью в коммуникативной сфере и аналитичностью оказываются значимыми. Направление связей говорит о согласованном снижении аналитичности и возрастании эмоциональности в коммуникативной сфере. В связи с этим может быть предложена следующая интерпретация: эмоциональные реакции мужчин с широким диапазоном эквивалентности и низким уровнем мотивации достижения проявляются активно и ярко в ходе коммуникации, так как их эмоции характеризуются стеничностью [7]. Есть и альтернативный вариант истолкования найденных соотношений. Самоконтроль этой категории мужчин может быть недостаточно развитым, что не способствует организации эффективной регуляции эмоциональных состояний и их проявлений. Последнее предположение находит подтверждение в результатах эмпирического исследования, констатирующих прямую связь высокой понятийной дифференциро-ванности и самоконтроля [8].

Поленезависимость в группе того же состава отрицательно взаимосвязана с экстраверсией. Отсюда следует, что выраженность поленезависимости снижается с ростом показателя экстраверсии или, другими словами, с увеличением уровня экстраверсии у мужчин с низкой потребностью в достижениях возрастает степень зависимости от поля. Аналогичный результат был получен в работе R. Loo, в которой была обнаружена положительная связь экстраверсии (по тесту Айзенка) с полезависимостью (по тесту замаскированных фигур) [9]. Но стоит заметить, что в упомянутом исследовании участвовали только женщины в возрасте от 18 до 29 лет. Найденные связи могут быть объяснены. Согласно позиции R. Cattell, полюса артикули-рованности когнитивной сферы представляют частные проявления первичного фактора «приверженность к группе-самодостаточность», который, в свою очередь, включается во вторичный фактор «экстраверсии-интроверсии» в терминах факторной теории личности

[10]. Следуя предложенной логике, полезависимость может опосредованно являться составной частью более глобального фактора экстраверсии.

Однако, как и многие другие исследователи [1, 8, 11,

12, 13], мы не можем согласиться с предыдущей точкой зрения относительно места когнитивных стилей в структуре личности, отдавая их параметрам роль относительно автономных познавательно-стилевых характеристик личности, не сводимых к другим психическим образованиям и «пронизывающим» различные уровни психической организации индивидуальности. Наиболее вероятным объяснением причины определённого соответствия экстраверсии полезависимости, на наш взгляд, являются представления Н. Witkin и D. Goodenough и Р. ОИтап о предпочтении полезависимых индивидов к межперсо-нальному взаимодействию, их направленности на внешние факторы и доминирующей тенденции поленезависимых лиц ориентироваться на самих себя, обращаться к собственному опыту и их склонности ориентироваться на себя [13, 14].

Объяснением данного факта также может служить гипотетическая теоретическая модель, согласно которой поленезависимые и интровертированные лица активно пользуются ориентационной программой, тогда как полезависимые и экстравертированные субъекты применяют такую программу редко [14]. Можно высказать предположение, что различия в предпочтениях использования тех или иных типов ориентировочно-поведенческих программ обуславливают выявленные в нашем исследовании взаимосвязи. Между тем проведённое нами исследование не обнаружило каких-либо значимых связей экстраверсии с показателем артикулированности когнитивной сферы в целом у женщин и у мужчин с невыраженным и высоким уровнем мотивации достижения (табл. 1, 2), что согласуется с данными исследований некоторых других зарубежных авторов, сообщающих об отсутствии взаимосвязей между полезависимостью и экстраверсией у людей обоего пола [15]. Выявленная противоречивость представленных результатов может свидетельствовать о необходимости учёта гендерных различий, силы выраженности мотивации достижения, возраста и, возможно, других неучтённых ранее факторов.

У этой же группы мужчин когнитивно-стилевой параметр «аналитичность-синтетичность» имеет связь с показателем нейротизма. Можно утверждать, что чем больше выражен широкий диапазон эквивалентности, тем в большей степени проявляется эмоциональная неустойчивость. Объяснением этому может служить недостаточно сформированный самоконтроль «синтетиков», поскольку известно, что аналитичность положительно сопряжена с фактором самоконтроля (по опроснику Са1еИ) [1]. Соответственно можно полагать, что недостаточное проявление самоконтроля у мужчин с широким диапазоном эквивалентности и низким уровнем мотивации достижения не позволяет им достаточно хорошо

контролировать и эффективно регулировать протекание собственных эмоциональных реакций.

Помимо этого, мужчины с низкой потребностью в достижениях характеризуются наличием значимой связи между индексом психомоторной активности и «узостью-широтой» диапазона эквивалентности. Характер выявленных связей указывает на то, что повышение аналитичности сочетается с возрастанием общей психомоторной активности. Возможная трактовка полученных данных может скрываться в индивидуальных различиях меры сформированности ментальных механизмов торможения психической активности. Имеются основания полагать, что слабая способность к торможению собственных действий соотносится со снижением контроля за категориальными операциями преобразования при оценке сходства объектов, что проявляется в сильном сужении диапазона эквивалентности. Подтверждение вышеизложенной идее можно обнаружить в итогах другого исследования, в результате которого в один фактор с большими положительными факторными весами вошли дополнительный показатель диапазона эквивалентности в виде количества единичных групп (по методике свободной сортировки объектов R. Gardner в модификации

В. Колги) вместе с показателем силы процесса торможения (по опроснику Стреляу) [12]. Таким образом, можно предположить, что понятийная дифференцированность исполняет роль регулирующей функции в сфере психомоторной активности у мужчин-«синтетиков» с низким уровнем мотива достижения успехов.

У мужчин с высоким уровнем потребности в достижении связи со свойствами темперамента обнаруживаются только относительно когнитивно-стилевого параметра «аналитичность-синтетичность». В частности, проявляется взаимосвязь между понятийной дифференцирован-

ностью и показателем коммуникативной пластичности, что говорит о снижении синтетичности при возрастании коммуникативной пластичности. Как уже упоминалось, высокая понятийная дифференцированность предполагает достаточно высокую импульсивность и ситуативность поведения [1]. По-видимому, в силу своей склонности к ситуативному поведению мужчины с узким диапазоном эквивалентности и высоким уровнем мотивации достижения должны уметь легко и гибко переключаться в процессе общения с восприятия и переработки одного типа словесной информации на другой, быть всегда готовыми к вступлению в новые социальные контакты и обладать широким набором коммуникативных программ.

Показатель эмоциональности в коммуникативной сфере у рассматриваемой категории лиц также обнаруживает связь с понятийной дифференцированностью. Выявленная взаимосвязь даёт основание говорить об увеличении аналитичности с ростом коммуникативной эмоциональности. Для истолкования найденной взаимосвязи, вероятно, следует обратиться к системе эмоционально-психической саморегуляции в коммуникативной деятельности. Не исключено, что мужчины, характеризующиеся аналитичностью и высокой мотивацией достижения, обладают недостаточно сформированной системой эмоциональной регуляции в сфере социального общения. Косвенным доказательством этой идеи могут служить данные, касающиеся высокой выраженности тревожности у «аналитиков» [7, 11, 16], что может рассматриваться как один из признаков наличия у них менее сформированной системы психической регуляции, в том числе в умственной деятельности [16].

Корреляционные плеяды, полученные в выборке женщин с различным уровнем мотивации достижения, представлены в табл. 2.

Таблица 2

Корреляционная матрица взаимосвязей параметров когнитивных стилей со свойствами темперамента

у женщин с различной мотивацией достижения

Уровень МД Свойства темперамента Когнитивно-стилевые показатели

«Узость-широта» диапазона эквивалентности Полезависимость- поленезависимость

количество выделенных групп число объектов в наибольшей группе количество правильных решений

низкий (n = 19) коммуникативная пластичность 0.15 0.11 -0.49*

не выражен (n = 11З) интеллектуальная эргичность 0.24* -0.2З* 0.14

психомоторная пластичность -0.15 0.15 0.22*

интеллектуальная пластичность -0.07 0.0З 0.19*

коммуникативная эмоциональность -0.02 0.09 -0.14*

психомоторная скорость -0.37 0.42* -0.46*

высокий индекс психомоторной активности -0.28 0.39* -0.38

(п = 27) индекс общей активности -0.12 0.4* -0.42*

Примечание: МД - мотивация достижения; * - двусторонний уровень статистической значимости полученного коэффициента корреляциир < 0,05

У женщин с невыраженной мотивацией достижения диапазон эквивалентности достоверно связан с показателем эргичности в интеллектуальной сфере. Отсюда следует, что снижение синтетичности сопровождается повышением эргичности в интеллектуальной сфере. Поскольку известно, что лиц с узким диапазоном эквивалентности отличает потребность в определённости [17], то можно выдвинуть предположение, что женщины-«аналитики» с невыраженной мотивацией достижения часто прибегают к активизации ресурсоёмких интеллектуальных операций для достижения определённости в построении и организации собственных ментальных репрезентаций с учётом постоянно меняющихся внешних ситуационных условий.

Параметр полезависимости-поленезависимости у этих же женщин имеет прямую связь с показателем пластичности в психомоторной сфере. Обнаруженная связь свидетельствует о возрастании поленезависимости при увеличении психомоторной пластичности. Косвенным подтверждением выявленного соотношения могут служить данные, согласно которым дети с выраженной по-ленезависимостью лучше их полезависимых сверстников контролируют собственные психомоторные действия [18, 19]. Можно также предположить, что женщины с невыраженной мотивацией достижения сохраняют ту же психомоторную особенность по мере взросления, на протяжении всей жизни.

Кроме того, у женщин с неразвитым мотивом достижения успехов показатель поленезависимости имеет также положительную связь с показателем пластичности в интеллектуальной сфере. Как и в случае с психомоторной пластичностью, рост поленезависимости оказывается взаимосвязанным с ростом интеллектуальной пластичности. Данное обстоятельство можно истолковать исходя из представлений о направленности поленезависимых индивидов на свой собственный опыт, их склонностью к самостоятельному анализу ситуаций и принятию независимых решений. Логично предположить, что развитая пластичность в интеллектуальной сфере необходима поленезависимым лицам для обеспечения полноценной организации процессов получения и переработки информации. Можно также полагать, что описанная форма организации интеллектуальной деятельности проявляется только у поленезависимых женщин с невыраженным полюсом мотивации достижения, поскольку у других категорий женщин и мужчин статистически значимые

взаимосвязи интеллектуальной пластичности и полене-зависимости отсутствуют.

Была выявлена обратная связь между показателем эмоциональности в коммуникативной сфере и значением поленезависимости у той же группы испытуемых, что позволяет говорить об уменьшении выраженности поленезависимости при возрастании коммуникативной эмоциональности. Такую корреляционную зависимость можно связать с одним из важнейших проявлений ар-тикулированности в когнитивной сфере, выделенных

Н. Witkm. Речь идёт об использовании различных механизмов контроля над аффективными состояниями людей, относящихся к тому или иному полюсу когнитивной артикулированности [20]. Вероятно, в силу несколько меньшего контроля эмоциональных проявлений в общении, а также высокой личностной значимости развития и поддержки социальных контактов, полезависимые женщины с невыраженным стремлением к достижениям обнаруживают более высокую коммуникативную эмоциональность по сравнению с поленезависимыми.

У женщин с низким уровнем мотивации достижения выявлена только одна значимая корреляционная связь. Показатель коммуникативной пластичности у них отрицательно коррелирует с показателем поленезависи-мости. В соответствии с данным результатом можно утверждать, что полезависимость увеличивается вместе с ростом пластичности в коммуникативной сфере. Этот факт согласованно вписывается в представления о полезависимых субъектах как обладающих социально полезными качествами, гибких и чувствительных к различным нюансам социального взаимодействия [14] и в представления о женщинах как более полезависимых по сравнению с мужчинами [12, 21]. Однако обозначенная связь наблюдается только в группе женщин с низким уровнем мотивации достижения. Это может свидетельствовать об особом значении коммуникативной пластичности как одном из продуктивных механизмов социального взаимодействия с целью эффективного общения, получения и переработки информации от окружающих. К тому же, возможно, пластичность в коммуникативной сфере выступает эффективным механизмом структурирования собственного познавательного опыта, когнитивных схем и репрезентаций об окружающем мире среди женщин, обладающих низким уровнем мотивации достижения и характеризующихся полезависимостью. Подтверждение высказанной мысли можно найти в работах М.А. Холод-

ной, где обосновываются положения, в соответствии с которыми когнитивные стили рассматриваются как индикаторы сформированности психических механизмов, исполняющих функцию управления процессом переработки информации, а сами когнитивные стили выступают в качестве метакогнитивных способностей [12, 22]. При таком понимании когнитивных стилей и их основной роли специфика когнитивно-стилевого поведения обуславливается особенностями организации ментального опыта субъекта [22]. Альтернативный подход к интерпретации вышеуказанной корреляционной зависимости предполагает анализ особенностей поведения и личностных характеристик зависимых от поля людей. Как уже отмечалось выше, полезависимые индивиды активно ищут контакта с социальным окружением и характеризуются достаточно высокой общительностью. Поэтому характер найденной взаимосвязи может отражать относительную лёгкость вступления в новые социальные контакты, широкий набор коммуникативных программ и лёгкость их переключения у полезависимых женщин с низким уровнем мотивации достижения.

Когнитивно-стилевая характеристика поленезависи-мости у женщин с высокой потребностью в достижениях обнаруживает обратную связь на статистически значимом уровне с показателем скорости в психомоторной сфере. Это означает, что рост полезависимости соответствует повышению психомоторной скорости. Возможно, истолкование высокой психомоторной скорости у полезависимых лиц должно опираться на различия в степени сформированное™ механизмов контроля психомоторной активности. Можно допустить, что у поленезависимых женщин с высокой потребностью в достижениях лучше развит самоконтроль психомоторной деятельности, что проявляется в их способности к более продуктивному торможению собственных моторных действий и, как следствие, к эффективному контролю скорости в психомоторной сфере. Правомерность обозначенной точки зрения подтверждают эмпирические сведения о большей способности к торможению собственной моторной активности среди поленезависимых детей в сравнении с импульсивным типом поведения полезависимых сверстников [13].

Понятийная дифференцированность достоверно коррелирует с индексом психомоторной активности у женщин с высокой потребностью в достижениях. Иными словами, с увеличением синтетичности психомоторная активность возрастает. К тому же у женщин с высоким уровнем мотивации достижения отмечается положительная статистически достоверная взаимосвязь между величиной психомоторной скорости и числом объектов в наибольшей группе. Судя по представленным данным, росту синтетичности соответствует повышение скорости в психомоторной сфере. Ещё один коэффициент корреляции отражает наличие прямой связи между индексом общей активности и количеством карточек в наиболь-

шей группе. Согласно характеру выявленной в данном случае связи, снижение аналитичности сопровождается повышением общей активности. Подобные корреляции могут быть истолкованы на основании того, что «синтетичность», по мнению В.А. Колги, способствует проявлению такого характерологического качества, как любознательность [11]. Следовательно, можно представить, что любознательность, в свою очередь, вызывает или «провоцирует» стремление к активному познанию и деятельности в целом, благоприятно сказываясь, в том числе, на росте психомоторной эргичности, пластичности и скорости женщин с высоким уровнем мотивации достижения и выраженным широким диапазоном эквивалентности. С другой стороны, как упоминалось ранее в данной статье, недостаточно сформированный психический самоконтроль не позволяет «синтетикам» в полной мере контролировать собственные психомоторные действия и общую активность. Однако, согласно представленным выше данным, такой механизм актуализирован не у всех лиц с низкой дифференцированностью, а обнаруживается только у женщин с сильно развитым мотивом достижения успехов.

Установлена обратная достоверная связь между индексом общей активности и параметром «полезависимости-поленезависимости» среди женшин, отличающихся высокой потребностью в достижении успехов. Исходя из направления представленной связи ясно, что у обсуждаемой группы женщин рост полезависимости связан с ростом общей активности. Полезависимость может прямо соотноситься с общей активностью, поскольку в соответствии с представлениями H. Witkin и его коллег выраженность поленезависимости связана со степенью развития способности преодоления сложноорганизованного контекста [23]. Поэтому в силу недостаточно сформированной способности к внутренним операциям организации и реструктурирования внешней ситуации полезависимые женщины с высоким уровнем мотивации достижения вынуждены, по-видимому, в качестве компенсаторного механизма проявлять высокую активность.

Стоит отметить, что у женщин со всеми типами выраженности мотивации достижения отсутствуют статистически значимые связи между нейротизмом и степенью артикулированности когнитивной сферы, что согласуется с данными исследования R. Loо, также не обнаружившего значимой связи между обсуждаемыми характеристиками у женщин [9].

Выводы

Все выделенные группы испытуемых по критериям пола и силы выраженности мотивации достижения характеризуются количественно и качественно своеобразной структурой взаимосвязей между параметрами когнитивных стилей и свойствами темперамента.

У мужчин и женщин наблюдаются сложные взаимосвязи между формально-динамическими свойствами и когнитивно-стилевыми характеристиками. Причём количество и качественный характер корреляционных взаимосвязей когнитивных стилей и свойств темперамента по-разному проявляются в зависимости от уровня выраженности мотивации достижения как у женщин, так и у мужчин. Таким образом, показано влияние гендера и силы выраженности мотивации достижения на изменение структуры и характера взаимосвязей понятийной дифференцированности и когнитивной артикулирован-ности со свойствами темперамента.

Полученные данные наглядно демонстрируют тесное взаимодействие и «взаимопроникновение» когнитивностилевых характеристик и формально-динамических свойств, образуя тем самым единый сложный уникальный корреляционно-структурный симптомокомплекс в психической структуре личности, изменяющийся под воздействием фактора пола и уровня выраженности мотивации достижения.

Представленные результаты убеждают в необходимости постоянного учёта фактора пола и силы выраженности мотивации достижения при проведении научных исследований и анализе взаимосвязей когнитивно-стилевых параметров полезависимости-поленезависимости и аналитичности-синтетичности с различными свойствами темперамента.

Приведены доказательства в пользу качественных структурно-стилевых различий в способах построения, организации и функционирования познавательной системы и целостной психической структуры индивидуальности в зависимости от гендерной принадлежности и выраженности мотивации достижения.

Предложена различная интерпретация психических механизмов, обуславливающих разнообразные соотношения параметров когнитивных стилей и свойств темперамента у мужчин и женщин с невыраженным, низким и высоким уровнями мотивации достижения. Основные акценты в объяснении соответствующих взаимосвязей сделаны с опорой на регулирующую, контролирующую, адаптивную и компенсаторную функции когнитивных стилей и темперамента в психике человека, а также на основании связей когнитивных стилей с другими личностными свойствами, эмоциональными состояниями и поведенческими проявлениями.

Л и т е р а т у р а

1. Шкуратова И.П. Когнитивный стиль и общение. - Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского педагогического университета, 1994. - 156 с.

2. Беловол Е.В. Измерение когнитивного стиля

полезависимость-поленезависимость: методы, психометри-

ческие характеристики, сравнительный анализ. - М.: Северо-принт, 2006. - 112 с.

3. Болотова А.К., Макарова И.В. Прикладная психология: учебник для вузов. - М.: Аспект Пресс, 2001. - 383 с.

4. Русалов В.М. Новый вариант адаптации личностного теста EPI // Психологический журнал. - 1987. - Т. 8. - № 1. -С. 113-126.

5. Русалов В.М. Формально-динамические свойства индивидуальности человека (темперамент). Краткая теория и методы измерения для различных возрастных групп: методическое пособие. - М.: ИП РАН, 2004. - 136 с.

6. Gardner R.W., Holzman P.S., Klein G.S., Linton H.B., Spence D.P. Cognitive control. A study of individual consistencies in cognitive behavior. Psychological Issues. Monograph 4. V. 1. N.Y., 1959. 165 p.

7. Палей А.И. Модальностная структура эмоциональности и когнитивный стиль // Вопросы психологии. - 1982. - № 1. -

С. 118-126.

8. Шкуратова И.П. Исследование особенностей общения в связи с когнитивным стилем личности: дис. ... канд. психол. наук. - Л., 1983. - 194 c.

9. Loo R. Field-dependence and the Eysenck Personality Inventory // Percept. and Motor Skills. 1976. Vol. 43. P. 614.

10. Cattell R., Hundleby J. Conceptual and experimental requirements in relating independence and field-independence in L- and Q-data media: Acomment on Dr. Ohnmacht’s research // Percept. and Motor Skills. 1968. Vol. 27. P. 733-734.

11. Колга В.А. Дифференциально-психологическое исследование когнитивного стиля и обучаемости: дис. . канд. пси-хол. наук. - Л., 1976. - 164 c.

12. Холодная М.А. Когнитивные стили: О природе индивидуального ума: учеб. пособие. - М.: ПЕР СЭ, 2002. - 304 с.

13. Witkin H.A., Goodenough D.R., Oltman P.K. Psychological differentiation: current status // Journ. of Personality and Social Psychology. 1979. V. 37 № 7. P. 1127-1145.

14. Witkin H.A., Goodenough D.R. Field-dependence and interpersonal behavior // Psychol. Bulletin. 1977. Vol. 84. № 4. P. 661-689.

15. Mayo P., Bell M. A note on the taxonomy of Witkin’s field-independence measures // British Journ. of Psychology. 1972. Vol. 63. P. 225.

16. Холодная М.А. Структурная организация индивидуального интеллекта: дис. ... докт. психол. наук. М., 1990. - 350 с.

17. Gardner R.W., Lohrenz L.J., Schoen R.A. Cognitive control of differentiation in the perception of persons and objects // Percept. and Motor Skills. 1968. Vol. 26. P. 311-330.

18. Maccoby E.E., Dowby E.M., Hagen J.M., Degerman R. Activity level and intellectual functioning in normal preschool children // Child Development. 1965. V. 36. P. 761-770.

19. Кобазова Ю.В. Гендерный аспект процесса профессионального самоопределения старших школьников//Вестник Якутского госуниверситета. - 2009. - Т. 6. - № 2. - С. 84-89.

20. Witkin H.A. Psychological differentiation and forms of pathology // Journ. of Abnormal Psychology. 1965. V. 70. P. 317336.

21. Bertini M. Some implications of field dependence for education // Field dependence in psychological theory research and application. L., 1986. P. 93-106.

22. Холодная М.А. Психология интеллекта: парадоксы исследования. - Томск: Изд-во Том. Ун-та. М.: Изд-во «Барс». 1997. - 392 с.

23. Witkin H.A., Dyk R.B., Faterson H.F., Goodenough D.R., Karp S.A. Psychological differentiation. Potomak, 1974.

A.A. Semyashkin

Motivation achievement and gender influence on cognitive styles and psychodynamic features of personality

The author depicts correlation of existing cognitive articulation, conceptual differentiation and formal-dynamic characteristics of individuality. It was defined empirically that influence of gender and achievement motivation on quantitative and qualitative structures of interconnection of cognitive styles with temper.

Key words: field dependence - field independence, analytical - synthetical character, temper, gender differences, achievement motivation, correlation.

УДК 159.922.7/ .8 (571.56) Н.Ю. Васильева

представление о здоровом образе жизни в подростковом и юношеском возрасте

Рассмотрены психологические аспекты представлений подростков и студентов медицинского и педагогического колледжей о здоровом образе жизни. Представление о здоровом образе жизни у студентов и подростков отличается по уровню интернальности в отношении здоровья и болезни, по ценностным ориентациям, по самооценке здоровья и по совокупности эмоциональных, познавательных, поведенческих и поступочных составляющих.

Ключевые слова: образ жизни, здоровый образ жизни, социальные представления, социальные установки, отношения, ценности, эмоции, поведение.

Здоровье человека является непреходящей ценностью, наиболее остро определяющей специфику современного состояния общества в его историческом развитии. Но, к сожалению, здоровье и здоровый образ жизни не являются приоритетными ни для индивидов, ни для государства в целом. Ухудшение физического, психического, духовного и нравственного здоровья населения прогрессирует с каждым годом и, что особенно вызывает беспокойство, у подрастающего поколения. Этот факт обосновывает необходимость поиска более эффективных способов и средств изучения структуры и содержания представлений молодых людей о здоровом образе жизни для создания целенаправленных мер по формированию адекватного отношения к своему здоровью.

В нашем исследовании представления о здоровом образе жизни являются показателями сформированной внутренней позиции, определяющей целенаправленную деятельность по укреплению собственного здоровья в подростковом и юношеском возрасте. Выбор подростками и юношами образа жизни, связанного с ценностными представлениями о себе, с возможностями позитивного

ВАСИЛЬЕВА Надежда Юрьевна - ст. преподаватель факультета психологии ЯГУ.

E-mail: nadin-hope@mail.ru

социального влияния и гибкого (имеющего ресурсы выбора) поведения, обеспечивает продуктивно-успешные результаты деятельности в контексте здоровья.

В последнее время заметно активизируется внимание ученых к исследованию проблемы здорового образа жизни молодежи, ориентации учащихся на здоровый образ жизни, его организации уделяют внимание педагоги, медики, психологи, социологи, валеологи. Оценивая состояние научной разработанности проблемы, следует констатировать значительное количество работ, представляющих психолого-педагогическое и валеологическое направления исследований по данной тематике. Имеется большое число исследований, посвященных формированию здорового образа жизни [1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8 и др.]. Зарубежный опыт наглядно демонстрирует социальную значимость и результативность образовательных психосоциальных программ [9, 10, 11].

Усиление приоритета здорового образа жизни (ЗОЖ) в среде подростков и юношей становится все более значимым. Одной из важных проблем этого процесса, требующей научного осмысления, являются связь между сформированными ценностями и навыками здорового образа жизни и готовность к действиям по сохранению и поддержанию здоровья. В связи с этим актуальными становятся проблема выявления в системе ценностей